<<
>>

ГЛАВА 6.2. РЕФОРМАЦИЯ

  31 октября 1517 г. невысокий человек в одежде монаха ордена августинцев прибил к дверям дворцовой церкви в саксонском городе Виттенберге большой лист бумаги. Монаха этого звали Мартин Лютер (1483—1546) и он был профессором Виттенбергского университета.
Текст, выставленный на всеобщее обозрение, содержал 95 тезисов, направленных против ИНДУЛЬГЕНЦИЙ. Эти тезисы произвели впечатление разорвавшейся бомбы. Не только в Виттенберге, но и по всей Германии их приняли с восторгом, переписывали и распространяли. Малоизвестный богослов, сын рудокопа, стал самой популярной фигурой в стране. Вся мыслящая Германия поддержала его, гуманисты приветствовали мятежного монаха. Папа требовал его к ответу и настаивал на отречении от высказанных идей. Лютер отвечал памфлетами, написанными понятным и сочным языком. Папа Лев X, сын Лоренцо Великолепного, более всего приверженный деньгам, красивой жизни, ренессансному искусству и изящной словесности, считал все высказывания Лютера «бредом немецкого монаха, упившегося пивом» (к которому папа, как истый итальянец,

приверженный вину, испытывал отвращение). Кончилось тем, что в 1520 г. Лев X отлучил Лютера от церкви. В 1521 г. в г. Вормсе был созван рейхстаг (заметим, насколько возрос авторитет светской власти — для решения богословских проблем требуется постановление имперского собрания). На нем Лютер снова отказался отречься, еще раз повторил все сказанное им ранее и закончил свое выступление словами: «На том я стою. Я не могу иначе, и да поможет мне Бог».

Слово это возникло еще до эпохи, им обозначенной. В конце XIV — начале XV в. в Европе развернулось движение, участники которого выступали за «реформу церкви во главе и членах», за искоренение злоупотреблений, за улучшение ее организации. Но критики вероучения в движении за реформу не было. Само слово «реформация» (лат. «преобразование») появилось в XV в.

в Германии, но оно в то время означало «проект политического переустройства Империи». Теперь же сторонники Лютера, сторонники религиозных, да и политических перемен, применили этот термин к своему движению.

Почему вдруг богословский спор стал событием сначала общегерманского, а потом и общеевропейского масштаба?

В Средние века, да и в начале Нового времени, религия была не только суммой нравственных предписаний и обрядов, но мировоззрением, образом жизни, сутью существования. Но почему именно 95 тезисов против индульгенций вызвали такой резонанс?

Что такое индульгенция? По учению католической церкви, Христос и святые совершили столько «добрых дел», способных спасти род человеческий, что образовался как бы излишек благодати, находящейся в распоряжении церкви («сокровище церкви»). Этот излишек благодати мог быть использован священнослужителями для отпущения грехов. Сам грешник, либо его родные и близкие должны были совершить некие дела, чаще всего, внести сумму денег на благотворительные цели или на нужды церкви, и тогда душа этого грешника освобождалась от мук Чистилища, либо срок пребывания в нем существенно сокращался. Подобные идеи привели в конце концов к появлению индульгенций — выданных от имени папы письменных отпущений грехов. Такую индульгенцию, в которой перечислены отпускаемые грехи, можно было купить за деньги. Цена индульгенции увеличивалась с ростом тяжести грехов.

Подобная практика вызывала возмущение у людей с чуткой совестью. Как же так? — вопрошали они. Неужели можно без внутреннего раскаяния очиститься от грехов, только заплатив за это деньги? Вспомним: в позднее Средневековье происходит процесс индивидуализации религиозного сознания. Верующего волнует личное отношение его самого, его души к Богу. Ему непонятно как кто-либо, даже святой, может передать другому свои заслуги, свою благодать, т.е. как бы часть своей души, своей личности? И конечно, в особен-

ности стал тревожить людей факт торговли индульгенциями, сам факт продажи благодати за деньги.

