<<
>>

ГЛАВА 5.1. КРИЗИС XIV ВЕКА

  В XIV в. Европу потряс мощный кризис. Он расшатал прежние устои общества и изменил привычную картину мира, породил глубокие перемены в религии, политике, экономике, народонаселении.
Рушились человеческие связи, менялось отношение к Богу. сентября 1303 г. в небольшой город Ананьи неподалеку от Рима вступил отряд латников, над которыми развивалось знамя с гербом Франции — тремя королевскими лилиями. Во главе отряда ехал канцлер и хранитель печати Французского королевства Гийом Ногаре. Население приветствовало отряд и проводило его к летнему дворцу, в котором находился папа Бонифаций VIII (1294—1303), бежавший из Рима, когда туда дошли слухи о приближении французского войска. Дворец был пуст, все приближенные и слуги папы разбежались, только сам римский первосвященник, глубокий, по тем временам, старик — ему было почти 70 — сидел в замке в полном папском облачении. Посланец короля Франции потребовал от папы отречения от сана. Тот отвечал: «Вот моя шея, рубите мне голову, но я умру папой». Тогда один из спутников Ногаре ударил наместника Христа по лицу рукой, одетой в железную рукавицу (позднее он, правда, отрицал это). Папа был арестован, слухи о его избиении поползли по городу и переменчивая толпа уже сожалела о старике. Горожане изгнали небольшой французский отряд. Но разум первосвященника не выдержал потрясений. Бонифаций сошел с ума и умер несколько недель спустя. Что же случилось в христианском мире, если подобное стало возможным?

Король Франции Филипп IV Красивый (1285—1314), холодный и рассудочный политик, добивался того, чтобы все сословия служили монархии. Король требовал, чтобы и духовенство платило налоги и подчинялось королевскому суду, на что не мог согласиться папа. Конфликт между французским королем и папским престолом сделался неизбежен. В этом споре Филипп решил опереться на своих подданных.

В 1302 г. впервые в истории Франции был созван высший законосовещательный орган страны — Генеральные Штаты.

Это собрание состояло из трех палат: депутатов от духовенства, от дворянства и от третьего сословия, т.е. формально всего остального свободного населения страны, а фактически — от влиятельных горожан. Права и возможности Штатов были куда меньше, чем у английского парламента, но все же созыв этого собрания означал, что король стремился согласовывать свои действия с представителями сословий. Такой политический строй историки называют сословно-представительной монархией.

Генеральные Штаты поддержали своего монарха. В ответ папа издал БУЛЛУ (т.е. указ; буллой называлась печать в форме шарика, подвешивавшаяся к папским и императорским декретам, — отсюда и наименование), в которой объявил, что полное подчинение папе во всех делах, как духовных, так и светских, есть условие спасения души каждого христианина, и отлучил Филиппа от церкви, освободив его подданных от присяги. Тогда-то король и отправил военный отряд в Италию.

Вскоре после смерти Бонифация на папский престол был избран француз, принявший имя Климент V (1305—1314). Этот папа был во всем покорен Филиппу и даже перенес папскую резиденцию из Рима в Авиньон в Южной Франции. Началось так называемое «Авиньонское пленение пап». Это выражение приравнивало перенесение папского престола к описанному в Библии Вавилонскому пленению евреев, а Авиньон — к Вавилону, библейскому символу порока и беззакония.

Власть Филиппа Красивого над папством проявилась в процессе тамплиеров. Этот духовно-рыцарский орден после гибели государства крестоносцев в Палестине перенес свою резиденцию в Париж. Он обладал огромными богатствами и был практически независим от светских и даже духовных — кроме папской курии — властей. Филипп зарился на имущество ордена и не мог допустить существования в королевстве независимой от его власти организации. В 1303 г. все тамплиеры на территории Франции были арестованы. Их обвинили в ереси и союзе с мусульманами. Показания добывались с помощью пыток. В 1308 г. Генеральные Штаты одобрили действия короля.

По Франции прокатилась волна процессов, папа Климент V пытался робко протестовать, но, в конце концов, утвердил все обвинения против тамплиеров и упразд нил орден. Великий магистр ордена Жак Моле был приговорен к пожизненному заключению, но при зачтении приговора отверг все обвинения как добытые пытками и заявил о своей невиновности.

За это его объявили нераскаявшимся еретиком и сожгли в 1314 г. Перед казнью Моле проклял Климента V, Ногаре, руководившего процессом, и Филиппа Красивого. Все трое умерли именно в этом году, и молва приписывала их смерть то ли проклятию, то ли отравлению тайными тамплиерами, мстившими за смерть своих собратьев.

Помимо религиозного кризиса, Европу потряс кризис военно-политический, выразившийся в Столетней войне. На деле она длилась не сто лет, а более — с 1337 по 1453 г., представляла собой не одну, а серию войн, неоднократно прерывавшихся длительными перемириями, и закончилась миром в 1471 г., восемнадцать лет спустя после завершения военных действий.

