<<
>>

ИСПАНСКИЕ КОРОЛЕВСТВА РАННЕГО СРЕДНЕВЕКОВЬЯ

Государство и его подданные. Форму политических и административных институтов раннесредневековой христианской Испании определяла прежде всего политическая ситуация, сложившаяся на полуострове.

После вторжения мусульман политические центры христиан сместились далеко на север, оказавшись на территориях, в наименьшей степени испытавших влияние вестготов. Новые королевства были маленькими и слабыми и не могли поддерживать старую организацию власти.

В Испании не было крупной земельной собственности и знати, которая владела бы ею, и монархия сохранила важнейшие ресурсы власти, обеспечивая оборону против мусульман. Король непременно руководил военными действиями и занимался управлением территорий королевства через должностных лиц, которые всегда назначались его волей.

Государство воплощалось в государе. Долгое время сохранялась традиция выборов короля из членов одного рода представителями общин, объединенных в королевство. Выборность королей была в данном случае не столько вестготской традицией, сколько результатом политических обстоятельств, определявших особенности развития. Нередко выборы представляли собой чистую формальность. В Асту- ро-Леонском королевстве выборность королей просуществовала до начала XI в., но в постоянной борьбе с тенденцией передать власть по наследству, которая с каждым разом проявлялась все сильнее. С начала XI в. принцип наследования престола утверждается окончательно, и одновременно появляется право примогенитуры, хотя оно и не получает внешнего выражения. Допускается без какого-либо ограничения право младших детей и женщин наследовать власть. В Арагоне и Наварре существовал обычай, согласно которому король назначал преемника с одобрения знати. Такая процедура объединяла, как правило, оба принципа, поскольку короли провозглашали будущими монархами своих наследников. В Каталонии власть передавалась наследникам по прямой мужской линии, и только при отсутствии таковых по женской или боковой линии.

Постепенно монархия из выборной превращалась в наследственную, однако без предоставления королю права распоряжаться унаследованными землями, что защищало королевство от дробления. Король мог распоряжаться только своим патримонием, но опирался в своей власти на экономические ресурсы всего королевства. Благодаря этому, в частности, его власть считается более сильной и независимой, чем власть других европейских монархов этого периода (еще одним фактором была Реконкиста, постоянно побуждавшая поддерживать и расширять границы королевства).

Государь король или граф стоял во главе государства, и в нем сосредоточивалась полнота власти над объединенными в королевство землями; он управлял ими лично или посредством представителей, которым своей волей доверял управление определенной территорией. Высшая власть всегда принадлежала королю. Также не следует забывать, что общность, составлявшая королевство, обладала своей собственной идентичностью благодаря одинаковым обычаям, языку и порядкам и была неделимой. Такую общность создавали уроженцы этой земли, почему они и назывались подданными- уроженцами (naturales) и были связаны с государем посредством верности fidelitas, которая также называлась подданством по происхождению naturaleza. Под воздействием феодальных порядков стало употребляться и понятие vassallaje natural — подданнический вассалитет. Его можно было получить в наследство или благодаря долгому проживанию в королевстве. Когда подданство приобреталось группой людей, живших, например, в одном городе, обычно это фиксировалось в их собственном фуэро; они также обладали своими собственными местными органами власти.

Не были подданными-уроженцами (naturales) мавры и иудеи (их обычно называли subditos — подданные), а также чужеземцы. Они воспринимались как королевское население, находящееся под покровительством монарха и выплачивающее определенные налоги. Мавры и иудеи селились своими общинами — в морериях и худериях соответственно, обладали автономией в сфере управления и закона.

Королевская власть. Это обычная форма правления, восходящая к римской, германской и христианской традиции, уподоблявшей власть короля власти Бога на небесах. Это королевская власть, основанная на публичном праве, оснащенная политической властью, а не патримониальной, зиждущейся на частном праве. Впрочем, вследствие влияния феодальных порядков в ней появляются определенные черты, иммунитетные привилегии например, свойственные патримониальной концепции власти.

Королевская власть на деле подчинялась закону, обычаям земель и в каждом конкретном случае ограничивалась индивидуальными или коллективными привилегиями подданных, к которым относилось то или иное королевское решение. Однако теоретически власть короля ничем не была ограничена, ему принадлежала исполнительная власть, он издавал законы и творил правосудие, он занимался международными отношениями, заключал мир и объявлял войну, назначал и смещал всех помощников и должностных лиц, созывал войско и командовал им, планировал кампанию и изыскивал для нее средства, строил крепости и распределял добычу. Кроме того, король своей властью назначал епископов, создавал диоцезы, созывал соборы. Королевские ассамблеи de jure обладали лишь совещательной функцией.

