<<
>>

Возвращение Аристотеля

Одной из главных черт учения сначала Альберта Великого, а затем и Фомы Аквинского стало «соединение» христианства со многими идеями Аристотеля. В начале средних веков Аристотель был забыт в Западной Европе.

Тогда еще большой редкостью было хорошее знание греческого языка, а достойных переводов Аристотеля на латынь почти не существовало. Некоторые идеи Платона и его последователей были известны намного лучше, ибо их использовал еще св. Августин.

Новое знакомство с Аристотелем состоялось у западноевропейцев благодаря... арабам. В отвоеванных у Византии землях арабы нашли прекрасные библиотеки с трудами античных философов. Особенно привлек внимание арабских мудрецов Аристотель. Многие выдающиеся мыслители исламского мира были под сильнейшим его влиянием. Они перевели многие его сочинения, написали к ним бесчисленные комментарии.

Самым знаменитым из последователей великого грека был Ибн Рушд (XII в.), живший в столице арабской Испании Кордове. В Европе имя Ибн Рушда было известно в транскрипции Аверроэс. Философская слава Ибн Рушда была так велика, что возникла даже поговорка: «Аристотель объяснил природу, а Аверроэс объяснил Аристотеля». Некоторые европейцы ездили учиться в мусульманскую Испанию, сочинения Аверроэса распространялись в латинских переводах по Европе. Познакомившись при помощи арабов с Аристотелем, европейцы были совершенно потрясены всеохватностью его интересов и глубиной мысли. Но Аристотель был язычником! К нему долго относились настороженно. Труднейшую задачу «примирения Аристотеля с Христом» решили Альберт Великий и Фома Аквинский. Фоме удалось еще и отмежеваться от некоторых подозрительных, по его мнению, идей мусульманина Ибн Рушда.

Фома создал удивительно стройную систему, в которой было найдено место для всего сущего — от Бога до последней песчинки. Две его главные книги: «Сумма истины католической веры против язычников» и особенно "Сумма теологии" — колоссальные труды, в которых автор как бы единым взглядом окидывает весь мир от бездны ада до надземного мира, дает ответы на самые трудные богословские и философские вопросы.

Обе книги Фомы потрясают своей стройностью, широтой охвата и глубиной рассуждений.

Авторитет христианского богослова Фомы Аквинского очень помог быстрому распространению в Европе трудов язычника Аристотеля. Мнение Аристотеля с тех пор по любым вопросам становится самым уважаемым. Великого грека с почтением называют не по имени, а просто «учитель». И самыми сильными аргументами в ученом споре наряду с отсылками к Священному Писанию стали цитаты из Аристотеля, вводимые обычно словами: «Учитель сказал...»

Схоластика была важным этапом в истории европейской мысли. Она выработала изощреннейшую логику и создала одно из самых целостных богословских учений — томизм. Вопросы

1. Приведите примеры употребления слов «схоластика», «схоластический» в современной речи.

2. Почему схоластика не сразу была полностью одобрена церковными авторитетами?

3. Почему родственники Фомы Аквинского так перепугались, когда узнали, в какой орден собирался вступить Фома (ведь они давно знали, что он будет монахом)?

4. Один из известных богословов XII в. Бернар из Шартра однажды бросил фразу, с которой, наверное, согласился бы и Фома Аквинский: «Все мы, мудрствующие, только карлики, взобравшиеся на плечи античных гигантов. Только благодаря им мы можем видеть дальше и различать больше, чем другие». Как вы понимаете эти слова христианского мыслителя? Свидетельство современника о сожжении книг Аристотеля (начало XIII в.)

В те дни читали в Париже некие книжки, составленные, как говорили, Аристотелем, излагавшие метафизику, недавно занесенные из Константинополя и переведенные с греческого на латинский язык. Поелику они не только подали хитроумными идеями повод новой упомянутой ереси, но и могли возбудить новые, еще не появившиеся, все они были присуждены к сожжению, и на том же соборе было постановлено, чтобы впредь никто не осмеливался под страхом отлучения их переписывать, читать или каким-либо образом хранить. Из «Суммы теологии» Фомы Аквинского Пять доказательств существования Бога

Бытие Божие может быть доказано пятью путями.

Первый и наиболее очевидный путь исходит из понятия движения. В самом деле, не подлежит сомнению и подтверждается показаниями чувств, что в этом мире нечто движется. Но все, что движется, имеет причиной своего движения нечто иное... Следовательно, коль скоро движущий предмет и сам движется, его движет еще один предмет и так далее. Но невозможно, чтобы так продолжалось до бесконечности, ибо в таком случае не было бы перводвигателя, а следовательно, и никакого иного движителя. Ибо источники движения второго порядка сообщают движение лишь постольку, поскольку сами движимы первичным движителем, как-то: посох сообщает движение лишь постольку, поскольку он сам движим рукой. Следовательно, необходимо дойти до некоторого перводвигателя, который сам не движим ничем иным. А под ним все разумеют Бога.

