<<
>>

Церковь.

Католическая церковь вошла в систему Меровингско- го государства со всей своей весьма мощной античной традицией, которая подверглась лишь небольшому влиянию варварской среды. В течение VI и в начале VII в.
произошла консолидация Церкви на различных ступенях иерархии: папа на вершине, митрополиты в рамках церковных провинций (митрополий) и епископы — во главе церкви в античном сите. Именно последние являлись естественными рамками общества в тот период, когда античный порядок уже был разрушен, а новый феодальный еще только складывался.

К концу VI в. высшее духовенство практически состояло на службе новому государству, т. к. епископы, назначавшиеся только с одобрения короля и часто выбиравшиеся из мирян более того, из королевских лейдов, стали частью административной системы и представителями публичной власти на местах.

Упадок королевской власти и расцвет местничества в конце VII — начале VIII в. разорвали прежде относительно единое церковное пространство в Галлии и привели к значительному ослаблению Церкви как государственного института.

В 743-747 гг. в Галлии по инициативе сыновей Карла Мартела Карломана (741-747 f754/5) и Пипина Короткого была проведена церковная реформа, имевшая своей целью восстановление церковной иерархии с епископом в каждом городе и митрополитом в каждой провинции, а также укрепление ее связи с королевской властью. Последующие изменения галльской церкви проходили при активном участии сына Пипина Карла Великого. В последней четверти VIII в. были восстановлены церковные провинции, разрушенные во времена ме- ровингской анархии. Для поднятия авторитета митрополит получил титул архиепископа (archiepiscopus, achev?que), который четко указывал на его верховенство над епископами своей провинции. Архиепископу предписывалось периодически проводить церковные соборы в своей провинции, созывая епископов всех входивших в нее диоцезов, и председательствовать на них, вести законотворческую деятельность и контролировать отправление церковного правосудия.

Ключевой фигурой в рамках диоцеза являлся епископ. Окруженный канониками, которые образовывали капитул диоцеза, он единолично отправлял властные полномочия — административные и юридические. Диоцез делился на небольшое количество архидья- конств, которые вобрали в себя бывшие общественные церкви предместий и бывшие частные церкви крупных доменов Меровингской эпохи. Стоявшие во главе них архидьяконы назначались епископом и были ответственны перед ним, аналогично тому как граф назначал сотников и викариев. Архидьяконы считались заместителями (vicarius) и служащими (minister) епископов, исполняли его поручения и отвечали перед ним за церкви своего округа. Они осуществляли и юридическую функцию, рассматривая и вынося приговоры по маловажным делам или передавая наиболее значительные казусы на суд епископского трибунала.

Архидьяконство делилось на деканства — округа еще меньшего размера, образованные вокруг бурга или церкви в предместье (viens). При Меровингах эта же церковь обычно охватывала и прихожан ближайшей сельской округи. Теперь же в каждой деревне имелась своя церковь и свой священник. Пресвитер предместной церкви превратился в главу прихода и получил название декан (decanus; doyen).

Административная реформа франкской церкви потребовала больших усилий, особенно на низших ступенях иерархии, где необходимо было создать сотни архидьяконств, тысячи деканств и приходов. Тем не менее церковная организация постепенно проникала до самых низших сельских слоев каролингского общества, объединяя его и нивелируя этнические различия. Созданная при Каролингах церковная структура в дальнейшем не подвергалась существенным изменениям на протяжении последующего тысячелетия. После распада державы франков она сохранилась во всех королевствах - преемниках и через них была передана другим государствам, вновь созданным на восточных и северных окраинах Европы.

Священнослужители занимали важное место в королевском окружении, отправляли значительные должности во дворце, начиная с апокрисиариев, которые всегда выбирались из деятелей Церкви.

До конца XIII в. королевская канцелярия была настоящей вотчиной клириков, ибо только они умели читать и писать на латыни. Немало выдающихся прелатов служило советниками короля, формально не занимая никакой должности, как, например, Сугерий, аббат Сен- Дени (1122 1151).

Начиная с конца V в. и на протяжении всего Средневековья Церковь оставалась важнейшей опорой королевской власти. Это особенно ярко проявилось в конце IX и в X в. — в период напряженного соперничества между Каролингами и Робертинами, в период дробления королевства на самостоятельные территориальные принципаты. Епископы Северной Франции дольше всех прочих крупных сеньоров королевства продолжали прибывать в курию по приглашению государя и с первыми признаками укрепления королевской власти в начале XII в. вернулись в Королевский совет.

Королевская власть держала Церковь под своим неусыпным контролем. Рядом с каждым аббатом и епископом она ставила своего агента, замещавшего духовное лицо в военных и юридических вопросах (advocatus, vice-dominus', vidame)2. Король в обязательном порядке участвовал в назначении епископов и аббатов. Хотя согласно церковному праву епископа избирал клир и паства диоцеза, а посвящал в сан митрополит или архиепископ, уже с меровингских времен король присвоил право утверждать это избрание. Каролингские короли, получавшие божественное помазание, расширили эту прерогативу. Они могли трижды, на трех разных этапах, вмешиваться в процедуру избрания нового епископа. Избранный епископ должен был предстать перед королем и принести ему клятву верности, только после этого он мог быть посвящен. Совокупность светских функций и владений, прерогатив и привилегий, включая иммунитет, — все то, что обозначалось словом episcopatus, или abbatia, — являлась публичной должностью, аналогичной comitatus, которой король наделял по своему усмотрению, и в случае вакации она возвращалась к главе государства. Ни Каролинги, ни последующие короли Франции никогда не отказывались от этих своих прав, которые позднее получили названия регалии (regales).

На протяжении нескольких столетий, последовавших за расселением франкских племен в Галлии, в обществе произошли значительные социальные и политические изменения, нашедшие свое отражение в создании и функционировании потестарных институтов, в новых принципах организации центрального и территориального управления. Меровингская эпоха представляет собой переходный период, когда происходило разложение племенных форм управления, частичное освоение римских традиций и активный синтез новых потестарных институтов. Каролингская эпоха, почти полностью избавившаяся от пережитков родо-племенных отношений, утвердила иерархическую структуру государственного устройства с параллельными светской и церковной вертикалями власти, взаимно переплетенными и увенчанными на вершине фигурой короля или императора. Несмотря на все потрясения и междоусобицы X в., основной структурный каркас государства оставался неизменным, и именно его унаследовали пришедшие к власти Капетинги.

<< | >>
Источник: Т. П. Гусарова и др.. Властные институты и должности в Европе в Средние века и раннее Новое время : [монография] / Ответ, ред. Т. П. Гусарова. М.: КДУ, 600 с.. 2011

Еще по теме Церковь.:

  1. ГОСУДАРСТВО И ЦЕРКОВЬ ПО ВЕБЕРУ
  2. ГОСУДАРСТВО ОБЩЕСТВО ЦЕРКОВЬ
  3. VII. Церковь против Рерихов
  4. IV. ГОСУДАРСТВО и ЦЕРКОВЬ в СОВЕТСКОЙ РОССИИ
  5. Православная церковь
  6. Тема VII. РУССКАЯ ЦЕРКОВЬ В XI - XII ВЕКАХ.
  7. ГОСУДАРСТВО И ЦЕРКОВЬ
  8. Церковь (христианство и язычество)
  9. § 9. РЕЛИГИЯ И ЦЕРКОВЬ
  10. М. Г. Долгая ЦЕРКОВЬ И СОЦИУМ
  11. Церковь против еретиков