<<
>>

Местная власть.

Еще до завоевания Галлии у франкских племен существовало деление на округа и сотни (несколько сотен составляли округ). Подчинив территории бывшей Римской империи с уже сложившимся административным делением племенные земли с центром в античном ситё (civitas, cit?), обычно укрепленном, где находилась местная администрация и религиозный центр, — франки оставили эту систему нетронутой на юге.
На севере за Луарой, где территории были слишком обширными и создавали трудности для эффективного управления и контроля, они были поделены на более мелкие части. Со временем и старые, и новые административные единицы стали называться графствами (comitatus, comt?) или пагами (pagus, pays), в северо-восточной Галлии и зарейнских землях ray (Gau). Система назначаемых (или сменяемых, или бенефициарных) графов — должностных лиц короля (grafio, comes; comte) начала складываться уже при Хлодвиге (486-511) и формально сохранялась во Франкском государстве до конца IX в. В июне 877 г. капитулярий Карла II Лысого, данный в Кьерзи-сюр-Уаз, законодательно установил наследственность графской должности.

Короли направляли в графства своих приближенных, доверенных людей. Франкские короли быстро наладили тесное сотрудничество с галло-римской знатью захваченных территорий, раздавая ей важные должности на местах. Достаточно сказать, что из 43 назначаемых графов, известных в VI в. к югу от Луары, более половины 27 были галло-римлянами. Более того, согласно эдикту короля Хлотаря II от 614 г., ни одно должностное лицо, начиная с графа и его подчиненных, не должно было назначаться в те области, где оно не имело владений. Таким образом, королевская власть добивалась, чтобы должностные лица своим имуществом отвечали за причиненный ущерб.

Граф (в VI в. на юге он еще назывался praefectus или rector Provinciae) являлся олицетворением короля на местах. От имени государя он осуществлял полную власть и королевское покровительство, отвечал за исполнение королевских распоряжений.

В силу этих полномочий граф соединял в своем лице юридические, административные, финансовые и военные функции. Он надзирал за поступлением доходов от земель королевского фиска, за сбором пошлин, налогов и штрафов, контролировал монетную чеканку и обмен, мобилизовывал ополчение в своем округе и приводил его в королевскую армию.

Графства делились на более мелкие административные единицы — сотни (centena, centaine) или — на Юге — вигерии (vicaria, viguierie), во главе каждой стоял центенарий, или сотник (centenarius, centenier), или викарий (= заместитель; vicarius; viguier). Обычно граф сам произвольно выбирал этих людей, и они несли ответственность только перед ним, а не перед королем. Из других «сотрудников» графского аппарата лучше всего известна самая ненавистная для населения фигура — сборщики налогов (exactor fisci] exacteur). Они отвечали за сбор налогов и в случае недоимок то, что не сумели получить с податного населения, должны были внести в казну из своего имущества. Этот порядок был отменен королем Хильде- бертом II (570-586). Каждый граф располагал и военным отрядом, являвшимся одновременно его свитой и охраной, а также исполнявшим полицейские функции. Но для преследования разбойников в границах сотни сотник мог призвать на помощь местных жителей, и тот, кто тотчас не явился, должен заплатить штраф в 5 солидов.

Граф обязан был поддерживать порядок на вверенной ему территории и, разъезжая по графству, вершить суд и расправу. В его компетенции находилось правосудие по обычному праву, которое отправлялось в рамках трибунала (mallus publicus). Такие судебные заседания под председательством графа (в этом случае он назывался judex publicus) проводились по очереди в каждой сотне/вигерии, относящейся к данному графству. Согласно германским традициям, все свободные люди были обязаны участвовать в заседаниях трибунала, который проводился на открытом воздухе, обычно на какой-нибудь возвышенности, которая называлась malberg, т. е. холм правосудия, откуда и произошла латинизированная форма mallus.

Это собрание, также по германской традиции, громкими возгласами подтверждало решение суда. Однако на практике трибунал ограничивался графом и его ассистентами, выбранными из числа свободных людей сотни, которые имели хорошую репутацию, — добрые люди (boni hommes), или рахимбурги (rachinburgius, rachimbourg). Эти выборные судьи имели важное значение: они принимали участие в расследовании и допросах, чтобы составить собственное мнение по делу, и потом сообщали графу свое решение. Так как виновный должен был судиться по законам своего народа галло-римским, франкским или бургундским, рахимбурги лучше, чем граф, ориентировались в различиях правоприменительной практики. Кроме того, именно они были обязаны утверждать результаты Божьего суда, или ордалий. Еще во второй половине VI в. сохранялась независимость рахимбургов от графа последний не имел права явиться на заседание рахимбургов без их приглашения и не мог отказаться, если был приглашен.

