<<
>>

Королевская палата, Гардероб, Казначейство.

Если непосредственно перед Нормандским завоеванием финансовая администрация была сосредоточена главным образом внутри двора, то уже к началу XII в. организация королевских доходов и расходов превратилась в самую разветвленную сферу администрации.
В англосаксонский период хранителем королевской казны чаще всего выступал камерарий, но уже в середине XI в. при дворе существовало три финансовых подразделения Королевской палаты, каждое из которых обладало собственным штатом. Первым и важнейшим департаментом двора, возглавляемым верховным камерарием (англ. master chamberlain; лат. major camerarius) и его помощниками, являлись личные апартаменты короля (лат. camera regis). Вторым департаментом стала Палата курии (лат. camera curie), ведавшая доходами и расходами всего двора, также управляемая одним или двумя камерариями. Наконец, третьим подразделением стала Сокровищница (англ. Treasury; лат. Thesaurus), управляемая первоначально двумя камерариями казны (англ. chamberlains of the treasury), а впоследствии казначеем (англ. treasurer, лат. thesauranus regis), равным по своему рангу верховному камерарию Палаты. Впрочем, необходимо помнить, что в этот период границы между ведомствами, отвечающими за персональные траты короля, обеспечение двора и государственный бюджет, были если и не условными, то довольно зыбкими.

Вскоре после восшествия на престол Генрих I перенес основную часть казны из королевских покоев в независимую от двора сокровищницу в Винчестере, положив таким образом начало формированию Казначейства (англ. Exchequer, лат. Scaccarium), как отдельного от двора государственного института. В 1135 г. Стефан Блуаский в ордонансе “Constitutio Domus Regis”, непосредственно касавшемся организации жизни двора, официально закрепил отделение Казначейства от придворного хозяйства. Вместе с тем немалая часть королевских сокровищ продолжала храниться в личных покоях государя.

Развитие Казначейства как «публичного», общегосударственного финансового ведомства неизбежно увеличило значение camera curie как «личной» финансовой службы короля, «второго казначейства», постоянно функционировавшего при государе. Являясь частью управленческого аппарата, camera curie всегда обладала значительной политической силой. Близость к королю, собственные финансовые ресурсы, наличие компетентного штата делали ее действенным инструментом реализации королевской воли и желаний. Светские слуги, а вскоре и клирики, появившиеся при дворе из-за увеличения объема финансовой отчетности и секретарской работы, являлись доверенными лицами короля. Главной обязанностью камерариев и их подчиненных оставалась забота о персональных нуждах монарха, ответственность за его личное имущество и сокровища, а также распоряжение расходами на содержание двора.

Говоря о структуре camera curie, следует отметить, что уже в конце XI в. она сама делилась на Сокровищницу (англ. Treasury) и королевский Гардероб (англ. Wardrobe; франц. Garderobe; лат. Warderoba, Vestiarium (в континентальной терминологии)). Последний являлся хранилищем драгоценной одежды, регалий и украшений, дорогой посуды, оружия и прочих ценных вещей королевского обихода. В период гражданской войны середины XIII в. и в ходе захватнических войн в Уэльсе, Шотландии и Ирландии Гардероб фактически превратился в военное придворное ведомство. Поскольку в периоды активной внешней политики военным целям была подчинена финансовая система и управление королевства, то Гардероб постепенно стал административно-финансовым центром всего государства. Он получал прямые выплаты из Казначейства, заведовал снабжением и финансовым обеспечением двора и армии короля во время военных кампаний.

Если сразу после Нормандского завоевания Сокровищница продолжала оставаться источником финансирования всего двора, то со временем, примерно к середине XII в., Гардероб перетянул на себя данную функцию. Но и это не означало, что камерарии окончательно перестали быть распорядителями королевских доходов.

В Палате остались исключительно личные средства короля, не связанные с обычными повседневными расходами двора. Следует отметить, что к повседневным расходам относились даже пожертвования Церкви и милостыня бедным. Личные средства король мог потратить на себя, покупая украшения, книги, соколов, подарки друзьям, даря деньги слугам и т. д. Ежегодно Палата получала из Казначейства определенную сумму. Другими источниками финансирования являлись доходы от королевских маноров, вакантных бенефициев и держаний лиц, находящихся под королевской опекой, продажи городских хартий, судебные штрафы, выкупы пленных и т. д. Нередко короли передавали личные средства на государственные нужды для покрытия расходов, с которыми Казначейство не справлялось (чаще всего для финансирования военных кампаний). Например, кампания 1368— 1371 гг. была профинансирована во многом за счет личных средств короля. Обычно деньги, передаваемые в Казначейство или Гардероб из Палаты, обозначались как заем, который требовал возмещения.

