<<
>>

РЕСПУБЛИКА МЕДИЧИ: ТЕНДЕНЦИИ ПЕРЕХОДА К ПРИНЦИПАТУ (1434-1530)

К 30-м гг. XV в. внутри флорентийской олигархии усилилось соперничество за политическое преобладание между фамилиями Альбицци и Медичи, завершившееся победой фракции Медичи. Установился режим влияния Козимо Старшего (1434 1464) на властные структуры республики.

Внешне в устройстве государства почти ничего не изменилось: все органы власти сохранились. Основная задача первых Медичи — поместить на главные посты своих сторонников и доверенных лиц, не аннулируя прежнее устройство. Козимо Медичи и его наследники не имели никаких официальных полномочий и титулов, утвержденных императором, а также постоянных должностей. Их правление не обходилось без репрессий: противники Козимо Медичи в 1434 г. были высланы из города. Но в политике Козимо и его потомков превалировали другие методы воздействия на общество, позволяющие им в дальнейшем обойтись без кардинальной перетасовки фамилий, составляющих слой правящей олигархии, расширяемый за счет включения имен новых людей. Влияние Козимо Старшего распространялось благодаря кредитам банка Медичи и матримониальным союзам: посредством сложной брачной стратегии враги превращались в друзей и родственников. При Лоренцо Великолепном добавилось воздействие на общество двора, отличающегося ренессансными признаками, и часто проводимых массовых зрелищ. Медичи умели вести диалог с городскими низами: они ослабили роль списка Зерцало и допустили несостоятельных налогоплательщиков к ряду низших коммунальных должностей (1446). Симпатии низов позволяли на народных собраниях избирать в балии сторонников Медичи, а частый созыв Парламенто создавал эффект повышения политической активности «тощего народа», выгодно контрастирующий с порядками олигархического периода. Балии превращались в инструмент контроля над избирательными списками и обеспечивали их сторонникам постоянное пребывание на ключевых постах.

Козимо, зная наиболее уязвимые фазы избирательного механизма, манипулировал избирательной системой, добиваясь, чтобы его сторонники преобладали в Коллегии аккоппьяторов.

Достигнув этого, он стремился усилить полномочия этой избирательной комиссии и продлить сроки ее действия: Коллегия аккопьяторов, созданная в 1434 г., пробыла в должности пять лет вместо обычных шести месяцев. Аккоппьяторам время от времени предоставлялось право «наполнять сумки рукой», т. е. открытым голосованием самостоятельно определять, сколько жребиев поместить в сумки и на какие именно должности, или переложить из ранее сформированных сумок в новые, производя таким образом тайную «чистку сумок» от имен противников Медичи. Когда в обществе поднимался ропот против вопиющих нарушений избирательных норм, прежние законы на время восстанавливались, что имело место в 1441,1449,1455 гг., но избирательные сумы уже были наполнены именами сторонников Медичи.

Это лавирование продолжалось все 30 лет, пока Козимо негласно находился у власти. Нарушения всегда имели предел: за 30 лет в Синьорию ни разу не был избран кандидат, имени которого не содержалось в избирательных списках; поэтому аккоппьяторов было трудно обвинить в прямых беззакониях, хотя все более сужался круг имен, отбираемых из списков в сумы, а антимедичейцы лишались доступа к постам. Коллегия аккоппьяторов, ранее исполнявшая скорее технические функции, становилась очень влиятельным орудием власти Медичи. Только в 1466 г., подавив попытку заговора, Пьеро ди Козимо (1464 1469) установил 20-летний срок действия новых меди- чейских норм избрания на должности50, и Коллегия аккоппьяторов стала институциональным органом. Состав аккоппьяторов ежегодно переизбирался, что явилось уступкой традиции: флорентийцы отрицательно воспринимали комиссии с несменяемым составом, считая их признаком тирании.

Лоренцо Великолепный (1469 1492) продолжал деформацию механизма действия важнейших политических институтов, до 80-х гг. поддерживая почти в неизменном состоянии структуру правящих органов. При Медичи повышалось значение нескольких чрезвычайных органов: Восьми гвардии и Десяти войны, в руках которых концентрировалось и управление внешней политикой.

Руководство финансами все больше сосредоточивалось в руках служащих лиц Монте. Эти структуры постепенно приобретали исполнительную власть и надстраивались над Синьорией. Официальные лица Монте и Совет шести по торговле, являясь профессиональными легистами, начали оттеснять на второй план цеховую юрисдикцию, предопределив упадок цехов как политических ассоциаций.

Новые структуры власти в медичейской республике. Производимые изменения до 80-х гг. не отличались значительными масштабами. В 1458 г. был создан Совет ста (ит.: Consiglio del Cento) с целью ослабления напряженности в обществе, усилившейся в связи с недовольством выборными махинациями. Его функции заключались в том, чтобы санкционировать выборы, одобрять или отклонять постановления, относящиеся к выборным спискам и процедурам. Совет ста, став первой инстанцией для принятия важных законов, быстро приобрел и новые функции, прежде исполняемые балии, избрание служащих Монте и Восьми гвардии. Прочие сферы по-прежнему регулировались Советом народа и Советом коммуны. Совет ста не имел власти утверждать законы без согласия других советов, а его состав традиционно сменялся каждые шесть месяцев. Республиканский принцип сменяемости состава магистратов доставлял Медичи много хлопот, поскольку приходилось действовать в условиях доступа к власти относительно широкого слоя горожан.