Апелляционной инстанцией на решения графского суда являлся придворный трибунал графа-палатина. Штрафы и конфискации по делам, рассматривавшимся графским судом, поступали в доход королевской казны (fr?ta) и самого графа.

Постепенно компетенция графского трибунала сужалась. В 614 г. эдиктом Хлотаря II из-под власти графа было выведено население церковных владений, которое теперь подлежало епископскому суду. Другая королевская привилегия передавала светским иммунистам право суда над зависимыми людьми в их собственных землях; сами же иммунисты подлежали суду придворного трибунала.

Каролингская эпоха полностью унаследовала систему территориальной власти в королевстве. После 800 г. Карл Великий провел преобразование самой структуры графств, которых стало около 400 и которые отчасти совпадали с прежними границами. Впрочем, графства не были приведены к какому-то среднему размеру: параллельно существовали как крошечные графства вроде Санлиса, так и огромные вроде Оверни. Как и ранее при Меровингах, граф — единственный и полномочный представитель верховной власти на местах держал в своих руках все прерогативы государственной власти: администрацию, финансы, правосудие и военное дело. По крайней мере, с IX в. документально зафиксирована должность вице-графа (missi-comes, vice-comes, vicomte) (хотя она, вероятно, существовала и ранее) заместителя графа, который исполнял его функции во время отсутствия или болезни последнего. На отправление своей должности графы и вице-графы получали от короля обширные honores узуфрукт от части королевского домена, обычно расположенного в том же графстве. Но вопреки традиции эдикта 614 г. Карл Великий старался направлять графов в те области, где они не имели собственных владений, чтобы личные интересы не возобладали над государственными. Время от времени он проводил «ротацию кадров», отзывая графов во дворец или назначая в другие, часто довольно отдаленные регионы. Более того, Карл предпочитал выбирать своих должностных лиц на места из числа людей, выросших и воспитывавшихся во дворце, из «питомника» дворцовой школы и требовал, чтобы графы регулярно приезжали во дворец с личными докладами и для участия в ассамблеях. Кроме того, графы должны были ежегодно присылать отчеты о своей деятельности, о проведении местных собраний и Майских полей.

Карл Великий позаботился и об улучшении правосудия на местах. Mallus был реорганизован обязанность свободных франков участвовать в нем теперь ограничивалась тремя сессиями в год; произвольно выбранные судьи-рахимбурги были заменены постоянными заседателями скабинами (scabinus, ?chevin), с тем, чтобы суд стал более профессиональным. Наконец, в 811 г. была введена некоторая специализация. На заседаниях трибунала по наиболее тяжким уголовным делам, за которые полагалась смертная казнь убийство, воровство, разбой и поджог, граф должен был председательствовать лично и проводить его в своей «столице». За более мелкие правонарушения (до 3 солидов штрафа) в пределах своей подвластной территории мог судить сотник/викарий, а в землях, обладавших церковным иммунитетом, правосудие первой инстанции отправлял адвокат.

Созданный в последней четверти VIII в. институт государевых посланцев (missus dominicus) после 800 г. стал действовать более активно и регулярно. Императорские эмиссары (обычно их было двое — духовное лицо и мирянин — высокого социального положения) осуществляли реальную связь между центральной и местной властью. Перед отправлением в поездку они получали устные и письменные инструкции (Капитулярии посланцам). В их обязанности входило: разъяснение капитуляриев и контроль за исполнением заключенных в них распоряжений, проверка жалоб населения и при необходимости передача дел в суд высшей инстанции, т. е. надзор за графами на местах и борьба со злоупотреблениями, часто возникавшими из-за долгого пребывания последних на должности. После проведения каждой инспекции государевы посланцы подавали императору отчеты. В 802 г. государевы посланцы получили и юридические полномочия — им по должности вменялось в обязанность параллельно с графами преследовать и предавать суду преступников и правонарушителей. За сопротивление действиям «посланцев» при выполнении ими королевских поручений следовало наказание вплоть до смертной казни.

Институт государевых посланцев просуществовал до последней четверти IX в. Сначала инспекции стали более редкими, в 843-864 гг. — уже нерегулярными, хотя еще охватывали все земли Западно-Франкского королевства. Сами посланцы теперь выбирались не из дворцовых должностных лиц, а из местной знати. После 864 г. король посылал уже одного-двух человек только по конкретному случаю, с конкретным поручением и в определенное место. После смерти Карла II Лысого (f877) этот институт, по-видимому, окончательно исчез.