Эти мысли и эмоции обобщил Лютер в своих тезисах. С его точки зрения, человек уже искуплен страстями Христа, этим добровольным актом любви к людям. Разумеется, человек грешен, но только Бог может прощать грехи раскаявшемуся, внутренне переродившемуся индивиду. Человек может спастись, лишь уверовав, причем вера понимается не как убежденность в существовании Бога, а как внутреннее доверие к Нему, приятие Его воли.

Но если человек спасается только верой, только в результате акта божественной любви, то индульгенции не только нечестивы — они бесполезны. Бесполезны все обряды, заупокойные молитвы, так называемые «добрые дела» — паломничества, пожертвования, даже дела милосердия и пр. Если человек не верит, все эти дела не спасут его. Никаких «сверхдолжных заслуг» не существует, а значит излишни культ святых реликвий и священных изображений. Не нужна в сущности, если развить эту мысль, и сама церковь как подательница всех благ, ибо блага раздаются милосердным Богом по Его усмотрению.

Но если вера исходит от Бога, то повиноваться следует лишь Его повелениям, изложенным в Св. Писании. Постановления Соборов и пап, творения отцов церкви — есть лишь мнение людей, не обладающих никаким авторитетом. Все, заповеданное Богом, уже сказано в Писании, надо лишь правильно понять его. А чтобы понять, каждый должен читать Писание и толковать его в соответствии с собственным разумом (впрочем, в этом вопросе Лютер колебался), правильное толкование обеспечит Дух Святой, осеняющий любого человека, а не только профессионального богослова.

Лютер пришел к такому заключению, размышляя о возможности спасения собственной души: этот монах боялся, что, оставаясь правоверным католиком и повинуясь предписаниям церкви, он угодит в ад. Подобные же страшные сомнения терзали многих его современников. Эти сомнения и выразил Лютер в своих тезисах.

Падение авторитета Церкви, религиозный индивидуализм — все это способствовало распространению идей Лютера. Поначалу Лютер не выступил прямо против папства.

В его системе, однако, не было места для папы как наместника Христа на земле. Позднее он уже прямо высказывался против римских первосвященников, в том числе и потому, что это соответствовало массовым настроениям. Мы помним о многовековой борьбе Империи и папства. И если в Италии светская власть императоров воспринималась как чужая, то так же как чужая воспринималась в Германии духовная власть пап. Одной из причин возмущения торговлей индульгенциями было то, что в глазах людей деньги утекали из страны в Рим.

Протест против папской власти, против власти католической Церкви привел к тому, что за сторонниками нового религиозного учения, называвшими себя реформаторами или лютеранами, закрепи

лось название протестантов, хотя сам этот термин возник довольно случайно, по причинам не только религиозным, но и политическим.

Дело в том, что идеи Лютера разделяли многие князья и рыцари. Церковь с ее богатством, особыми правами и судами, подчиненная властям, считавшимся иноземными, была бельмом на глазу у многих властителей, зарившихся на ее имущество. Император же был пламенным католиком. После выступления Лютера на Вормском рейхстаге император, хотя и не посмел нарушить охранную грамоту, данную виттенбергскому реформатору (как это сделал его предшественник Сигизмунд по отношению к пражскому реформатору — Яну Гусу), запретил учение Лютера и подверг реформатора опале. Склонявшиеся к новой вере князья, напротив, давали прибежище Лютеру и поощряли проповедь его учения, проводили реформу богослужения в лютеровском духе — закрывали монастыри, упраздняли культ святых, икон, мессу, некоторые таинства и т.п., на подвластных им земля*. Ряд князей и городов подписали в 1529 г. протест против решений императора о запрете новой веры. Отсюда пошло название — протестанты.

Лютер и его последователи действительно выступали за свободу совести: каждый волен выбирать веру по велению совести, каждый волен толковать Писание по велению разума. Доведенный до логического предела этот принцип разрушал любое церковное единство.

Сам Лютер не сделал подобного вывода.

В традиционном католицизме вероисповедание определялось церковью. Но в учении Лютера не было места церковным властям. Священники, по его учению, ничем не отличались от обычных людей и не обладали особой благодатью. В тех государствах, где торжествовала Реформация, закрывались монастыри, ибо, с точки зрения реформаторов, исполнение человеком повседневных обязанностей и является соблюдением Божьих заповедей. Отрицание Лютером безбрачия духовенства дало повод его католическим противникам заявлять, будто он затеял всю Реформацию, чтобы выйти из монашеского звания и жениться.

