<<
>>

Венецианский миф.

В завершение нашего обзора необходимо сказать несколько слов о т. н. венецианском мифе — комплексе элементов различного характера, призванных подчеркнуть величие, мощь, богатство истории и уникальность Венецианской республики.
Гибкость, дееспособность и историческая долговечность венецианской структуры управления были связаны не только с продуманной организацией административных институтов, но и с богатой, тщательно создаваемой и оберегаемой традицией. Именно о ней и пойдет речь в заключительном разделе нашего обзора; без упоминания о венецианском мифе исследование системы управления Республики св. Марка было бы неполным, и эта тема в последнее время набирает заметный вес в историографии. В данном случае основным источником информации являются предметы искусства, ибо именно в них венецианский миф получил свое конкретное выражение; аналогичным образом необходимо присмотреться к литературным произведениям, в частности к описаниям истории Венецианского государства. Тем не менее следует отметить, что все эти источники, по сути, повторяют и воспроизводят то, что незримо присутствовало во всей системе институтов управления Республики, являясь его основой и главным «цементирующим» материалом. Венецианская республика один из редчайших примеров столь долговременного сохранения традиций о прошлом, на которых основывалась вера в столь же уникальное будущее. «Горизонты мифа» (по удачному выражению французской исследовательницы Элизабет Крузе-Паван, автора одноименной монографии) широки, и охватить их в нескольких строчках не представляется возможным; постараемся отметить реперные точки его развития как социокультурного явления.

Термин «миф», принятый в современной историографии, следует понимать не как «сказку», но как «сказание», а также как «чудо»; это преисполненный величия рассказ о чудесном государстве, родившемся, будто бы по воле высших сил, среди бескрайних вод и в них обретшем процветание.

Венеция уникальна и по природе, и по истории, а следовательно, вскоре после рождения предсказуемо наступает период славы и могущества, когда она без какого-либо, скажем откровенно, преувеличения становится ведущим государством Европы (читай: мира), «главным банкиром», успешным предпринимателем, бесстрашным завоевателем. Всем этим Венеция обязана безупречности своей административной системы, патриотизму граждан и благоволящим к ней небесам.

Все это может быть прочитано с ироничной интонацией, которая здесь совершенно неуместна: венецианский миф был основан на абсолютно реальных фактах. Географическое положение центра Республики св. Марка, бесспорно, уникально; в развитое Средневековье Венеция действительно держала в своих руках все основные финансовые потоки Европы, ей принадлежало «полмира» от торговых кварталов Константинополя до Крита, Кипра, городов североафриканского побережья — и приоритет на море, который никто (по крайней мере до XVI в.) не осмелился оспорить. Идея «избранности» Венеции, заложенная в основу «мифа», получает, таким образом, историческое подтверждение, что уникально уже само по себе. Следовательно, здесь нет речи о том, чтобы выдать желаемое за действительное. Жанр прославления родного города был на первых ролях в городской культуре, но никогда авторы не могли похвастаться столь нечастым применением приема художественного преувеличения. Таким образом, первой важной чертой венецианского мифа является его «немифичность», если понимать слово «миф» как вымысел; пестрое покрывало риторики было наброшено на прочный каркас исторических фактов.

Вторая особенность венецианского мифа — его аудитория. Внутри Венеции не происходило каких-либо событий, которые считались бы значимыми по шкале политических ценностей среднестатистического итальянского города (особенно в эпоху коммун): здесь не было борьбы за власть и связанной с ней перетасовки социальных сил. Идея стабильности венецианских институтов, следовательно, была мало востребована в самой Венеции в силу своей очевидности для подавляющего большинства населения.

