<<
>>

ГЛАВА 3.5. НОРМАННЫ: ЛЮДИ МОРЕЙ И ФЬОРДОВ

  С такой мольбой обращались к Богу жители Западной Европы в IX—XI вв. К берегам Франции, Англии, Германии приставали быстроходные парусные корабли. Они же заплывали в устья рек и поднимались вглубь страны.
На борту этих судов находились воинственные дружины норманнов («северных людей») или, как их называли на Руси, варягов (по Волхову и Днепру они добирались до Византии и стран Арабского халифата). То были выходцы из Северной Европы — норвежцы, датчане, шведы. В самой Скандинавии их именовали ВИКИНГАМИ (происхождение слова «викинг» не очень ясно; возможно, их так прозвали потому, что дома они ставили свои суда в заливах, а на древненорвежском языке залив — vik).

Эпоха викингов охватывает время от начала IX до середины XI в.

До самого конца VIII — начала ЕХ в. жители европейского континента почти ничего не знали о людях с Севера. Тем сильнее напугали их неожиданные нападения норманнов. Их дружины поначалу были немногочисленными, но эти воины, вооруженные боевыми топорами или мечами, копьями и круглыми щитами, отличались стремительностью и мужеством. Напав на поселение или монастырь, они убивали тех, кто сопротивлялся, сжигали дома, грабили, захватывали в плен мирных людей и увозили с собой добычу.

Но вскоре нападения разрозненных дружин сменились атаками целых армий, во главе которых стояли вожди — КОНУНГИ (короли). Дело в том, что в Норвегии, Швеции и Дании начала усиливаться власть королей, которые прежде правили в отдельных местностях, а теперь, с конца IX в., стали подчинять себе более обширные области. Внутри своей страны эти короли вели себя так же, как викинги в других государствах: беспощадно истребляли своих знатных противников, которые тоже претендовали на верховенство. Эти короли облагали население податью и возглавляли народное ополчение: жители приморских районов были обязаны строить боевые корабли и под командой конунга отправляться в боевые походы.

С конца IX в. армии норманнов сражались на территории Англии. После длительных кровопролитных войн в начале XI в. датский король Кнут Великий сумел создать огромную северную державу, в состав которой входили Дания, Англия и Норвегия. Но еще задолго до того, в начале X в., в Северной Франции датские захватчики создали герцогство Нормандию, и хотя нормандский герцог считался подданным французского короля, на сеймом деле он правил совершенно независимо. Вскоре эти выходцы из Нормандии, воспринявшие французский язык и феодальные обычаи, подчинили себе Южную Италию, основав в ней Королевство Обеих Сицилии, включавшее одноименный остров и юг Апеннинского полуострова. Был мо

мент, когда норманны захватили Париж. Их корабли бороздили Средиземное море.

Со времен варварских завоеваний IV—VI столетий на Европу не обрушивалось подобных нападений, сопровождавшихся разрушениями и грабежами, уводом в рабство и гибелью людей. Правителей и население Запада атаки викингов застали врасплох. Политическая раздробленность того времени, когда империя Каролингов распадалась на отдельные княжества, сделала их беззащитными перед напором новых завоевателей и грабйтелей. Вот чем объясняется овладевший массами людей страх. Они были убеждены: то Господь карает их за грехи, насылая на них неистовых норманнов.

От времени викингов сохранилось несколько их изображений. На камнях с руническими надписями мы видим воинов в кольчугах и в остроконечных шлемах. Они идут в бой, размахивая боевыми топорами. Бородатые лица викингов вырезаны на деревянных предметах. В сознании европейцев того и последующего времени сложился образ скандинавского непобедимого героя, рослого и необычайно физически сильного воина. И верно, исландские саги — сказания о скандинавах эпохи викингов рассказывают о БЕРСЕРКАХ (по-сканд. «медвежьи шкуры»). Эти люди посвящали себя верховному языческому божеству норманнов ОДИНУ — покровителю героев, который, по тогдашним поверьям, забирал их после смерти в свой дворец Валхаллу («палату павших в битве»).