Если не признается существование особых духовных властей, то возникает вопрос: кто же должен проводить реформу церкви? С точки зрения Лютера — светские правители. Им и только км принадлежит право проводить реформы, определять веру для своих подданных. Разумеется, христианин свободен выбирать истинную веру, но исповедовать ее он может только при содействии властей. Когда прихожане, воспринявшие идеи Лютера, стали громить церкви, ломать священные изображения, изгонять священников, вождь Реформации резко выступил против этого. Только светские государи, по его мнению, могут указывать, как реформировать веру. Освободившись от власти пап, реформаторы попали под власть князей. Лютер с недоверием говорил о «Господине Omnes» (лат. «все»), как он называл народ.

Существовало, однако, еще одно направление в Реформации. Не забудем, что Лютер лишь положил начало Реформации, но никак не мог предопределить ее ход. Далеко не все протестанты были последователями вит- тенбергского реформатора. Многие сторонники новой веры шли гораздо дальше его. Свобода христиан понималась ими как свобода от всяких властей. Истинность религии, по их понятиям, должна определяться не правителями, а либо общиной христиан, либо каждым христианином в отдельности.

Из религиозных положений делались политические выводы. В 1522—1523 гг. в Германии разгорелось рыцарское восстание.

Поводом к возмущению послужил отказ архиепископа Трирского разрешить проповедь реформаторов в своем княжестве. Но смысл этого восстания был иным. Рыцари стремились к созданию централизованной империи, главными их врагами были церковь и князья. Однако их восстание было подавлено. Крестьяне, подвергавшиеся эксплуатации со стороны рыцарей, не поддержали их.

Наиболее мощным общественным потрясением Германии в ходе Реформации явилась Крестьянская война 1524—1525 гг. Экономическими причинами ее было усиление феодальных поборов и бесправия крестьян. Но недовольство своим положением крестьяне восприняли под знаком Реформации: как нарушение основ христианского общества.

Свобода христиан понималась многими как политическая свобода, свобода от господ, возвращение к евангельским заветам — как требование социального и имущественного равенства. Эти идеалы выразила секта анабаптистов (перекрещенцы). Они отрицали не только таинства и обряды (крещение они считали символическим актом вступления в общину, действием сознательным, потому младенцев не крестили, а над взрослыми совершали акт повторного крещения), но и Св. Писание. По учению анабаптистов, каждый истинный верующий обладает даром божественного откровения.

В начале XVI в. ожидание конца света затронуло многих. Одни ждали пришествия Антихриста, другие — наступления тысячелетнего Царства Божия, и истолковывали Реформацию как начало этого Царства. В тысячелетнем же Царстве не должно быть неравенства, ни социального, ни имущественного, сословий, даже собственности. И если одни полагали, что Царство Божие придет само, то другие, а среди них сначала соратник, потом враг Лютера Томас Мюнцер (ок. 1490—1525), требовали установления этого Царства силой, здесь и сейчас. Мюнцер предвещал падение земных тронов, уничтожение богатых и возвышение бедных.

Когда летом 1524 г. в районе Верхнего Рейна началось крестьянское восстание, анабаптисты развернули пропаганду своих идей среди восставших. Они требовали полного равенства всех перед Богом, уничтожения монастырей и замков и того, чтобы господа оставили

свои дворцы, поселились в хижинах и занялись производительным трудом.

Но большинство крестьян не шло так далеко. Они желали религиозных реформ, свободной проповеди Евангелия, выборности священников и одновременно с этим отмены тяжелых форм зависимости от господ, уменьшения повинностей, возвращения общинных угодий. Иные также настаивали на реформе государственного управления, усилении имперских органов власти и ослабления власти князей.