С XII в. хранитель Гардероба (англ. keeper of the Wardrobe; франц. le tresourier de la Garderobe) стал выполнять функции, которые ранее принадлежали казначею королевских покоев (англ. master chamberlain). Согласно ордонансу Эдуарда I от 1279 г. он занимал самое высокое положение среди королевских слуг. Вместе со стюардом он должен был каждый вечер встречать глав отдельных департаментов и принимать их отчет, а ежегодно счета всего дворцового хозяйства. Часто хранитель Гардероба в этот период именуется «казначеем двора» (англ.

treasurer of the Household; франц. le tresounerde la cour). С начала XIV в. в связи с постепенным снижением роли Гардероба в административно-финансовой деятельности двора его хранитель передает часть своих административных функций по контролю за управлением дворцовым хозяйством верховному стюарду и часто фигурирует как его «товарищ» без привязки к собственному департаменту.

Ежегодно или по окончании срока службы хранитель Гардероба посылал отчет в Казначейство.

Уже при Генрихе III (в 30-е гг. XIII в.) появилась должность клерка, предоставляющего в Казначейство свиток с контрольными расчетами расходов (counter-roll), произведенных в Гардеробе (этот отчет предоставлялся для проверки отчета хранителя). При Эдуарде I это важное должностное лицо именовалось контролером Гардероба (англ. controller of the Wardrobe; франц. le contreroullour de la Garderobe). Первоначально указанные функции исполнял один из секретарей департамента, который и хранил отчет. В конце XIII в. при Эдуарде I за ним было окончательно закреплено название контролера (le contreroullour), тогда же у него появились личные секретари (clerks). Уже в этот период положение контролера носило двойственный характер: с одной стороны, он подчинялся главе Гардероба, с другой он должен был контролировать его деятельность. Это неизбежно превращало ревизионные обязанности контролера в чисто формальные.

Основной задачей контролера была проверка запасов всех субдепартаментов, количества и качества поставляемых продуктов и подготовка докладов о вскрытых нарушениях стюарду и казначею департамента. Каждый понедельник он должен был инспектировать все хозяйственные службы, сравнивая остатки провизии и разного рода материалов с тем, что поступило, и с тем, что было израсходовано. Это делалось для того, чтобы пресечь возможное воровство слуг. Кроме того, он должен был контролировать цены, по которым закупалась провизия для двора, проверять ежегодные отчеты субдепартаментов и на их основе представлять в Казначейство собственный ежегодный отчет о расходах двора. Именно под его контролем в Счетную палату поступали выделенные департаменту средства.

Контролер также отвечал за архив Гардероба, в котором хранились не только документы Гардероба, но и некоторые государственные бумаги из канцелярии и Казначейства, по разным причинам туда попавшие. В XIII в. контролер был главой секретариата Гардероба и хранителем личной королевской печати. При Эдуарде I он фактически возглавлял королевский секретариат, что, естественно, сказалось на росте его влияния.

В его подчинении находились семь клерков и несколько посыльных. Со временем обязанности контролера расширились: он стал отвечать за сохранность архива Гардероба и всего двора. С падением влияния Гардероба в начале XV в. контролер теряет секретарские функции, но его контрольно-финансовая деятельность переносится на весь хозяйственный департамент двора.

Непосредственным заместителем контролера был пристав Гардероба, который, как правило, именовался клерком специй (англ. clerk of the spicery; франц. le clerk de lespycerye), вместе со своими помощниками (франц. le subclerk ои le second clerc de lespicerie, le sergeant soubz Ussher de la Garderohe, le porter de la Garderobe, le esquier frutier, le sergeaunt chandelere etc.) он отвечал за охрану и перевозку некоторых видов продуктов (например, фруктов), столовых приборов, скатертей, воска, свечей и других ценностей из Гардероба. Вместе с хранителем Гардероба он регулярно проводил проверку расходов двора на продовольствие.

