<<
>>

Торфинн Карлсефни идет осваивать новые земли

...В эту зиму в Братталиде много толковали. Играли в шашки, рассказывали саги и разные случаи, чтобы скрасить жизнь. Карлсефни и Снорри задумали найти Винланд, и эти планы часто обсуждались.

Они снарядили корабль и собирались летом идти в Винланд. Бьярне и Торхалл тоже хотели участвовать в плавании со своим кораблем и с командой, которая с ними ходила.

И один человек по имени Торвальд, зять Эрика Рыжего, тоже пошел с ними, а также Торхалл, по прозвищу Охотник, он долго служил у Эрика, промышлял зверя и выполнял важные поручения. Торхалл был высок ростом, черноволос и некрасив с виду. Он был уже пожилой, своенравный, говорил мало, держался замкнуто, и

всегда его распирало зло, он все старался подстроить что-нибудь недоброе.

С тех пор как Торхалл приехал в Гренландию, он не очень-то ревностно держался веры. Хотя он чурался людей, Эрик долго слушал его советы. Торхалл оказался на одном судне с людьми Тор- варда, потому что хорошо знал необжитые места. Корабль был тот самый, на котором Торбьёрн пришел в Гренландию. Большинство команды составляли гренландцы. Всего на кораблях было сто шестьдесят человек."

Они пошли сперва в Вестербюгден, оттуда на Бьярнэй. От Бьяр- нэй с северным ветром шли морем двое суток. После этого увидели землю. Они подошли к берегу на лодках и разведали край, там было много плоских камней, таких больших, что два человека вполне могли лечь на них пятками друг к другу. И там было много белых песцов. Они назвали эту страну Хеллюланд.

Потом они шли двое суток с северным ветром, и впереди показалась земля с большими лесами и всякими животными. К юго-востоку от этой земли был остров, на нем они встретили медведя и назвали остров Медвежьим. А лесистый край они назвали Маркланд.

Еще через двое суток они снова увидели землю и направились к берегу. Здесь им попался мыс, они плыли вдоль этой земли, она была у них с правого борта.

Край был пустынный, далеко тянулись ровные песчаные берега. Они высадились на берег и нашли киль от корабля и назвали это место Хьяларнес[‡‡‡]. И берегам тоже дали имя, назвали их Фюрдюстрандир[§§§], потому что так долго пришлось идти мимо них.

Дальше начинались заливы, и в них они заходили.

Когда Лейв был у короля Олава Трюгвассона, тот поручил ему обратить гренландцев в христианскую веру и дал ему двух шотландцев, мужчину и женщину по имени Хаке и Хекья. Король сказал Лейву, что он может их послать, когда будет что-нибудь очень срочное, так как они бегают быстрее любого зверя. Этих людей Карлсефни взял с собой в плавание с согласия Лейва и Эрика.

И вот когда берега Фюрдюстрандир остались позади, шотланд

цев высадили на сушу и велели им бежать на юг, разведать места и вернуться до истечения третьего дня.

Они были одеты в платье, которое называли бьяфал. Оно было сшито так: вверху капюшон, по бокам открыто и никаких рукавов, между ногами застежка — пуговица и петля. Больше на них ничего не было.

Бросили якорь и стали ждать. Когда прошло три дня, гонцы прибежали обратно, и один держал в руке виноград, второй — дикую пшеницу. Карлсефни сказал, что страна, как будто, богатая.

Их взяли на борт и пошли дальше до места, где в сушу врезался фьорд. Они задумали войти в форд. В устье лежал остров, кругом было сильное течение. Они назвали остров Страумэй. На нем было столько птицы, что некуда было ступить из-за яиц.

Они вошли в фьорд и назвали его Страумсфьорд, снесли кладь на берег и приготовились обосноваться здесь. У них был с собой всякий скот. Они осмотрели край, чтобы узнать, чем богат он. Крутом были горы, место очень хорошее. Они только разведали край, больше ничего. Там оказалось вдоволь травы.

Зазимовали, но зима выдалась суровая, а они ничего не запасли; с едой стало туго, а с охотой и рыбной ловлей им тоже не повезло. Они отправились на остров, надеялись, что там промысел будет лучше или к берегу прибьет что-нибудь съестное.

Но с едой по-прежнему было худо, правда, для скотины корма хватало. Они обратились с молитвой к богу, чтобы он послал им что-нибудь, но их молитва не была услышана так скоро, как им хотелось бы.

Исчез Торхалл, и люди пошли его искать; три полных дня искали. На четвертый день Карлсефни и Бьярне нашли Торхалла на утесе. Стоит и таращится, рот разинут, ноздри расширены, сам себя царапает, щиплет и что-то бормочет. Они его спросили, зачем он сюда забрел, но он ответил, что это не их дело, пусть не беспокоятся, он уже не ребенок, не нуждается в присмотре. Они позвали его, и он пошел с ними домой.

Вскоре к берегу прибило кита, и они начали его разделывать, но никто не знал, что это за кит. Карлсефни хорошо разбирался в китах, но такого раньше не видел. Сварили китового мяса, попробовали и все заболели.