Слабо организованное восстание крестьян, не поддержанное ни городами, ни рыцарями, было потоплено в крови. Томас Мюнцер погиб. Связывавший все надежды на реформу веры со светскими властями, Лютер яростно обрушился на крестьян, подрывавших своим восстанием эти власти. Виттенбергский реформатор призывал вешать и топить мятежников, убивать их как бешеных собак. Он писал после подавления восстания: «Я, Мартин Лютер, убил всех погибших в восстании крестьян, потому что приказывал убивать их. Кровь их да падет на мою голову! Но я сделал это потому, что Господь приказал мне так говорить». После подавления рыцарского восстания и завершения крестьянской войны князья остались единственной реальной силой в Империи.

Император Карл V владел государством, в котором, по словам современников, «никогда не заходило солнце». В состав Империи, наряду с Германией и Италией, входили Нидерланды, Испания с возникшими именно в то время заморскими колониями. Он ощущал себя владыкой всего христианского мира, светским главой христиан. Итальянские войны упрочили его влияние на Апеннинском полуострове. Однако занятый сражением с главным врагом — Францией, он не слишком большое внимание уделял Германии, где его недолюбливали. Карл мечтал о едином христианском сообществе, единстве Империи, какое могло быть обеспечено только единством церкви. Не будучи ярым сторонником папства, склоняясь даже к мысли о необходимости определенных реформ в церкви, он не мог принять идеи Лютера и усматривал в праве князей устанавливать вероисповедание в их землях как покушение на свой авторитет. Но все было тщетно. В Германии развернулась борьба между сторонниками и противниками Реформации, закончившаяся в 1555 г. Аугсбургским религиозным миром. Был принят принцип — «чья власть, того и вера». Верховенство государства над церковью было утверждено даже в католических княжествах. Раскол по религиозному признаку окончательно подорвал единство Империи. Это так потрясло Карла, что в 1556 г. он отрекся от престола, передав свои германские владения брату, императору Фердинанду I, а Испанию с колониями и Нидерланды — сыну, королю Испании Филиппу II, сам же удалился в монастырь. Универсальная католическая имперская идея потерпела поражение в борьбе с идеями национальными и реформационньцыи.

Лютеранство было первой, но не единственной разновидностью протестантизма, Германия первой, но не единственной страной Реформации.

Маленькая Швейцария внесла свой, весьма значительный вклад в реформационное движение. Наиболее видным и влиятельным реформатором здесь был выходец из Франции Жан Кальвин (1509—1564), основатель особого, кальвинистского направления в Реформации. Главное в его учении — идея предопределения. Согласно Кальвину, души людей от века, еще до сотворения мира, предопределены либо к вечному спасению, либо к вечной погибели. Никто не может достоверно знать собственного предопределения. Тем не менее, в ходе своей жизни человек может получить знак от Бога, намек на то, что ему суждено.

Если он преуспевает в своих земных делах, то это можно истолковать как указание на его избранность; если же ему не везет в его предприятиях, то нужно удвоить усилия: может быть, придет успех. Следовательно, горожанину, купцу, предпринимателю (центром деятельности Кальвина была Женева, город, в котором были достаточно развиты товарно-денежные отношения) нужно было неустанно трудиться — но, собственно, как они воображали, не ради наживы самой по себе, а ради высшей цели, ради того, чтобы получить уверенность в том, что они избранники Божьи. И даже тот, кому упорно не везло, должен был усердствовать, чтобы и в последний момент жизни не впасть в отчаяние и не потерять надежду на спасение.

Мы видим, что учение Кальвина о предопределении одновременно охватывало как религиозную жизнь человека, так и его практическое поведение. Это учение придавало высший смысл деятельности первых буржуа Европы.

В Женеве Кальвин установил самую настоящую диктатуру, хотя лично не занимал никаких постов. Избранная общиной верующих консистория — высший орган общины — давала указания, обязательные и для светской власти. Хотя праведное поведение, по Кальвину, есть знак дарованного Богом предопределенного избранничества, власти Женевы внедряли подобное поведение насильственным путем. Были запрещены игры, развлечения, музыка, дурные поступки любого рода. Известен случай казни семилетнего мальчика, который ударил свою мать. Женева превратилась в унылый город, где люди ходили в темных одеждах — роскошь была запрещена, — распевали псалмы и боялись гнева Божьего и недовольства консистории.