Более существенные изменения в сфере законодательной власти произошли при Лоренцо Медичи. В 1471 г. был создан Главный совет (ит.: Consiglio Maggiore), которому он доверил важнейшие функции утверждение наиболее важных постановлений, тогда как Совет ста, Совет народа и Совет коммуны отошли на второй план. В состав Главного совета входили 40 граждан, избираемых Синьорией и пятью аккоппьяторами, а также по 50 граждан, отбираемых от каждой картьеры указанными 40 советниками, в чем выражалась тенденция к замыканию избирательной системы. Главный совет решал вопросы о наказании мятежников, санкционировал новые налоги, одобрял решения, касающиеся должностных лиц.

Если к нему присоединялся также Совет ста, то обходились без окончательного решения Совета народа и Совета коммуны.

Лоренцо Медичи в 1480 г.51 создал еще один коллегиальный орган, который являлся наиболее надежным средством монополии его власти — Совет семидесяти (ит.: Consiglio dei Settanta), сначала с пятилетним сроком действия, который затем пролонгировался еще на столько же времени. Его состав формировался путем очень сложной трехступенчатой процедуры. Члены Совета семидесяти избирались пожизненно, вакантные посты замещались самими советниками, а сфера его компетенции не имела четких ограничений. В нее входили: процесс составления генерального списка на все должности, превращающий этот Совет в постоянную Балию; функции надзора за Монте и налогами; подготовка окончательных вариантов актов и законопроектов для их последующего обсуждения на других советах; формирование коллегии аккоппьяторов и магистрата Восьми гвардии из состава Совета семидесяти. Из членов этого Совета в определенных случаях в течение года могли выбирать приоров и гонфалоньера справедливости на каждые два месяца. При Совете семидесяти находились две постоянные коллегии: Восемь пратики (ит.: Otto di Pratica), занимающаяся вопросами внешней политики и наймом войск, и Двенадцать прокураторов (ит.: Dodici Procuratori - от procuratore — поверенный), которые управляли финансами республики и занимались вопросами налогообложения. Состоящие в них должностные лица назначались только из состава Совета семидесяти. Это приводило к тому, что в руках Совета семидесяти сосредоточился контроль над избранием на должности и большая часть законодательной власти.

Совет ста только санкционировал решения Совета семидесяти, вотировал законы, касающиеся Монте, введения новых налогов и реформ правящих магистратов. Таким образом, эти советы обладали учредительной и нормативной властью в республике. Право окончательного утверждения принадлежало Главному совету. Аппарат, создаваемый Лоренцо Медичи, постепенно освобождался от отживших форм: прекратилось создание чрезвычайных коллегий балий, поскольку в них отпала надобность с созданием Совета ста и Совета семидесяти, уходили в прошлое созывы Пратик и обращение к Призванным.

С одной стороны, новые советы позволяли сужать полномочия Советов народа и коммуны, в которых Медичи чаще всего сталкивались с оппозиционными настроениями. С другой стороны давали возможность не раздражать общество действием комиссий с чрезвычайными полномочиями, состав которых далеко не всегда был послушен, потому что утверждался основными законодательными советами, и избегать созыва Парламенто, контроль над мнением которого требовал значительных усилий.

При этом политическое устройство Флоренции не утрачивало республиканских признаков и после 1480 г. Две древние коллегии Совет коммуны и Совет народа продолжали действовать. Они утверждали остающиеся вне компетенции Совета ста и Совета семидесяти дела и санкционировали выборный состав Совета ста, продолжали принимать и рассматривать петиции от частных лиц, решали вопросы о наградах и привилегиях, о предоставлении прав гражданства и обо всем, что касалось цеховых корпораций, а также прав, обязанностей и администрации подчиненных коммун. Но их полномочия становились в большей степени второстепенными.

Многие современные исследователи считают, что у Козимо Старшего, Пьеро Подагрика и Лоренцо Великолепного не было намерения установить во Флоренции тиранический режим, поскольку они в большей мере идентифицировали себя с республиканским обществом и комплексом пополанских ценностей52.

<< | >>
Источник: Т. П. Гусарова и др.. Властные институты и должности в Европе в Средние века и раннее Новое время : [монография] / Ответ, ред. Т. П. Гусарова. М.: КДУ, 600 с.. 2011

Еще по теме РЕСПУБЛИКА МЕДИЧИ: ТЕНДЕНЦИИ ПЕРЕХОДА К ПРИНЦИПАТУ (1434-1530):

  1. РЕСПУБЛИКА МЕДИЧИ: ТЕНДЕНЦИИ ПЕРЕХОДА К ПРИНЦИПАТУ (1434-1530)