Главной аудиторией в данном случае были иностранные гости. Первое произведение, которое с полным основанием можно причислить к источникам «венецианского мифа», была хроника, написанная дожем Мартино де Каналь на французском языке: совершенно очевидно, что автор не только допускал, что его будут читать за пределами Венеции, но и сознательно шел к этому. Вклад самих иностранцев в развитие мифа едва ли не больше, чем вклад венецианцев: «венецианское чудо» часто рассказывалось на иноземном языке. Одним из ярчайших примеров в данном случае является творчество Филиппа де Коммина, посла французского короля Карла VIII в Венеции, прибывшего в лагуну в 1495 г. В своих воспоминаниях он без устали писал о необычности, уникальности, неповторимости этого города: казалось, что весь он стоял на воде, и постройки — церкви, монастыри, дома словно восставали прямо из моря. Венецианцы, прекрасно зная, какой эффект производит их родной город на впечатлительных иностранных гостей, устраивали наиболее почетным из них специальные экскурсии, начинавшиеся обычно с «венецианского ожерелья» — Большого канала, искусно обрамленного фасадами дворцов. Гости обращали внимание не только на берега, но и на обилие лодок: движение было весьма затрудненным, Большой канал был основной артерией, и это бурление жизни в мраморно-золотых декорациях набережных производило неизгладимое впечатление: тот же де Коммин называл Большой канал «лучшей улицей в мире». По Большому каналу, пройдя мимо Арсенала, экскурсионная процессия торжественно прибывала ко Дворцу дожей. В подавляющем большинстве ошеломленные участники обращались к дожу со словами бесконечного уважения, испытываемого к нему как к правителю города, которому нет равных ни по красоте, ни по могуществу; впоследствии многие повторяли это в своих записях.

Элементы, так или иначе подлежащие трактовке в контексте венецианского мифа, имеются в большом количестве произведений. Сравнительно малоизученным среди них остается неоконченный трактат иОе КериЫгса Уепе1а”.

Его автор Пьер Паоло Верджерио был родом из Падуи, служил при дворе падуанских синьоров Каррара и затем, после того, как город был завоеван венецианской армией, а бывшие правители изгнаны или казнены, на некоторое время переехал в Венецию. Наброски “Бе ЛериЬНса Veneta” были сделаны, как представляется, в 1411 г. (этот вопрос остается дискуссионным). Общий тон повествования задается уже первой фразой: «Венецианская республика преи т~ч и

восходна системой своего управления». В дальнейшем основная идея трактата — уникальность Венеции — подкрепляется рядом других аргументов; их поиск начинается с далекого прошлого (когда жители страны венетов, владевшие обширными территориями на континенте, приняли решение обратиться в сторону моря) и завершается настоящим: Венеция в изображении автора предстает величественным государством, связанным благодаря торговле со всеми крупнейшими городами мира. Основу ее процветания составляет море. Эта мысль проходит через все повествование, подчас превращая Венецию в остров посреди бескрайних морских просторов; море служит для жителей города защитой, оно приносит им выгоду, с ним связана их жизнь, их окружение, их внешний вид, их помыслы, свидетельством этого является даже воздух, наполненный, по словам автора, каплями воды. Подобные рассуждения занимают в трактате значительно больше места, чем, к примеру, рассказ о венецианских органах управления; о каждом из них говорится всего несколько слов (о Совете старейшин, Совете десяти, магистратурах, осуществляющих контроль над торговлей). Заключительный пассаж посвящен происхождению знатных патрицианских семейств, некоторые из которых ведут свою историю от древних римлян (Марчелло, Квирини, Корнелио), а также от городов, из которых когда-то в прошлом прибыли в Венецию их предки: Треви- зан, Пизауро, Полано и др.76

По своему замыслу и по стилистике сделанных набросков трактат “Ие ЯериЬИса Veneta” близок к «инкомиям» — произведениям, становившимся способом прославления того или иного города и писавшимся, как правило, их жителями.

В эпоху Возрождения подобные труды появлялись во многих городах Апеннинского полуострова (особенно в этом плане заметно творчество флорентийских гуманистов). Произведение Верджерио при внешней наивности (которую едва ли можно списать на неоконченность) является подтверждением того факта, что венецианский миф был выражением общепринятого взгляда на Венецию, «суммой впечатлений»: самого Верджерио, выходца из Падуи, из-за войны потерявшего место учителя при синьориальном дворце и статус главного городского сочинителя, едва ли можно упрекнуть в экзальтированном патриотизме по отношению к Светлейшей Республике. Тем не менее в его трактате (причины написания которого также вызывают много споров) переданы все компоненты мифа, что говорит, во-первых, о популярности этих идей в венецианском обществе того времени, а во-вторых, о том, что «миф» о Венеции (здесь уже понимаемый как «сказание») был широко известен на материке.

