<<
>>

Глава 1 Институты власти и должности во Франкском королевстве

в У1-Хвв.

середине III в. франки, теснимые с востока другими племенами, стали занимать территории за Рейном и, продвигаясь далее на запад, в V в. достигли реки Соммы. Со временем область в бассейне Мааса и Шельды до среднего Рейна на юге, где франкское заселение было особенно плотным, стало колыбелью Франкского государства.

Из этого центра в V-VI вв. франки постепенно распространились по всей Галлии. В отличие от многих других племен они не исчезли, не растворились в кипящем котле раннесредневековой Европы, а, переплавив варварские традиции, римское наследие и христианские идеи, создали властные институты, ставшие основой для государственной организации во всей средневековой Европе.

История Франкского королевства распадается на два основных периода: 1) эпоха Меровингов (с конца V в. до середины VIII в.) и 2) эпоха Каролингов (с середины VIII в. до конца X в.), которая завершилась в 987 г. вступлением на престол Франции новой династии Капетингов.

Источники. Основным и наиболее значительным источником, позволяющим проследить развитие и функционирование институтов государственной власти во Франкском королевстве на протяжении VI-X вв., являются законодательные акты его правителей декреты меровингских королей, начиная с Хлодвига (486 511), и капитулярии династии Каролингов (751-987). Начальный этап этой эволюции зафиксировал законодательный памятник — Салическая правда, составленная в конце V — начале VI в., еще при жизни Хлодвига, и в течение VI-VIII вв. прираставшая поправками и дополнениями. Единственный труд, значительная часть которого посвящена организации управления государством, был создан в Каролингскую эпоху. Хинкмар, архиепископ Реймсский (845-884) и советник ко роля Карла II Лысого (840 877), в конце своей жизни написал небольшое сочинение «Знати королевства для наставления короля Карломана и об управлении дворцом». Государственному управлению и главным должностным лицам в нем посвящены главы с XII по XXXVII.

В главе XII Хинкмар прямо сообщает, что он использовал — «прочитал и переписал» — небольшое сочинение об управлении дворцом, созданное Адальхардом, аббатом Корби (780 826), родственником и одним из близких советников Карла Великого (768 814). Для историков это сочинение остается базовым источником связным, логичным и наиболее широко объемлющим вопросы организации государственного управления и обязанности должностных лиц в конце VIII—IX в. Дополнением к нему служат сами каролингские капитулярии, отдельные главы которых касаются конкретных административных вопросов. Произведения нарративного характера, начиная с Григория Турского (^БЭЗ) и Фредегара (*^660?), содержат лишь отрывочные, рассеянные по тексту вкрапления о некоторых должностных лицах, об их функциях и полномочиях.

Историография. Активное изучение государственного устройства средневековой Франции и его институтов приходится на вторую половину XIX первую половину XX в., когда в исследование этой темы включились такие крупные специалисты по французской медиевистике, как А. Люшер, Ф. Лот, Л. Альфан, Э. Глассон, П. Виоле. Их перу принадлежат по преимуществу обобщающие труды, которые рассматривают непрерывность и преемственность государственных институтов на протяжении многих столетий «от Хлодвига до конца Старого режима», т. е. более чем за тысячу лет. Н.Д. Фюстель де Куланж в своем шеститомном труде уделил большое внимание государственной организации и должностям в меровингскую и каролингскую эпохи, собрав по этим вопросам обширный источниковый материал. Эта традиция была продолжена и послевоенными французскими историками, среди которых следует упомянуть Ж. Эллюля, Ж. Барбэ, Ж. Тессье. Особое место занимают работы К. Вернера, посвященные каролингскому периоду. Собственно архонтология как дисциплина, изучающая эволюцию государственных должностей, во Франции еще только начинает формироваться. В отечественной историографии история государственных институтов и должностей в раннесредневековой Франции привлекала внимание немногих специалистов, среди которых следует назвать А.

Р. Корсунского, а также П. Н. Галанзу, Н. Ф. Колесницкого, В. И. Уколову.

