<<
>>

ГЛАВА 6.4. ВЕЛИКИЕ ГЕОГРАФИЧЕСКИЕ ОТКРЫТИЯ

  В ночь с 11 на 12 октября 1492 г. три испанские каравеллы — «Пинта», «Нинья» и «Санта Мария» продолжали упорно идти на Запад. С тех пор, как флотилия, имея на борту 90 человек, вышла 3 сентября из испанского

порта Палое, никто из моряков не видел земли.

И вот, около двух часов ночи к флагманскому кораблю «Санта Мария» подошла шлюпка с идущей первой «Пинты». Адмирал эскадры, итальянец из Генуи Кристоферо Коломбо, которого мы называем Христофор Колумб (1451—1506), получил известие, что около полуночи матрос «Пинты» Родриго да Триана увидел в океане неподвижный огонь. Он понял, что перед ним горящий на суше костер, и закричал: «Земля, земля!». 12 октября на берег сошли офицеры флотилии. Колумб после торжественного молебна дал острову название Сан-Сальвадор (Св. Спаситель) и объявил новооткрытые земли владениями короля Испании.

Названная дата считается не только датой открытия Америки, но и началом эпохи Великих географических открытий. За полтора столетия, прошедшие с первого плавания Колумба, представления о Земле изменились радикально. Были открыты две части света: Америка и — позднее, в XVII в., — Австралия, и как писал сам Колумб, «островов без счета». Были, наконец, выяснены очертания известных частей света — Азии и Африки. Были проложены морские пути, соединявшие Европу со всем миром. Но почему именно в указанное время были сделаны эти открытия?

Более или менее ясные географические представлений имелись на Западе только относительно Европы и Ближнего Востока. В Средние века было известно, что где-то на Востоке лежит страна Индия, которую некогда завоевал Александр Македонский. Это страна чудес, страна, где золото валяется под ногами, где пряности — а они в Европе ценились дороже золота — растут как у нас сорняки, где живут люди с собачьими головами либо с лицами на груди. Еще дальше Индии — Катай (так называли Китай) — страна шелка; в этой стране тоже все из золота, а правит там Великий хан.

К востоку от Катая — остров Чипангу (Япония), где также множество чудес. Кое- что из сказанного было известно из легенд, кое-что из книги венецианца Марко Поло (ок. 1254—1324), который провел 24 года в странах Востока.

Но, хотя знали о Востоке мало, товары с Востока были широко распространены на Западе: ткани, особенно шелковые, сахар и главное — пряности. Помимо этого, дальние земли считались прямо-таки переполненными золотом и драгоценными камнями. Мы помним, что в XIV—XV вв. резко возросла потребность в деньгах у разных слоев населения Запада.

Не забудем еще об одной причине, побудившей многих ринуться на открытие новых земель. Этой причиной был дух предпринимательства, стремление к земным благам, характерные для «осени Средневековья», а также вера в неограниченность человеческих возможностей, возвещенная Возрождением.

Пути на Восток, однако, были закрыты враждебными исламскими государствами, особенно с XV в. крепнувшей Османской империей. Оставались водные пути, но можно ли было достичь стран Востока по морю?

Младший сын португальского короля дон Энрике (1394—1460) получил от потомства прозвище Мореплаватель, хотя он всего лишь раз в жизни ступил на палубу корабля, чтобы пересечь Гибралтарский пролив. И это прозвище справедливо, ибо он открыл португальцам путь на Восток. Маленькая Португалия, прижатая к побережью сильным соседом — Кастилией, — могла двигаться только в одном направлении — морском.

Античные ученые полагали, однако, — а их авторитет, как мы помним, был весьма велик, — что плавание в экваториальных водах невозможно, ибо жара там столь велика, что море кипит. Те же древние ученые считали, что в Южном полушарии существует огромный материк (возможно, Африка есть лишь гигантский полуостров его) — Terra Incognita Australis, т.е. Неизвестная Южная Земля. Усомнившись в истинности подобного мнения, Энрике Мореплаватель собирал все сведения о возможных путях в южном направлении и организовывал экспедиции. Были исследованы острова близ побережья Африки и в 1445 г.