Конец XIII середина XIV в. — эпоха возвышения Гардероба, в этот период почти все важные должностные лица королевства начинали карьеру в качестве клерков данного департамента. Хранитель и контролер Гардероба являлись важными государственными должностями оба часто вовлекались в государственную административную работу. Третьим по важности должностным лицом в Гардеробе был казначей-кассир Департамента дворцового хозяйства (cofferer— от англ. coffer — сундук, казна; франц. le cofferer~ лат. coffrarius). Формально он являлся хранителем наличных сумм, отпускаемых на содержание департамента из Казначейства, и выплачивал из этих средств жалованье королевским слугам. Как и другие подотчетные верховному стюарду посты, должность казначея- кассира возникла в структуре королевского Гардероба в период его административно-финансового могущества в XIII в. Первоначально он был личным секретарем хранителя королевского Гардероба. Тесная конфиденциальная связь казначея-кассира с главой департамента делала его действительным заместителем руководителя Гардероба.

Ему было доверено хранение части архивов и отчетов департамента. Но уже в конце XIII в. казначей-кассир выступает как официальное лицо двора, утверждаемое королем и ответственное за реальное составление годовых отчетов. В ордонансе 1318 г. впервые упоминаются его личный секретарь и два клерка «счетного стола» (франц. deux clerks de la table daccompte), которые впоследствии стали основой для формирования специальной Счетной палаты двора.

Казначею-кассиру подчинялись клерки, приставы и их помощники, а также хранители подчиненных гардеробов королевы и принцев. Он также выполнял обязанности хранителя Гардероба в его отсутствие и лично отвечал за ключи от сундуков с деньгами и таллиями19. В XIV-XV вв. казначей-кассир нес ответственность и за ежедневные проверки расходов субдепартаментов. Именно он представлял их сметы на заседании конторы и выдавал средства на повседневные расходы. Его собственные траты должны были проверяться ежеквартально, но на практике это происходило раз в год.

Среди подчиненных казначею-кассиру клерков наибольшим влиянием пользовались секретари Счетного стола (франц. clerkes de la table daccompte); в одном ордонансе 1445 г. их значится двое. Они вели все дела, протоколы заседаний, а также передавали распоряжения вышестоящих должностных лиц. Именно им руководители различных хозяйственных служб ежедневно представляли свои отчеты о расходах (англ. breivements). Клерки обрабатывали их: переписывали, корректировали, подсчитывали и заносили в общий свод расходов департамента за прошедший день, который хранился в Счетной палате. Кроме того, они должны были ежемесячно составлять отчет об общем потреблении продовольствия на основе сведений обо всех партиях товаров, поставленных в различные субдепартаменты двора. В конце каждого года (до дня св. Илария — 14 января) секретари составляли сводный отчет о расходах двора, который казначей-кассир должен был сдать в Казначейство. В случае невыполнения этой задачи им грозила потеря всего квартального жалованья. Также под угрозой потери квартального жалованья они были обязаны предоставлять лично королю ежеквартальные сведения о расходах двора.

Подобно канцелярии, Гардероб всегда сопровождал короля во всех его поездках, поэтому он никогда не мог оказаться «за пределами двора». Вместе с тем организация хозяйства, ее административная часть предполагала постоянную связь Гардероба с Лондоном или Вестминстером (где хранились счета, книги, архивы). Поэтому неудивительно, что некоторые клерки Гардероба были вынуждены совершать разъезды и пребывать extra curiam.

Как уже отмечалось, в эпоху правления Эдуарда I Гардероб был главнейшим финансовым органом Англии, превосходя по важности Казначейство. Именно в XIV в. обостряются конфликты между Казначейством и Гардеробом государственной казной и казной короля. После победы оппозиционных баронов над Эдуардом II в 1324 г. был принят Вестминстерский ордонанс, направленный на усиление контроля Казначейства над финансовыми расходами Гардероба. Этот ордонанс закреплял правило, по которому все доходы короны должны были сначала поступать в Казначейство и лишь оттуда распределяться по инстанциям. Деньги Гардероб получал из казны, все другие источники поступления денег именовались «иностранными». Хранитель Гардероба должен был давать отчет казначею по поводу всех находящихся у него ценностей. Также декларировалось, что хранители королевских конюшен (англ. the keepers of the king’s stud), хранитель Великого гардероба, сборщик пошлин из канцелярии (англ. hanaper), поставщики замков и королевский батлер в будущем должны отчитываться непосредственно перед Казначейством, а не перед Гардеробом. Несмотря на эти ордонансы, при Эдуарде III хранители Гардероба продолжали предпринимать попытки получать доходы непосредственно от налогов, минуя Казначейство.