Центральная система управления. В раннесредневековых пиренейских королевствах не существовало того, что, собственно, называется центральной администрацией, даже несмотря на возрождение вестготских порядков и органов управления при Альфонсо II (792 842). Существовал некий институт, получивший название Дворца (Palatium) и подразумевающий одновременно и резиденцию короля, и службы, которые мы могли бы определить как домашние. Альфонсо II по существу создал гораздо более современное устройство управления, чем то, что хотел возродить: на смену Королевскому двору (Aula regia) пришел Дворец, или Дворцовая служба (Palatium). Это центральное ядро королевской администрации полностью сформировалось ко времени правления Альфонсо III Великого (866-910).

С IX в. Двор, или курия (curia), в северо-испанских королевствах претерпевал изменения, постепенно приобретая «франкские» черты.

Внутри Дворца группировались люди разного происхождения, выполнявшие очень разные поручения короля, как частного, так и публичного характера. Среди официалов мы не видим больше графов, зато появляется майордом (maiordomus, maiordomus in domus regis, также maiorinus, иногда — seneschal, praepositus, primus palatii), который известен с IX X вв. Он всегда принадлежал к элите общества и соединял в своих руках все главные функции по управлению дворцом и двором. Из других должностей следует назвать такие: главный кантор (primicerius или primiclerus), служивший в королевской часовне; конюший (strator, в Наварре stabularius); нотарий (notarius), который ведал канцелярией короля, составлял и хранил документы; стольник (maestresala, trinchante, dapifer); камерарий, отвечавший за королевские покои и облеченный полномочиями казначея (camerarius, thesaurarius); марискал (mariscalus), в чьем ведении находились королевские конюшни; кравчий (scanciarius); келарь, или эконом (cellerarius, в Наварре argentarius), занимавшийся королевскими рентами.

Примерно в это же время появляется должность королевского аль- фереса (alf?rez del геу, он также именовался sigmfer, anniger r?gis, spatarius regis, с XII в. в Арагоне и Каталонии senyaler). Генетически должность альфереса восходит к вестготской должности графа, возглавлявшего королевскую охрану (comes spatariomm), а этимологически к арабскому al-faris — всадник. Он стоял во главе королевской охраны, нес знамя в бою, во время церемоний меч, символ судебной власти короля. В отсутствие короля именно он вел войско в сражение.

Кроме этих должностных лиц высокого ранга известно и о других: о спальниках (cubicularii), чашниках (coperos), сайонах (sayones), которые занимались в том числе и частными делами короля, о челяди и слугах (pueri, seruitiales), очевидно, более низкого происхождения. В Palatium входили и люди из вооруженной свиты: королевская охрана (milites regis), верные короля (fideles regis или gardingos). К нему относились и т. н.

королевские советники (consiliarii regis), и придворные магнаты (magnates togae palatii; использование термина тога призвано здесь указывать на причастность этих вельмож к делам государственным, т. е. прежде всего к Королевскому совету) — светские и церковные магнаты, связанные с королем особыми узами верности. Некоторые из них обладали графским достоинством. Существовал и титул придворного графа (comit?s palatii), а кроме того, титул графа носили правители округов королевства, которые временно относились к королевской курии (curia).

Таким образом, речь идет о весьма гетерогенном институте, который в связи с этим трудно передать на русском языке одним термином, поскольку он может выступать и в качестве Дворцовой службы, и как судебная инстанция, и как Королевский совет. Без сомнения, он был менее многочисленным, чем может показаться на первый взгляд, поскольку разные функции могло совмещать одно и то же лицо. Значимость и участие официалов и магнатов в вопросах управления были очень различны.

В Palatium не существовало разграничения властей; теоретически все вопросы могли решаться там, и судя по многочисленным упоминаниям об этом, Дворцу принадлежал решающий голос, несмотря на это, Королевский совет имел лишь совещательный характер.

Palatium, собиравшийся в качестве ординарной курии (сипа ordinaria), где присутствовали ее важные члены, был постоянным и обычным органом управления и королевской судебной палатой, на которой рассматривались и гражданские, и уголовные дела разной степени тяжести, в том числе и преступления предательства.

Из ординарной курии благодаря двойственности ее функций судебных и политических ив связи со сложностью публичных дел выделился Совет (Concilia), более узкий по своему составу, также имевший совещательное назначение и собиравшийся часто. Спорадически король собирал, наоборот, расширенный Совет, в который входили представители высшего клира и магнаты из малого или Ординарного совета (Concilia ordinaria). В этом случае речь шла о совете, полной курии, экстраординарной курии, созванной курии и общем Собрании двора (concilia, curia plena, curia extraordinaria, curia pregonada и cortegeneral).