Среди причин Столетней войны — стремление Франции, усилившейся в правление Филиппа IV, присоединить последние английские владения на континенте — остатки герцогства Аквитанского на юге и герцогства Нормандского на севере. Помимо того, Франция стремилась подчинить вассальное, но фактически независимое графство Фландрию и постоянно вмешивалась в борьбу графов Фландрских с богатыми ремесленниками и торговыми городами Фландрии, которые желали освободиться из-под власти графов. Одной из основ богатства Фландрии было сукноделие. Фландрия нуждалась в английской шерсти, Англия — в рынках сбыта. Поэтому Англия поддерживала мятежные города, тогда как Франция выступала на стороне графов. Фламандцы-горожане были готовы принять сторону Англии, но остерегались короля Франции — их законного сюзерена. Поводом к войне послужил спор о наследовании французского престола. После смерти всех трех сыновей Филиппа IV королем был провозглашен его племянник, Филипп VI Длинный (1328—1350), из новой династии Валуа.

Между тем, другим претендентом на французский престол выступил король Англии Эдуард III (1327 —1377), внук Филиппа IV по женской линии. Пэры Французского королевства воспользовались положением Салического закона, согласно которому земля может наследоваться только по мужской линии, и сделали вывод, что и престол может передаваться наследникам только по мужской линии. Эдуард III не примирился с этим, и в 1337 г. началась война.

Война началась с морских набегов французов и англичан. В 1340 г. в морской битве при Слейсе (город в устье р. Шельды) французский флот был полностью уничтожен. Англичане зло шутили: «Если бы рыба могла говорить, она заговорила бы по-французски, ибо съела уже много французов».*

С 1341 г. война пошла уже на территории Франции. Основой французской армии была рыцарская конница. Ядро английской армии составляли лучники-пехотинцы, хотя и там была рыцарская кавалерия. Состоять в пехоте считалось неблагородным, и в ней служили в основном выходцы из свободных крестьян и горожан. Рыцаре-

Действия войск в XIV в.

¦ англичан              ^ французов

У//// Английские владения к 1360 г ^ Южная граница продвижения анг- ' лийских и бургундских войск к 1429 г.

кое войско организовывалось по принципу личной преданности сюзерену, рыцари шли в бой, ведомые жаждой славы, стремлением совершить личный подвиг, потому это войско плохо слушалось команды, да и тяжелое вооружение, и сам принцип конного сражения врассыпную не позволял руководить боем, и тот превращался в серию поединков. Численность рыцарского войска была ограниченной, ибо полное вооружение стоило весьма дорого. Пехота обходилась дешевле, горожане и крестьяне более рыцарей привыкли к дисциплине, к приказу, сражающаяся в плотном строе пехота легче управляема. Преимущества пехоты выявились в битве при Креси в 1346 г. Бой начали английские лучники и обрушили на французскую конницу град стрел. Тяжелые доспехи предохраняли рыцарей от смертельных ударов, но в большинстве и они, и их кони были ранены, атака захлебнулась, а контратака английских копейщиков завершила дело.

Погибло около 1500 французских рыцарей и лишь трое — английских. Битва при Креси сильно пошатнула авторитет французского рыцарства.

Вслед за военными бедами на Францию, да и на всю Европу, обрушилась новая беда — эпидемия.

С 1100 г. до начала XIV в. наблюдался значительный рост населения. Но в XIV в. население Европы сократилось по меньшей мере на треть, а по мнению некоторых ученых, даже наполовину. Одной из главных причин катастрофы была «Черная Смерть», неслыханная по размерам эпидемия чумы. Причины ее не вполне ясны: то ли паломники с Востока, то ли крысы с кораблей, пришедших также с Востока, принесли эту болезнь. Эпидемия началась в конце 1347 г. в Сицилии и Южной Италии, в 1348 г. прошла по всей Италии, Франции и Южной Германии, в 1349 г. свирепствовала во всей Германии и Англии, в 1350 г. добралась до Скандинавии.

«Черная Смерть» была самой страшной вспышкой эпидемии, но далеко не единственной. Волны чумы, пусть и не такие сильные, прокатывались по Европе на протяжении XIV и первой половины XV в. Эпидемии поражали в первую очередь города из-за скученности их населения и ужасающей антисанитарии. В городах число жителей после «Черной Смерти» сократилось не менее чем на 60%.

Не случайно, что именно с этого времени в западноевропейском искусстве появляются многочисленные изображения «пляски смерти». Смерть, изображенная в виде скелета, держит за руки горожанина, рыцаря, священника, крестьянина, нарядную даму, императора и пляшет с ними, увлекая их в ад. По дорогам и селам Запада бродили толпы обнаженных до пояса людец, которые подвергали сами себя бичеванию: они карали себя за грехи, готовясь к неминуемому Страшному суду.

Чума, которая поставила каждого перед лицом смерти, нанесла сильный урон всем человеческим связям. Итальянский писатель Джованни Боккаччо свидетельствует:, страшась заразы, дети оставля

ли без ухода пораженных чумой родителей, родители отказывали в помощи собственным детям.

Ужас охватил Европу, церкви были переполнены, проповедники заявляли, что чума — гнев Божий, посланный людям за их прегрешения; прихожане в страхе перед неминуемой смертью публично каялись в грехах.