Берсерки — не ведавшие страха воины. В бою они приходили в неистовство: сбрасывая с себя кольчугу и сражаясь обнаженным до пояса, берсерк рычал и кусал свой щит, внушая ужас противнику. Но берсерки были исключением, и к ним сами скандинавы относились с опаской и даже враждебностью.

Что же касается обычных викингов, то они вовсе не были великанами и едва ли обладали исключительной физической силой. Изучены скелеты людей, которые были похоронены в могильниках того времени. Как правило, они были среднего или низкого роста, многие страдали ревматизмом, а их зубы были испорчены. В сагах много рассказывается о пирах, на которые собирались воины во главе со своими предводителями. На этих пирах выпивалось много пива, но еда была бедна витаминами. Продолжительность жизни везде в Европе в ту эпоху была невелика, и немногие достигали старости. Кроме того, воин предпочитал погибнуть в бою и отправиться после смерти в Валхаллу, нежели умереть, по их выражению, «на соломе», т.е. от болезни и старости.

Про одного древнешведского конунга по имени Аун ходила легенда: постыдно страшась смерти, он пытался продлить свою жизнь и с этой целью приносил в жертву своих сыновей, одного за другим, и каждая жертва давала ему десять дополнительных лет существования. Под конец этого впавшего в детство старца кормили через рожок, как новорожденного, и он уже не имел сил выбраться из постели. Но шведы не позволили Ауну принести в жертву последнего, десятого из сыновей, — ведь нужно было

продолжить королевскую династию — и Аун умер. В легенде не сказано только о том, какого же возраста был выживший преемник Ауна?

Дальние плавания и военные победы скандинавов сделались возможными благодаря успехам, которых они достигли в кораблестроении. Корпус викингского корабля был сшит из упругих деревянных планок, так что он выдерживал удары морских волн. Украшенный резным изображением головы дракона штевень корабля был гордо изогнут. Дракон, по поверьям, должен был отпугивать злых духов, которые могли повредить кораблю и его команде, и когда норманны возвращались домой и ставили судно в корабельный сарай, голову дракона снимали со штевня.

Киль изготовляли из одного ствола дерева, и наряду с небольшими ладьями они умели сооружать боевые корабли длиной до 30 и даже 40 метров. Помимо мачты с клетчатым парусом на корабле были весла. С развешенными по бортам разноцветными щитами, с гордо вздымающейся головой дракона, корабль выглядел очень красиво. «Конь моря» — так любовно называли его норманнские поэты того времени.

Эти суда легко и быстро двигались при попутном или боковом ветре. Несколько таких кораблей подняты теперь со дна рек и морей или раскопаны в курганах, где были похоронены вожди. Эти корабли, частично поврежденные, восстановлены, и ими можно любоваться в музеях Норвегии и Дании. Викингские суда превосходили скоростью движения корабли, какими пользовались другие европейцы. Когда в конце ХЕХ столетия в Норвегии был построен корабль — точная копия викингского, то на нем удалось, несмотря на штормы, менее чем за месяц, благополучно пересечь Атлантический океан и прибыть в Нью Йорк.

Военные набеги и походы норманнов происходили одновременно с их торговыми поездками в разные страны. Условия жизни на Севере выглядели более бедными по сравнению с тем, что они наблюдали на континенте Европы. Там кое-где (особенно в Средиземноморье) оставались города, сохранившиеся от римской эпохи. Торговые люди с Севера отплывали в дальние поездки — по «пути из варяг в греки», их корабли бороздили Средиземное море. Что могли норманны предложить для обмена? — Домотканные изделия, пушнину и добро, захваченное во время воинских набегов, включая рабов. Приобретали же они заморские одежды, украшения и оружие. Знатные викинги щеголяли в чужеземных плащах, их мечи нередко были выкованы во Франкском королевстве. Огромная масса серебряных и золотых монет из разных стран — от Арабского халифата до Англии — оказалась на Севере.

Часть денег использовалась в торговле (впрочем, был распространен и прямой обмен товарами, и мерой стоимости служило домотканное сукно). Но львиную долю драгоценных металлов скандинавы эпохи викингов превращали в клады: прятали их в погребальные курганы, закапывали вблизи своих жилищ или топили в море, реках и болотах.

