<<
>>

Управление колониями.

Венецианская республика была колониальным государством: небольшая по своими размерам, хоть и густонаселенная, метрополия управляла обширными территориями, расположенными за ее пределами.
В колониальной экспансии Венеции XII XV вв. исследователями выделяются «морское» (Адриатика, византийские территории, побережье Северной Африки) и «материковое» (т. н. терраферма города Тревизо, Падуя, Верона, Виченца с прилегающими областями, ряд городских центров Ломбардии, некоторые порты Юго-Восточной Италии) направления; осуществленные завоевания поставили перед венецианским государством вопрос о создании эффективной модели управления «на расстоянии», достаточно автономной и в то же время крепко связанной с центром.

Необходимо отметить актуальность темы развития и быта венецианских колоний в историографии; интерес к ней, ранее второплановой и пользовавшейся заметно меньшим вниманием со стороны исследователей по сравнению с перипетиями внутренней политики Венецианской республики, особенно заметно возрос в последние десятилетия XX в. Среди работ отечественных историографов следует отметить масштабные монографии Н. А. Соколова, С. П. Карпова (в рамках изучения Латинской Романии), С. В. Близнюк (в контексте изучения истории о-ва Кипр); важно отметить, что в исследованиях, выходящих и в нашей стране, и на Западе, рассматривались не только XII XIII вв. (времена Крестовых походов и утверждения Венеции как колониальной державы), но и события более позднего периода, в рамках которого внимание уделялось множеству различных аспектов, от политики до культуры, общественных отношений, ментальности. Вероятно, определенным стимулом движения исследователей в этом направлении послужили геополитические изменения в современном мире, вследствие которых возрос интерес к синтезу культур, взаимодействию в сфере управления, вопросам «уживаемости» различных социальных и этнических групп в переменчивых условиях, создаваемых экономической и политической конкуренцией.

Колонии «кошель» Венеции и ее «вотчина»: оттуда в Республику св. Марка поступали основные доходы. Полифония культур и этносов, разнообразие исторических путей и актуальных интересов венецианских морских колоний исключали возможность создания на этом направлении единой схемы, уместной в любой ситуации. В ряде колоний создавался полноценный венецианский административный корпус, с начальством и достаточно развитым бюрократическим аппаратом, в другие направлялись лишь несколько чиновников и военный гарнизон для их защиты и проведения в жизнь их решений. Во главе администрации чаще всего становился подеста, должностное лицо, назначаемое центральным венецианским правительством. Некоторые колонии, обычно не имевшие большого стратегического и экономического значения, но тем не менее важные для упрочнения венецианских позиций в том или ином регионе, отдавались на откуп целым семьям, которые переезжали туда на постоянное жительство. Чиновников из Венеции на местах было все же сравнительно немного; управление колониями, безо всякого сомнения, не было бы возможным без поддержки и вовлеченности в этот процесс местной знати. Следует отметить, что в отношении колоний иным был сам смысл, вкладываемый в понятие «присутствие во власти»: если отправление какой-либо должности в самой Венеции воспринималось как знак почета и эквивалент определенного социального статуса, то здесь на первый план часто выходил фактор доходности как один из самых убедительных доводов в пользу участия в рискованных предприятиях вдали от родного дома.

Несколько иной была ситуация в колониях на материке, составлявших комплекс т. н. венецианской террафермы. Первый шаг к завоеваниям на Апеннинском полуострове был сделан в первой половине XIV в., когда Венеция вследствие войны с падуанским синьором Каррара приобрела город Тревизо с округой (1339). В 1404 1406 гг. экспансия на терраферму получила существенное продолжение: отчасти в силу стечения обстоятельств, отчасти благодаря умелой дипломатии Венецианская Республика установила свою власть над некоторыми городскими центрами террафермы, среди которых были Верона, Виченца и Падуя.

