<<
>>

Система местного управления.

В Позднюю империю вся территория Пиренейского полуострова, на котором раскинулось Вестготское королевство, делилась на пять провинций (provinciae): Таррагонская, Картахенская, Бетика, Лузитания и Галисия.
Их центральными городами были соответственно Таррагона, Картахена (а затем Толедо), Севилья, Мерида и Брага. Территории к северо- востоку от Пиренеев, входившие в состав Толедского королевства, составляли шестую провинцию Нарбоннскую Галлию, или Септи- манию, с центром в Нарбонне. Вероятно, на основе проходившей на севере полуострова укрепленной линии limes hispanicus, защищавшей вестготов от враждебного населения Кантабрийских гор, в VII в. были образованы особые военизированные территории. Они тоже назывались провинциями, и их возглавляли герцоги (duces). Одной из них могла быть провинция Кантабрия с укрепленным городом Амайа в качестве главного центра, герцогом которой был Педро, отец астурийского короля Альфонсо I. Другой возможной провинцией следует назвать более западную — Астурийскую.

В римское время титул правителя такой провинции бывал разным и со временем менялся: к концу римского владычества — ректор провинции (rector provinciae). Вестготы сохранили римское административное деление на провинции, только во главе их стояли теперь вестготские военачальники герцоги (duces). Вестготы обычно называли duces (dux) — вождями высших предводителей войска, которые еще в V в. возглавляли военные подразделения вестготских племен. Но в Испании природа и функции этой должности несколько изменились. Так, вождь, поставленный в Мериде в конце V в., руководил войском и воплощал вестготскую власть над всем регионом; в то же время он решал вопросы гражданского управления и в согласии с католическим епископом занимался делами публичными. Первоначально вестготским вождям подчинялись и продолжали управлять провинциями римляне ректоры и судьи провинций (redores njudicesprovinciae).

В середине VI в. функции ректоров также перешли к герцогам, которые стали во главе военной и судебной администрации, а в источниках провинция нередко стала именоваться ducatus.

Герцоги занимали высшую ступень на лестнице местной власти в Толедском королевстве. Касаясь их в своей «Истории Вамбы», Св. Юлиан использует выражение Officium ducum (герцогская служба), как если бы существовала их особая общность (ordo). При этом одни герцоги оставались исключительно военными предводителями, а другие, продолжая руководить гарнизонами и военными отрядами, становились во главе провинциальной администрации.

С уверенностью говорить о многих институтах вестготской местной администрации почти невозможно, главным образом потому, что основными источниками являются тексты законов, использующие полисемантичные и неточные термины, тем более что зачастую в силу инертности и традиционности раннесредневекового права они содержат застывшие реалии предшествующей эпохи. Поэтому будет корректно дать лишь общие очертания местной системы управления вестготов, останавливаясь на том, о чем можно говорить уверенно.

В VII в. местная администрация состояла из двух групп должностных лиц. Земли патримония (Patrimonium), относившегося к фиску, которые представляли собой весьма значительную часть королевства и были заселены работавшими на них сервами, управлялись прокураторами или вилликами (procuratores или villici). Они собирали с сервов налоги и повинности и представляли их в судебных делах. Остальные территории с городами и юридически свободными деревнями относились к юрисдикции провинциального управления.

В испанистике много обсуждается проблема сохранения римских институтов в управлении вестготскими землями. Сегодня историки склонны считать, что в V-VI вв. пережитки или остатки римской системы существовали и функционировали. Известны и попытки королевской власти вводить должности по римскому образцу: Ама- ларих (507 531), например, учредил должность «префекта Испании», впрочем, довольно быстро исчезнувшую и более никогда не возобновлявшуюся.

Самым романизированным пространством было муниципальное, уже само по себе являвшееся римским наследием. К муниципальному управлению относились магистраты, курия и куриалы. Эти институты местной власти известны на Пиренейском полуострове практически на протяжении всего вестготского периода. Они исчезали постепенно, в зависимости от обстоятельств каждого конкретного города и местечка, без усилий центральной власти; к моменту столкновения Вестготского королевства с мусульманами испано-римские структуры местного управления, без сомнения, уже канули в Лету.