Провозгласив религиозную свободу, деятели Реформации не очень- то следовали своим призывам. Лютер в Германии выступил против беспрепятственной проповеди не только для католиков, но и анабаптистов, кальвинистов и других протестантов-нелютеран. Сторонники разных течений в протестантизме не жалели крепких слов не только для католиков, но и для соперников внутри лагеря Реформа

ции: «соратники дьявола», «орудия Сатаны» и т.п., причем эти заявления были не простыми ругательствами, но серьезными обвинениями в сотрудничестве с врагом рода человеческого, в богоотступничестве. Кальвин в крайнем фанатизме превосходил даже ярых католиков. Ряд граждан Женевы протестовал не против нового учения, но против диктатуры «женевского папы», как называли Кальвина. Их никак не устраивал закон, по которому любой отлученный консисторией, лишался гражданских и политических прав и мог быть изгнан и даже казнен. Протест был подавлен силой.

Всю Европу потрясла судьба Мигеля Сервета (1509 или 1511— 1553). Этот французский врач отрицал троичность Бога, видел в Христе идеального человека, ставил разум выше благодати, не признавал предопределения. За Серветом охотилась инквизиция, и он бежал в Женеву, но там его ждал трагический конец: Кальвин обвинил его в ереси. Сервет был сожжен на костре.

Идеи избранничества и предопределения, выдвинутые Кальвином, оказались учением, которое отвечало глубоким потребностям нарождавшейся буржуазии. Эти идеи распространились из Женевы в те страны, где в XVI в. начали развиваться капиталистические отношения.

Кальвинизм способствовал выработке нового типа психологии, глубоко отличного от психологии человека Средневековья. Если купцы и банкиры предшествующего периода, стяжая богатства, действовали в интересах личного обогащения, мучились своей греховностью перед Богом, то кальвинисты в процессе обогащения лишь утверждались в уверенности своей избранности. Земная практика оказалась в гармонии с религиозными убеждениями. Появляются люди, уверенные в правильности своего поведения, трудолюбивые, бережливые, скромные по образу жизни, чуждые расточительству и, вместе с тем, фактически враждебные к инакомыслящим, в которых они видели не столько своих противников, сколько врагов Бога.

Король Англии Генрих VIII Тюдор (1509—1547) поначалу относился к Реформации резко отрицательно и преследовал сторонников кальвинизма, которых в Англии становилось все больше и больше. Конфликт со Святым престолом произошел у короля из-за того, что он решил развестись с женой, Екатериной Арагонской, теткой императора Карла V, и жениться на ее фрейлине Анне Болейн. Папа, не желавший портить отношения с Империей, воспротивился этому. Генрих VIII провел через Парламент ряд законов, уничтожавших всякое влияние папы на церковные дела в Англии. В конце концов, он своей властью оформил развод с женой. В 1534 г. Парламент издал Акт о верховенстве, в котором король провозглашался единственным на Земле главой новой, так называемой англиканской церкви, имеющим право реформировать веру и преследовать ересь. Все церковные должности в стране замещались по воле самого монарха. Учение англиканской церкви оставалось, однако, строго католичес-

ким. Но вскоре произошли перемены. Вечно нуждавшийся в деньгах, скупой король увидел в Реформации способ пополнить казну. Одновременно с этим, Генрих понимал, что реформационные идеи популярны в массах. В 1536—1539 гг. были закрыты монастыри, конфискованы земельные угодья церкви и проведена реформа богослужения. Латынь в церковной службе была заменена английским, упразднены культ святых и безбрачие духовенства. Англиканская церковь заняла как бы промежуточное положение между католичеством и большинством протестантских течений. В англиканской церкви сохранялись священники, иерархия во главе с архиепископом Кентерберийским, богослужение было частично приближено к протестантскому. Парламент утверждал в должности епископов, принимал общеобязательный молитвенник и законы против еретиков; духовенство получало содержание из казны. Церковь оказалась в подчинении у государства. Репрессии обрушивались как на диссидентов (от лат. «dissidens» — «несогласный»), т. е. протестантов, не принадлежавших к англиканству, так и на католиков.

