<<
>>

Совет десяти.

Совет десяти, об истории и функциях которого следует рассказать подробнее, появился значительно позже уже рассмотренных нами институтов управления. В отличие от должности дожа и деятельности Большого совета, начальный период существования которых практически лишен точных датировок по причине отсутствия достоверных свидетельств, в отношении Совета десяти мы можем оперировать точными датами и с уверенностью проследить предпосылки его создания: Совет десяти был образован для борьбы с последствиями заговора Тьеполо-Кверини.

Заговор Тьеполо-Кверини является, безусловно, одним из важнейших эпизодов истории Республики св. Марка; для исследователей это событие представляет интерес как серьезный тест на прочность всей венецианской системы управления, пройденный, как известно, с минимальным замешательством и скорым успехом. Во главе заговора, целью которого был захват власти несколькими семьями и, как следствие, превращение Республики в синьорию, встал Байамонте Тьеполо, сын Якопо Тьеполо младшего, внук дожа Лоренцо Тьеполо и правнук дожа Якопо-старшего. Уже одно перечисление имен членов его семьи дает исчерпывающее представление о положении Байамонте в венецианском обществе: упомянем лишь, что «серрата» Большого совета его никоим образом не коснулась, и венецианские законы давали ему полное право принимать непосредственное участие в управлении государством. Все его родственники занимали посты в различных венецианских магистратурах; сам он незадолго до описываемых событий был избран в Кварантию. Таким образом, как кажется, причин для недовольства и открытого выступления против республиканских устоев у него не было. Однако, по предположению ряда исследователей, именно комфортное положение во власти и могло стать тем ключевым фактором, который подтолкнул Тьеполо к попытке полного захвата управления в свои руки. К тому же, этому решению благоприятствовала общая политическая ситуация: за несколько недель до выступления Венецией была предпринята попытка завоевать город Феррару, закончившаяся полным поражением.

Экспансия против Феррары активно поддерживалась дожем Градениго; оппозицию ему составляли гвельфы, сторонники папы, активно пытавшиеся, как следствие, воспрепятствовать захвату папского города. В конечном итоге Венеция потерпела поражение. К военным неудачам добавился наложенный папой интердикт, запрещавший всем христианам вести какие-либо отношения с венецианцами. Обычная практика воздействия на противника, неоднократно используемая Святым престолом в военных и дипломатических конфликтах, как и прежде, оказалась эффективной: прибыли от торговли резко сократились, сделки застопорились, множеству планов не дано было осуществиться. Это не могло не вызвать недовольства в венецианском обществе, которым и хотели воспользоваться заговорщики Байамонте Тьеполо и примкнувший к нему Марко Кверини, возглавлявший венецианское войско в окончившейся фиаско войне с Феррарой.

По их замыслу, выступление должно было состояться на рассвете 14 июня 1310 г. Выступив из дворца Кверини, бунтовщики должны были общей группой дойти до Риальто и затем разделиться: предполагалось, что часть под предводительством Марко Кверини отправится к площади св. Марка, в то время как остальные, возглавляемые Байамонте Тьеполо, должны были продвигаться к городскому рынку и складам с продовольствием. Однако в планы заговорщиков вмешались непредвиденные обстоятельства: сильная буря, разыгравшаяся ночью, продолжилась наутро сильным дождем, и оглушительный гром почти заглушал голоса бунтовщиков, скандировавших: «Свобода! Свобода!» Тем временем о бунте узнали во дворце дожей: туда были спешно созваны члены Малого совета, главы Кварантии и некоторых ведущих магистратур, специальный посол был направлен оповестить военный гарнизон в Кьодже и на островах Торчелло и Мурано. Таким образом, к моменту появления заговорщиков на главной площади Венеции все необходимые меры уже были приняты, и отданные распоряжения не допускали ни малейшей вероятности пощады возмутителям спокойствия. Марко Кверини был убит охранником дворца практически сразу же после появления возглавляемого им отряда на площади св.

Марка; его сторонники рассеялись и обратились в бегство. Аналогичным образом войскам дожа удалось справиться с отрядом Байамонте Тьеполо. Важно отметить, что заговорщики не получили абсолютно никакой поддержки населения. Тех, кто не пал на поле боя, ожидала тюрьма, многих — казнь.

Несмотря на столь скорое и безапелляционное подавление восстания, многие в высших государственных органах Республики разделяли сомнение, что угроза повторения событий полностью исключена. Основные виновные были наказаны, но кто-то, без сомнения, остался на свободе или, более того, во власти, учитывая широкий круг знакомств Байамонте Тьеполо и Марко Кверини. В качестве превентивной меры 10 июля 1310 г. был образован особый орган контроля — Совет десяти: его члены наделялись широкими полномочиями в целях борьбы с заговорщиками и устранения всех последствий восстания, включая и тех, кто был вовлечен в него косвенно или принимал в нем непосредственное участие. В документе, объявлявшем о создании Совета десяти, был указан и срок прекращения его работы 29 сентября 1310 г.; таким образом, предполагалось, что двух с половиной месяцев будет вполне достаточно для полной нормализации обстановки.

