<<
>>

ПУБЛИЧНЫЕ (ГОСУДАРСТВЕННЫЕ) ДОЛЖНОСТИ

Совсем иная картина вырисовывается с другой группой должностей, к которым можно отнести надора-палатина, судью Королевской курии, казначея, тезаурария, персоналия. Их генезис в целом схож с рассмотренными выше дворцовыми службами, но впоследствии их компетенция стала выходить за пределы королевского двора; приобретая все больше и больше публичный характер, они имели перспективы превратиться в государственные и даже составить основу для складывания целых учреждений.

Надор-палатин. Первое место среди таких должностей в средневековой Венгрии принадлежало надору-палатину81. Латинское название этой должности — palatinus, comes palatii. На ранней стадии развития Венгерского государства можно найти ее аналог в западноевропейской системе государственного управления в лице пфальцграфа, хотя с самого начала палатин располагал при дворе большей властью, чем его франкский коллега. Правда, данный факт свидетельствует о более примитивной организации венгерского королевского двора по сравнению с франкским. В Венгрии эту должность создал еще король Иштван I, ориентировавшийся как раз на франкогерманскую практику.

Палатин был самым высоким придворным чином в стране, и в XI — начале XII в. еще был тесно связан с королевской курией и персоной короля. Изначально он совмещал две важнейшие функции: судебную и хозяйственную. Как доверенное лицо короля палатин был призван разрешать конфликты, возникавшие внутри королевской курии. То есть он был первым куриальным судьей и в этой функции замещал короля, который в силу своих прерогатив был бы должен (но из-за разросшихся и усложнившихся задач королевской власти не мог) лично вершить суд над своими людьми в т. н. суде присутствия короля (praesentia regia).

Кроме правосудия на палатине лежала забота о материальном обеспечении королевского двора, для чего ему был вверен сбор доходов с королевских поместий, которыми он распоряжался во благо двора.

В этом качестве он ведал королевской сокровищницей (aerarium), или казной. Этим не ограничивалась сфера деятельности этого высшего придворного чина. В курии он командовал королевскими воинами (miles). Хозяйственные и военные обязанности палатина в целом совпадали с обязанностями ишпанов королевских комитатов (см. о них ниже), что и отразилось в венгерских названиях этого высшего сановника королевского двора: надор (nador), надоришпан (nador ispan), ишпан двора (palotai ispan). Оба слова пришли из древнеславянского языка и соответствовали славянскому «надворный жупан»82.

Первоначально, как свидетельствуют законы короля Св. Ласло (конец XI в.), сфера судебной деятельности надора ограничивалась только людьми королевской курии (воинами, слугами). У него как у куриального судьи находилась королевская печать, которую он должен был передавать своему заместителю, если уезжал из курии. Однако уже в законах короля Кальмана (конец XI — начало XII в.) допускается вмешательство надора-палатина в судебные дела комитатов, в случае возникших там к неудовольствию местного люда споров между королевскими судьями. Начиная с этого времени, выйдя за пределы королевской курии, судебные функции надора-палатина все больше приобретают общегосударственный характер. Роль надора-палатина в государстве возрастала еще и потому, что он замещал короля и как глава королевского ополчения, взяв под свое начало королевские военные контингенты в комитатах. В XII в. он считался наместником короля, представляя того во время отсутствия. Разъезжая по стране, надор проводил в комитатах судебные сессии (т. н. надорские куриальные съезды, concursus curialis). Так сложился надорский суд как особая судебная инстанция. Золотой буллой 1222 г., которая возникла как результат острой борьбы между могущественными магнатами и стремящимися не попасть под их власть королевскими сервиентами (будущими дворянами), надору-палатину передавалась роль посредника между королем и обществом, и в подтверждение этого поручалось хранение одного из экземпляров Золотой буллы.

Значение должности надора подчеркивалось также тем, что он мог замещать короля как судью даже в день персонального королевского суда в Секешфехерваре.