Этот последний тип собраний был призван обсуждать вопросы особой важности, именно на таких собраниях обычно вводились законы, сообщалось о бракосочетаниях в королевской семье и объявлялось об установлении мира. Расширенная курия, как бы она ни называлась, представляет особый интерес, поскольку впоследствии именно из нее вырастут кортесы (Cortes), включив в свой состав представителей от городов.

Территориальная администрация. Система управления раннесредневековых испанских королевств многое заимствовала из вестготской и каролингской систем. В то же время она должна была быть приспособлена к особой пиренейской политической ситуации, постоянным и существенным элементом которой в течение всего классического Средневековья была Реконкиста.

Новые территориальные округа никак не были связаны с вестготским административным делением, память о котором стерлась. Принципом их организации была прежде всего географическая общность, учитывавшаяся в стратегических интересах, или просто воля государя. Такие округа назывались commisa, mandationes, territoria, comitatus, а в Наварре и Арагоне, как правило, использовался термин почесть (honor), поскольку монарх жаловал их, оказывая честь, в качестве бенефиция. Кроме того, использовалось понятие город (icivitas), если речь шла о территории, на которой находился важный город, и альфос (alfoz) в приложении к сельской местности, в том числе прилегающей к городу. Во главе этих территорий стояли магнаты властители, правители, судьи, принцепсы, графы (potestates, imperantes, iudices, principes, comit?s). Разнообразие названий не являлось следствием различных функций, разницы в полноте власти или степени самостоятельности в управлении. При этом статус графа предполагал обладание графским достоинством. Граф получал земли в управление от короля временно, граф мог быть смещен, назначен правителем в другие земли или на другую должность, мог быть отстранен от всего и превратиться в безземельного графа (comes sine terra). Особым статусом обладали барселонские графы и кастильские графы (после отделения от Леонского королевства): они по существу были монархами своих земель. Территориальные правители, независимо от того как они назывались, обладали всей полнотой власти, делегированной им государем. В их компетенции было поддерживать мир и принимать необходимые для этого меры; заниматься вопросами заселения и следить за повинностями и податями вверенного населения, графам, кроме того, подчинялись все службы фиска; правители издавали приказы; отправляли правосудие, председательствуя в суде, и назначали судей, а также всех других своих помощников; графы обладали и полномочиями военачальников.

Назначавшиеся королем управители территорий на практике могли передавать свою должность по наследству — король в этом случае снова жаловал ее наследнику. Не было странным, если землей продолжала управлять дочь или супруга.

Первым помощником правителя был викарий (vicarius), который мог выступать его местоблюстителем по отношению ко всей территории или к ее части, на викария могли возлагаться судебные и военные обязанности, его должность вряд ли бывала постоянной. В остальном система управления землями строилась на тех же частноправовых принципах, что и центральная, поэтому двор и дом правителя представляли собой одновременно и институт власти, сосредоточивавший и домашние, частные, и публичные службы и должности. Одной из них была должность майордома (mayordomus - управляющий дворцом), заместившего вестготского виллика (villicus) и превратившегося в весьма важную фигуру территориальной администрации. Со временем майордома стали называть майорино, мерино (maiorinus, merino), он возглавлял управление определенной территорией, собирал налоги, сеньориальные подати и военные повинности, командовал войском и творил суд. В каталонских графствах майордом получил название от bajulus (лат. носильщик, вестник), что в Каталонии дало batle, а в Кастилии bayle. Начиная с X в. мерино и байлы представляли собой официалов, наделенных широкими публичными полномочиями. В классическое Средневековье королевские должностные лица назывались в Арагоне байлами (bayles), а в Каталонии — батлами (b?ties).

По королевскому распоряжению управители земель и мерино назначали подчинявшихся им сайонов (sayones), которые прежде всего имели отношение к исполнительной власти, в том числе судебной: они вызывали стороны для слушания дела, задерживали обвиняемых, принимали доказательства, приводили в исполнение приговор, взимали штрафы. Их функции бывали самыми разными, включая, например, и сбор налогов, и взимание военных повинностей, и проч.