Королевская власть. В начале эпохи Меровингов королевская власть была практически единственным реальным потестарным институтом. Она полностью базировалась на варварской традиции, основной принцип которой определяется термином Gefolgschaft. Это слово германского происхождения означает группу людей, следующих за своим предводителем, составляющих его свиту. Исследователи выделяют следующие основные черты королевской власти в варварскую эпоху.

Король держит свою власть посредством завоевания, особенно ярким примером чему являются Хлодвиг и его сыновья. Захваченную добычу король делит со своими воинами и не может взять себе больше, чем они. Завоеванные земли — не только обрабатываемые угодья, пастбища и леса, но также недра (руды металлов, соль, уголь, мрамор, строительный камень), растительный и животный мир принадлежат королю как собственность, а власть имеет патримониальный характер: после смерти государя его владения делятся между сыновьями так же, как сыновья свободного франка-общинника делят отцовское земельное наследство, на равные части.

Ресурсы короля состоят главным образом из доходов с фиска и даней, взимаемых с побежденных. От римской фискальной администрации меровингские короли сохранили лишь некоторые непрямые налоги — в первую очередь пошлины, поступавшие с таможенных застав на дорогах, мостах и реках, где было достаточно лишь нескольких должностных лиц, принимавших деньги. Прямые налоги, связанные с ведением земельных кадастров, с деятельностью специальных органов и служащих, исчезли.

Те же черты варварской власти связывают короля с подданными. Его прерогативы по отношению к ним определялись варварскими понятиями mundeburdium, bannum и leudesamium — словами германского происхождения, подвергшимися грубой латинизации.

Первый термин mundeburdium, или mundium, означает власть, которая осуществляется через устное распоряжение короля (дословно: посредством рта; герм. Mund).

Это означает, что король говорит, а подданные беспрекословно ему повинуются. Другая прерогатива bannum (бан) является правом приказывать, командовать, запрещать, и она реализовывалась почти безгранично.

Связь, соединявшая короля с его подданными, была прежде всего личной. Сначала все они были его спутниками и соратниками, в начале каждого правления они приносили особую клятву leudesamium. Таким образом спутники превращались в «лейдов (лев- дов)» (leudes) — в королевских служащих, которыми могли быть и знатные особы, и простолюдины. Такая же персональная связь существовала между королем и его должностными лицами, прежде всего с майордомом, но также и с теми, кто составлял его дружину tmstis, — еще одно германское слово, заключающее в себе понятия верности, с одной стороны, и покровительства с другой. Все это создавало особую социальную группу, значение которой со временем только возрастало.

Воздействие римского общества, напротив, было случайным и бессистемным. Из римской традиции король позаимствовал определенные службы, прежде всего канцелярию, так как акты могли быть составлены только на латыни. Это, в свою очередь, привело к усвоению римских образцов, касавшихся формы и стиля документов. Король по необходимости привлекал к себе на службу галло-римскую знать, давая ей почетное место во дворце (convivi regis — королевские сотрапезники) и назначая своими представителями в провинциях, особенно южных. Из римских же обычаев были взяты и некоторые титулы: в 507 г., после победы над вестготским королем Аларихом II, Хлодвиг получил от византийского императора титул консула. Кроме того, меровингскими королями активно использовался титул патриция (patricius), придававший награжденному им лицу особое положение в обществе и часто сочетавшийся с определенной административной, военной и судебной властью.

После победы при Тольбиаке, на Рождество 496 г. Хлодвиг вместе со своей дружиной принял крещение по католическому обряду. Это был важный политический акт, который примирил короля с частью его новых подданных галло-римлян и обеспечил ему поддержку католического духовенства.

Последнее к концу VI в. практически уже состояло на службе новой власти, т. к. епископы, назначавшиеся только с одобрения короля и часто выбиравшиеся из мирян, более того, из королевских лейдов, — стали частью административной системы и представителями публичной власти на местах.