Странный способ обращения с деньгами и драгоценностями, не правда ли? Впоследствии мы попробуем в этой загадке разобраться.

Археологические раскопки обнаружили остатки древних скандинавских торговых и ремесленных поселений. В южной части Швеции еще в VI—VIII вв. существовал город Бирка. Здесь найдены предметы, свидетельствующие о том, что связи Северной Европы с Востоком простирались вплоть до Индии. Там, где заселенный датчанами полуостров Ютландия смыкается с континентальной частью Европы, т.е. на границе Дании и Германии, в VIII—X вв. через порт Хедебю велась оживленная торговля между странами Балтики и странами, омываемыми Северным морем. Все эти торговые пункты существовали до тех пор, пока продолжались походы викингов, а затем пришли в упадок, уступив место новым городам Севера.

Конечно, скандинавские города выглядели бедными и маленькими, если их сравнивать с городами Южной Европы. Когда викинги, проникшие через Гибралтарский пролив в Средиземное море, при

близились к какому-то незначительному городку Италии и подвергли его разграблению, они были уверены, что захватили Рим! Ведь многие из них никогда еще не видели густонаселенных древних городов с каменными строениями.

В IX—X вв. скандинавы начали заселять острова северной части Атлантического океана. Знатный норвежец погружал на свой корабль имущество, включая несколько голов домашнего скота, и вместе с семьей и друзьями отплывал в море. Обычно на своих кораблях норманны старались плавать вдоль побережья, или от одного острова к другому, остерегаясь уходить далеко в открытое море, но иногда смельчаки отплывали в просторы океана. Немало их погибло ро время штормов, другие доплывали до неведомой им суши, где высаживались и начинали обживать новую страну.

Смелые северные мореплаватели достигли даже островов, расположенных вблизи берегов Северной Америки. В исландских сагах названы «Страна плоских камней» и «Страна винограда», куда прибыли Лейв Удачливый и его спутники. Они повстречали здесь местных жителей (индейцев?).

Археологами найдены места построек и кое-какие предметы, свидетельствующие о том, что норманны и в самом деле там побывали около 1000 г. Но скандинавское поселение было недолговечным, и колонисты либо вымерли, либо возвратились к себе на родину. Открытие норманнами Америки не имело последствий ни для населения этого континента, ни для Европы.

Ученые нашего времени утверждали, будто норманны составили какие- то географические карты, которыми через полтысячи лет воспользовался Колумб, отправившийся в свое плаванье на запад. На самом деле никаких карт скандинавы того времени рисовать не умели. В ту эпоху у них еще не было письменности такого типа, который применялся в других частях Европы, и они знали только руны. По морю они плавали, ориентируясь по солнцу, и в сагах упоминается какое-то приспособление, которое помогало им в навигации. Его называют «солнечным компасом», но ничего общего с магнитным компасом он не имел, и ученые не знают точно, что это такое.

Для Европы Америку открыл Колумб. Но не вызывает сомнений то, что скандинавы в IX—XI вв. были отважными и опытными мореплавателями.

От эпохи викингов остались клады. В земле, в курганах, близ жилищ или в пустынных и недоступных местах на протяжении веков вплоть до наших дней находят клады серебряных и золотых монет и других изделий из драгоценных металлов. Огромное число кладов, как можно судить по чеканке монет, было запрятано именно в IX—XI вв. Историки полагали, что клады викингов представляли собой своего рода «сберегательные банки»: люди прятали свои богатства для того, чтобы впоследствии выкопать их и купить на них землю, рабов, оружие.

Однако нет никаких сведений о том, что в ту эпоху кто-либо извлек из земли свои сокровища и употребил их в торговле. И что означали клады, утопленные на дне рек или в болоте, откуда их вообще невозможно было достать? В саге об Эгиле — знаменитом исландском СКАЛЬДЕ рассказано, что когда он стал старым человеком и почувствовал приближение смерти, он погрузил на лошадей два сундучка с серебряными монетами, некогда полученными от английского короля, и с помощью своих рабов спрятал их в безлюдной части острова, а рабов — единственных свидетелей — убил. Зачем Эгиль спрятал клад перед смертью? Один викинг, получив во время морского боя смертельный удар, схватил свой сундучок с драгоценностями и прыгнул за борт корабля. Какой смысл имели подобные поступки?

