<<
>>

Из «Жизни Карла Великого» монаха Эйнгарда

Карл обладал крепким телосложением и довольно высоким ростом, но не был выше семи футов. Голова его была круглой, глаза — большими и выразительными, нос — довольно крупным. Благородная седина очень украшала лицо, всегда живое, веселое.

Все это весьма способствовало его обаянию. И хотя шея его была слишком коротка и толста, а живот выпирал, пропорциональность остальных частей тела скрадывала эти недостатки.

Походка Карла была твердой, весь его облик — мужественным, но голос, хотя и звучный, не вполне соответствовал мощному телосложению.

Он отличался превосходным здоровьем и лишь в последние четыре года страдал лихорадкою, а также временами прихрамывал на одну ногу. Но и тогда пренебрегал он советами врачей, которых ненавидел за то, что они убеждали его отказаться от любимой жареной пищи...

Во время еды он слушал музыку или чтение. Его занимали подвиги древних, а также сочинения святого Августина, в особенности то, которое называлось «О граде Божием»...

Был он красноречив и с такой легкостью выражал свои мысли, что мог бы сойти за ритора.

Не ограничиваясь отечественной речью, Карл много трудился над иностранною и, между прочим, овладел латынью настолько, что мог изъясняться на ней, как на родном языке; но по-гречески более понимал, нежели говорил.

Прилежно занимаясь различными науками, он высоко ценил ученых, выказывая им большое уважение.

Грамматику он слушал у Петра Ливанского — дьякона, человека преклонных лет; в прочих же предметах имел наставником Альбина (прозванного Алкуином), тоже дьякона, сакса, родом из Британии, мужа, умудренного во многих науках. У него Карл обучался риторике, диалектике и в особенности астрономии, благодаря чему мог искусно вычислять церковные праздники и наблюдать за движением звезд.

Пытался он также писать и с этой целью постоянно держал под подушкой дощечки для письма, дабы в свободное время приучать руку выводить буквы; но труд его, слишком поздно начатый, имел мало успеха.

Жалобы местных жителей государевым посланцам на утеснения со стороны герцога Иоанна

Захватил он наши леса, где предки наши пользовались травой и желудями... Отнял он у нас домишки наши, которые предки наши устроили согласно старинному обычаю...

Войскового провианта мы никогда не поставляли, на господском дворе никогда не работали, на виноградниках герцогских никогда не работали, известковых печей не делали, домов никогда не строили, постоев никогда не имели, собак никогда не выкармливали, поборов никогда не имели, как ныне имеем: с каждого вола даем по модию ( Moдий — мера объема (чуть меньше 9 л).) (зерна), с овец никогда ничего не платили, как теперь платим: каждый год даем и овец, и ягнят... Когда (Иоанну) приходится отправляться к государю императору или посылать к нему своих людей, он берет наших лошадей, силой уводит с собой наших сыновей и заставляет их везти свой обоз... Домой они возвращаются безо всего, лошадей же наших он либо оставляет во Франкской стране, либо раздаривает их своим людям.

Говорит, бывало, народу: «Давайте, соберем подарок государю нашему императору... и пусть идет от народа посланец вместе со мной, и пусть поднесет он дары государю императору». Мы собираем с великой радостью. А когда дело доходит до отъезда, он говорит: «Не надобно вам ехать; я буду представителем за вас перед государем императором». И вот он с нашими дарами идет к государю императору, добывает почет себе и сыновьям своим, а мы пребываем в великой стесненности и обидах... От всего вышеупомянутого пришли мы все в разорение... Коли поддержит нас государь Карл, император, сможем мы подняться, если же нет, то лучше нам умереть, чем жить».

Тогда сказал герцог Иоанн: «Относительно лесов тех и пастьбы, на которые вы указываете, я полагал, что они императорские и поэтому должны быть общими. Ныне же, раз вы говорите под присягой, я их вам верну. Поборов овец впредь производить не буду, иначе как по старинному вашему обычаю. Так же и насчет подарка государю императору.

Относительно же работ... и частой поставки подвод, если это вам кажется тяжким, то впредь этого не будет...»

Тут мы, государевы посланцы, озаботились, чтобы герцог Иоанн дал во всем этом поруку... А народ, со своей стороны, разрешил ему известковые печи, но с таким условием, чтобы больше он ничего подобного не требовал. Из капитулярия(Капитулярий — название франкских королевских указов, разбивавшихся обычно на отдельные рачделы или главки — по латыни «капитули» (capituli).) Карла Великого «Об областях Саксонии» (между 775 и 790гг.)

...3. Кто ворвется в церковь силою, или возьмет оттуда что-либо силою или тайком, или сожжет саму церковь,— да будет казнен смертью...

5. Подобным образом подлежит смертной казни всякий, убивший епископа, пресвитера или дьякона...

7. Кто сожжет по языческому обряду тело умершего и обратит в пепел его кости,— да будет казнен смертью...

8. Кто из племени саксонского будет впредь уклоняться от крещения, не явится для совершения над ним этого таинства, желая оставаться в языческой вере,— будет казнен смертью...

11. Подлежит смертной казни всякий, кто нарушит верность государю королю...

12. Так же будет наказан и тот, кто убьет своего господина или госпожу. Вопросы

1. Эйнгард — очень известный автор, современник и помощник Карла Великого. Если бы вы этого не знали, могли бы вы из текста сочинения Эйнгарда сделать какие-то выводы об отношениях автора и его героя?

2. Можете ли вы объяснить, почему все-таки Карл не смог научиться писать ?

3. Почему герцог Иоанн проявил такую податливость? Могли ли жаловавшиеся крестьяне быть уверены, что теперь-то уж, после вмешательства королевских посланцев, злоупотребления герцога пресечены раз и навсегда?

4. Похож ли Карл — автор капитулярия «Об областях Саксонии» — на Карла в описании Эйнгарда? Если есть какая-то разница, чем ее объяснить?

5. Расскажите о ситуации в Саксонии в то время, когда был написан капитулярий, основываясь только на его тексте.

<< | >>
Источник: Бойцов М., Шукуров Р.. История средних веков: Учебник для VII класса средних учебных заведений.- М.: МИРОС, 1995- 416 с.: ил.. 1995

Еще по теме Из «Жизни Карла Великого» монаха Эйнгарда:

  1. Из «Жизни Карла Великого» монаха Эйнгарда
  2. Из «Деяний Карла Великого» неизвестного монаха Санкт-Галленского монастыря (между 884 и 889гг.)