Формирующиеся сословия пытались взять под свой контроль эту высшую должность в государстве и уже в конце XIII в. добились того, что для назначения надора-палатина требовалось согласие Королевского совета. Тем не менее еще в правление Анжуйской династии в XIV в. надоры продолжали оставаться «людьми короля», получали от него за свою службу земельные пожалования. Все это сделало их самими могущественными магнатами королевства, которые могли оказывать сильное влияние на политику королевства, особенно в период ослабления королевской власти в правление последних Арпа- дов83. Палатины входили в число «истинных баронов» королевства, причем самых могущественных. В Королевском совете они занимали место подле короля. В качестве вознаграждения в XIV в. они получали обеспечение в виде трех-четырех наиболее богатых комитатов, а комитат Пешт закреплялся за палатинами навечно. Однако в наследственную эта должность не превратилась ни в эпоху Арпадов, ни при последующих династиях.

В сословно-представительной монархии должность надора- палатина (при том, что он сохранил все прежние функции) приобрела новое значение: она превратилась в сословную. Надор по сути возглавил сословия и представлял их интересы перед лицом центральной власти в целом и короля в частности. В середине XV в. сословия впервые избрали надора. Король Матяш I на время вернул практику назначения надоров, но потом, надеясь на поддержку этого должностного лица в вопросе об утверждении на троне своего незаконного сына, возобновил выборы. В 1485 г. было созвано специальное Государственное собрание в связи с выборами надора и законодательным закреплением его обязанностей. Ему в обязанность вменялось созывать Государственные собрания в случае избрания короля и предоставлялось право первого голоса. В его функции входило улаживание противоречий и споров между короной и сословиями.

Надор был после короля первым из судей, а в отсутствие монарха его наместником, на которого ложились все королевские полномочия, кроме права предоставления земельных пожалований и привилегий. В особых округах — у половцев и ясов — он был верховным судьей. В случае смерти короля надор становился опекуном малолетнего короля. Наконец, он занимал пост главнокомандующего всех войск в королевстве. Среди бандериальных господ, т. е. тех высших феодалов, которые обладали правом по призыву короля выступать на войну со своим войском под собственным знаменем, ему принадлежало первое место. Из сказанного мы видим, как далеко от первоначального содержания в раннефеодальном королевстве ушла должность палатина ко времени складывания сословнопредставительной монархии. В то же время обращает на себя внимание чересчур широкий характер его полномочий, что отражает специфику организации власти в средневековом государстве.

Судья королевской курии, или государственный судья. В ходе развития властных институтов палатины передавали некоторые из функций своим заместителям. Из них, в свою очередь, вырастали новые, уже вполне самостоятельные должности. Одной из них была должность судьи королевской курии, или государственного судьи.

Эта должность прошла путь развития, во многом схожий с надором- палатином. Она появилась в 30-е гг. XII в. как раз в связи с тем, что из-за частых отлучек надора-палатина его обязанности в курии стали переходить к его заместителю, должность которого изначально называлась удваришпан (лат.: comes сипае, венг.: udvarisp?n). Удваришпан управлял королевским дворцовым хозяйством, собирал доходы с королевских поместий и осуществлял надзор за их населением, управлял королевскими финансами и казной, а также замещал короля в качестве судьи в суде королевского присутствия (praesentia regis). То есть в начальный период эта должность совмещала в себе две функции: судебную и хозяйственную, как это было и в случае над ора-палатина.

Однако со временем отправление правосудия вышло на первый план и в деятельности удваришпана, а его судебная власть распространилась за пределы королевского двора, постепенно охватив всю страну.

Золотая булла 1222 г. оформила его право вершить суд вне пределов двора повсюду в королевстве, если судебный процесс был начат удваришпаном в курии. Исключение составляли наиболее тяжкие преступления. Бывший удваришпан в соответствии со своими новыми обязанностями стал называться судьей королевской курии (judex curiae, judex curiae regiae, judex curiae regis). И хотя, как мы видим, подобное наименование должности уже в XIII в. не вмещало ее действительного содержания, в латинской терминологии оно сохранилось на века. Однако в венгерском языке за ним закрепилось название «государственный судья» (orsz?gbtr?), соответствовавшее реальному полю деятельности этого сановника. Правда, в венгерской историографии остается открытым вопрос о времени появления венгерского термина. В иерархии государственных чинов Венгерского королевства государственный судья занял второе место после надора-палатина, а при необходимости замещал последнего.