Для того чтобы дать ответ на эти вопросы, нужно знать, что древние скандинавы видели в золоте и серебре не только богатства, но и нечто совсем другое. В благородных металлах, по их убеждению, воплощались человеческая «удача», «везенье», и до тех пор пока эти богатства остаются во владении человека, он сохраняет и свою «удачу». Надежно спрятав клад, человек надеется, что «везенье» его не оставит ни на этом свете, ни после смерти. Поэтому свои монеты и драгоценности викинги прятали навсегда, а не помещали их на время, как в банк.

Для того чтобы понять обилие викингских кладов, находимых на Скандинавском Севере, нужно знать, каковы были их идеи о человеке, его удаче и судьбе, знать их верования и представления о загробном мире. Ведь не случайно конунгов и вождей скандинавы-язычники хоронили вместе с их сокровищами, конями, повозками и рабами, снабжая пищей и всем необходимым для существования в Валхалле.

О              верованиях и культуре норманнов мы знаем главным образом из произведений литературы, которые были сочинены или записаны исландцами. Это удивительно: маленький народ оказался в состоянии не только сохранить, но и приумножить богатства древнегерманской и скандинавской культуры.

Переселяться на этот огромный пустынный остров выходцы из Норвегии начали около 870 г. Они и назвали его Исландией («Страной льда»). Природа Исландии сурова и небогата. Темная каменистая почва плоскогорья, вулканы и гейзеры (источники горячей воды, нагретой подземной вулканической массой), почти полное отсутствие лесов (да и те вскоре были вырублены), черный песок — такой встретила Исландия колонистов. Но прибрежные равнины привлекли их хорошими пастбищами для скота. Ингольв Арнарсон, который первым построил свой двор в юго-западной части острова, в Заливе дымов (Рейкьявик), передал в Норвегию, что на острове прекрасные луга, где можно пасти скот: там «масло капает с каждой травинки». Ингольв хотел привлечь новых переселенцев, и действительно, вскоре по всему побережью Исландии возникли хутора норвежских ко

лонистов (внутренняя часть острова остается необитаемой и до сих пор). Некоторые переселенцы уехали в Исландию, не желая терпеть самовластие короля Харольда Прекрасноволосого, который как раз в это время начал объединять Норвегию.

К 930 г. заселение острова в основном завершилось, и страна была разделена на четыре «четверти», в каждой из которых был свой ТИНГ — судебное собрание местных жителей. Единственным общеисландским органом управления был АЛЬТИНГ, которым исландцы до сих пор гордятся как «древнейшим парламентом Европы». Но древний альтинг — не парламент, т.е. выборный государственный орган, который принимает законы и ведает налогами. Альтинг был в тот период народным вечем, сходкой хуторян из всех «четвертей». В течение всего года они сидели у себя по усадьбам, а на альтинге встречались люди отовсюду, обменивались новостями, рассказывали саги, заводили дружбу. На альтинге ежегодно законоговоршпель — знаток правовых обычаев, которые он хранил в памяти, поднимался на Скалу Закона и рассказывал о них собравшимся. Здесь же решались судебные тяжбы. Никакой другой власти в Исландии в тот период не существовало, как не было и армии, — защищенная океанскими просторами страна в ней не нуждалась. Исландия в IX—XIII вв. не представляла собой государства. Ее общественное устройство называют «народовластием», но в отдельных местностях большое влияние оказывали вожаки крестьян; они примиряли враждующих и выполняли роль жрецов. Ведь исландцы в своем большинстве оставались язычниками до 1000 г., когда решением альтинга было принято христиан- ство.