На протяжении XI—XIII вв. вследствие роста народонаселения осваивались новые пространства под пашню. Крестьяне расчищали леса, вспахивали пустоши, и на этих землях возникали тысячи новых деревень. Этот процесс называют внутренней колонизацией Европы.

Тем не менее урожайность оставалась низкой, сельскохозяйственная техника — отсталой. Любой неурожай грозил голодом. Нередко было так, что в одной части страны урожай был хорошим, а в другой — люди умирали от недоедания. В городах создавались специальные запасы хлеба на случай недорода.

Человек тогда еще не полностью выделился из природы, и климатические ритмы весьма влияли на его жизнь. Из-за похолодания в Северном полушарии в начале XIV в. часто случались неурожаи.

«Черная Смерть» была самой заметной причиной уменьшения населения, но не единственной. Историки заметили, что рост населения прекратился еще до чумы. Внутренняя колонизация в Европе закончилась, свободных земель практически не осталось, значительная часть возделываемых земель находилась под барской запашкой, так что оставшаяся земля не могла прокормить крестьянина. Но когда население уменьшилось, оно не могло возделывать даже свою землю. Участки забрасывались, земля пустела.

К середине XIV в. в Европе оказалось слишком мало рабочих рук и слишком много невозделываемой земли. Это уменьшало доходы тех, кто этой землей владел. Однако снижение числа подвластных крестьян не было единственной и главной причиной относительного обеднения части феодалов. Развитие ремесел в городах, увеличение активности торговли, в том числе торговли с Востоком, привели к тому, что появилось много новых товаров, которые невозможно было произвести в своем хозяйстве. Дорогие ткани, вина, предметы роскоши, а также доспехи, коней — все это можно было купить, были бы деньги. Но денег не хватало. Еще в XII—XIII вв. начался перевод крестьян с барщины на оброк, замена продуктовых платежей денежными. Но с уменьшением в XIV в. числа людей, подвластных землевладельцам, уменьшились и платежи. У хозяев земли было несколько путей увеличения доходов. Один из путей — усиление эксплуатации крестьян, причем это усиление могло осуществляться в разных вариантах: увеличение оброков и усиление барщины. Рынок был достаточно развит, и землевладельцы могли продавать продукты, произведенные на их собственной барской земле. Но для того, чтобы получить больше плоДрв земли, необходимо было заставить крестьян больше работать на этой земле. Землевладельцы вводили новые и возобновляли старыё повинности. Это характерно для Германии, особенно Восточной.

В Англии лорды-землевладельцы стремились вести такое хозяйство, продукты которого могли быть выгодно проданы на рынке. Таким видом сельскохозяйственной деятельности было, в частности, овцеводство, ибо овцы давали шерсть — сырье для знаменитого английского сукна. Но под пастбища требовались земли, а земля принадлежала не только лордам, но и сельским общинам, и лорды где обманом, где насилием, где юридическими уловками отнимали у общин луга и выпасы. Отнятая земля огораживалась заборами и живыми изгородями из кустов. Такой захват общинной земли называют «огораживанием».

Еще один путь помещика получить деньги — сдача земли в аренду, т.е. на определенный срок и на основе соглашения между собственником и крестьянином, который снимал землю. Аренда особенно распространилась на севере Франции. Источником дохода для господ являлась здесь арендная плата за землю, а не поборы или повинности. Арендуемые крестьянами земли лежали вне общины и рассчитывать на помощь односельчан в случае неудачи не приходилось. Те, кто по тем или иным причинам не справлялся с делами — беднели, кто справлялся — богател. Крестьянство становилось все более неоднородным по имущественному положению.

Усиление поборов, повинностей и арендной платы не покрывали финансовых потребностей дворянства. Были и другие способы получения денег — войны и грабежи. Но в'XIV—XV вв. для господ весьма соблазнительным казалось участие в государственной власти. Укреп-

лившаяся королевская власть нуждалась в большом количестве чиновников, ведавших управлением, судом и финансами. Появилось много государственных должностей, дававших неплохой доход. И именно этот доход привлекал дворянство. Выгоды от должностей могли быть значительными, ибо государство, в стремлении укрепиться, беспрестанно повышало налоги, обогащая казну, а стать при государственном управлении значило стать при казне. Поэтому одним из постоянных требований народных выступлений было: прекратить расхищение казны и наказать расхитителей.

В 1356 г. сын Эдуарда III — принц Уэльский — и герцог Аквитанский Эдуард, прозванный по цвету своих вороненых доспехов Черным Принцем, задумал поход в Южную Францию. Близ г. Пуатье его шеститысячное войско было настигнуто 25-тысячной армией, которой командовал сам король Франции Иоанн II Добрый (1350—1364), и в которой были его сыновья. Памятуя о Креси, французы решили сражаться пешими, но во французском войске не было лучников и вообще пехотинцев. Тяжелое, приспособленное лишь для конного боя рыцарское вооружение не позволяло быстро передвигаться. Слабая дисциплина, несогласованность действий разных подразделений французских войск, начавших поспешное наступление, создали неразбериху, которая при контратаке небольшого, но хорошо управляемого английского отряда превратилась в панику. Французы побежали, многие даже не вступили в битву. Первым покинул поле сражения наследник Иоанна дофин (титул старшего сына французского короля по его уделу — области Дофинэ) Карл — будущий король Франции Карл V Мудрый (1364—1380). Иоанна бросили на поле боя все его приближенные, и только младший сын; четырнадцатилетний Филипп предостерегал сражающегося короля криками: «Государь отец, опасность справа! Государь отец, опасность слева!». Эти крики были не лишними — прорезь в забрале шлема давала плохой обзор, — но мало чем могли помочь. Король попал в плен.