Носители этой должности превратились в могущественных магнатов, которым принадлежали огромные владения в стране. Известно много случаев, когда должность становилась ступенькой к посту надора-палатина.

Государственные судьи принимали активное участие в политической борьбе. По этой причине в последние десятилетия царствования династии Арпадов и на протяжении всего XIV в. они, как правило, не занимались своими прямыми обязанностями, т. е. лично не заседали в суде королевской курии, а перепоручали председательство заместителю из числа своих фамилиариев: вице-судье королевской курии (vicejudex curiae, венг.: alorsz?gbir?). Что же касается королевских финансов, королевской казны и прочих хозяйственных дел двора, то они уже в начале XIII в. перешли в ведение нового чиновника двора: таверника, что, собственно, и сделало возможным обособление должности государственного судьи.

Таверник. Упоминания о заместителе удваришпана (magister cubiculariorum) впервые встречаются в венгерских источниках в конце XII в. Круг обязанностей этого должностного лица изначально складывался в тесной связи с изменением функций надора-палатина и судьи королевской курии, будущего государственного судьи.

На первых порах будущий таверник руководил деятельностью хранителей амбаров и кладовых королевских поместий. К нему постепенно переходили хозяйственные обязанности удваришпана, который все больше занимался судопроизводством.

Управление финансами в раннефеодальном Венгерском королевстве отражало персональный характер власти монарха. В то время еще не различались государственная и собственно королевская казна. В королевскую казну поступали в первую очередь доходы от его собственных владений и поместий. В описи короля Белы III (1131-1141) относительно доходов казны от дорожных, таможенных и рыночных пошлин сказано: omnia sua sunt. На доходы от королевских владений содержались двор, войско и т. д. Эти особенности финансовой системы Венгерского феодального государства отражались в системе управления.

Уже в начале XIII в. заместителя удваришпана начинают называть главным таверником (magister tavemicorum, венг.: kincstart?), что отражало изменение и расширение функций этого должностного лица, приобретавшего общегосударственное значение. Если в XII в. заместитель удваришпана ведал преимущественно доходами собственных королевских поместий, то в XIII в., когда королевский домен сократился и доходы от него потеряли прежнее значение, в ведение главного таверника попали другие источники поступлений в казну, в первую очередь от королевских регалий, в том числе различных таможенных (внутренних и внешних), рыночных пошлин, поборов за речные перевозки, доходов от горных промыслов, монополии на добычу благородных металлов, соли и т. д. С появлением и развитием городов, которые в Венгрии входили в число королевских владений, контроль над их доходами также перешел к главному тавернику. Реформы Карла Роберта Анжуйского в первой половине XIV в. коснулись монетной чеканки и налогов. В системе государственных доходов налоги (с крестьянского надела, военный и др.) стали приобретать все большее значение. Все это повысило значение главного таверника. В XIV в. в его компетенцию входила также и монетная чеканка. Его функции уже не ограничивались управлением доходами и финансами, а распространялись и на судопроизводство. Вместе с государственным судьей главный таверник вел дела в Суде королевского присутствия, хотя и занимал позицию после своего «коллеги». Его судебной власти подчинялись привилегированные территории, в первую очередь свободные королевские города, что было закреплено реформой Лайоша I Великого в 1376-1378 гг. С конца XIV в. главному королевскому тавернику помогали вершить правосудие «товарищи» из числа бюргеров. Таким образом, происходило постепенное превращение главного таверника в один из сословных чинов. В судебной палате у него появился свой постоянный аппарат канцелярия (officium tavemicale), где нотарии и их начальники протонотарии работали с официальной перепиской, а также с апелляциями, поступавшими в суд главного таверника.