достигнута крайняя западная точка Африканского континента — Зеленый мыс.

Все убедились в том, что море в южном направлении проходимо. Уже после смерти Энрике Мореплавателя, в 1471 г. мореходы достигли экватора, а в 1486 г. португалец Бартоломеу Диаш огибает южную оконечность Африки. Неизвестная Южная Земля не обнаружена, зато открыт путь на Восток. Португальское правительство объявляет, что все земли к югу и востоку от Азорских островов принадлежат Португалии, и отвергает всякие химерические проекты о возможности достичь Индии и Китая западным путем, которыми осаждает власти Христофор Колумб.

Существует мнение о том, что в Средние века Землю считали плоской. Это не совсем верно, ибо, хотя так действительно воображало большинство населения Европы, античные учения о шарообразности Земли не были забыты. Колумб собрал большую библиотеку, где было множество сочинений, доказывающих шарообразность Земли, вел переписку с учеными. На этом основании Колумб полагал, что пределов Востока легче достигнуть, идя на Запад, что за месяц можно достичь Китая или Чипангу, если плыть прямо через Океан, а не огибать Африку.

Поскольку Португалия отвергла его планы, Колумб обратился к Фердинанду и Изабелле Испанским. Его предложения были заманчивы, так как сулили возможность достичь земель, богатых золотом и пряностями, не вступая в конфликт с Португалией, закрывшей путь на Юг и Восток. Сомнения же вызывало то, что от испанского правительства требовались средства на организацию экспедиции, без каких-либо гарантий. Путь на Запад был вычислен математически, но не подтвержден на практике. Португальцы двигались вдоль берегов, имея четкие ориентиры. Колумб же предполагал двигаться в не

известность, тем более, что способов точно определять координаты еще не было. И все же Колумб победил. Вера в возможность постичь мир с помощью разума, вера во всемогущество человека, распространенные тогда не только в гуманистических кружках, победила и в умах членов испанского королевского совета, тем более, что идеи эти были помножены на неуемную жажду золота и пряностей.

Колумб был убежден, что он открыл путь в Азию и оставался в этом убежден до конца своих дней. Открытые им земли, — а он совершил всего четыре путешествия, — не дали обещанных золота и пряностей, и великий мореплаватель умер в нищете, ведя безнадежную тяжбу с разочарованным испанским правительством за свои права и привилегии, которые ему были обещаны.

Но первоначальные неудачи никого не останавливали. Уже в конце 90-х годов XV в. несколько экспедиций достигли разных пунктов побережья Америки и постепенно стало ясно, что открыты не страны Востока, а новая часть света.

В 1499 г. в Европе стало известно, что путь на Восток через Запад — не единственный. Из Индии вернулась отплывшая из Португалии в 1497 г. экспедиция Васко де Гамы (1469—1524). Эта экспедиция обогнула южную оконечность Африки, достигла Индии и вернулась, привезя огромный груз пряностей. Это сразу выдвинуло Португалию вперед в ее соперничестве с Испанией. Вскоре после открытия Америки папа Александр VI в 1493 г. разделил все новооткрытые земли и земли, которые еще предстояло достичь, между Испанией и Португалией. Линия раздела проходила по середине Атлантики, и все к Западу от нее принадлежало Испании, к Востоку —

Португалии. Это решение было подтверждено договором между этими странами. Португалия не только монополизировала торговлю с Востоком. В начале XVI в. она основала колонии Диу и Гоа на побережье Индии, захватила г. Малакку на Малайском полуострове и начала завоевание Моллукских островов, именовавшихся также Островами Пряностей. Одновременно новые экспедиции достигли побережья Бразилии, пересекли Панамский перешеек и вышли к Тихому океану, названному тогда Южным морем.

Осенью 1519 г. португальский моряк Фернан Магеллан (ок. 1480— 1521) во главе испанской экспедиции в составе 5 кораблей, на которых было 265 человек, отправился в поисках прохода на Запад вокруг южной оконечности нового континента. Спустя год ему удалось достичь пролива, через который он вышел в океан, названный им Тихим, так как почти за 4 месяца плавания по нему ни разу не было бурь.