В 1419-1420 гг. Венеция добавила к своим владениям на материке Беллуно, Фельтре, Удине и Аквилею. С приходом к власти нового дожа Франческо Фоскари (1423-1457), ярого сторонника продолжения завоеваний на терраферме, Венеция вступила в долгую войну с Миланом, в результате которой сумела отвоевать у Висконти Брешию, Бергамо, Кремону и Крему (мир в Лоди 1454 г.). К концу XV в. владения Республики св. Марка простирались практически на весь современный регион Венето и часть Ломбардии. Специфика этих территорий заключалась в том, что, будучи расположенными сравнительно недалеко от Венеции в географическом плане, они сильно отличались от нее по ряду социальных, экономических и культурных факторов. Противоречивое сочетание географической близости и социокультурной отдаленности требовало особого подхода к организации системы управления.

Об основных должностях венецианской администрации было сказано уже в т. н. Золотых буллах документах, официально закреплявших переход городов террафермы в сферу юрисдикции Венецианской

Республики74. В тексте упоминались венецианские ректоры подеста и капитан; кроме того, было особо оговорено, что венецианские чиновники должны были занять все посты, подпадавшие под формулу merum et mixtum impenum, т. е. связанные с гражданскими и судебными функциями, а также военные должности. Как следует из тех же Золотых булл, а также из документов, изданных позднее, подеста осуществлял высшее руководство в сфере гражданских отношений, а также имел судебную власть, капитан же курировал военную сферу и все, что было с ней связано, включая контроль над состоянием крепостей и других оборонительных укреплений. Как и все основные чиновники Венецианской Республики, подеста и капитан избирались на заседаниях Большого совета. В первые годы венецианского господства на терраферме сложилась практика ежегодной смены ректоров; несколько позже эти сроки были увеличены до 16 месяцев, хотя нередко изменялись в зависимости от конкретного случая.

В своих действиях венецианские ректоры в основном руководствовались решениями Большого совета.

Обычно они поступали на места в виде предписаний, касавшихся отдельных частных случаев, и при этом очень редко содержали отсылки к какому-либо прецеденту. Можно сказать, что подеста и капитан были своеобразным передаточным звеном, через которое осуществлялась связь между центром и подчиненными ему территориями. Инициатива с их стороны не отрицалась, но и не всегда приветствовалась; нередко центральные магистратуры Венеции принимали решение, противоречащее мнению одного из ректоров, и проводили его в жизнь. Венецианские ректоры, следовательно, были не столько автономными управленцами, сколько представителями интересов Венеции на подчиненных ей территориях, игравшими роль общих кураторов положения дел и контролировавшими самые разные сферы деятельности.

Ректорам в работе помогала группа компетентных чиновников, как правило, назначаемых Сенатом и ответственных за какую-либо область отношений — судебную, финансово-экономическую, военную. В юридических делах их советниками были направляемые из Венеции судьи со специализацией как в гражданском, так и в уголовном праве. Ряд чиновников (т. н. camerlengi или camerani, члены Налоговых палат) курировали вопросы экономики, торговли, товарообмена, налогов, занимались подсчетом прибылей и расходов. Аналогичным образом специальные должностные лица осуществляли контроль за состоянием оборонительных укреплений, условиями содержания гарнизонов и прочими вопросами безопасности. В отличие от должностей этих чиновников, связанных с задачами более практической и более узкой направленности, положение подеста и капитана было во многом схоже в большей степени по атрибутике, в меньшей степени по значению со статусом дожа Венецианской республики: они являлись представителями Венеции, могущественного и богатого государства с богатой и славной историей, и их пребывание на терраферме должно было всецело этому образу соответствовать. В связи с этим особое внимание уделялось церемониалу — пышности одежд, обстановке парадов и встреч, особой процедуре вступления в должность и смены ректоров и т.

д. Несмотря на тяготы послевоенного времени, практически сразу после завершения военных действий в городах тер- рафермы была начата масштабная реставрация бывших синьориаль- ных дворцов, переданных венецианской администрации; все гербы, надписи и другие знаки различия прошлых лет заменялись на изображения крылатого льва и девизы Республики св. Марка.