Власть меровингских королей, покоившаяся на варварских приоритетах, исчерпала себя к середине VII в. Разделы королевства между наследниками породили соперничество между королями и привели к длительным расколам. Территория франкского государства, слабо связанная внутренними экономическими узами, распалась на три основные, относительно устойчивые части: Австразию,

Нейстрию и Бургундию. Земли между Луарой и Гаронной, получившие название Аквитании, обычно дробились между этими тремя королевствами, пока не обрели самостоятельность. Каждый из королей стремился объединить вокруг себя сторонников и подчинить своей власти соседние королевства. Местная аристократия и стоявшие во главе нее майордомы приобретали все большую силу, а королевская власть, искавшая у них поддержку, все больше слабела, пока наконец Пипин III Короткий, предки которого уже более столетия служили майордомами Австразии, в 751 г. не низверг последнего Меровинга и не занял его место, став родоначальником новой Каролингской династии.

Политическая власть Каролингов имела совсем иную идеологическую основу, нежели власть их предшественников. Хотя варварская традиция в значительной мере сохранялась, на передний план выдвинулся принцип королевской теократии, опиравшийся на идею харизмы государя. По мере укрепления королевской власти, усиления в ней публичного начала стали вновь актуальными идея возрождения (renovation) Римской империи и принцип «общего блага», интерпретированный применительно к новым условиям.

Свое воплощение эта концепция нашла в обряде помазания, воспринятого франками в середине VIII в. в связи со вступлением на престол Пипина Короткого. Для короля, не принадлежавшего к правящей династии, эта священная санкция имела исключительное значение, о чем свидетельствует тот факт, что Пипин прошел обряд посвящения трижды: сначала в ноябре 751 г.

в Суассоне франкская знать по древней германской традиции подняла его на щит и громкими криками одобрения провозгласила королем. Затем, в том же 751 г., состоялась коронация по христианскому обряду: св. Бонифаций уже от имени папы Захария (741 752) возложил на Пипина королевскую корону; а в 754 г. церемония повторилась в Сен-Дени: на этот раз Пипин получил корону непосредственно из рук папы Стефана II (752-757), совершившего обряд помазания святым елеем и благословившего нового короля. С этих пор помазание стало основой ритуала королевского посвящения, и его принимали все без исключения франкские и в дальнейшем французские короли на протяжении целого тысячелетия (последним был Людовик XVI, вступивший на престол Франции в 1774 г.).

Это нововведение нашло свое отражение в королевской титула- туре. Если в 760 г. Пипин говорил, что «Божественное Проведение помазало нас на королевский престол», то начиная с Карла Великого все европейские государи титуловали себя «королями милостью Божьей» (,gratia Dei rex), тем самым декларируя законность своей власти.

Теократическая концепция государства разрабатывалась с конца V в. Понятие «королевская теократия» означает тесный союз и активное взаимодействие светской власти с духовной и предполагает главенство первой не только в светских, но и в церковных делах. В каролингскую эпоху Алкуин (*735 804), не только учитель, но и сподвижник Карла Великого, разделявший стремление последнего создать христианскую монархию в духе идей бл. Августина, добавил новые элементы: король должен обращать язычников в христианскую веру и, председательствуя на церковных соборах, участвовать в догматических спорах. Только таким образом король станет «миротворцем» — реализует мир, согласие и единодушие народа, вверенного ему Богом.

В правление Людовика I Благочестивого (814 840) концепция королевской власти получила дальнейшее развитие. Королевская власть стала восприниматься как установленный Богом институт и как должность/функция/служба (regale ministerium), которая реализуется через единый народ Божий. «Однако, писал Иона, епископ Орлеанский, в своем трактате De institutione regia, — она может лишиться своего священного характера, если король не исполняет своей главной миссии отправления божественного правосудия». Из этого следует, что харизма, которая окутывает королевскую власть посредством помазания, является скорее институциональной, чем личной. Она связана именно с «королевской должностью». По словам Ионы, «королевская функция» заключается в том, чтобы управлять и править народом Божьим справедливо и правосудно, чтобы народ мог познать мир и согласие. «Королевская должность» имеет своим началом милость Божью, передаваемую обрядом миропомазания, и конец, который наступит лишь тогда, когда будет реализован «совершенный мир» бл. Августина. Приближение этого конца связано с ценностями христианской морали: король должен жить простой, богобоязненной жизнью, править благочестиво, справедливо и милосердно лишь в этом случае он имеет право называться королем, иначе же войдет в число языческих тиранов древности. Чтобы заслужить свой титул, король обязан надзирать за своими подданными, чтобы и они придерживались христианских ценностей, т. к.