Открытый им проход был впоследствии назван Магеллановым проливом.

В 1521 г. его изрядно потрепанная флотилия причаливает к одному из островов, которые Магеллан назвал Филиппинскими в честь наследника испанского престола. И вдруг обнаружилось, что плывший вместе с экспедицией раб Магеллана Энрике, купленный им некогда в Малакке, понимает местную речь; следовательно, он находится поблизости от родины. Первый человек на Земле — темнокожий слуга малаец — совершил кругосветное путешествие. Но Магеллану не дано было завершить свой путь: он погиб на этих островах в незначительной стычке с туземцами. И только один из пяти кораблей, «Виктория», с командой всего из 18 человек в сентябре 1522 г. возвратился к берегам Испании. Земной круг замкнулся. В мире осталось еще множество неоткрытых земель, но конечность его обнаружилась, обнаружилась достижимость любого места на Земном шаре.

«Эти страны следует называть Новым Светом. У наших предков о них не было никакого представления, и, по мнению всех, это самое новейшее открытие» — писал в 1503 г. своему знакомому итальянец, моряк на испанской службе Америго Веспуччи (между 1451 и 1454— 1512). По обычаям тех времен, письма с известиями, интересными для всех, распространялись получателями среди своих друзей, переписывались, расходились по свету. В 1505 г. письма Веспуччи публикуются в Страсбурге, а в 1507 г. математик и географ Мартин Вальд- земюллер выпускает в свет «Введение в космографию» с приложением путешествий Америго Веспуччи и картой новооткрытых земель. В этой книге он пишет: «Поскольку эту четвертую часть света открыл Америкус (латинизированная форма имени Америго), то ее следовало бы назвать Америкой». Так новая часть света получает имя. Нет, Веспуччи никогда и нигде не говорил о том, что именно он открыл новые земли, но именно он первым заявил на всю Европу, что это не часть Азии, а новый континент. Впрочем, и тут он был не

совсем первым. Колумб, абсолютно убежденный в том, что он достиг Азии, все же заявлял, что «о землях этих говорили и писали, но заключали о них по догадкам, воочию их не видя».

Папа в булле, изданной через год после первого путешествия Колумба, когда никто и не догадывался о достижении нового материка, писал, что Колумб и его спутники «нашли материк, доселе еще не открытый никем».

Несмотря на то, что первооткрыватели увидели многое, чему они не могли найти аналогий в Старом Свете, а может быть, именно поэтому, они стали искать схожее с тем, что они знали на своей родине, либо с тем, о чем они читали и слышали о дальних землях. Участники первой экспедиции, открывшей Амазонку, якобы видели в джунглях города, овец и слонов. Колумбу казалось, что на острове Эспаньола (Гаити) есть засеянные пшеницей поля. Как правило, первопроходцы обращались к средневековым представлениям о дальних землях, чаще всего об Индии. Вообще, с легкой руки Колумба открытые им земли стали называть Вест-Индией, т.е. Западной Индией, а аборигенов — индейцами. Для Средневековья же Индия и вообще далекие земли — особый мир, подчиняющийся иным законам, нежели мир европейский, или не подчиняющийся никаким. С одной стороны, там, в пределах Востока, лежит Земной Рай, страна блаженных, с другой — это некий антимир, населенный чудовищами. Жители этих краев свободны от всяких запретов, не имеют семьи и собственности, не носят одежду. И это понимается одновременно и как условия жизни в стране блаженных, и как доказательства языческой и даже нечеловеческой сущности обитателей этих земель. Такой двойственный подход характерен и для восприятия Нового Света. Одни и те же путешественники в одном и том же письме или ином сочинении говорят о здоровом, прямо-таки идеальном климате новооткрытых земель и объявляют это доказательством того, что Земной Рай лежит где-то поблизости, и — о бурях, ураганах и эпидемиях. Индейцы описываются как невинные дети природы, живущие по ее законам подобно Адаму и Еве до грехопадения, и — как злобные чудовища. Колумб даже удивлялся, что он ни разу не видел людей с собачьими головами.