Пустота, образовывавшаяся вследствие отмирания муниципального управления, заполнялась королевскими официалами. В городах вестготы ставили должностных лиц, которые управляли городом

и и

и окружающей его территорией. С упадком муниципального строя они стали восприниматься как правители территориальных округов, несмотря на сохранение прежней терминологии — они назывались графами городов, земель или городскими судьями (comit?s civitatis, comit?s tenitorii wnnjudices civitatis). Эти правители назначались королем и были подотчетны только ему, не подчиняясь даже герцогам провинций (duces provinciae), и обладали всей полнотой административной, судебной, финансовой и военной власти. В своем распоряжении они имели помощников — графских викариев (vicarii comitis).

Приблизительно таким же образом трансформировалась и система провинциального управления — с той лишь разницей, что довольно долго римские должности сосуществовали с германскими, о чем уже шла речь. Однако римская местная администрация исчезла быстрее, чем муниципии. На протяжении V-VI вв. большие территории Испании оставались практически «ничейными» и управлялись собственной местной элитой. Хотя в источниках VI и VII вв. понятия rector и даже rector provinciae продолжают присутствовать, этот факт скорее говорит о силе римского влияния в среде эрудитов, чем о действительном сохранении римской традиции во власти; мы можем только предполагать, что в их компетенции находились судебные, налоговые и прочие вопросы.

Законы VII в. наделяют провинциальных герцогов (duces) обширными публичными функциями — по отправлению правосудия, сбору налогов и т. д., что заставляет говорить о «военизированности» местного управления, начиная с Хиндасвинта (641 652). Это, впрочем, не означало восстановления системы управления на уровне провинции, т. к. наиболее важной административной единицей в это время была земля — territorium — большой округ, включавшийся в провинцию, главным должностным лицом которого был судья (iudex — само его название указывает на римское влияние). Власть судьи простиралась на весь округ, кроме земель фиска, и касалась различных сторон управления. Часто бывало, что такие судьи, будучи членами Королевского совета (Aula regia), имели титул графов, и тогда вверенные им территории назывались comitatus. Многие вестготские графы имели прочные позиции и собственность в своих «землях» и в течение VII в. с процессами феодализации стали превращаться в феодальных правителей, передающих свою власть по наследству. Результат этого процесса хорошо заметен в капитуляциях, которые заключались некоторыми графами с мусульманскими завоевателями в начале VIII в; согласно этим соглашениям, графы сохраняли власть над своими территориями. Так произошло в округе Ориуэлы с графом Теодомиром и его сыном и наследником Ата- нагильдом и с графом Касио и его преемниками, принявшими ислам и родовое имя Бану Каси — в землях Борхи-Туделы-Тарасоны.

Герцоги провинций и графы, или судьи земель (duces provinciae и comes, или indices territoriorum), представляли собой высших должностных лиц местной администрации, назначавшихся королем и получавших от него вознаграждение, в том числе и земли «в кормление» (in stipendio). Граница между «своими» землями и землями, полученными от короля в качестве вознаграждения за отправление должности, в течение VII в. стиралась.

На самом нижнем уровне местного управления находились ассамблеи собрания общинников, свободных мужчин деревни. Исидор Севильский в «Этимологиях» пишет об обычае крестьян собираться на ассамблеи (compila) на пересечении дорог для решения дел, затрагивавших общие интересы.

В другом месте он называет такие собрания conventus rusticorum. Эта традиция упоминается и в письменном законодательстве, начиная с «древних» законов и вплоть до принимавшихся королями во второй половине VII в.

Один из законов Рецесвинта, видимо, указывает на существование двух типов собраний: более узкого характера — туда входили местные старейшины или знать (seniores loci) и более общего характера — публичные собрания жителей (conventus publicus vicinorum). Такие ассамблеи занимались вопросами, касавшимися собственности на землю и форм ее возделывания; на них обсуждались общие дела и приводились в исполнение приговоры к телесным наказаниям.