Должность главного королевского таверника была одной из самых высоких в Венгерском королевстве. Ее занимали светские лица, как правило, принадлежавшие к знатным семьям, таким как, например, Кёсеги, Чак, Аба, Другет, Лакцфи и др. Хотя эта должность не передавалась по наследству, нередко она доставалась детям высших

C

u

± другой стороны, она могла стать важной

вехой на пути к самым высоким постам: надора, судьи королевской курии и др. Как и другие высшие сановники, главные таверники получали от короля обеспечение в виде земельных пожалований и целых комитатов. Они входили в число королевских советников. В 1377 г. должность была подкреплена статусом «истинного барона». Казначей. В XIV в. по мере расширения судебных полномочий и задач главного таверника управление доходами казны постепенно переходило к его заместителю: казначею (thesaurarius). Впервые эта должность упоминается в связи с денежной реформой Карла Роберта в 1340 г. Но уже к концу века казначей (к тому времени уже главный) полностью заменил главного таверника в хозяйственных и финансовых делах казны. О значении должности говорит тот факт, что ее носитель получал титул барона, который, однако, не передавался по наследству. В отличие от главного таверника казначей не стал независимым сословным чином, а продолжал оставаться скорее доверенным лицом короля.

Но по мере развития системы государственных доходов появлялись налоги, вотировавшиеся сословиями, среди них — военный, установленный во второй половине XV в. В связи с этим возникло такое учреждение, как Казначейство (camara regia, венг.: kincstar). Оно занималось сбором налогов (даже от королевских регалий) с помощью специальных служащих, правда, пока еще из числа фами- лиариев таверника и казначея. В начале XVI в. дворянство, пытаясь (не без успеха) добиться большего для себя участия во власти, потребовало от короля, чтобы казначеи выбирались сословиями на Государственных собраниях, с тем чтобы поставить под свой контроль

В

и и

, ,, отличие от главного таверника главный казначеи не

приобрел судебных полномочий.

Будайский комендант. Важным свидетельством эволюции системы организации финансов в Венгерском феодальном государстве было выделение в особую сферу управления доходами королевских земельных владений, перешедшего последовательно от таверника и казначея к будайскому коменданту (praefectus castri, castellanus; венг.: varnagy), коменданту королевского замка в Буде. Коменданты королевских крепостей, назначавшиеся королем, совмещали функции гарнизонных командиров с хозяйственными, административными и судебными (вершили суд над зависимым населением крепостных округов). По мере превращения Буды в столицу королевства росло значение коменданта будайской крепости, в которой находилась королевская резиденция. Особенно это стало заметно в XV в., в ходе успешной централизации страны. Будайские коменданты возвысились настолько, что не справлялись со своими обязанностями, и часто их замещали вице-коменданты (vicecastellanus).

При слабых Ягеллоиах сословия добивались контроля над государственными доходами, и с этой целью на Государственном собрании 1518 г. выбрали двух казначеев, между которыми попытались разделить управление государственными (чрезвычайными налогами, устанавливавшимися сословиями) и непосредственно королевскими доходами. В 1521 г. они избрали уже четырех казначеев: двоих из баронов, двоих из дворян. Более того, сословия предприняли попытку установить контроль и над королевским казначеем, поставив рядом с ним контролера от сословий. Но это им не удалось, как и в целом их стремление полностью подчинить финансы королевства сословиям.

Королевская канцелярия. Королевский двор составляли не только придворные должности, но и его институты, к которым можно отнести Королевскую канцелярию, Королевский придворный суд, Королевский совет.

Наибольшее институциональное оформление среди этих органов получила Королевская канцелярия. Генезис этого учреждения прослеживается из истории должностей, формировавших его в течение долгого времени. Он проходил в самом тесном переплетении со становлением системы королевского судопроизводства. На начальном этапе существования Венгерского королевства еще не возникло потребности в Канцелярии как постоянном органе, т. к. письменное делопроизводство в Венгрии вплоть до XIII в. было развито крайне слабо. При Иштване I составлением грамот занимались прибывшие из Германской императорской канцелярии нотарии.