Отдельной проблемой организации системы управления на терраферме стал поиск компетентных чиновников. Для большинства венецианских патрициев, плохо знавших Италию и не видевших в ней особых перспектив экономической выгоды, должности на терраферме не представляли никакого интереса. Терраферма была им незнакома и не казалась гостеприимной: в последнее время оттуда приходили только плохие известия. Все, от языка до быта, казалось им чужим; в первое время венецианцы, отправлявшиеся на службу, скажем, в Падую, везли с собой из Венеции даже поваров, чтобы те готовили им привычные блюда. Во дворцах размещалась внушительная охрана; многие горожане еще ждали возвращения потомков бывших синьоров, Скалигеров и Каррара, образ Республики-освободительницы мог в любой момент смениться в общественном мнении на образ Республики-поработительницы, а венецианская терраферма так же быстро стать антивенециан- ской. Отметим и невысокие размеры жалованья за службу: едва ли это могло заинтересовать венецианских патрициев, которые, оставшись дома, могли пополнить свое состояние существенно большими суммами. В первые годы венецианского присутствия на терраферме размер жалованья чиновников не только не увеличивался, но даже уменьшался (известен случай, когда ректоры Виченцы в конце октября 1404 г. оказались практически без средств к существованию), и лишь со второй половины XV7 в. ситуация начала изменяться к лучшему, во многом по причине постоянного возвращения к этой теме на заседаниях Большого совета по инициативе терпящих убытки патрициев.

Становление институтов власти и в морских колониях, и на терраферме всегда было непростым процессом.

В отношении владений Венеции на континенте дополнительным затрудняющим фактором были непонимание выгоды, отсутствие информации, социальные предубеждения. Со временем ситуация изменилась: Венеция утратила лидирующие позиции на море и не имела более возможности играть роль ведущего государства Европы. В этих условиях Италия постепенно стала для венецианцев приоритетным направлением деятельности; рыбак и негоциант стал землевладельцем. Именно там, на венецианской терраферме, в XVI XVII вв. расцветут виллы, совершенно особый вид искусства ландшафтов и интерьеров, на которых уже в XVIII в. с удовольствием останавливался для отдыха и импровизированных концертов путешествовавший с приятелем по р. По Карло Гольдони75. В первой четверти XV7 в. количество патрициев, уклонявшихся от службы на терраферме, было столь велико, что Большой совет назначал специальные штрафы за каждый отказ такого рода; впоследствии должность на терраферме (как и в морских колониях в свое время) стала важной ступенью государственной карьеры, поднявшись на которую можно было научиться всем тонкостям дипломатии, управления, поиска компромисса и прочей политической эквилибристики и смело идти дальше вверх или оставаться с высоким социальным статусом и стабильным источником дохода.

<< | >>
Источник: Т. П. Гусарова и др.. Властные институты и должности в Европе в Средние века и раннее Новое время : [монография] / Ответ, ред. Т. П. Гусарова. М.: КДУ, 600 с.. 2011

Еще по теме Управление колониями.:

  1. 5. Правовые акты в сфере управления •
  2. Британские колонии и зависимые государства (Dependencies) в 1900 г.
  3. § 2. Рациональные типовые структуры управления производством буровых работ
  4. § 5. Планирование работы вспомогательных производств специализированного управления
  5. 9. ФИЛОСОФИЯ ИСТОРИИ И ПОЛИТИЧЕСКАЯ КОНЦЕПЦИЯ
  6. 4.2. Либертины, латины, перегрины, колоны, рабы.
  7. ПРИКАЗЫ ОБЪЕДИНЕННОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ПОЛИТИЧЕСКОГО УПРАВЛЕНИЯ
  8. № 236 ПРИКАЗ РЕВВОЕНСОВЕТА ЗАКАСПИЙСКОГО ФРОНТА О ПЕРЕРАСПРЕДЕЛЕНИИ АРТИЛЛЕРИИ МЕЖДУ ВОИНСКИМИ ЧАСТЯМИ В СВЯЗИ С ПЕРЕСТРОЙКОЙ УПРАВЛЕНИЯ ФРОНТОМ 18 ноября 1919 г.
  9. № 260 СВОДКА НАЧАЛЬНИКА ОПЕРАТИВНОГО УПРАВЛЕНИЯ ШТАБА ТУРКЕСТАНСКОГО ФРОНТА О ЗАХВАЧЕННЫХ В КРАСНОВОДСКЕ ТРОФЕЯХ И БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЯХ ПРОТИВ БАСМАЧЕСТВА 8 февраля 1920 г.
  10. § 202. Управление при синонимических словах
  11. Система управления Венецианской республики в УП-ХУвв.