Исландия — затерянный в северной Атлантике остров с немногочисленным крестьянским населением. И тем не менее, как уже было сказано, роль исландцев в истории культуры исключительно велика. Это именно они передавали из поколения в поколение мифы, предания и песни германской и скандинавской старины. В Исландии сочиняли поэты-скальды, которых конунги Норвегии, Дании и Швеции охотно приглашали к себе, с тем чтобы скальды воспевали их подвиги и воодушевляли на бой дружины. Но исландцы бережно хранили в памяти и рассказы о своих предках и их жизни — саги. Однако наиболее знамениты песни о языческих богах и германских и скандинавских героях, которые тоже устно передавались из поколения в поколение. Записаны были эти песни и саги лишь в XIII в.; благодаря тому, что книги, изготовленные из телячьей кожи (пергамента), частью сохранились до нашего времени (часть их погибла в пожаре в Копенгагене в XVIII в.), мы имеем возможность познакомиться с древнегерманской и скандинавской культурой.

Люди того времени, жившие на своих хуторах, и весь населенный ими мир воспринимали как усадьбу. Они так и называли его —

Мидгард («огороженный двор»). Это был мир людей, мир, ими возделываемый. А дальше, вокруг Мидгарда простирался мир, населенный враждебными людям силами — чудовищами, великанами, мир хаоса, Утгард («пространство, расположенное за оградой»). Наряду с Мидгардом и Утгардом фантазия рисовала Асгард — «усадьбу богов асов».

Но эти боги не бессмертны, и они знают, что близится решительная схватка между асами и чудовищами, такими, как Мировой волк. Более того, асы знают из пророчества, что они погибнут в этой битве, и вместе с ними погибнет и весь мир. Но это мрачное пророчество не внушает им ни отчаянья, ни бездействия. Верховный ас Один собирает в Валхаллу павших в боях воинов, — он возглавит их войско в грядущем противоборстве с силами зла. В средневековой Германии было распространено поверье, что Вотан (Один) по ночам проносится по воздуху на своем восьминогом коне над селениями, и его свита из павших героев пугает жителей шумом и гиканьем. Но война Мидгарда и Асгарда против Уттарда уже идет, и один из асов Тор (так его называли скандинавы, в Германии он был известен под именем Донар — бог грома) совершает нападения на Утгард, сокрушая великанов своим боевым молотом.

Боги воинственны. Но вместе с тем Тор считался другом крестьян, бог Фрей и богиня Фрейя покровительствовали урожаям и плодородию, в Один был покровителем не только воинов, но и поэтов. Это он, согласно легенде, похитил у великанов «мед поэзии», и этот напиток, символизирующий поэзию и поэтический дар, достался скальдам.

Германцы и скандинавы приносили своим богам жертвы в рощах или деревянных храмах. Их «вера» означала не сыновнее поклонение Богу, как у христиан, а доверие к асам, с которыми они поддерживали дружбу, — но лишь до тех пор, пока асы им помогали. Если же человек не получал помощи того или иного аса, он мог отказать ему в дружбе и подарках. К асам обращались не с мольбами, а с требованиями. В песнях о богах, которые были записаны в Исландии в сборнике «Эдда», боги нередко изображаются в виде обманщиков и нарушителей клятв. Коварен и сам Один, но особенной изворотливостью и изобретательностью во всяческих пакостях и обмане отличается Локи, бог огня, сын великана и помощник Одина. Скандинавы были способны выставлять асов в комическом виде и высмеивать их.

Богатая скандинавская мифология изменялась с течением времени, и в конце концов сложилось предание о том, что асы были древнейшими королями в Швеции и Норвегии, т.е. являлись не богами, а людьми.

Наряду с песнями о богах в «Эдде» имеются песни о древних германских и скандинавских героях.

Наиболее знаменитым из них был Curypg. Он убил дракона Фафнира и отобрал у него золотой клад, выкованный подземными карликами-кузнецами нибелунгами. Обладание этим кладом давало власть и удачу. Сигурд совершил много других подвигов, но король Гуннар, опасаясь его могущества, вместе со своими братьями убил Сигурда и завладел волшебным кладом, спрятанным на дне Рейна. Однако после этого король гуннов Атли (Аттила), заманив к себе Гуннара и его брата с тем, чтобы отобрать это «рейнское золото», погубил их. Сестра Гуннара Гудрун, которая была выдана замуж за Атли, жестоко отомстила за своих братьев. Ведь родственные связи у этих народов стояли на первом месте, и братья были ей дороже супруга. Месть Гудрун была чудовищна: она умертвила собственных сыновей (они входили в род своего отца, а не в ее собственный род). Затем она приготовила из их мяса блюдо, которым угостила ничего не Цодозревавшего мужа, после чего заколола сонного Атли его же мечом и сожгла усадьбу, где совершились все эти жуткие злодеяния.