Как и в соседних государствах, придворная канцелярия венгерских королей выросла из Придворной королевской капеллы. Составлявшие ее корпус клирики (капелланы) не только выполняли пастырские обязанности, но при случае привлекались и к делопроизводству. Издание грамот при Ласло I Святом и Кальмане I (конец XI — начало XII в.) уже доверялось главному капеллану84, который начиная с XII в. стал именоваться щипаном (графом) капеллы (comes, или magister capellae regiae). Он скреплял грамоты большой круглой королевской печатью, хранение которой придавало этой фигуре особую важность. Главный капеллан был очень влиятельным лицом при дворе, доверенным человеком короля, его духовником. Через своего капеллана король получал информацию о положении дел церкви в стране; он входил в Королевский совет. Тем не менее в XII в. никакой определенности в деятельности ишпана капеллы и подчиненных ему служащих по источникам не прослеживается.

Канцлер. Ближе к середине XII в. в документах встречается самое раннее упоминание о канцлере (cancellarius), первоначально именовавшемся также нотарием. Некоторое время канцлер делил обязанности с ишпаном капеллы. Позже должности канцлера и нотария разделились, первый занял более высокое положение в формировавшейся как учреждение Канцелярии. Она отделяется от Придворной капеллы; последняя постепенно вытесняется из королевского делопроизводства. В первые десятилетия XIII в. должность канцлера окончательно закрепляется за эстергомским архиепископом — главой венгерской католической церкви; он именуется уже верховным канщером (summus cancellarius, венг.: f?kancell?r). Но как главе церкви ему было трудно одновременно реально выполнять обязанности главы Королевской канцелярии, которые переходят к его заместителю: вице-кат^еру (vicecancellarius, subcancellarius, венг.: alkancell?r). К концу эпохи Ар- падов (начало XIV в.) должность верховного канцлера превратилась в одну из самых высоких в государстве и носила ярко выраженную политическую окраску. Без него не решалось ни одно важное государственное дело, он входил в состав Королевского совета. Канцлеры вмешивались и в королевское судопроизводство. В XIV в. у них появился собственный суд, т. н. суд особого королевского присутствия (specialis praesentia regia), где они председательствовали, представляя короля.

Изменились положение и функции нотариев (notarius, венг.: jegyz?). В Канцелярии работали по крайней мере несколько нотариев, лично составлявших грамоты. Кроме того, они нередко посылались для ведения дел в провинцию, отправлялись в посольства с дипломатическими поручениями. За заслуги нотарии получали от короля высокие церковные должности. В документах эпохи нотарии Королевской канцелярии назывались по-разному: notarius, notarius secretaries, notarius specialis, но выявить различия между ними историки не могут. У кого-то из них хранилась одна из королевских печатей (перстень), которой в отдельных случаях опечатывали жалованные грамоты. В социальном отношении нотарии чаще всего были духовными лицами знатного происхождения. В конце эпохи Арпадов должность давала высокое положение при дворе. Нотарии имели перспективы должностного повышения. Известны случаи их продвижения в вице-канцлеры и даже в канцлеры. Роль нотариев в жизни двора трудно переоценить. Это были не только наиболее грамотные, но и высокообразованные его служащие. Из их числа вышли авторы нескольких выдающихся хроник.

В штате канцелярий в XIV в. работали уже корректоры (corrector litterarum), проверявшие текст; писцы (scriba, венг.: imok); архивисты (iconservator), хранившие документы и копировавшие наиболее важные из них.

В Анжуйскую эпоху (XIV в.) в Королевской канцелярии появилась новая должность тайного канщера (secretus cancellarius, венг.: titkos kancell?r), что было связано с расширением дипломатических контактов и международных связей венгерских королей этой династии, Карла Роберта и Лайоша I Великого. Предположительно она развилась из должности notarius secretaries, из чего можно сделать вывод, что на первых порах он был доверенным лицом короля и выполнял конфиденциальные дипломатические поручения. С этого времени Королевская канцелярия разделилась на две части: Большую, или Старшую (cancellaria major), и Тайную (cancellaria s?cr?ta). Первая занималась по большей части внутренними делами (оформлением и заверением жалованных грамот, привилегий и т. п.); а в компетенцию второй входили иностранные дела и те, которые считались тайными.