Англичане затребовали колоссальный выкуп за короля — три миллиона золотых марок, почти три годовых дохода страны. Дофин Карл, ставший в отсутствие короля правителем франции, понимал, что без согласия страны такие деньги не добыть. Были созваны Генеральные Штаты, ведущую роль в них стали играть представители третьего сословия, так как именно оно должно было платить. Штаты требовали, чтобы сбор налогов происходил под их контролем, чтобы советники короля, виновные в расхищении казны и военных неудачах, были судимы, а новые советники назначались с согласия Штатов. Дофин пытался противодействовать реформам, видя в них умаление своих прав. В ответ один из депутатов Генеральных Штатов ПРЕВО Парижа (глава городской администрации, избираемый цехами и утверждаемый королем) Этьен Марсель в 1358 г. поднял в Париже восстание. Во время восстания королевский дворец был взят штурмом, несколько приближенных Карла убиты, сам он спасся лишь благода

ря заступничеству Марселя. Прево стал фактически властелином Франции. Дофину, однако, удалось бежать из Парижа, и во Франции оказалось два правительства. В политическую борьбу вмешался правнук Филиппа Красивого по женской линии, король Наваррский Карл Злой, умный политик и беспринципный интриган, лавировавший между Францией и Англией. Он приехал в Париж, появлялся всюду с Марселем и публично заявлял о своей любви к горожанам, а сам в это время мечтал о французском престоле. В том же году в политическую борьбу вмешалось крестьянство. Тяжелое экономическое положение, сложившееся после «Черной Смерти», новые налоги, предназначенные для освобождения короля из плена, ухудшали положение крестьян, но главной причиной восстания стал слом привычных общественных отношений. Общество в глазах людей Средневековья являлось гармоническим сочетанием трех сословий. Духовенство должно было молиться за всех, рыцарство — защищать всех, трудящееся сословие — работать на всех. Правильное исполнение этих функций является Божьей заповедью. И вдруг выяснилось, что одно из сословий — воюющее — не следует этим заповедям. Бремя, лежащее на крестьянах, которое при всей его тяжести казалось необходимым, ибо благодаря крестьянскому труду рыцари обеспечивали военную защиту страны, сразу же стало невыносимым. Бежавших с поля боя рыцарей не впускали в города, отгоняли от сел, отказывали им в крове. В стране началось возбуждение, то тут, то там крестьяне собирались группами и, по словам хронистов, говорили, «что все дворяне опустошили королевство Францию, что они позволили пленить и увезти в Англию короля», «что дворяне, которые должны их охранять, решили совершенно отнять у них все имущество» и потому «будет великим благом уничтожить всех дворян». Восстание началось в конце мая 1358 г. в местности вокруг г. Бовэ и охватило значительную часть Северной Франции. Оно получило название «Жакерия» от унизительного прозвища «Жак-простак», которым дворяне награждали крестьян. Восставшие избрали своим вождем крестьянина Гильома Каля, человека, судя по всему, знакомого с военным делом. Число восставших, как передают хронисты, доходило до 100 тыс. К крестьянам присоединялись городские низы, многие города открывали ворота повстанцам. Этьен Марсель завязал отношения с Гильомом Калем и даже послал ему в помощь отряд из 300 парижан, позднее, правда, отозванный.

«Жаки» стремились истребить всех дворян и, захватывая замки, убивали всех благородных без различия пола и возраста. Одновременно с этим они заявляли о своей преданности престолу и помещали на знаменах королевский герб. Дворян обуял страх и они обратились за помощью одновременно к дофину, занятому борьбой с непокорным Парижем, и его противнику Карлу Злому. Войско наваррского короля, в котором были и его английские союзники, встретилось с повстанцами в июне 1358 г. Карл, видя численное превосходство «жаков», заявил о готовности сотрудничать с ними, выставляя

себя другом и союзником Этьена Марселя. Гильом Каль отправился на переговоры с королем Наварры, понадеявшись на его рыцарское слово, но был схвачен. Войско Карла Злого набросилось на лишенных руководителя повстанцев и разгромило их. Каль был предан мучительной казни: его, «крестьянского короля», посадили на раскаленный трон и короновали раскаленной короной. Началась расправа над крестьянами, в которой приняли участие и местные дворяне, и соратники Карла Злого, и армия дофина. Только за две недели после поражения восставших было убито около 20 тыс. крестьян. В августе дофин даровал мятежникам амнистию, но штрафы и контрибуции обрушились на крестьянство.

Этьен Марсель и его сторонники остались в одиночестве: армия дофина сжимала кольцо блокады вокруг. Парижа, Тогда Марсель решил впустить в столицу отряд англичан, приведенный Карлом Злым. Ряд приверженцев прево отшатнулся от него.— восставшие парижане, как и «жаки», считали себя подданными французской короны, — и он был убит сторонниками дофина.