Индейцы              На самом деле, жители Америки — их насчитывалось предполо

жительно 15—20 миллионов человек — стояли на разных ступенях цивилизации — от бродячих охотников и рыболовов, до оседлых земледельцев. Именно земледелием, правда довольно примитивным, было занято большинство аборигенов Америки. Они выращивали кукурузу, фасоль, тыкву, табак, в Центральной Америке — какао и помидоры, в Андах — картофель, а также иные, не известные в Европе, злаки и корнеплоды, например, батат или маниок. Домашних животных у индейцев было немного — собаки, индюки, в Андах — ламы. Лошади, без которых нам трудно представить индейцев, были завезены европейцами. Даже те регионы Америки, в которых существо

вали относительно развитые цивилизации, не знали железа, колеса, гончарного круга, тягловых животных. К моменту прихода европейцев в Америке было четыре цивилизации, знавшие города и государство: цивилизация ацтеков на Мексиканском нагорье, цивилизация майя на Юкатане и в Гватемале, цивилизация чибча в горной Колумбии и цивилизация инков в Андах и на Боливийском нагорье. Именно туда устремились испанские конкистадоры (по-испански «конкиста» — «завоевание»).

Вслед за первооткрывателями в Новый Свет ринулись те, кто жаждал быстрого обогащения. Слухи о золоте, валявшемся под ногами, кружили головы. Однако золота не было. Любой переселенец получал в Вест-Индии участок земли и рабов-индейцев. Но в Новый Свет приезжали не крестьяне и не крупные землевладельцы. Разорившиеся мелкие рыцари, оставшиеся без дела после завершения Реконкисты, преступники, скрывавшиеся от королевского правосудия, авантюристы различных мастей — вот кто заполнял корабли, шедшие из Испании на Запад. Эти люди, выбитые из жизни, лишенные традиционных моральных ценностей и не приобретшие никаких иных, обладали немалым мужеством и не имели хозяйственных навыков. Они мучили своих рабов, выжимая из них последние соки, но плантации все равно не давали дохода. Этих людей манили появившиеся после экспедиций в 1516—1518 гт. сведения о богатых городах где-то на материке и они охотно пошли бы за любым, позвавшим туда.

Древняя история страны, которая теперь называется Мексикой, изучена плохо. Известно, что в середине XIV в. ее заселили племена ацтеков, обложившие данью подвластные народы. В государстве ацтеков сохранились родовой строй, многобожие и были весьма распространены человеческие жертвоприношения. Центром государства был большой город Теночтитлан. У ацтеков было весьма развито ювелирное искусство (молва называла несметное количество сокровищ владык Теночтитлана), ткачество, строительное дело. Они обладали письменностью, правда, весьма примитивной.

18 апреля 1519 г. на мексиканском берегу высадились белокожие бородатые люди. Их вел тридцатитрехлетний идальго (мелкий землевладелец), недоучившийся студент Фернан Кортес (1485—1547). Жажда славы и золота манили его. Индейцы никогда прежде не видели белых людей, лошадей, стальных лат, огнестрельного оружия, в том числе пушек; все это пугало их. Правитель ацтеков, известный европейцам под именем Монтесума, пытался задобрить Кортеса богатыми дарами, но Кортес, распаленный видом золота, двинулся на Теночтитлан. Ему удалось заключить союз с покоренными ацтеками племенами, ненавидевшими поработителей, и после длительной борьбы взять и разрушить Теночтитлан. Захват остальной части Мексики занял несколько лет. Богатейшие золотые и серебряные рудники до-

стались испанцам. Однако значительная часть сокровищ Монтесумы была спрятана его племянником, последним правителем ацтеков, организатором героического, но безуспешного сопротивления испанцам, Куаутемоком. Несмотря на жестокие пытки, он не выдал места, где было сокрыто золото Монтесумы, и оно не найдено до сих пор.