Кроме государевых посланцев, наезжавших время от времени, за деятельностью графов присматривали местные епископы, которые также считались представителями публичной власти. Будучи обязанными участвовать в ежегодных общих собраниях, они информировали короля о положении дел в графствах и получали от него соответствующие указания.

Особыми зонами местного управления были марки, появившиеся только при Карле Великом и возглавлявшиеся маркграфами (marchio, marquis). Марки располагались на всех границах империи и были призваны прежде всего защищать внутренние области страны от набегов беспокойных и опасных соседей. Поскольку марки находились в отдаленных регионах, должность маркграфа была еще более ответственной, с более широкими полномочиями, чем графская, — вплоть до самостоятельного ведения военных действий и заключения перемирия. Обычно она поручалась особо доверенным лицам: например, известный своей преданностью Роланд до гибели при Ронсевале в 778 г. являлся «префектом Бретонской марки». Всего в правление Карла Великого было создано пять марок: кроме упомянутой Бретонской существовали Испанская, Фриульская, Пан- нонская (или Восточная) и, наконец, Датская марки. Кроме того, не имея формального статуса марки, таковыми по сути являлись герцогство Сполето, Истрия и Нордальбингия, со временем слившаяся с Датской маркой.

После раздела империи Карла Великого понятие марки как военно-административного образования сохранилось и в восточной, и в западной ее части. Более того, марки разрастались, постепенно захватывая все побережье от устья Рейна до Сены и от Луары до Гаронны. На юге Испанская марка приросла еще двумя весьма обширными Тулузской и Готской марками. Во Франции во второй половине IX — X в. маркграфства создавались из нескольких графств на окраинах, находившихся под угрозой главным образом норманнских нападений, начавшихся в 799 г.

Второй целью, которую преследовало создание марок особенно внутри страны, было стремление короля иметь на местах лично преданных ему людей для подавления мятежей знати. Но средство оказалось опасным маркграфства в короткий срок и сами превращались в

ГIЛ ? и 1 и

территориальные принципаты. 1ак, к востоку от бывшей Бретонской марки около 852 г. была создана Анжуйская марка для защиты королевства от бретонцев и норманнов; в 861 г. уже три обширных графства Мэн, Тур и Анжу были отданы под управление Робера Сильного (861 866), родоначальника дома Капетингов, который титуловал себя duxet marchio inter Sequanam etLigerim (герцог и маркграф между Сеной и Луарой). Норманнский вождь Роллон в 911г. получил от Карла Простоватого приморские земли вдоль Ла Манша (будущее герцогство Нормандия), и его потомки еще в начале XI в. сохраняли титул marchio Rothomagensis, т. е. маркграфа Руанского.

<< | >>
Источник: Т. П. Гусарова и др.. Властные институты и должности в Европе в Средние века и раннее Новое время : [монография] / Ответ, ред. Т. П. Гусарова. М.: КДУ, 600 с.. 2011

Еще по теме Местная власть.:

  1. Часть 1 Внутрь черного ящика регионального развития: местная власть, местная собственность, местное сообщество
  2. Местная власть.
  3. МУНИЦИПАЛЬНАЯ ПУБЛИЧНАЯ ВЛАСТЬ И МЕСТНОЕ САМОУПРАВЛЕНИЕ
  4. ГЛАВА VI ВЫСШИЕ И МЕСТНЫЕ ОРГАНЫ ВЛАСТИ И УПРАВЛЕНИЯ
  5. Разрушение местной власти и системы самоуправления
  6. Ланкина Т. В.. Региональная власть и местное самоуправление в Республике Башкортостан, 2006
  7. 1.4. Мы: как культура местного сообщества взаимосвязана с системой власти и собственности
  8. Ядро институциональных исследований: власть, собственность, местное сообщество
  9. Раздел II. ПОЛНОМОЧИЯ ФЕДЕРАЛЬНЫХ ОРГАНОВ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ, ОРГАНОВ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ СУБЪЕКТОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И ОРГАНОВ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ В ОБЛАСТИ ОХРАНЫ ЗДОРОВЬЯ (в ред. Федерального закона от 22.08.2004 № 122-ФЗ).
  10. Местные власти и общественный контроль со стороны старейшин и жрецов воду
  11. Специфика региональных активов, местные системы власти и экономическое развитие