В том же 1358 г. Париж открыл ворота перед дофином Карлом, который первым делом казнил ближайших сторонников Марселя и отменил все решения Генеральных Штатов. Карл, физически слабый и трусливый человек, оказался незаурядным государственным деятелем. Ему удалось заключить с Англией в 1360 г. мир. По этому миру почти треть территории Франции переходила под английское управление, подтверждались обязательства по выплате все еще не внесенного выкупа за Иоанна II, но главное, чего все же удалось добиться дофину Карлу, — Эдуард III отказывался от претензий на французскую корону. После подписания мира Иоанн Добрый был под честное слово отпущен из плена во Францию, чтобы ускорить сбор денег, но убедившись, что собрать деньги невозможно, вернулся в 1364 г. в Англию, где вскоре умер. Его рыцарское слово оказалось более надежным, чем слово Карла Злого, но, правда, оно давалось равному — английскому королю, а не мятежному простолюдину. Дофин вступил на престол и постарался оправдать данное ему прозвище Мудрого. Отменив все решения Генеральных Штатов, он все же упорядочил взимание налогов, увеличил число наемных отрядов, активно пользовался техническим нововведением той эпохи — артиллерией, всячески стремился укрепить дисциплину в армии. Когда в 1369 г. война возобновилась, военное счастье стало склоняться на сторону Франции, и к середине 70-х годов в руках англичан осталось лишь шесть городов на побережье Франции. Изменился сам характер войны. Прежде благородные рыцари сражались с другими благородными рыцарями во славу своих сюзеренов, своих дам и свою собственную, что, впрочем, не исключало их стремления к добыче. Все это осталось, но было оттеснено на второй план, а на первый вышла национальная война — одного государства против другого.

Религиозный и социально-экономический кризис в Европе вызвал волну переплетающихся между собой антидворянских и анти- церковных (но никак не антирелигиозных) настроений, причем это происходило и среди ученых людей, и в народе.

Идеи «бедной церкви», «апостольской нищеты» распространялись еще в XII—XIII вв. и среди еретиков, и в ряде церковных организаций, в частности в ордене францисканцев. Именно францисканцы, бродячие проповедники, близкие к народным низам и одновременно, как и доминиканцы, игравшие значительную роль в университетах, встали в оппозицию к слабеющему папству. Один из крупнейших философов первой половины XIV в. францисканец из Англии Уильям Оккам отстаивал полное разделение духовной и светской властей, требовал невмешательства церкви в дела государства и писал, что любой чин церкви, даже папа, может впасть в заблуждение и ересь.

Вопрос о власти церкви пересекался с вопросом о церковной собственности. Радикальные богословы из францисканского лагеря настаивали на том, что, раз Царство Божие не от мира сего, то и церковь должна быть не от мира сего, не обладать ни собственностью, ни властью. Требования апостольской бедности во многих народных движениях приводили к идее равенства всех людей перед Богом и к идее отмены собственности. Подобные взгляды сочетались с представлениями о тысячелетнем Царстве Божьем, которое будет предшествовать Концу света и Страшному суду. Тех, кто считал, что такое Царство скоро наступит, называли хилиастами («хилиас» по-гречески «тысяча»). Многие из них настаивали на возможности приближения этого царства или даже установления его насильственным путем. Многие хилиасты считали, что с наступлением или приближением его все церковные организации и обряды упразднятся, что даже Священное Писание уже не будет действовать и возможно прямое познание истины, прямое общение с Богом. Около 1260 г. в Италии была основана секта «апостольских братьев». Примкнувший к этой секте Дольчино возвестил о скором втором пришествии Христа и требовал к Его приходу установить на Земле царство справедливости. Он поднял восстание, учредил нечто вроде крестьянской республики в одной из горных долин Северной Италии, ввел там равенство и суровую монашескую дисциплину. Восстание было подавлено в 1307 г., Дольчино и его соратники казнены.

Были и более умеренные формы оппозиции церковным властям, официальному учению церкви. В Англии идеи христианского равенства перед Богом также преобразовывались в идеи равенства всех христиан на Земле. Профессор Оксфордского университета, известный богослов Джон Уиклиф (между 1320 и 1330—1384) настаивал на том, что церковь не должна иметь собственности, что богатство и власть могут принадлежать лишь праведным людям, что священство не есть особое состояние людей, наделенных благодатью, что в случае необходимости каждый христианин может совершать таинства. Это называлось учением о «всеобщем священстве». Уиклиф катего

рически отвергал пышный культ, монастырское землевладение, вообще право церкви владеть имуществом и настаивал на переводе Писания на народные языки, чтобы слово Божие стало понятным любому мирянину. Подобные взгляды активно развивали многие представители низшего духовенства, которых их сторонники называли «бедными священниками», а противники — лоллардами, т.е. «бормотунами». Эти «бедные священники» сыграли немалую роль в восстании Уота Тайлера.