Расправившись с ацтеками, испанцы обрушились на города-государства майя. Историки нередко называют майя «древними греками» Америки, противопоставляя их ацтекам — «древним римлянам». Имеется в виду, что ацтеки были народом завоевателей, а майя — народом творцов культуры. Этот народ примитивных землевладельцев, живших, в сущности, в каменном веке (даже драгоценные металлы они использовали реже, чем их северные соседи), обладал высоким уровнем знаний. Майя единственные, насколько известно, в Америке создали иероглифическую письменность, не расшифрованную до сих пор, весьма точный календарь, изобрели совершенно независимо ноль и позиционную систему счета; у них были развиты искусства, особенно скульптура и настенная живопись, и градостроительное дело.

Единого государства у майя не существовало, но их отдельные города были захвачены испанцами в течение 1526— 1546 гг. Только в гватемальских джунглях до 1676 г. сохранял независимость последний индейский город-государство Тайясаль. Но на судьбах аборигенов Америки это уже никак не отразилось.

На территории нынешней Колумбии жили племена чибча. Они строили города, умели обрабатывать медь и драгоценные металлы. В 30-е годы XVI в. их страна была завоевана испанцами. О культуре и истории этого народа мы знаем очень мало, но обычай одного из племен чибча дал начало примечательной легенде.

Образцы иероглифического письма майя.

Это племя жило близ горного озера. Раз в год местный правитель совершал на озере, почитавшемся священным, особую церемонию. Его тело натирали смолой и осыпали золотым порошком. Процессия шла из города на озеро, правитель отплывал от берега на плоту, его свита бросала с берега в озеро в качестве жертвоприношения золотые изделия и драгоценные камни, а сам он окунался в воду, чтобы смыть с себя позолоту. Этот обряд прекратился незадолго до завоевания, но слухи о нем дошли до конкистадоров. Совершавшего церемонию правителя испанцы назвали «е1 геу dorado» — позолоченный король».

Прозвище правителя они перенесли в сокращенном виде на всю страну. Возникла легенда, которая утверждала, что где-то в джунглях Амазонии есть город, где золотом мостят улицы и кроют крыши. До начала XX в. смельчаки пытались найти его в тропических лесах Америки, нередко ценой жизни, но, увы, безуспешно. Зато слово «Эльдорадо» как символ невероятного и легко добываемого богатства вошло во все европейские языки.

К югу от страны чибча, в горных районах нынешних Перу и Боливии находилось государство Тауантинсуйу, т.е. на языке народа кечуа, 13 млн. потомков которого и поныне живут в этих странах, — Страна Четырех Сторон Света. Правители этого государства считались потомками Солнца и назывались инки, поэтому государство иногда называется государством инков. Легенды возводят историю этой страны к незапамятным временам, но на деле Тауантин суйу сложилось к середине XV в. Это государство было строго централизованным, с абсолютной властью инки. В стране было много богатых городов, прекрасно развитая система дорог. Земледельцы (их было большинство населения) и ремесленники объединялись в общины. Земля принадлежала государству в лице инки и никто не мог владеть никакой собственностью, кроме жилья, одежды и инструментов, даже продуктами своего труда. Специальные чиновники забирали весь урожай и (видимо) ремесленные изделия и распределяли их среди населения, по возможности, поровну, оставляя часть произведенного для государственных нужд. Дети, больные, старики также получали свою долю. Некоторые ученые называют такой строй «инкаси- ческим коммунизмом». Жители государства инков достигли высокого мастерства в ремеслах, особенно ткацком, гончарном (хотя гончарного круга они не знали) и ювелирном, в строительстве, в частности в строительстве дворцов и дорог; они знали бронзу и, возможно, метеоритное железо. Кроме кукурузы они выращивали картофель. Они приручили лам, которые использовались как вьючный скот, а также на мясо и шерсть. Жители Тауантинсуйу применяли для пахоты примитивный плуг, в который впрягались люди. Удивительно, что при такой относительно развитой технике у кечуа не было письменности. Легенда гласит, что некогда там существовали священные письмена, но они были запрещены жрецами. С тех пор в Тауантинсуйу использовалось своеобразное узелковое письмо кипу: к широкой кожаной ленте привешивались веревки разной длины, толщины и цвета; на каждой такой веревке по-разному завязывалось несколь-

ко узлов. Сочетание длины, толщины, цвета и формы узла обозначало некое понятие. Вариантов таких сочетаний могло быть не так уж много, поэтому кипу использовались для передачи конкретной информации, скорее, как «узелки на память», как средство запоминания, а не письмо в собственном смысле слова.