король несет ответственность перед Богом за спасение вверенного ему народа. Таким образом, королевская власть является должностью, которая осуществляется через единый народ Божий.

Епископ Лионский Агобард около 817 г. писал в своем трактате, что король правит народом Божьим, который является мистическим телом Христовым, и потому должен слить воедино все племена и народы. Объединившись под властью одного благочестивейшего короля, этот единый народ будет управляться единым, всеобщим законом. Таким образом, идея единства и универсальности слилась со вторым принципом, на котором зиждилась Каролингская держава, — с идеей «общего блага» и «возрождения» Римской империи.

Вдохновляясь этими идеями, Карл Великий провозгласил себя императором и на Рождество 800 г. был коронован в Риме. В своих отношениях с папским престолом он делал акцент на королевской теократии. В 799 г. Карл писал Льву III (795 816): «Мне принадлежит защита Церкви Христовой силой оружия вовне, против язычников. А вам, Святейший отец, следует, воздев руки к Богу с Моисеем, помогать вашими молитвами успеху моего оружия».

Имперская идея призывала к универсальной власти и в принципе была чужда патримониальности, т. к. по традиции империя была неделима. Наиболее яркое и успешное воплощение она нашла в объединительной политике Карла Великого, предполагавшей сохранение государственного единства и в дальнейшем. Но этому противоречила многовековая практика разделов, которую не удалось сломить, а также нараставший региональный сепаратизм. По Верденскому договору 843 г. созданная Карлом Великим империя распалась на три независимых королевства, в 855 г. их стало пять. Императорский титул больше не давал своему обладателю никаких реальных преимуществ, а его носитель затерялся среди слабых властителей Северной Италии.

Распад происходил не только на вершине государства, но и в основании. Вместе с формированием феодального землевладения закладывались основы иерархической структуры и вассально-ленных связей. Вассалов (vassi regales) имел не только король. Графы, маркграфы, епископы и аббаты, превратившиеся из королевских служащих в независимых хозяев своих обширных владений, также стремились завести своих вассалов (лат.: vassi vassorum; vavasseurs). Так как вассал приносил клятву верности прежде всего своему сеньору и только потом королю, то сеньор превращался в своеобразную преграду между вассалом и агентами государственной власти или Церкви. Так, если было необходимо собрать войско, то сеньоры собирали каждый своих вассалов и сами приводили их к королю. К этому добавилось право сеньора самому судить своих вассалов, по крайней мере за мелкие правонарушения. К середине X в. Западно-Франкское королевство представляло собой конгломерат соперничавших между собой крупных феодальных владений, фактически самостоятельных перед лицом королевской власти. Сама королевская власть находилась в глубоком кризисе, и на протяжении столетия (888 987) трон оспаривали две династии дряхлеющие Каролинги и набиравшие силу Робертины.

<< | >>
Источник: Т. П. Гусарова и др.. Властные институты и должности в Европе в Средние века и раннее Новое время : [монография] / Ответ, ред. Т. П. Гусарова. М.: КДУ, 600 с.. 2011

Еще по теме Глава 1 Институты власти и должности во Франкском королевстве:

  1. Введение
  2. Глава 1 Институты власти и должности во Франкском королевстве
  3. Местная власть.
  4. Формирование институтов власти и должностей в средневековой Германии
  5. Организация придворного хозяйства и эволюция придворных должностей.
  6. ИСПАНСКИЕ КОРОЛЕВСТВА РАННЕГО СРЕДНЕВЕКОВЬЯ
  7. ПУБЛИЧНЫЕ (ГОСУДАРСТВЕННЫЕ) ДОЛЖНОСТИ