К концу XIII в. из Гардероба в отдельное подразделение выделился Великий гардероб (англ. the Great wardrobe) — хранилище одежды, тканей, специй, воска, мехов и т. д. С 1361 по 1666 г. (т. е. до Большого лондонского пожара) он постоянно располагался в большом здании за замком Бэйнард, рядом с собором Св. Павла и набережной Темзы. С XIV в. Великий гардероб стал подчиняться непосредственно Казначейству, при этом клерк Великого гардероба продолжал рассматриваться как одно из главных придворных должностных лиц. Одновременно с Великим гардеробом выделился Частный гардероб (англ. the Privy Wardrobe ofthe Robes) — хранилище вооружения и боеприпасов (размещался в Тауэре). Его возглавлял хранитель мантий (англ. gentleman of the Robes). Кроме секретаря, йомена, в штат входили портные и чистильщики. Наконец, немаловажную роль в дворцовом хозяйстве играл Спальный гардероб (англ. Wardrobe ofthe Beds), который обеспечивал изготовление, хранение, чистку и стирку белья для королевской постели. В это же время, т. е. к концу XIII в., наметилось выделение в отдельные структуры Гардероба королевы, позднее Гардеробов королевских детей. Поскольку крупнейшие бароны всегда копировали королевскую модель администрирования хозяйства, в этот же период появляются частные Гардеробы баронов.

Являясь одной из важнейших придворных должностей, должность верховного камерария (лат. magister camerarius totius Angliae), который впоследствии именовался лордом великим камергером (англ. Lord Great Chamberlain), очень быстро стала наследственной. В середине XII в. она была передана графам Оксфордским и сохранялась за ними на протяжении многих веков. То же самое произошло с должностями верховного стюарда, маршала и коннетабля двора. Они были закреплены за определенными графскими титулами и носили почти исключительно почетный и церемониальный характер. Их обязанности исполнялись только во время важных государственных церемоний, таких как коронация, и не были сопряжены с какой- либо специфической сферой административной деятельности. Например, лорд великий камергер прислуживал монарху во время его облачения в день коронации, а также епископам и пэрам во время церемонии возведения в достоинство.

Реальную работу в королевских покоях, как и в предыдущий период, продолжали выполнять несколько камергеров (или камерариев), которым подчинялись другие слуги. Камергеры были, как правило, людьми рыцарского достоинства. За свою службу при дворе они наделялись землей и получали различные привилегии. Увеличение штата двора и более строгое разграничение полномочий и обязанностей слуг способствовало развитию внутренней иерархии департамента. Если при Эдуарде I камергерами могли именовать всех членов данного департамента, то начиная с правления Эдуарда II так стали называть исключительно старших камергеров королевских покоев. Йоркский ордонанс 1318 г. рассматривает камергера королевских покоев как третье лицо в придворной иерархии вслед

за стюардом, а также хранителем королевского Гардероба. Камергер имел одинаковое с ними жалованье и сопровождение (рыцаря и трех оруженосцев). С XIV в. он становится одним из постоянных членов Королевского совета.

В конце XIV — XV в. должность главного камергера приобретает все большее политическое значение. Именно через него осуществлялся доступ к королю, он также разбирал петиции на имя монарха. Нередко он выступал связующим звеном между королем и парламентом, мог быть членом регентского совета, как, например, в период малолетства Ричарда II. Высокое положение должности зависело от способности занимавшего ее лица контролировать королевскую казну, доступ в королевские покои и прохождение писем на имя монарха. С 1429 г., когда был составлен первый официальный порядок следования степеней достоинств и должностей (Order of all States of Warship and Gentry of England), пост королевского камергера давал преимущество занимавшим его лицам среди представителей того же достоинства. В XVI в. высокий статус управляющего Королевской палатой закрепляется в титулатуре должности (лорд-камергер англ. Lord Chamberlain of the King’s Household).