В первой трети XV в. Жигмонд (Сигизмунд) Люксембург реформировал Канцелярию, выделив из нее еще одну — Малую канцелярию (cancellaria minor венг.: kisebb kancell?ria), для производства дел в сфере королевского судопроизводства. Так появился новый центральный судебный орган — Суд личного присутствия короля (personalis praesentia regia) во главе с тайным канцлером. Однако это слишком запутало положение дел в канцеляриях, из-за чего Матяш I Корвин в 1464 г. объединил Большую и Тайную канцелярии и аннулировал Суд верховного канцлера. В то же время во главе Малой канцелярии он поставил персоналия (personalis praesentiae regiae, венг.: szem?lyn?k), которому поручил вести Суд личного присутствия короля. Персоналии никогда не входили в число баронов, они происходили из дворянского сословия — из тех дворян, которые служили при дворе и были заняты в королевском судопроизводстве.

При Матяше в соответствии с его централизаторскими замыслами Королевская канцелярия получила право участвовать в Королевском совете, а также в подготовке вопросов для предстоящих Государственных собраний, а потом в исполнении их решений. Среди служащих Канцелярии особенно поднялись секретари, которые возглавили «отделы» Канцелярии. Королевская канцелярия была высшим заверительиым местом, где подтверждались королевские грамоты. Служащие Королевской канцелярии в XV в. обладали, как правило, хорошей профессиональной подготовкой, некоторые из них учились в университетах за границей, чаще всего юриспруденции. Они составили в Венгрии тот узкий круг высшей интеллигенции, которая явилась проводницей идей Возрождения в стране.

Таким образом, мы можем наблюдать одновременное складывание двух институтов центральной власти: Королевской канцелярии и королевского судопроизводства, неотделимых друг от друга. Подытоживая сказанное об эволюции королевского судопроизводства, мы должны выделить следующее. Уже в XIII в. у надора, а потом и у судьи королевской курии (государственного судьи) появился собственный суд, вышедший за пределы дворцового судопроизводства и распространившийся на все государство. Но при этом не исчезло судопроизводство самого короля, распространявшееся на особые случаи.

Королевская судебная палата. В основе королесвкого судопроизводства в Средние века лежало понятие, что источником светского правосудия является король, который мог судить по любому делу, что же касается господ (высшей знати), выполнявших судебные функции, то они действовали лишь как заместители короля в суде, представлявшие его персону. Самый ранний суд этого типа, как уже упоминалось, назывался Судом королевского присутствия (praesentia regia), и короля в нем представляли сначала надор, потом судья королевской кури и; в XIV в. он был заменен судом особого королевского присутствия (specialis praesentia regia) во главе с канцлером; в первой половине XV в. — Судом личного королевского присутствия (personalis praesentia regia) во главе с тайным канцлером, которого во второй половине XV в. заменил персоналий. Товарищами персоналия по суду были не только прелаты и бароны, но и четыре протонотария. Протонотарии (prothonotarius, венг.: itel?mester, f?jegyz?) - старшие нотарии, занимавшиеся подготовкой судебных приговоров, были сведущими в юриспруденции людьми, нередко имевшими специальную подготовку. Поэтому суд персоналия был более профессиональным, чем суды надора и государственного судьи. Он получил название Королевской судебной палаты (tabula regiajudiciaria) и все больше оттеснял суды, возглавляемые баронами, тем более что в отличие от них заседал постоянно, по крайней мере в правление Матяша.

Стремясь ослабить влияние баронов, Матяш отобрал у надора не только уголовные дела, но и многие дела гражданского иска, передав их персоналию, т. е. подчинил напрямую себе. В последующий период, при

Ягеллонах, высшие баронские суды восстановили свои позиции, но суд персоналия и его место в судебной системе королевства сохранились.