Обо всем этом (и многом другом) рассказывается как в песнях «Эдды», так и в «Песни о Нибелунгах» — поэме, сочиненной в Германии в начале XIII в., но опиравшейся на древние песни и предания. Сигурд в «Песни о Нибелунгах» именуется Зигфридом, Гуннар — Гунтером, Атли фигурирует под именем Этцель, а Гудрун исландской песни в Германии была известна как Кримхильда. Главное же отличие «Песни о Нибелунгах» от «Эдды» заключается в том, что песни «Эдды» относят своих героев в седую древность, а «Песнь о Нибелунгах» приблизила их нравы и поведение к современности, т.е. к XIII в. Поэтому герои немецкой поэмы — это средневековые высокородные рыцари, тогда как в исландских песнях они еще фигурируют в облике хозяев простых сельских усадеб.

В отличие от песней о богах и героях, в которых запечатлены мифы и предания, в сагах изображается жизнь обычных людей. Простой, незнатный человек довольно редко упоминается в средневековой литературе, интересовавшейся прежде всего королями, благородными господами и прекрасными дамами. В церковной литературе главное внимание уделялось святым и чудесам, которые им приписывались. О жизни крестьян на протяжении многих столетий почти вовсе нет сведений. В этом отношении саги об исландцах составляют исключение. Из саг можно узнать об их настроениях, чувствах и поступках.

Однако главное в саге — не описание повседневной жизни этих людей. Интерес для тех, кто записывал саги, и тех, кто их читал или слушал, как их рассказывали, представляли прежде всего распри между отдельными исландцами, которые приводили к столкновениям и убийствам. Убийство же свободного человека было тяжелым ударом для его сородичей. За его смерть было необходимо отомстить, убив обидчика, или получить возмещение. Вот об этих-то конфликтах и рассказывают саги. Нередко месть за убитого вызывала новые убийства, и в эту кровавую вражду с обеих сторон вмешивались другие родственники и друзья, и вражда могла длиться годами.

Если человек не был в состоянии ни отомстить, ни получить возмещение за убийство, он чувствовал себя глубоко униженным. У ис

ландцев существовала поговорка: «Только раб мстит сразу, а трус — никогда». Месть тщательно готовили, не спешили с ней. Обидчика нельзя было убить спящим или из засады, он должен был знать, что получает то, что заслужил своим поступком. Об осуществлении мести нужно было немедленно оповестить соседей.

Люди очень заботились о своей доброй славе. В песни «Эдды» говорится:

Наряду с сагами об исландцах сочинялись саги о норвежских королях, и авторами их опять-таки были исландцы. Самый знаменитый из них — Снорри Стурлусон. Это был влиятельный и богатый исландец, который в начале XIII в. написал серию саг о королях, правивших Норвегией на протяжении нескольких столетий, начиная с легендарных времен. По первым словам этого сочинения оно было впоследствии названо «Круг Земной». Центральная и самая большая сага «Круга Земного» — сага об Олове Святом, короле, который в начале XI в. пытался утвердить свою власть над Норвегией, проводя с этой целью христианизацию населения. Но могущественные предводители свободных крестьян выступили против Олава и нанесли ему военное поражение. Олав погиб на поле боя. Через несколько лет после его смерти церковь провозгласила его святым и «вечным королем Норвегии», небесным покровителем ее королей.

В этот период в Норвегии было воздвигнуто немало церквей. Их строили из дерева, и некоторые из них сохранились до нашего времени. На их кровлях нередко устанавливали резные головы драконов, снятые с викингских кораблей. Страна стала уже христианской, что не мешало украшению храмов Божьих изображениями языческой старины. Старая религия медленно уступала место новой.