Непосредственно в подчинении камергера находились все слуги короля в его личных покоях: привратники, охранники, постельничие и т. д. Количество придворных сквайров варьировалось в зависимости от пожеланий и нужд государя: например, в конце правления Эдуарда III (в 1366-1367 гг.) их было 63 человека, а при Ричарде II (в 1395-1396 гг.) уже 168. Существовала определенная ротация сквайров: в составленной в 1479 г. «Черной книге» Эдуарда IV сказано, что из 40 60 сквайров, состоящих на королевской службе, одновременно должны прислуживать государю 20: они должны были сопровождать персону короля повсюду, прислуживать ему за столом и в других местах.

Таким образом, к концу XIII в. при королевском дворе существовало четыре главных финансовых департамента: Палата, Гардероб, Великий и Частный гардеробы. В отличие от них возникшее при Генрихе I Казначейство (англ. Exchequer, лат. Scaccarium) являлось государственным финансовым институтом. В 1118 г. в королевском указе впервые используется термин «бароны казначейства» (англ. barons of the Exchequer, лат. barones de Scaccario) для обозначения должностных лиц, входящих в состав Казначейства. На протяжении

всего XII в. главные должностные лица Казначейства подчинялись непосредственно камерарию.

Первое упоминание о казначее (франц. le tresorer; лат. thesaurarius regis) относится к 1126 г. (первым казначеем стал Нигел, племянник упомянутого выше Рожера епископа Солсбери — капеллана и канцлера Генриха I, при короле Стефане на этом посту его сменил другой племянник епископа Солсбери Адельм). Сын первого казначея Ричард Фитц-Найджел (или Фитц-Нигел) также на протяжении нескольких лет был казначеем. Его перу принадлежит первый трактат об управлении английским государством “Dialogus de Scaccario”, ставший главным источником для изучения Казначейства эпохи Генриха II. Так же как и на должность канцлера, казначеями назначались, как правило, духовные особы. В XV в. на должность казначея стали все чаще и чаще назначаться миряне: сначала простые рыцари, потом бароны и наконец с середины века графы. При Генрихе VIII титул казначея королевства звучал как lord treasurer, lord high treasurer. В 1558 г. была учреждена должность канцлера Казначейства (англ. chancellor of the Exchequer). В отличие от лорда казначея (члена палаты лордов), канцлер казначейства был членом палаты общин.

Сокровищница оставалась в Винчестере до правления Иоанна Безземельного, в XIII в. она была перенесена в Вестминстер, где и собирались бароны два раза в год — на Пасху и в Михайлов день. Уже при Генрихе I по инициативе канцлера Рожера утвердилась практика ежегодных финансовых отчетов шерифов в Казначействе и систематическое копирование этих отчетов в свитки (лат. Magnum rotulum Scaccarii velMagnum rotulum pipae или англ. Pipe Roll). Казначейство делилось на две палаты: верхнюю аудиторскую {Upper Exchequer) и нижнюю поступлений (англ. Treasury of Receipt, Exchequer of Receipt).

Важную роль в работе нижней палаты играл клерк Казначейства, фиксировавший поступление денег и запечатывавший полученные мешочки с деньгами. Следующими в иерархии были два подчиненных камерарию рыцаря, хранившие ключи от сундука и отвечавшие за взвешивание монет после их подсчета. Вместе с клерком Казначейства они отвечали за выдачу денег по королевскому указу или предписанию баронов Казначейства. Эти трое сопровождали казначея в его поездках в Сокровищницу из Вестминстера в Винчестер. К более низким должностям относились весовщики, плавильщики и чеканщики. Наконец, существовал еще и изготовитель таллии (англ. tally-cutter).

На заседания верхней палаты также приглашались канцлер, казначей, камерарий, коннетабль и маршал или их представители.

<< | >>
Источник: Т. П. Гусарова и др.. Властные институты и должности в Европе в Средние века и раннее Новое время : [монография] / Ответ, ред. Т. П. Гусарова. М.: КДУ, 600 с.. 2011

Еще по теме Королевская палата, Гардероб, Казначейство.:

  1. Организация придворного хозяйства и эволюция придворных должностей.
  2. АНГЛИЙСКОЕ КОРОЛЕВСТВО В Х1-ХУ вв.
  3. Королевская палата, Гардероб, Казначейство.
  4. Судопроизводство.