В предмохачскую эпоху Королевская судебная палата объединяла в себе суды надора, государственного судьи, канцлера и персоналия. Эти высшие должностные лица назывались ординарными судьями королевства (]и<Исе$ ге$т оггМпалг), или верховными судьями, поскольку перед ними как судьями, замещающими короля, мог был начат любой судебный процесс. Каждый из этих судов имел свою особую компетенцию. Суд надора «специализировался» на спорах между королем и сословиями; суд государственного судьи был высшей апелляционной инстанцией для дворянских комитатских судов; суд персоналия решал уголовные дела, требовавшие срочного рассмотрения (например, незаконные захваты владений феодалами). Главный таверник, который, как уже упоминалось, также имев судебные полномочия, не входил в число верховных судей королевства, так как его судебная компетенция распространялась только на часть свободных королевских городов, и не имел судебной власти над благородными сословиями. Другая часть свободных королевских городов подчинялась суду персоналия, действовавшему, однако, отдельно от его главного суда. Сфера действия Королевской судебной палаты не распространялась на автономные территории. В Трансильвании, Хорватии и Славонии, в Спише85, земле секеев86 имелись свои суды, соответственно трансильванского воеводы, хорватско-славонского бана, спишского ишпана.

Королевский совет. Одним из трех институтов королевского двора в средневековой Венгрии был Королевский совет. Состав и компетенция Королевского совета начального периода жизни Венгерского государства очень размыты. К XIII в. он состоял из духовной и светской знати епископов, некоторых ишпанов, придворных, членов королевской семьи, составлявших окружение короля. Они собирались от случая к случаю, если королю требовался их совет. Со складыванием сословий появляется стремление господ и дворян определять состав Королевского совета и сферу его компетенции в тех вопросах, которые касались их интересов. Впервые эти пожелания сословий были зафиксированы в законах 1290 и 1298 гг. Первыми постоянными членами Королевского совета стали по долгу службы прелаты, а позже — бароны, занимавшие высшие светские должности. При Жигмон- де Люксембурге состав Совета расширился, включив в себя не только «истинных баронов». В периоды междуцарствия или феодальной анархии, в частности в первый период правления Жигмонда в начале XV в., по некоторым делам Королевский совет выносил самостоятельные решения, подписывая документы от имени не короля, а короны. Матяш I попытался лишить Королевский совет былого значения, превратив его в бюрократическое учреждение под началом Королевской канцелярии. Даже при слабых Ягеллонах, когда знать небезуспешно пыталась вернуть себе утраченные при Матяше позиции, львиная доля дел (около 80 %) улаживалась секретарями Королевской канцелярии, и только около 20 % оставалось Королевскому совету. В начале XVI в. участия в нем добились дворяне, посылавшие туда 20 своих представителей, которых выбирало Государственное собрание. Но на самом деле делегированные сословиями советники не играли самостоятельной роли, а проводили политику тех враждующих между собой магнатских группировок, к которым так или иначе относились сами, будучи фамилиариями тех или иных баронов. Таким образом, Королевский совет оставался органом баронов и прелатов. Без учета мнения Королевского совета ни Уласло II, ни Лайош II не принимали решений. В его состав входило около 50 прелатов и баронов.

Государственное собрание. Начальный этап складывания сословий в венгерском обществе относится к XIII в. Уже во второй половине XIII в. будущие дворяне, называвшие себя тогда королевскими сервиентами, съехались на первое общее собрание (communis comgregatio), потребовав от короля восстановить и соблюдать их права и привилегии, дарованные Иштваном Святым. Но складывание высшего сословно-представительного учреждения в Венгрии — Государственного собрания, подобного другим высшим органам сословнопредставительной монархии в Западной Европе, относится уже к XV в. В середине XV в. Государственное собрание стало собираться регулярно. В 1445 г. в него были впервые приглашены представители отдельных городов. Бароны и прелаты, а также члены Королевского совета приглашались на форум персонально и заседали отдельно от дворян и бюргеров. Принципы представительства дворянства в ту эпоху еще не были отработаны. Но до Мохача, особенно в первой четверти XVI в., преобладала практика поголовного участия дворян в собраниях. Государственное собрание в Венгрии не только вотировало некоторые налоги (в первую очередь чрезвычайный военный), оно стало законодательным органом. На нем рассматривались вопросы, связанные с внешней политикой (заключение мира, объявление войны), с замещением трона, избранием короля, выборами надора. Судебные полномочия государственных собраний распространялись на дела по обвинению в измене и оскорблении величества, которые решались вместе с ординарными судьями королевства.