В каких формах в Германии принимали христианство, видно из религиозной поэмы «Спаситель», сочиненной неизвестным поэтом. В ней рассказывается о жизни Христа, но он изображен в виде вождя дружины апостолов, которые превращены автором из учеников Господа в воинов. Спаситель сражается с воинством Сатаны.

От начала XIII в. сохранился рассказ о кузнеце, жившем в Норвегии. Однажды к нему прискакал всадник верхом на коне и велел перековать его. Кузнец никогда не видывал таких огромных копыт. Когда работа была выполнена, всадник сказал ему, что на другой день он будет уже в Швеции.

«Это невозможно», — возразил кузнец: расстояние было слишком велико. — «Но ты не спрашиваешь, кто я», — сказал пришелец. Оказалось, что это был сам Один, глава асов. С этими словами Один вскочил на коня, и тот, перемахнув через ограду, исчез из виду.

Время языческих богов закончилось, и они покидали страну. На смену им на Север пришла религия Христа. Проповедь новой религии, однако, не вытеснила полностью прежние обычаи и верования. Народное христианство Средних веков во всей Европе представляло собой сплав старых поверий с тем учением, которое проповедовали католические священники.

Вопросы Чем объясняются успехи норманнских завоеваний в разных частях Европы? Можно ли считать норманнов только завоевателями? Перечислите моря, по которым плавали корабли норманнов. Каковы были представления норманнов-язычников о загробном мире? Каково было общественное устройство Исландии в IX—XIII вв.? Чем объяснить то, что в средневековой Исландии лучше, чем в других частях Европы, сохранились древнегерманские сказания, песни о богах и героях и другие традиции германских народов? Как был устроен мир в представлениях германцев и скандинавов? Могут ли саги помочь понять содержание таких памятников права как «Салический закон» (см. гл. «Франкское государство Меровингов»), в котором даются подробные перечни возмещений за убийства и увечья, но ничего не говорится о причинах подобных преступлений?

<< | >>
Источник: Гуревич А.Я., Харитонович Д.Э.. История средних веков. Учебник. 1995

Еще по теме ГЛАВА 3.5. НОРМАННЫ: ЛЮДИ МОРЕЙ И ФЬОРДОВ:

  1. ГЛАВА VII КАКИМ ОБРАЗОМ ЧЕЛОВЕК ПРИОБРЕТАЕТ ЗНАНИЕ ПРИНЦИПОВ МОРАЛИ
  2. Глава VI ОБ ОТЦОВСКОЙ ВЛАСТИ 52.
  3. Введение
  4. Примечания
  5. Глава XО ТОМ, ЧТО ЛЮДИ НИЧЕГО НЕ МОГУТВЫВЕСТИ ИЗ ВНУШАЕМЫХ ИМ ИДЕЙ О БОЖЕСТВЕ;О НЕПОСЛЕДОВАТЕЛЬНОСТИ И БЕСПОЛЕЗНОСТИИХ ПОВЕДЕНИЯ ПО ОТНОШЕНИЮ К БОЖЕСТВУ
  6. Глава 1. Страна и люди. Немного истории
  7. Глава 1 ДЕЛОВОЕ ОБЩЕНИЕ ЛЮДЕЙ КАК ПРИОРИТЕТНАЯ СОЦИАЛЬНОПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА
  8. Философия и наука.
  9. § 19. Норманны: от Америки до Руси
  10. ЭПИЧЕСКАЯ ПЛАСТИКА
  11. ГЛАВА 5. МОРАЛЬ И НРАВСТВЕННОСТЬ. СМИ В РОЛИ РОДИТЕЛЕЙ И ПАСТЫРЕЙ
  12. ГЛАВА 1 ГОЛ 1786-й. Соседство лвух империй. Курилы. Сахалин. Пекин. Корея
  13. СТОЛИЦА ЧЕРНОГО МОРЯ
  14. ГЛАВА ДЕВЯТАЯ ЛЮЙ-ТАЙХОУ БЭНЬ ЦЗИ - ОСНОВНЫЕ ЗАПИСИ [О ДЕЯНИЯХ ИМПЕРАТРИЦЫ] ЛЮЙ-ТАЙХОУ1