В 1532 г. это государство захватил конкистадор Франсиско Писар- ро (между 1470 и 1475—1541) с отрядом, в котором было всего 130 человек и 57 лошадей. Он захватил в плен инку Атауальпу и потребовал за него колоссальный выкуп — столько золота, чтобы засыпать зал во дворце инки почти до потолка, — что не помешало ему, получив это золото, вероломно умертвить пленника. Попытки индейцев свергнуть испанцев не удались. Сам Писарро погиб от руки своих же соратников в результате раздоров, начавшихся среди конкистадоров.

Таков был конец доколумбовых цивилизаций Америки.

До завоевания Мексики и Перу с их золотыми и серебряными рудниками единственной добычей, которую могли захватить конкистадоры, была земля. Но обрабатывать ее благородные идальго и простые авантюристы не желали, да и не могли. Требовались рабы, и этими рабами стали жители тех мест'— индейцы. Чтобы добыть бесплатную рабочую силу испанцы развернули самую настоящую охоту

за людьми. Попытки сопротивления или даже пассивного неповиновения подавлялись самыми страшными и жестокими способами: новые хозяева Нового Света пытали и убивали, не щадя даже женщин и детей. В 1512 г., когда Куба была захвачена Испанией, на ней проживало 200—300 тысяч индейцев, в 1537 г. их там осталось около 5 тысяч.

Но нашелся человек, выступивший со страстным призывом в защиту индейцев и с гневными обличениями тех, кто называл себя христианами. Это был священник, историк и гуманист Бартоломе де Лас Касас (1474—1566), епископ одной из провинций Мексики. Он ставил перед собой две задачи: обратить индейцев в христианство и защитить их от христиан. Несколько раз Лас Касас пересекал океан, чтобы при дворе Карла V отстаивать права своих подопечных. Его прозвали ^ешостолом индейцев». Многие из его современников, в том числе лица духовного звания, утверждали, что индейцы не принадлежат к роду человеческому, что они дети дьявола, а не потомки Адама и Евы. В проповедях, трактатах, в своей книге «История Индий» Лас Касас отверг этот тезис, настаивая на том, что создавать живые существа может только Бог. Он стремился показать праведность индейцев и сурово обличал поведение христиан. Его многолетние труды принесли плоды. Папа издал буллу, в которой индейцы объявлялись людьми, обладающими бессмертной душой. Император Карл V принял ряд указов, в соответствии с которыми индейцы становились королевскими подданными, стоявшими под защитой закона. Разумеется, правителей беспокоили не столько нравственные проблемы, сколько угроза обезлюденья колоний; они просто стремились навести хоть какой-то порядок в завоеванных землях. Но все же, хотя индейцы тысячами умирали на королевских рудниках в Мексике и Перу, до сего дня там живут многочисленные индейские народы. В этом есть и заслуга Лас Касаса.

Нельзя, увы, не сказать и о сомнительном, с точки зрения морали, способе, которым «апостол индейцев» пытался облегчить жизнь своих духовных детей. Он заявлял, что индейцы — благородный и свободолюбивый народ, люди, которые предпочитают смерть рабству. Но поскольку плантации существуют и кто-то должен на них работать, Лас Касас предложил ввозить из Африки негров, которые, по его мнению, есть рабы по природе. Не он первым придумал работорговлю. Ввоз негров в Новый Свет происходил с 1517 г., но авторитет знаменитого гуманиста и проповедника способствовал превращению тайной практики в явную. Увидев, как обращаются хозяева со своими чернокожими рабами, Бартоломе де Лас Касас в конце жизни ужаснулся тому, что он сделал, и горько раскаивался, но изменить что-либо был уже не в силах.