В это время подошел Торхалл и сказал: «Разве рыжебородый Тор

не сильнее вашего Христа? Это награда мне, скальду, — я с полной верой сочинил вису про Тора, а он редко меня подводит». Но когда люди это услышали, то отказались есть мясо, они сбросили кита со скалы и стали уповать на Бога.

Вскоре они смогли выйти на рыбную ловлю и взяли столько рыбы, что можно было прокормиться. Весной они пошли в глубь Страумфьорда, теперь добычу брали сразу и на суше, и на море — охотились, ловили рыбу, да еще яйца собирали.              4

Стали они говорить о своем походе и о том, что делать дальше. Торхалл Охотник хотел идти на север, искать Винланд за Фюрдюст- рандир и Хьяларнесом. Карлсефни решил идти вдоль побережья на юг, потом на восток, дескать, чем дальше на юг, тем земля будет шире, поэтому лучше разведывать в обоих направлениях.

Около острова Торхалл приготовил к плаванию свой корабль, с ним пошло всего девять человек, остальные последовали за Карлсефни. Однажды, когда Торхалл носил воду на судно, он сделал глоток и прочел такой стих:

Храбрым воинам сулил я,

Что когда сюда прибудем,

Лучший ждет меня напиток.

Здешний край не похвалю,

Раньше шлем носил я гордо,

А теперь ведро с водой —

Кланяюсь источнику.

И ни капельки вина Губ моих не освежило.

Потом они направились в море, и Карлсефни вышел с ними за острова. Прежде чем поднять парус, Торхалл сказал:

Так пойдем обратно,

Нас зовет Гренландия,

Пусть корабль отважно Море бороздит,

А суровым воинам,

Что страну так хвалят,

Быть у Фюрдюстрандир И варить кита.

Они расстались с Карлсефни и пошли на север мимо Фюрдюст- рандир и Хьяларнеса, потом хотели свернуть на запад, но их настиг шторм, ветром их пригнало в Ирландию. Здесь с ними скверно обошлись, сделали их рабами. Торхалл тут и погиб.

Что же до Карлсефни, то он направился вдоль побережья на юг; и с ним Снорри, Бьярне и другие. Шли они долго, наконец увидели реку, которая впадала сперва в озеро, а потом в море. В устье реки были большие песчаные отмели, и только в прилив можно было войти в нее. Карлсефни и его люди зашли в устье и назвали это место Хуп[****]. В низменных местах нашли они поля дикой пшеницы, а повыше всюду росло винное дерево. Там, где суша и море встречались в прилив, они рыли ямы, и когда море отступало, в ямах оставался палтус. В лесу было множество всякого зверя.

Карлсефни и его люди провели там полмесяца и ничего худого не видели, только хорошее. Скот они привезли с собой.

А однажды утром, когда они ходили знакомиться с краем, увидели они девять кожаных лодок. Сидевшие в лодках люди размахивали палками, так что стоял стук и треск, палки вращались по ходу солнца.

Карлсефни спросил: «Что это значит?» Снорри Торбрандссон ответил: «Может быть, это мирный знак, возьмем белый щит и пойдем им навстречу». Так они и сделали. Незнакомцы приблизились на лодках, подивились на них и вышли на берег. Они были низкорослые, некрасивые, волосы косматые, глаза большие, скулы широкие. Они постояли на берегу, дивясь, потом ушли на своих лодках мимо мыса на юг.

Карлсефни и его люди построили себе жилье выше озера, некоторые дома поближе к воде, другие поодаль. Они прожили здесь зиму; снега не было, так что скот все время пасся на воле.

Когда настала весна, однажды рано утром из-за мыса на юге появились лодки, и было их так много, что казалось, будто в заливе рассыпали уголь. И на этот раз люди в каждой лодке размахивали палками.

Карлсефни и его товарищи взяли щиты, потом начался торг. Особенно охотно чужаки брали красную материю. Они просили так

же мечи и копья, но Карлсефни и Снорри им отказали. Так шла торговля, но когда материи осталось мало, стали они ее разрезать так, что полоски были не шире пальца. Туземцы давали за них столько же, сколько прежде, даже больше.

Тут из лесу выскочил принадлежавший Карлсефни бык и громко замычал. Туземцы перепугались, побежали к лодкам и ушли вдоль берега на юг. Потом их три недели не было видно.

Когда же прошло это время, с юга появилось множество туземных лодок, будто река текла. Теперь туземцы размахивали палками против солнца и что-то громко кричали. Тогда люди Карлсефни взяли красные щиты и пошли на них, они сошлись и начался бой. Завязалась отчаянная перестрелка, у туземцев были пращи. Карлсефни и Снорри увидели, как туземцы надевают на жерди что-то вроде большого иссиня-черного мяча. Этот предмет они метнули в ту сторону, где стояли люди Карлсефни; и там, где он упал, раздался страшный звук. Карлсефни и его люди так испугались, что невольно побежали вдоль реки до утесов, а здесь они дали отпор.

Фрёйдис вышла и увидела, что Карлсефни и его товарищи удирают. Она крикнула: «Что вы бежите от этих жалких людишек! Такие молодцы, я думала, вы их порубите, как телят. Да будь у меня оружие, я бы дралась лучше любого из вас».