Одной из первых жертв пал английский гуманист, канцлер Англии, соратник Генриха VIII по борьбе с протестантами Томас Мор. Будучи во всем покорен своему монарху, Мор, тем не менее, выступил против того, что Генрих VIII присвоил себе право устанавливать вероучение. Король приказал судить его. В 1535 г. Томас Мор был казнен.

Томас Мор полагал, что с ересью надо бороться путем распространения гуманистических идей. Другие противники Реформации предпочитали действовать посредством принуждения. Эти задачи были возложены, в первую очередь, на «Святую инквизицию». Сама по себе эта организация существовала еще с XIII в., занимаясь борьбой с ересью. Теперь был учрежден верховный инквизиционный трибунал в Риме. Никто не мог укрыться от всевидящего ока инквизиции, она стремилась контролировать не только действия, но и мысли людей.

В 1559 г. вышел в свет первый «Индекс запрещенных книг», обновлявшийся и возобновлявшийся до середины XX в. В этот список включались книги, которые католикам было запрещено читать под страхом отлучения. Вообще, духовная цензура была поручена инквизиции.

Движение внутри католической церкви за укрепление католицизма, против распространения протестантских идей получило название Контрреформации.

В 1540 г. бывший рыцарь, испанец Игнатии Лойола (1491—1556) основал монашеский орден «Воинство Иисуса Христа», иначе — орден иезуитов (от лат. Jesus — Иисус). Члены его к трем обычным монашеским обетам — бедности, безбрачия и послушания — добавили четвертый — беспрекословное подчинение папе. Орден был пост

роен на началах строжайшей дисциплины. Во главе стоял генерал ордена с неограниченными полномочиями, рядом с генералом был верховный (генеральный) капитул из высших сановников ордена, которые следили за самим генералом. Иезуиты делились на много ступеней, низшей из которых были «мирские братья», часто тайные, остававшиеся В миру, но выполнявшие указания орденских руководителей. Основным принципом организации было беспрекословное подчинение низших высшим и абсолютный контроль высших над низшими. Иезуиты должны были отречься от семьи, родных и близких, отечества и служить только ордену, выполняя любые распоряжения начальства, не спрашивая ни о смысле их, ни о нравственной оправданности. Они должны были быть «подобны трупу» в руках начальствующих — так это было сформулировано в уставе. Руководство ордена должно было знать все обо всех, иезуит низших степеней не мог иметь никаких тайн от собратьев высшей степени, он должен был сообщать не только о действиях, но и о намерениях своих собратьев и других людей.

Нравственным принципом иезуитов было: «К вящей славе Господней». Это значило, что любые действия морально оправданы, если служат к возвеличению Господа, т.е., по мнению ордена, к укреплению папства и, в конечном счете, к выгоде самого ордена. Любые грехи, совершенные по приказу, таковыми не считаются и могут послужить спасению.

Проникновению иезуитов во все поры общества способствовало еще одно: учение о «мысленной оговорке». Можно было, с их точки зрения, давать любую клятву и нарушение ее не было грехом, если вовремя сделать оговорку в уме. Так можно было, дабы проникнуть в протестантскую общину, заявить о приверженности евангелической вере (так называли свою веру реформаты), добавив в уме, что истинная евангельская вера — католическая. Можно было, принося присягу государю, сделать мысленно оговорку — «если иного не потребует папа или орден». Такое устройство и такая мораль позволили ордену иметь своих приверженцев везде, стать мощной силой, которой побаивались даже папы, ибо орден весьма вольно трактовал свой четвертый обет — послушание папе. Раздавались заявления, что повиноваться должно только истинному папе, т.е. тому, кто благосклонно относится к ордену.

Строгая дисциплина, влиятельность иезуитов были привлекательны для римской курии. Одобряла курия также педагогические идеи иезуитов. Они стали создавать школы, куда принимались и представители низших сословий, если те проявляли способности. Образование строилось — по форме, а не по содержанию — на принципах, разработанных гуманистами, отличалось весьма высоким уровнем. Теперь противниками протестантизма выступали уже не темные «обскуранты», а блестяще образованные, подготовленные проповедники.