Стремясь вызвать сочувствие к индейцам, Лас Касас в своих писаниях идеализировал их жизнь. Он утвержал, что эти люди живут жизнью гораздо более праведной, нежели европейцы. Отсутствие

собственности, законов и т.п. свидетельствовали, по его мнению, о том, что они близки к природе, что их бытие близко к состоянию человечества до грехопадения. Его оппоненты ссылались на зверские, с точки зрения европейцев, обычаи у индейцев, на людоедство. «Апостол индейцев» либо отрицал обвинения, либо доказывал, что эти обычаи не столь уж ужасны. Именно с этих споров в первой половине XVI в. возникло два представления о народах, живущих первобытной жизнью. Точнее, эти два представления бытовали значительно раньше, еще в средневековых описаниях стран Востока. Но теперь разговор пошел уже не о легендарных, а о реальных людях из плоти и крови. С одной точки зрения, дикари — грубые примитивные полуживотные, и долг европейца — приобщить их к цивилизации, если надо, то силой. Подобная позиция была оправданием колониальных захватов. С другой — аборигены есть люди, живущие «по природе», вне разлагающего влияния цивилизации, и уже поэтому лучше, нравственнее, чище порочных европейцев; это «благородные дикари», и нам надо учиться у них, а не наоборот.

Одним из величайших последствий Великих географических открытий было изменение представлений о мире, о людях. Оказалось, что Земля — одна, что все, живущие на ней, — люди, хотя и весьма разнящиеся по своим нравам и обычаям. Познание этих обычаев приводило, пусть не всех, но все же некоторых, к убеждению, что своя, европейская культура не единственно возможная, что есть и иные, нисколько не хуже, а может быть и лучше, что надо учиться у других, а не замыкаться в своей цивилизации. Появилась возможность сравнивать себя с другими, предпринимались попытки понять чужих, что вело — медленно, в течение столетий — к пониманию ценности каждой культуры, к пониманию единства всех людей.

Вопросы Почему в XV в. начались попытки дальних морских путешествий? Как видели европейцы природу и людей Нового Света? Почему испанцы так легко завоевали государства Америки? Каковы главные последствия Великих географических открытий?

<< | >>
Источник: Гуревич А.Я., Харитонович Д.Э.. История средних веков. Учебник. 1995

Еще по теме ГЛАВА 6.4. ВЕЛИКИЕ ГЕОГРАФИЧЕСКИЕ ОТКРЫТИЯ:

  1. 8.1. Последствия Великих географических открытий
  2. Глава 10 Политическая экономия и открытие общества
  3. § 25. ОТКРЫТИЕ НОВОГО СВЕТА
  4. Великие географические открытия и пиренейская культура
  5. Глава 10. МОСКОВСКОЕ ЦАРСТВО
  6. Глава 11 РОЛЬ ЗЕМЛИ (ТЕРРИТОРИИ, ЛАНДШАФТА)
  7. Глава 1. Очерк истории этнологических знаний в Европе до XVIII в.
  8. Последствия Великих географических открытий
  9. Глава П ПЕДАГОГИКА КАК НАУКА
  10. Представление об «ойкумене» и развитие географического разделения труда вширь и вглубь
  11. Глава 1 ВВЕДЕНИЕ В ПРОБЛЕМУ
  12. Гуманитарная география в средние века и эпоху Великих географических открытий.
  13. ГЛАВА 2. РАННЕХРИСТИАНСКИЙ ПЕРИОД. ПЕДАГОГИКАФЕОДАЛЬНОГО СРЕДНЕВЕКОВЬЯ, ВОЗРОЖДЕНИЯИ ПРОСВЕЩЕНИЯ
  14. ГЛАВА 1.2. СРЕДНЕВЕКОВЬЕ: ПОНЯТИЕ И ПЕРИОДИЗАЦИЯ
  15. ГЛАВА 6.4. ВЕЛИКИЕ ГЕОГРАФИЧЕСКИЕ ОТКРЫТИЯ
  16. ГЛАВА 6.5. РОЖДЕНИЕ НОВОЙ ЕВРОПЫ
  17. Глава 2 АЗИЯ, АМЕРИКА И ЕВРОПЕЙСКАЯ КОНЪЮНКТУРА
  18. Глава 7 РАННИЙ КАПИТАЛИЗМ