Однако им было не до нее. Фрёйдис хотела последовать за ними, но ей было трудно поспеть, потому что она ждала ребенка. Преследуемая туземцами, она тоже укрылась в лесу. Здесь она увидела на земле убитого, это был Торбранд Снорриссон. Его поразил в голову плоский камень, меч лежал рядом с ним, и она его взяла, чтобы защищаться. Тут ее настигли туземцы. Тогда она выпростала груди из-под платья и пошла бить их мечом.

Туземцы так напугались, что бегом бросились к лодкам и ушли на них.

Тут подоспел Карлсефни со своими товарищами и похвалил ее за храбрость. Двое из его людей погибли, из туземцев четверо было убито, но превосходство все равно было на стороне туземцев. И норманны вернулись к домам, дивясь, что за войско на них напало с суши. И они поняли, что сражались с теми, кто пришел на лодках, а когда им другие почудились, так это был обман зрения.

Дальше было вот что. Туземцы нашли убитого, возле которого лежала секира. Один из них ударил ею по камню, но секира треснула.

Он решил, что в секире нет толку, если она не берет камень, и забросил ее.

Карлсефни и его товарищи поняли, что хотя край богатый, из-за туземцев жить здесь будет тревожно и беспокойно. Они решили возвращаться на родину. Поплыли на север и по пути увидели пятерых туземцев, которые спали в одеждах из шкур, и были у этих туземцев деревянные сосуды с костным мозгом, смешанным с кровью. Они подумали, что этих людей подослали к ним, и убили их. Дальше им попался мыс, где было множество зверя. Весь мыс был покрыт как бы коркой навоза, потому что звери лежали здесь зимой.

Затем Карлсефни и его люди пришли в Страумфьорд. Иные говорят, будто Бьярне и Фрейдис оставались здесь с сотней человек, дальше не ходили. А Карлсефни и Снорри, дескать, взяли сорок человек и пошли на юг. Они провели в Хупе неполных два месяца и в то же лето вернулись.

Карлсефни вышел на одном корабле искать Торхалла Охотника, а другие участники похода остались его ждать. Он пошел на север мимо Хьяларнеса, потом на запад, и земля была с левого борта. Здесь были только глухие леса. Долго они плыли так, потом увидели реку, которая текла с востока на запад. Они вошли в устье реки и пристали к южному берегу.

Однажды утром Карлсефни и его товарищи заметили за расчисткой какое-то пятно, что-то мелькало там, и они окликнули это пятно. Оно зашевелилось. Они увидели одноногого, он скачками спустился к ним на берег. Торвальд, сын Эрика Рыжего, сидел на руле, и одноногий попал ему стрелой в живот. Он выдернул стрелу и сказал: «Жиром поросли мои внутренности в этой благодатной стране, которую мы нашли, да только мне от нее не будет больше радости». Вскоре Торвальд умер от раны.

Одноногий кинулся на север, Карлсефни с товарищами преследовали его, а он то покажется, то пропадет. Под конец он сбежал вниз к какой-то речке и исчез. Карлсефни и его товарищи повернули обратно. Тут один из дружины сказал так:

Воины гнались,

Я правду говорю,

За одноногим До самой реки.

Странное создание Бегством спаслось,

В воде утонуло.

Слушай, Карлсефни.

Они ушли оттуда и поплыли обратно на север. Говорили, что то была Страна Одноногов. Они не хотели больше терять людей. />Они задумали исследовать все горы, и возле Хула, и те, которые открыли теперь.

Они поплыли обратно и провели третью зиму в Страумфьорде. Мужчины сильно враждовали. Холостяки ходили за замужними женщинами. Снорри сын Карлсефни, родился там в первую осень.

Дул южный ветер и они пришли в Маркланд. Здесь они увидели пятерых туземцев: бородатого мужчину, двух женщин и двух детей. Мальчиков Карлсефни поймал, но остальные исчезли, словно сквозь землю провалились. Они взяли обоих мальчиков с собой, обучили своему языку и окрестили. Те рассказали, что их мать зовут Ветильди, а отца У веги, что страной скрелингов правят короли, одного зовут Авалдамун, другого — Авалдида. А домов у них нет, люди живут в норах и пещерах. По ту сторону, как раз напротив их страны, есть страна, где люди ходят в белых одеждах, с палками и флагами в руках и громко кричат. Говорят, будто бы это Витманналанд, то есть Великая Ирландия.

Наконец, они пришли в Гренландию и зиму провели у Эрика Рыжего.

<< | >>
Источник: Кирстен А. Сивер. Сага о Гудрид По следам Лейва Счастливого. 1996

Еще по теме Торфинн Карлсефни идет осваивать новые земли:

  1. В СТРАНЕ КОРОЛЯ ОЛАВА
  2. САГА О ГРЕНЛАНДИИ
  3. Торфинн Карлсефни идет осваивать новые земли
  4. НОРМАННСКОЕ ПРЯСЛИЦЕ. БЛАГОДАТНЫЙ ВИНЛАНД