Должностные лица судебной системы. Судопроизводство до VI в. (по мнению других исследователей, даже до середины VII в.) было раздельным для испано-римлян и вестготов. Для первых суд осуществляли ректоры провинций и графы городов, для вторых военачальники разных уровней: центенарии (сотники), милленарии и тиуфады (тысячные) (centenarius, millenarius и thiufadus). Кроме того, именем и властью судьи наделялись и любые официалы короля: герцоги, графы, викарии, дефенсоры, защитники мира (duces, comit?s, vicarii, defensores civitatis, adsertores pads) etc, По делам фиска судил нумерарий (numerarius).

К середине VII в. произошла унификация юрисдикции. Отныне и для готов, и для испано-римлян правосудие отправлял официал, который подчинялся ректору провинции и имел право судить и гражданские, и уголовные дела, а также его викарий. Таким образом, судебная система Толедского королевства базировалась на двух принципах: общая юрисдикция гражданских и уголовных судей как для римлян, так и для вестготов и совмещение судебных функций с другими функциями публичной власти. Судьями были графы, или судьи земель (iudices tenitoriorum), и их викарии и местные судьи (iudices locorum) в меньших округах или сельской местности.

Во главе вестготского правосудия стоял король, который иногда судил лично в окружении членов Королевского совета, среди которых были аристократы, обладавшие особым статусом знатоков права и судей королевского суда. Бывали экстраординарные ситуации, когда заседание королевского суда проходило в присутствии всего войска.

<< | >>
Источник: Т. П. Гусарова и др.. Властные институты и должности в Европе в Средние века и раннее Новое время : [монография] / Ответ, ред. Т. П. Гусарова. М.: КДУ, 600 с.. 2011

Еще по теме Система местного управления.:

  1. § 2. Местные органы управления
  2. МЕСТНЫЕ ОРГАНЫ УПРАВЛЕНИЯ
  3. Ф. А. ПЕТРОВ ОРГАНЫ САМОУПРАВЛЕНИЯ В СИСТЕМЕ САМОДЕРЖАВНОЙ РОССИИ: ЗЕМСТВО В 1864—1879 ГГ.
  4. § 3. МЕСТНЫЕ УЧРЕЖДЕНИЯ
  5. § 4. МЕСТНЫЕ ГОСУДАРСТВЕННЫЕ УЧРЕЖДЕНИЯ
  6. § 4. МЕСТНЫЕ ГОСУДАРСТВЕННЫЕ УЧРЕЖДЕНИЯ
  7. § 4. МЕСТНЫЕ ГОСУДАРСТВЕННЫЕ УЧРЕЖДЕНИЯ
  8. Система местного управления.
  9. § 1. Понятие и виды публичного управления
  10. § 6. Публичное управление как отрасль знания и учебная дисциплина
  11. § 1. Роль органов и должностных лиц местного самоуправления в обществе
  12. Россия, которую нужно обрести: необходимые северные институты управления собственностью
  13. Глава X УПРАВЛЕНИЕ И СУД ПРИ «СТАРОМ ПОРЯДКЕ»
  14. 2. Система образования в Российской Федерации и органы управления образованием
  15. § 3. Система органов специального управленияв области охраны окружающей среды
  16. 4.1. Формирование системы этнокультурного образования
  17. 1.3.2. ВЗАИМОДЕЙСТВИЕПЕДАГОГОВ И УЧАЩИХСЯ В ПРОЦЕССЕ УПРАВЛЕНИЯ УЧРЕЖДЕНИЕМ ОБЩЕГО И ДОПОЛНИТЕЛЬНОГО ОБРА-ЗОВАНИЯ
  18. 1.4. ТИПИЧНЫЕ ОШИБКИ И ВОЗМОЖНЫЕ РИСКИ В ОРГАНИЗА-ЦИИ УЧЕНИЧЕСКОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ
  19. 5.3. Географическое обеспечение территориального управления
  20. § 1. Структура государственной власти и система управления