«Черная Смерть» унесла, по разным подсчетам, от 1/4 до 2/3 населения Англии. Нехватка рабочих рук возникла как в городе, так и в деревне. Крупные лорды увеличивали барщину, заставляли крестьян нести повинности не только за свой надел, но и за надел соседа, если тот оказывался бесхозным ввиду смерти хозяина со всем семейством. В 1349 г. король Эдуард III издал «Ордонанс (королевское постановление) о рабочих и слугах», по которому все здоровые мужчины и женщины в возрасте до 60 лет должны были, если у них нет иных источников пропитания, наниматься на работу за ту плату, которая существовала до «Черной Смерти». Уклонявшихся от найма или бравших большую плату арестовывали, забивали в колодки, клеймили и направляли на работу в принудительном порядке. Положение низших классов ухудшалось, но гром военных побед заглушал ропот народа. Когда же в 70-е годы XIV в. военная удача склонилась на сторону Франции, недовольство стало пробиваться наружу. В те же годы активизировалась проповедь лоллардов. К их идеям, в том числе к требованиям мира, не очень прислушивались во время военных успехов, но население изменило свое отношение к этим идеям в период поражений. Экономические тяготы, оправдываемые военными достижениями, перестали восприниматься как допустимые.

Тяжелое экономическое положение народа усугублялось борьбой, придворных партий при короле Ричарде II, взошедшем на престол в двенадцатилетнем возрасте. Принцы и придворные стремились в первую очередь к личному обогащению, казна пустела и налоги выколачивались с особой силой, тем более, что сборщики налогов и себя не забывали. Потомки победителей при Креси и Пуатье возмущались произволом высшей аристократии, утерявшей большинство завоеваний во Франции.

В 1381 г. в Юго-Восточной Англии вспыхнуло восстание, во главе которого встали деревенский кровельщик Уот Тайлер (Тайлер и значит «кровельщик»), народный проповедник из «бедных священников» Джон Болл и мелкий рыцарь Джек Строу. Боевым лозунгом восставших стала поговорка: «Когда Адам пахал, а Ева пряла — где был дворянин?». Повстанцы двинулись на Лондон и при поддержке городской бедноты захватили его. Были разгромлены дома некоторых особо ненавистных королевских приближенных и чиновников, иные из них убиты, выпущены заключенные. В те времена особую ненависть вызывали юристы. В повестях и театральных представле

ниях нередко высмеивались продажные судьи и крючкотворы-адвокаты, продававшие закон тому, кто больше платит. Лондонский квартал юристов — Темпл — был сожжен; людей, носивших на поясе перо и чернильницу, убивали, руководствуясь принципом: «Раз грамотный, значит юрист». Мятежники сожгли главный королевский архив, где хранились «дурные законы». Повстанцы, однако, стремились подчеркнуть, что они не разбойники. Когда жгли дом одного из самых ненавистных приближенных короля, некий участник этой акции выхватил из пламени драгоценное блюдо; разъяренные мятежники бросили его вместе с блюдом в огонь.

Восставшие считали себя не только честными людьми, но и верными подданными короля, действовавшими против его «дурных советников», но не против него самого. 14 июня 1381 г. в пригороде Лондона Майл-Энде король встретился с восставшими и объявил себя их главой. Ричарду II были предъявлены следующие требования: отменить барщину и личную зависимость крестьян, установить единую арендную плату за землю, даровать амнистию. Король тут же согласился и распорядился начать выдачу грамот об амнистии. Большая часть крестьянского войска покинула Лондон, но некоторые во главе с Уотом Тайлером и Джоном Боллом остались и потребовали новой встречи с королем. Эта встреча состоялась в предместье Смит- филд, и королю были предъявлены новые требования: возврат помещиками захваченных у крестьян общинных угодий, раздел церковных земель между крестьянами, отмена «Ордонанса о рабочих и слугах» и иных сходных законов, упразднение всех дворянских привилегий и установление равенства всех англичан, кроме короля. Король принял все эти требования и предложил Уоту Тайлеру обсудить с ним подробности. Во время встречи Тайлер был смертельно ранен лордом-мэром Лондона, Джон Болл и Джек Строу схвачены и позднее казнены. Лишенных руководства повстанцев вытеснили из Лондона, грамоты об амнистии аннулировали, в графства были направлены карательные отряды. Однако правительство Англии все же снизило налоги, было смягчено рабочее законодательство, лорды стали отказываться от барщины и заменять крестьянские повинности денежным оброком.

Перенесение папского престола из Рима в Авиньон усилило религиозный кризис XIV в., ибо превращало наместников Христа во французских придворных епископов. В глазах христианского мира папа должен был пребывать в центре некогда великой империи, а не на границе французского королевства. Налицо было ослабление папской власти, папского авторитета, но пока Франция была сильна, на это можно было не обращать внимания. Однако упадок ее во время Столетней войны привел ко все более громким требованиям вернуть престол первосвященника в Рим. В 1376 г. папа Григорий XI сделал это. После его смерти в 1378 г. одна часть кардиналов избрала в Риме нового папу, а вторая — в основном французы — избрала другого в

Авиньоне. К ужасу всего христианского мира во главе его оказалось сразу двое пап. Началась Великая Схизма (по-гречески «схизма» — трещина, раскол).