Политика и культура всегда взаимосвязаны; как писал Соломон Волков, «те, кто утверждает обратное, тоже делают политическое заявление». Богатый инструментарий мифа мог быть успешно использован — и использовался — в политических делах, причем как за пределами Венецианской Республики, так и внутри нее, а именно в колониях. Прикладной характер мифа еще одна важная его черта. Миф и политическая система тесно переплелись, стали частью друг друга, их синтез практически не позволяет нам определить сейчас, где заканчивался миф и начиналась чистая политика. Сам характер власти и замкнутость слоя властьпредержащих стали частью мифа, что прекрасно отражено, к примеру, у Фенимора Купера, описывавшего «мрачные своды Дворца Дожей, священного места, куда вход дозволен только посвященным». Миф, как и религия, основан на вере в совершенство, которое в Венеции подтверждалось на иррациональном уровне, от противного: государство с изъянами в этой ситуации просто не смогло бы существовать.

Элементы мифа в административной системе выражались в постоянных отсылках к величию Венеции через систему знаков власти, гербов, девизов, изображений святого Марка и крылатого льва, ритуалы церемоний, обстановку дворцов, кодекс обращений, торжественность заседаний и государственных мероприятий.

Филипп де Коммин в своих описаниях неоднократно употребляет слово Ыотркапи в контексте «торжества» города над стихией, над обстоятельствами, навязанными судьбой. Здесь присутствует очевидный отсыл к риторике Римской империи: Венеция, как и Рим, вправе гордиться своим могуществом, великим прошлым, великим настоящим и предполагаемо великим будущим. Не случайно ряд исследователей выдвигали тезис о том, что Венеции в эпоху Итальянских войн, в особенности после распада Камбрейской лиги, было под силу стать главным государством Италии, а то и объединить под своей властью весь полуостров (остальные государства-конкуренты в тот момент действительно угрозы не представляли). Этого не произошло по разным причинам, к которым историки еще не раз обратятся в своих работах. Несомненно, что для совершения столь радикального переворота необходим особый инструментарий как политического, так и

и тл и и

духовного свойства. В этой связи важно отметить, что венецианскии миф при всех предпосылках к этому не имел ярко выраженной националистической составляющей, утверждал превосходство Венеции, а не венецианцев (заслуги которых отмечались в связи с их ролью в жизни государства). Вероятно, причина этого в замкнутости власти и ограничении доступа к гражданству, что автоматически снимало проблему поиска других критериев избранности, в том числе национальных. Венецианский миф остался, следовательно, культурным и лишь отчасти социокультурным феноменом, не распространившись дальше определенных пределов, зачастую легко преодолеваемых явлениями такого масштаба. Однако он надежно связывал воедино структуру управления Венецианской республики, не распавшуюся даже тогда, когда времена величия безвозвратно ушли. Во многом благодаря умению беречь прошлое не в ущерб настоящему венецианское общество находило — пусть и до определенного момента — аргументы для того, чтобы стабильность не превратилась в застой, даже при общей отрицательной направленности обстоятельств, что под силу лишь действительно великому государству.

Обширные территории Пиренейского полуострова входили в состав Римской империи как провинция Испания (НІБрапіа). Это название закрепилось за ними и исполь-

зовалось как средневековыми хронистами и королевскими писцами, так и учеными последующих эпох. В отдельную область, а затем и королевство выделилась лишь Лузитания, о которой обычно писали особо. Таким образом, под средневековой Испанией понимается целый ряд государственных образований, рождавшихся и уходивших в Лету, сливавшихся и распадавшихся, имевших различную систему управления и формы государственности, но неизменно находившихся в тесном взаимодействии и взаимном влиянии, что, безусловно, нашло самое непосредственное отражение и в потестарных институтах. Последнее обстоятельство наряду со сложившейся историографической традицией позволяет нам объединить в общий раздел вестготский, аль-андалусский, кастильский, наваррский, каталонский и

арагонскии материалы.