Одним из требований сторонников Реформации в самом начале ее был созыв Вселенского собора, которому предназначалось реформировать вероучение. Однако такой Собор был созван лишь тогда, когда раскол между католичеством и протестантизмом полностью обнаружился. Этот Собор, созванный в 1545 г. в г. Тренто (лат. Tridentum) и получивший название Тридентского, продолжался с перерывами и переносом места заседаний до 1563 г. Он был собранием только католиков, озабоченных борьбой с Реформацией, собором Контрреформации. Собор этот подтвердил все католические догматы, резко выступил против свободы вероисповедания, потребовал осуществления строгого контроля со стороны духовенства над умами и душами верующих, провел некоторые реформы, направленные на улучшение образования священников, повышение их морального уровня, на усиление дисциплины. Настаивая на безоговорочной власти пап внутри церкви, Собор, вместе с тем, не потребовал подчинения светских властей духовным.

Реформа богослужения проводилась в направлении, обратном протестантизму. Те требовали, как это называлось, «дешевой» Церкви, католики предлагали «дорогую»: вводились новые праздники, новые культы, обряды делались еще более пышными, чтобы красотой и торжественностью воздействовать на эмоции верующих.

Однако реформы празднеств и богослужения шли еще в одном направлении, в чем-то сходном и с идеями протестантов, — из католичества исключались его средцевековые, карнавальные черты, запрещены были «праздники дураков», к которым прежде церковь относилась благосклонно. Из религиозной жизни, протестантской и католической, изгонялось «народное христианство».

В результате Реформации и Контрреформации было покончено с церковным единством средневекового Запада. В обстановке крайнего религиозного возбуждения все общественные и политические противоречия XVI в. неизменно получали религиозную окраску и потому до крайности обострялись. Споры о смысле веры выплеснулись за пределы собраний богословов на улицы и площади городов и сел, разделяли народы и государства и даже семейные и дружеские союзы. Любой человек мог оказаться поставленным перед проблемой: какой религии придерживаться для того, чтобы спасти свою собственную душу. Вера перестала быть традиционной, унаследованной от дедов и отцов, сплошь и рядом она становилась делом личного выбора.

Все это не могло не наложить своего неизгладимого отпечатка на психологию людей.

Вопросы Почему в начале XVI в. спор о свободе воли волновал не только богословов, но и широкие массы? Как сочетались в Реформации представления о социальной справедливости и истинной вере? Как государственная власть относилась к Реформации? Что общего было у Реформации и Контрреформации?

<< | >>
Источник: Гуревич А.Я., Харитонович Д.Э.. История средних веков. Учебник. 1995

Еще по теме ГЛАВА 6.2. РЕФОРМАЦИЯ:

  1. ГЛАВА 1 Г.Шаймухамбетова О проблемах историографии средневековой арабской философии
  2. Драматургия и историография в условиях Реформации
  3. Глава 12 КУЛЬТУРА ВЕНГРИИ В КОНЦЕ XV — НАЧАЛЕ XVII в.
  4. Глава 14 БЫТ ЕВРОПЕЙСКИХ СТРАН В ЭПОХУ ВОЗРОЖДЕНИЯ
  5. Глава 6 КОНТ (1798-1857)
  6. РЕФОРМАЦИЯ
  7. ГЛАВА 1 ЧТО-ТО СЛУЧИЛОСЬ
  8. Выгодное использование Реформации
  9. АНГЛИЯ Защищая завоевания Реформации
  10. ОТВЕТ ЗЕМЛЕВЛАДЕЛЬЦЕВ НА ЭЛИТНЫЙ КОНФЛИКТ! СТРАТЕГИИ КОНТРОЛЯ НАД ЗЕМЛЕЙ В АНГЛИИ И ФРАНЦИИ НАЧИНАЯ С ЭПОХИ РЕФОРМАЦИИ ДО 1640-Х ГГ.
  11. Глава 2 ЧТО ТАКОЕ НАРОД
  12. Глава 5 ЧТО ТАКОЕ ЭТНИЧНОСТЬ. ПЕРВОЕ ПРИБЛИЖЕНИЕ
  13. Глава 14 РЕЛИГИЯ
  14. Глава 17 ГУМАНИТАРНОЕ СОЗНАНИЕ: ГЕОГРАФИЯ
  15. Глава 19 ХОЗЯЙСТВО