Оба папы отлучали от церкви друг друга и приверженцев противной стороны. На епископские престолы, а то и на места приходских священников претендовало по два кандидата. Никто не знал точно, какой папа истинный, а следовательно не было ясно, не находятся ли прихожане под отлучением, законно ли поставлены их епископы и священники и, таким образом, действительны ли их таинства. В период Великой Схизмы распространилось убеждение, что никто в это время не попадет в рай.

Авиньонское пленение и Схизма резко ослабили некогда могущественную церковь. Но еще раньше кризис поразил главного соперника папства — Империю. После междуцарствия (1254—1273) Германия распалась на множество светских и церковных княжеств, городов и владений независимых рыцарей. Италия стремилась отойти от Империи, тем более, что Итальянское королевство — составная часть Империи — давно уже не было реально существующим государством.

Первые императоры после междуцарствия были лишь германскими королями с весьма малой властью вне собственного домена. Если их предшественникам родовые владения были нужны для того, чтобы, опираясь на них, укрепить имперскую власть, то новые стремились к императорской короне, чтобы с ее помощью увеличить собственные владения. Мелкий эльзасский граф Рудольф Габсбург, став императором (1273—1291), отобрал у чешского короля Австрию и ряд других земель, сделав их ядром домена Габсбургов.

Имперские князья ревниво следили за усилением императоров и стремились избрать слабейшего. Трон в Империи был в принципе выборным, и даже сильным государям приходилось добиваться от князей согласия на избрание своих наследников. С междуцарствия установилась, хотя еще не была оформлена законодательно, особая коллегия из семи высших князей Империи, духовных и светских. Эти князья назывались КУРФЮРСТАМИ и только им принадлежало право выбора главы Империи.

Германские императоры в этот период продолжали с вожделением взирать на богатую Италию, намереваясь за ее счет поправить свои дела. Имперские мечтания германских королей не прекращались, как не прекращались и попытки встать над Империей пап, хотя бы и пребывавших в Авиньоне.

Однако поползновения пап осуществить верховенство над императорами (как это им удавалось в конце XI—XIII вв.) были решительно отвергнуты императорами и не получили поддержки германских курфюрстов. Они приняли положение, в соответствии с которым избранный курфюрстами кандидат становится германским королем и римским императором автоматически и не нуждается в одобрении

святого престола. Курфюрсты заботились, конечно, не об императорском достоинстве, а о своем монопольном праве на избрание главы Империи, но насколько же упал престиж папства!

В середине XIV в. политический центр Империи переместился в ее восточную половину. Император Карл IV (1347—1378) был вместе с тем (с 1346 г.) королем Чехии, в истории которой он известен под именем Карела Вацлава I. Подобно своим предшественникам он, в первую очередь, думал о собственных родовых владениях. Он заботился о Чехии — перестроил Прагу, основал в ней в 1346 г. университет. Его даже называли «отцом Чехии и отчимом Империи». Он призвал много немцев в Чехию, что привело впоследствии к значительным национальным трениям, но тогда об этом никто не думал. Удержать Империю как единое государство ему не представлялось возможным, и в 1356 г. он обнародовал так называемую Золотую буллу. Там подтверждалось положение о том, что избранник курфюрстов есть законный император, и ничего не говорилось о папе. Главным в булле была передача значительных прав курфюрстам. Они получали право чеканить монету, собирать таможенные пошлины, творить суд над подданными. Земли курфюрстов объявлялись их наследственными владениями. Словом, курфюрсты превращались в фактически независимых государей.

Особой составной частью Империи были так называемые имперские города, независимые от местных властей и подчинявшиеся только императору. Отсутствие сильной центральной власти благоприятствовало развитию городских вольностей, но одновременно ослабляло города в борьбе с соседними территориальными князьями. Стремление сохранить независимость и противостоять противникам побуждало города объединяться в союзы.

Крупнейшим союзом стала Ганза, объединение купеческих городов, занятых посреднической торговлей. Ее начало относится к 1241 г., когда был заключен союз между Гамбургом и Любеком. Окончательно союз оформился в 1356 г. Он насчитывал около 80 городов в Северной Германии, Прибалтике и нижнерейнских землях. Ведущими городами были Любек, Бремен, Гамбург, Кёльн, Гданьск (Данциг), Рига, Таллинн (Ревель) и ряд других. Целью союза было установление, укрепление и удержание монополии на торговлю с Англией, Нидерландами, Скандинавией, Русью, странами бассейна Балтийского моря. Ганзейские подворья были в Новгороде, Стокгольме, Лондоне, Каунасе и других местах. Ганза оказалась значительной международной силой, она имела свои представительства в ряде государств, заключала с ними союзы, вела войны. Так, в 1367 г. Ганза в союзе со Швецией и герцогством Мекленбургским вступила в войну с Данией и получила в результате победы ряд крепостей, контроль над проливами, соединяющими Балтийское море с Северным, и право участвовать в выборах датского короля. Столь мощное образова

ние обладало весьма рыхлой структурой. Каждый город был абсолютно независимым во внутренних делах, единственным общим органом был съезд представителей городов; решения этого съезда были обязательны для всех членов Ганзы, в случае их неисполнения городу грозило исключение из союза, что влекло за собой потерю многих экономических выгод. Не было ни общесоюзного правительства, ни единой казны, ни единой армии. Основная ударная сила Ганзы — флот— состоял из судов, поставляемых отдельными городами. Упадок Ганзы начался в конце XV в. Открытие новых земель, трансокеанских торговых путей, укрепление морской мощи Нидерландов и Англии ослабили Ганзу, и она распалась в конце XVII в.