Средние века и раннее Новое время были для Пиренейского полуострова эпохой сильнейших политических трансформаций, что, разумеется, придало властным институтам и возникшим здесь должностям известное своеобразие. Вестготское королевство, возникшее

на месте римскои провинции, унаследовало многое в представлениях о природе и функциях публичной власти у римлян, что ярче

всего прослеживается по сочинениям ученых-эрудитов той эпохи, законам. В то же время германские порядки обладали не меньшим влиянием, поначалу переплетаясь в сфере управления с римскими, а постепенно и потеснив их, благодаря чему частноправовые отношения в Испании, как и в остальной Западной Европе, преобладали, нагляднее всего воплощаясь в таком институте, как Двор. Испанской особенностью следует считать и то обстоятельство, что оформление государственности и выработка теоретической и законодательной базы политической власти шли при активном участии церковных иерархов. Влияние христианской церкви, безусловно, присутствовавшее не только на Пиренейском полуострове, здесь, однако, приобрело институциональную форму в виде Толедских соборов, акты которых до сих пор остаются неоценимым источником по интересующему нас предмету.

Еще одним немаловажным фактором, под воздействием которого складывались придворные должности Вестготского королевства, был опыт северного соседа — Франкской державы.

Раннесредневековые источники, к сожалению, сообщают мало сведений о местном управлении, гораздо больше внимания уделяя должностям центрального аппарата, хотя и они представляются весьма расплывчато, что во многом было связано с соединением в них публичных и частноправовых функций.

В VIII в. Вестготская монархия пала под ударами мусульман, и на территории Испании возникло обширное государство, по природе своей теократическое, получившее в современной научной литературе название Аль-Андалус. После недолгого периода становления власти, когда все управление было сосредоточено в военных структурах, Аль-Андалус пережил административную реформу, следствием которой стало быстрое формирование центрального аппарата с четко выраженной иерархией должностей, который специально предусмотренным образом сообщался с местными органами управления.

Особенностью центральной администрации Аль-Андалуса было ее разделение на две части государственную канцелярию и финансовое ведомство, которое отличалось наибольшей централи- зованностью. Такой порядок стремились сохранять даже во времена политического упадка.

Примечательно, что система управления, созданная в Кордове, воспроизводилась по мере возможностей и после исчезновения Халифата с политической карты в разрозненных мелких мусульманских государственных образованиях, имевших скорее монархическую форму правления, нежели теократическую.

История Аль-Андалуса изобилует сочинениями, опираясь на которые можно реконструировать общую картину должностей и потестарных институтов, среди которых и хроники, и истории, и юридические трактаты, и сборники фетв, и биографические словари, и художественная литература, и надгробные эпитафии.

Мусульманское присутствие оставило глубокий след в системе управления и в наименовании должностей, существовавших уже в рамках христианских королевств Испании. В наследство Кастилии и Арагону досталась, кроме того, конфессиональная многоуклад- ность, свойственная мусульманскому обществу и аппарату, вызвавшая к жизни многие характерные только для Испании должности, в ведении которых находилось управление мусульманскими и иудейскими общинами или контроль над ними.

Рядом с обширными мусульманскими владениями на севере полуострова продолжали существовать небольшие христианские графства и королевства, не имевшие ни возможности, ни потребности сохранять вестготский опыт. Об их управлении осталось не так много свидетельств, которые собираются по крупицам в хрониках и актовом материале. Частноправовые начала устроения власти имели здесь первостепенное значение, что проявилось и в концентрации публичных и частных функций во дворце государя РаШшт, и в формировании королевской курии, испытавшей сильное франкское влияние, и в высокой самостоятельности территориальных управителей. Последнее обстоятельство было напрямую связано с условиями Реконкисты и постепенно привело к складыванию сеньориального управления. Однако роль монарха по-прежнему была весьма высокой, чему в немалой степени способствовало право государя распоряжаться ресурсами всего королевства, а не только своим патримонием. Можно утверждать, что его власть была значительно крепче и обеспеченнее, чем власть других европейских монархов.