Отличительной особенностью высшего сословного форума средневековой Венгрии было слабое участие в нем бюргерства ввиду общей отсталости этого сословия. Поэтому на государственных собраниях сталкивались в основном три политические силы: королевская власть, феодальная знать и дворянство. Во второй половине XV в. при сильной королевской власти, в правление Матяша Корвина, государственные собрания послушно исполняли волю монарха, поддерживая его централизаторские усилия. Однако с приходом к власти слабых Ягеллонов, в конце XV первой четверти XVI в., в зависимости от политической ситуации эти политические группы выступали в разных комбинациях, ожесточенно борясь за свои узко сословные и политические интересы, чем в конечном счете ослабили оборону страны и открыли дорогу турецким завоеваниям. От Государственного собрания исходили законы, сдерживавшие развитие городов и бюргерства, а также ухудшавшие юридический статус крестьянства королевства. В начале XVI в., в разгар борьбы между крупными феодалами и дворянством, последнее стремилось расширить свое участие в управлении страной, осуществляя контроль за финансами, обеспечив присутствие своих представителей в Королевском совете и даже самостоятельно осуществляя внешнеполитические контакты. Дворянство отказывалось исполнять решения неугодных ему государственных собраний, проводимых по инициативе короля, противопоставляя им свои собрания и свои решения.

<< | >>
Источник: Т. П. Гусарова и др.. Властные институты и должности в Европе в Средние века и раннее Новое время : [монография] / Ответ, ред. Т. П. Гусарова. М.: КДУ, 600 с.. 2011

Еще по теме ПУБЛИЧНЫЕ (ГОСУДАРСТВЕННЫЕ) ДОЛЖНОСТИ:

  1. Лекция З ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СТРОЙ РИМА В ПЕРИОД РЕСПУБЛИКИ ( V -1 ВЕКА ДО Н. Э . )
  2. §3. ГОСУДАРСТВЕННОЕ ПРАВО (ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СТРОЙ)
  3. 24.1. Механизм государства и государственной власти
  4. 25.1. Правовые формы осуществления государственной власти
  5. РАССУЖДЕНИЕ О НЕПРЕМЕННЫХ ГОСУДАРСТВЕННЫХ ЗАКОНАХ 3
  6. § 3. ЦЕНТРАЛЬНЫЕ ГОСУДАРСТВЕННЫЕ УЧРЕЖДЕНИЯ
  7. Должности.
  8. Высшие административные должности абсолютной монархии
  9. Организация придворного хозяйства и эволюция придворных должностей.
  10. ПУБЛИЧНЫЕ (ГОСУДАРСТВЕННЫЕ) ДОЛЖНОСТИ
  11. Публичные надписи: власть и письменный текст
  12. § 3. Нормативное регулирование публичного управления
  13. § 4. Формы и методы публичного управления
  14. § 5. Администрирование и менеджмент в публичном управлении
  15. § 3. Государственный аппарат и государственная служба
  16. § 3. Государственное (государствоподобное) управление субъекта федерации
  17. § 2. Ответственность государственных и муниципальных организаций, органов, должностных лиц за правонарушения в сфере публичного управления
  18. Глава XII ГОСУДАРСТВЕННОЕ ХОЗЯЙСТВО И ФИНАНСЫ «СТАРОГО ПОРЯДКА»
  19. Изучение публичной политики как область сравнительных исследований