Внутренний кризис, переживаемый Европой в XIV в., еще более осложнился в результате нависшей над ней внешней опасностью — турецким вторжением. В XIII в. небольшое тюркское племя, переселившееся из Средней Азии, осело в западной части Малой Азии. В 1299 г. вождь этого племени Осман объявил себя независимым султаном. Правители султаната и народ называли себя османами, европейцы их — оттоманами. Рост османского султаната был стремительным. В середине XIV в. турки переправились через Дарданеллы и вступили на европейский берег. Константинополь был фактически окружен, и византийский император стал данником турецких султанов.

Мощь османов покоилась на их армии и, в особенности — на корпусе янычаров (турецкое «йени чери» — новое войско). Идея использовать рабов-чужеземцев в качестве военной опоры трона была известна на Востоке давно. Оторванные от дома, ненавидимые местным населением эти рабы-воины, как казалось правителям, должны быть верны им. На деле оказалось не так, и мамлюки, рабы-воины при дворе египетских султанов, например, свергли своих повелителей и основали собственную династию. Турки усовершенствовали систему. По так называемому «налогу крови» в христианских землях, завоеванных турками, набирались мальчики-христиане в возрасте 9—12 лет. Их обращали в ислам, они воспитывались и жили при султанском дворе, не имея ни собственности, ни семьи, и их жизнь и благосостояние зависели от султана. Это были лучшие и самые дисциплинированные воины-пехотинцы.

В 1389 г. в долгой и кровавой битве на Косовом поле турки нанесли поражение Сербскому королевству, которое вынуждено было признать верховенство турецких султанов. В 1393 г. было разгромлено Болгарское царство, и турки стали угрожать Венгрии. На Западе почувствовали опасность, и римский папа объявил крестовый поход. В 1396 г. около

г.              Никополиса (совр. Никопол в Болгарии) войско крестоносцев встретилось с турками и было разбито наголову. Командующий французскими отрядами граф Иоанн Неверский (будущий герцог Бургундский Иоанн Бесстрашный) в жажде подвига начал сражение, не дождавшись подхода основных сил. Рыцари, бившиеся пешими, отрубали себе мечами невероятно длинные (до

40—60 см) по тогдашней моде носки ботинок, чтобы легче было бежать. Сражение перешло в бойню, несколько тысяч христиан, взятых в плен, было перебито. В живых осталось лишь около 250, которые могли внести выкуп. Некоторые французские хронисты утверждали, что Иоанна Бесстрашного султан повелел отпустить без выкупа, сказав, что тот принесет христианам больше вреда, нежели турецкие войска. Предсказание султана (если оно, конечно, не было придумано хронистами) исполнилось уже в следующем веке.

Вопросы Почему Филипп IV Красивый смог взять верх над папой и тамплиерами? Каковы причины неудач Франции в начале Столетней войны? Почему «Черная Смерть» оказалась столь опустошительной? Что общего и в чем разница между Жакерией и восстанием Уота Тайлера? Почему именно в начале XIV в. появились идеи о «всеобщем священстве» и «бедной церкви»?

<< | >>
Источник: Гуревич А.Я., Харитонович Д.Э.. История средних веков. Учебник. 1995

Еще по теме ГЛАВА 5.1. КРИЗИС XIV ВЕКА:

  1. Лекция 2. Русские земли в XII - XIV веках
  2. Глава 11 Россия в XVIII веке
  3. Глава 15. Мировые войны XX века. Причины и последствия
  4. Глава 2 ЭКОНОМИЧЕСКИЙ КРИЗИС 1909-1913 гг.1
  5. ГЛАВА 19. ЗАПАДНОЕВРОПЕЙСКАЯ КУЛЬТУРА СРЕДНИХ ВЕКОВ
  6. Глава 28. КУЛЬТУРА РОССИИ XVIII ВЕКА: ОТ РЕФОРМ ПЕТРА I К «ПРОСВЕЩЕННОМУ АБСОЛЮТИЗМУ» ЕКАТЕРИНЫ II
  7. КАК ВОЕВАЛИ В КОНЦЕ XIV ВЕКА
  8. ГЛАВА 11 РОССИЯ В XVIII ВЕКЕ
  9. ГЛАВА 15. МИРОВЫЕ ВОЙНЫ XX ВЕКА. ПРИЧИНЫ И ПОСЛЕДСТВИЯ
  10. Глава 149.-Т. Салмон ЖЕЛЕЗНЫЙ ВЕК: НАРОДЫ ИТАЛИИ
  11. Глава 1. ФИЛОСОФИЯ ПОЗНАНИЯ - XXI ВЕК. СИНТЕЗ КОГНИТИВНЫХ ПРАКТИК
  12. ГЛАВА 5.1. КРИЗИС XIV ВЕКА