Уже во второй половине XII в. на заседаниях королевской курии появлялись представители от городов, что дает исследователям основание говорить о возникновении на Пиренейском полуострове одних из первых в Европе сословно-представительных органов кортесов. Прошения, поступавшие в королевскую курию от сословий, и принимавшиеся королем решения и законы нашли отражение в актах кортесов.

С успехами Реконкисты на Пиренейском полуострове сложился особый институт королевских управителей пограничных земель, концентрировавших в своих руках власть над обширными территориями.

Еще одной своеобразной чертой местного управления начиная с XIII в. явилась развитая муниципальная администрация, бравшая на себя функции по управлению городом и округой. С конца столетия королевская власть начала активно поддерживать консехо, т. к. была в них заинтересована и, стремясь контролировать городские органы самоуправления, назначала туда королевских должностных лиц. XIV

в. принес много нового в систему центрального аппарата, переживавшего эпоху реформирования и упорядочивания, с одной стороны, которая хорошо известна по королевскому законодательству и регламентам, а с другой стороны, сильно разросшегося в том числе и за счет почетных должностей. В это же время оформляется как самостоятельный и централизованный орган королевской администрации канцелярия. Публичные должности постепенно переходят в ведение юристов, отделяясь от частных дворцовых.

Известным своеобразием отличалась система управления Арагонской Короны, поскольку она представляла собой в классическое и позднее Средневековье конфедеративное государство, объединявшее под рукой одного монарха земли, которые обладали автономным статусом и собственными органами сословного представительства и центрального аппарата. Стремление отстаивать свою политическую независимость в рамках Арагонской монархии наиболее ярко проявилось в оформлении специального, призванного контролировать деятельность государя, органа — т. н. Дипутасьон, возникшей в Каталонии и имевшей серьезный политический вес.

О потестарных институтах и должностях, существовавших на Пиренейском полуострове в классическое Средневековье, мы узнаем, кроме того, из фуэро, королевского законодательства, в том числе из обширных сводов законов, таких, например, как Семь Партид короля Альфонсо Мудрого, из грамот, королевских и сеньориальных, из монастырских и соборных формуляриев и документов, из актов городских советов, самыми знаменитыми из которых являются установления Барселонского совета — т. н. «Обычаи».

В позднее Средневековье к уже традиционным источникам прибавляются королевские Ордонансы, регламентировавшие жизнь двора, устанавливавшие правила работы канцелярии и других ведомств; юридические трактаты, обязанные своим появлением обострившемуся интересу к римскому праву и потребностям переосмыслить вопрос о природе королевской власти, унифицировать систему управления государством; подробнее и многочисленнее становятся хроники.

<< | >>
Источник: Т. П. Гусарова и др.. Властные институты и должности в Европе в Средние века и раннее Новое время : [монография] / Ответ, ред. Т. П. Гусарова. М.: КДУ, 600 с.. 2011

Еще по теме Венецианский миф.:

  1. СРЕДНЕВЕКОВАЯ ЕВРОПА И ОСОБЕННОСТИ ЕЕ ИНФОРМАЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ (2 часа)
  2. Раки, пиво и...метафизика
  3. ПРЕДИСЛОВИЕ
  4. ЭТНОС КАК КОНСТРУКЦИЯ
  5. Высокий Ренессанс в Венеции
  6. Испанское искусство XVII века
  7. Работа редактора над образной речью. Устранение ошибок при употреблении фразеологизмов и тропов
  8. Система управления Венецианской республики в УП-ХУвв.
  9. Дожи .
  10. Венецианский миф.
  11. Глава II ЭКОЛОГИЯ
  12. а) Ранняя пора.
  13. НА ЛОЖЕ С БОГАМИ
  14. Глава 1 РАСПАД ТУМАННОЙ ХРИСТИАНСКОЙ ИДЕИ
  15. Глава 2 АЗИЯ, АМЕРИКА И ЕВРОПЕЙСКАЯ КОНЪЮНКТУРА
  16. Глава 10 МЕЧТЫ ВОЗРОЖДЕНИЯ
  17. Глава 14 ВОЗРОЖДЕНИЕ И ЯЗЫЧЕСКОЕ НАЧАЛО
  18. 6. Идея «границы» как «поиск утраченного времени».