Структура Совета десяти была не нова и повторяла в общих чертах принцип организации других венецианских магистратур. Многие из них состояли именно из десяти членов: как считалось, это количество было оптимальным для эффективной деятельности и полностью исключало возможность чрезмерной концентрации власти в руках кого-либо из магистратов. В таком виде Совет десяти просуществовал до конца сентября, однако к завершению отведенного ему срока выяснилось, что ситуация продолжала оставаться напряженной, и последствия заговора еще не были устранены в полной мере, по причине чего мандат Совета был продлен на два месяца. Аналогичная процедура повторилась и по просшествии двух месяцев, и несколько раз в дальнейшем, пока в 1311 г. не было принято решение об увеличении срока работы Совета сразу на пять лет. Наконец, 20 июля 1335 г., после неоднократных временных постановлений, Совет десяти был преобразован в постоянный орган власти и получил официальный государственный статус как еще один институт венецианской системы управления; следовательно, сроком окончания его деятельности должно было стать прекращение дееспособности всей этой системы. В соответствии с этим была расширена и сфера обязанностей членов Совета десяти: поскольку в 1335 г. о заговоре Тьеполо-Кверини остались лишь одни воспоминания (а сами его участники были повешены еще в 1310 г.) и стабильности власти более ничто не угрожало, компетенции Совета десяти был вверен общий контроль за ситуацией в государстве, включая решение разнообразных вопросов, так или иначе способных вызвать резонанс в обществе и оказать какое-либо влияние на баланс социальных сил.

Деятельность Совета десяти неиссякаемый источник волнующих тайн, непостижимых, как затопленные корабли в море истории, а потому обладающих магнетическим притяжением для любого, кто погружался в его глубины. В многотомных историографических трудах о Венеции, изданных в ХУШ-Х1Х вв., Совету десяти уделялось особое внимание, посвящались отдельные главы, сильным местом которых подчас становились не исторические факты, а мастерство описания, с помощью которого авторы создавали атмосферу мрачной тайны, стараясь передать весь драматизм политической жизни, ритм

и и и т л

и ход мощной государственной машины в действии. В появлении романтического образа Венеции, где, по выражению Байрона, «дворец налево и тюрьма направо», магистраты Совета десяти, стоявшие как раз посередине между этими двумя учреждениями, сыграли далеко не последнюю роль. Заседавшие в нем советники принимали решения по наиболее важным политическим вопросам; Совет десяти — готовый сюжет для трагедии, к которому в разное время обращалось великое множество авторов, от Карло Гольдони до Фенимора Купера; это острая и неприедающаяся приправа к блюду под названием «Республика по-венециански», оставляющая в памяти терпкий привкус романтической драмы. В структуре венецианских институтов власти Совет десяти был главной опорой, основным носителем и самым мощным орудием той самой пресловутой «государственной пользы», га^юп сИ вЬаЬо, решающего аргумента, оправдывающего любое действие.

В то же время необходимо отметить, что специфика этой венецианской магистратуры заключалась не в этой самой повсеместно описанной таинственности, а в чрезвычайно богатой полифонии обсуждаемых вопросов, требовавших в то же время точного и ясного ответа. Совет десяти, созданный при чрезвычайных обстоятельствах с четко заданными функциями и заранее оговоренной датой роспуска, оказался настолько нужным органом власти, что постепенно стал главным институтом по решению политических вопросов, фактически главной судебной инстанцией, где проводились заседания, допросы, выслушивались доводы сторон, принимались решения по ключевым вопросам жизни государства. При этом в Совете применялась уникальная для того времени система голосования. После оглашения всех обстоятельств дела участникам заседания задавался вопрос, считают ли они, после ознакомления со всеми обстоятельствами, обвиняемого виновным; в случае положительного ответа большинства присутствующих на голосование выносилась мера наказания, процедура подачи голосов проводилась четыре раза и решение принималось только в случае единодушной поддержки в течение всех четырех голосований. На рассмотрении судебного дела обычно присутствовали 17 человек: члены Совета, дож (которому передавались полномочия председателя) и шесть советников дожа (т. н. добавленные, или гоШе, а&шМе); голосование проводилось несколько раз, что исключало возможность фальсификации и подтасовки его результатов. Кроме того, была предусмотрена возможность блокирования решения Совета десяти: право наложить на него вето имели «Адвокаты Коммуны». Принятые Советом десяти законопроекты подлежали утверждению в Большом совете. Все это вызывает законные сомнения в реальности политической силы этого органа управления (решения, обставленные декорациями чрезвычайности, на самом деле могли блокироваться и отменяться), а также в приоритетности функции законотворчества (решения не были окончательными и должны были неминуемо проходить еще одну стадию рассмотрения, в Большом совете). Как представляется, именно в ответах на эти вопросы скрывается истинный смысл учреждения магистратуры Совета десяти, столь органично вписавшейся в венецианскую систему управления, в самой сути которой был заложен принцип стойкого неприятия любой попытки узурпации власти. При всем многообразии обсуждаемых тем Совет десяти обладал двумя главными характеристиками был оперативен и заменяем. Реальной причиной его появления (в то время как восстание лишь ускорило этот процесс, предоставив существенный повод) стала набирающая актуальность тенденция «экономии пространства», возникающая в любой политической системе, где вопрос о принадлежности власти решен давно и навсегда путем прямой корреляции доступа к рычагам управления со знатностью, в свою очередь, выраженной через столь социально воспринимаемое понятие, как гражданство. Эта тенденция вызвала преобразование Больших советов, разделения полномочий внутри магистратур, повышение работоспособности в рамках сложившейся и устоявшейся системы, позволяя экономить не столько время, сколько оперативное пространство.