В течение XI в. с развитием феодальных институтов постепенно изменяется и принцип построения системы управления территориями — здесь все чаще возникают земли сеньориального подчинения, которые жалуются королевской властью во владение пожизненно или на время в качестве бенефициев сеньорам (senior). В XII в. земли, юрисдикция над которыми принадлежит сеньору без участия королевских официалов, уже никого не удивляли. Среди таких земель выделяли реаленго или рехинатико (realengo или regin?tico) — земли, напрямую подчинявшиеся королю; соларьего (solariego, от испанского solar — родовая земля, часто со стоявшим на ней замком) — земли, жаловавшиеся знати; абаденго (abadengo) — земли, юрисдикция над которыми передавалась аббату; инфантасго (infantazgo) — сеньориальное владение, выделявшееся кому-либо из королевских детей; маэстрасго (maestrazgo) владения духовно-рыцарских орденов (поскольку юрисдикцию осуществлял магистр ордена Maestre de la Orden). Также к концу XI в. появилась новая должность главный мерино (merino mayor), которому должны были подчиняться все прочие мерино, а под его рукой устанавливался мериндад (merindad (как институт власти главного мерино) или merin?tico (как округ)). Именно мериндады стали основными административными единицами раннесредневековых пиренейских графств, наряду с concejo, которые в русской историографической традиции принято передавать как консехо, и землями (alfoces или tierras).

Города, местечки и сельские поселения подчинялись королевской или сеньориальной юрисдикции и не имели собственных публичных органов управления. Однако здесь продолжала существовать практика общинных собраний, которые периодически выполняли и некоторые публичные функции (засвидетельствовать сделку, завещание) и решали внутриобщинные вопросы. Теперь на них не всегда присутствовали все жители, но обязательно — т. н. омбрес буэнос, которые впоследствии будут называться омбрес буэнос абонадос (hombres buenos, hombres buenos abonados — люди доброй славы).

Только с течением времени и неравномерно для разных королевств и графств, королевских, сеньориальных и епископских земель эти собрания трансформируются в консехо, появление которых знаменует собой приобретение городами и поселениями автономии в внутреннего управления. В консехо, как правило, входили местные должностные

лица, назначавшиеся временно. В качестве таковых известны сабасоке (zabazoque, от арабского sahib al-suq) — официал, отвечавший за порядок на рынке, сальмедина (zalmedina, от арабского sahib al-madina) следивший за порядком в городе, алькальд (alcalde, от арабского al- qadi), судьи, присяжные и верные (indices, jurados и fieles).

Судебная система также претерпела некоторые изменения с появлением сеньориального режима на территориях раннесредневековых испанских монархий. Высшая судебная юрисдикция по-прежнему принадлежала королю, хотя бывали случаи передачи судебной юрисдикции во всей ее полноте и сеньорам. Юрисдикция более низкого порядка теперь относилась к власти светских и церковных сеньоров, консехо.

<< | >>
Источник: Т. П. Гусарова и др.. Властные институты и должности в Европе в Средние века и раннее Новое время : [монография] / Ответ, ред. Т. П. Гусарова. М.: КДУ, 600 с.. 2011

Еще по теме ИСПАНСКИЕ КОРОЛЕВСТВА РАННЕГО СРЕДНЕВЕКОВЬЯ:

  1. Анри Пиренн — историк Бельгии
  2. КАТАЛОГ ИЗДАНИЙ
  3. Глава 2. Двадцатый век начинается
  4. § 13. РЕКОНКИСТА. ОБРАЗОВАНИЕ ИСПАНСКОГО ГОСУДАРСТВ
  5. § 15. Самый знаменитый монарх средневековья
  6. ИСПАНСКИЕ КОРОЛЕВСТВА РАННЕГО СРЕДНЕВЕКОВЬЯ
  7. Судебная система.
  8. Система государственного управления в Испании в раннее Новое время (конец XV-XVII вв.)
  9. ФРАНКСКОЕ ГОСУДАРСТВО: МЕРОВИНГИ
  10. Очерк двенадцатый ЭТНОСОЦИАЛЬНЫЕ ПРОЦЕССЫ В ДОКАПИТАЛИСТИЧЕСКИХ КЛАССОВЫХ ОБЩЕСТВАХ
  11. В. Г. Сергеева ВОПРОСЫ ЗАСЕЛЕНИЯ АМЕРИКИ И ТРАНСОКЕАНСКИХ КОНТАКТОВ В ТРУДАХ ХУАНА КОМАСА
  12. Глава VI ЭПОХА РАСЦВЕТА АБСОЛЮТНОЙ МОНАРХИИ
  13. Глава VII ДИНАСТИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА И НАЦИОНАЛЬНЫЕ ИНТЕРЕСЫ
  14. СОСЛОВНОЕ ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВО: СЛОМЛЕННОЕ ИЛИ СОТРУДНИЧАЮЩЕЕ?
  15. ГЛАВА 4.2. ПОЛИТИЧЕСКАЯ КАРТА ЕВРОПЫ В XI—XIII ВВ.
  16. ГЛАВА 6.1. ВОЗРОЖДЕНИЕ
  17. § 1. Западная Европа
  18. Глава 1 РАСПАД ТУМАННОЙ ХРИСТИАНСКОЙ ИДЕИ