Наряду с Сенатом, Кварантией, Малым советом, магистратурами Совет десяти стал частью системы управления нового стиля, в полной мере заработавшей с начала XIV в. и дополнявшейся впоследствии еще более специализированными магистратурами. Со старых времен остались только институт дожей, Большой совет (в значительной степени реформированный и по составу, и по компетенции) и некоторые магистратуры высшего статусного порядка, такие как, к примеру, прокураторы св. Марка. Система управления Венецианской республикой была полностью подчинена патрициату, что в полной мере выразилось в «серрате» Большого совета в конце XIII

в., законодательно оформившей передачу власти из поколения в поколение на ретроспективной основе традиции, заслуг прошлых лет, знатности рода. Дробление институтов власти привело к развитию такого важного компонента восприятия права на власть, как престиж службы, вызвало появление ряда новых титулов и наименований, дополнило понятие «карьеры». Это приобрело особое значение в ХУ1-ХУШ вв., когда вследствие потери ряда колоний, изменения финансового климата Европы и утраты Венецией лидирующих позиций в экономике континента многие семьи остались практически без средств к существованию и стал очевиден факт материального расслоения патрициата: сохраняя за собой неотъемлемое место во власти, они не лишались своего высокого социального статуса, что, в свою очередь, могло приносить им определенные дивиденды, в особенности при попадании на удачную должность. Система взаимодействия административных институтов ставила существенные препятствия злоупотреблению властью, при этом образовывая замкнутый цикл, при котором наиболее выдающиеся представители патрициата могли открыто претендовать на самые престижные посты в управлении, а оказавшиеся в трудном положении небезосновательно рассчитывать на поддержку, в первую очередь в виде должностей, дающих возможность проявить себя как в самой Венеции, так и в ее колониях.

<< | >>
Источник: Т. П. Гусарова и др.. Властные институты и должности в Европе в Средние века и раннее Новое время : [монография] / Ответ, ред. Т. П. Гусарова. М.: КДУ, 600 с.. 2011

Еще по теме Совет десяти.:

  1. Глава десятая О Съездах Советов
  2. Представление работы в диссертационный совет и ее предварительное рассмотрение в совете
  3. ЗАМЕНА РОДОВОГО СОВЕТА СОВЕТОМ ВОЕНАЧАЛЬНИКОВ
  4. № 138 ПРОТОКОЛ ЗАСЕДАНИЯ ВОЛОСТНОГО СЪЕЗДА СОВЕТОВ ВТОРОЙ КАРАОБИНСКОй ВОЛОСТИ УРАЛЬСКОГО УЕЗДА О ВЫБОРЕ ДЕЛЕГАТОВ НА УЕЗДНЫЙ СЪЕЗД СОВЕТОВ 24 декабря 191Э г.
  5. ГЛАВА ДЕСЯТАЯ
  6. ГЛАВА ДЕСЯТАЯ
  7. ГЛАВА ДЕСЯТАЯ
  8. Глава десятая
  9. ЛЕКЦИЯ ДЕСЯТАЯ
  10. ЛЕКЦИЯ ДЕСЯТАЯ
  11. ГЛАВА ДЕСЯТАЯ. 1932 год. Начало голода.
  12. ГЛАВА ДЕСЯТАЯ. ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ СПЕЦИФИКА ЭТНИЧЕСКИХ КОНФЛИКТОВ
  13. Глава десятая О ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИИ СЛОВАМИ
  14. Беседа десятая НАЦИОНАЛЬНАЯ МУЗЫКА 14.1V.67 г.
  15. ПОЛОЖЕНИЕ О ПОДГОТОВКЕ И ПРОВЕДЕНИИ УПРАВЛЕНИЕМ ПРЕСС-СЛУЖБЫ АППАРАТА СОВЕТА ФЕДЕРАЦИИ (Пресс-службой Совета Федерации) пресс-конференций и брифингов1
  16. ГЛАВА ДЕСЯТАЯ ПРОДОЛЖЕНИЕ ТОЙ ЖЕ ТЕМЫ
  17. Глава десятая ОБ УДЕРЖАНИИ [ПРОСТЫХ ИДЕЙ]
  18. Очерк десятый К ТИПОЛОГИЗАЦИИ ЭТНИЧЕСКИХ ПРОЦЕССОВ