Второй путь исходит из понятия производящей причины (Производящей причиной Аристотель называет то, от чего или под чьим действием возникли данная вещь или данное явление.). В самом деле, мы обнаруживаем в чувственных вещах последовательность производящих причин. Однако не обнаруживается и невозможен такой случай, чтобы вещь была своей собственной производящей причиной. Тогда она предшествовала бы самой себе, что невозможно. Нельзя помыслить и того, чтобы ряд производящих причин уходил в бесконечность, ибо в таком ряду начальный член есть причина среднего, а средний — причина конечного (причем средних членов может быть множество или только один). Устраняя причину, мы устраняем и следствия. Отсюда, если в ряду производящих причин не станет начального члена, не станет также конечного и среднего. Но если ряд производящих причин уходил бы в бесконечность, отсутствовала бы первичная производящая причина, а в таком случае отсутствовали бы и конечное следствие, и промежуточные производящие причины, что очевидным образом ложно. Следовательно, необходимо положить некоторую первичную производящую причину, каковую все именуют Богом.

Третий путь исходит из понятий возможности и необходимости и сводится к следующему.

Мы обнаруживаем среди вещей такие, для которых возможно и быть, и не быть. Обнаруживается, что они возникают и гибнут, из чего явствует, что для них возможно и быть, и не быть. Но для всех вещей такого рода невозможно вечное бытие: коль скоро нечто может перейти в небытие, оно когда-нибудь перейдет в него. Если же все может не быть, когда-нибудь в мире ничего не будет. Но если это истинно, уже сейчас ничего нет, ибо не-сущее не приходит к бытию иначе, как через нечто сущее. Итак, если бы не было сущего, невозможно было бы, чтобы что-либо перешло в бытие, и потому ничего не было бы, что очевидным образом ложно. Итак, не все сущее случайно, но в мире должно быть нечто необходимое. Однако все необходимое либо имеет некоторую внешнюю причину своей необходимости, либо не имеет. Между тем невозможно, чтобы ряд необходимых сущностей, обусловливающих необходимость друг друга, уходил в бесконечность (таким же образом, как это происходит с производящими причинами, что доказано выше). Поэтому необходимо положить некую необходимую сущность, необходимую саму по себе, не имеющую внешней причины своей необходимости, но саму составляющую причину необходимости всех иных. По общему мнению, это есть Бог.

Четвертый путь исходит из различных степеней, которые обнаруживаются в вещах. Мы находим среди вещей более или менее совершенные, или истинные, или благородные. И так обстоит дело и с прочими отношениями такого рода. Но о большей или меньшей степени говорят в том случае, когда имеется различная приближенность к некоторому пределу: так, более теплым является то, что более приближается к пределу теплоты. Итак, есть нечто, в предельной степени обладающее истиной, и совершенством, и благородством, а следовательно, и бытием. Ибо то, что в наибольшей степени истинно, в наибольшей степени есть, как сказано во второй книге «Метафизики», глава 4. Но то, что в предельной степени обладает некоторым качеством, есть причина всех проявлений этого качества; так, огонь как предел теплоты есть причина всего теплого, как сказано в той же книге.

Отсюда следует, что есть некоторая сущность, являющаяся для всех сущностей причиной блага и всяческого совершенства. И ее мы именуем Богом.

Пятый путь исходит из распорядка природы. Мы убеждаемся, что предметы, лишенные разума, каковы природные тела, подчиняются целесообразности. Это явствует из того, что их действия или всегда, или в большинстве случаев направлены к наилучшему исходу. Отсюда следует, что они достигают цели не случайно, но будучи руководимы сознательной волей. Поскольку же сами они лишены разумения, они могут подчиняться целесообразности лишь постольку, поскольку их направляет некто одаренный разумом и пониманием, как стрелок направляет стрелу. Следовательно, есть разумное существо, полагающее цель для всего, что происходит в природе. И его мы именуем Богом.

Средневековый университет. Миниатюра (XIV в.)

Средневековый университет. Миниатюра (XIV в.) Вопросы

1. Попробуйте определить самостоятельно, что в рассуждениях Фомы идет от Аристотеля, а что от христианского учения. Насколько хорошо, с вашей точки зрения, уживаются вместе эти два начала в приведенном отрывке?

2. Попробуйте опровергнуть хотя бы одно из доказательств Фомы, найти в нем какую-то логическую натяжку или же нестрогое утверждение. Помните, кто возражений «пять доказательств Фомы» всегда вызывали достаточно. Если же опровергнуть логику Фомы вам не удастся, не отчаивайтесь и не спешите принимать католицизм, возможно, вы сможете достойно ответить Фоме тогда, когда получите, как и он, университетское образование...

<< | >>
Источник: Бойцов М., Шукуров Р.. История средних веков: Учебник для VII класса средних учебных заведений.- М.: МИРОС, 1995- 416 с.: ил.. 1995

Еще по теме Возвращение Аристотеля:

  1. 1.2.1. Значение и смысл имен собственных
  2. ЗНАЧЕНИЕ ПРОСТРАНСТВЕННОСТИ
  3. ПИСЬМО ТРЕТЬЕ ГРЕЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ
  4. П. П. ГАЙДЕНКО ОНТОЛОГИЧЕСКИЙ ГОРИЗОНТ НАТУРФИЛОСОФИИ АРИСТОТЕЛЯ
  5. ГЛАВА 8 А.Смирнов Справедливость (опыт контрастного понимания)
  6. Лекция 3. Природа и самоубийство: справедливая смерть
  7. Возвращение Аристотеля
  8. Философия за делом
  9. ПОЭТИКА
  10. ЛЕКЦИЯ 12
  11. УКАЗАТЕЛЬ
  12. Глава 1. Становление сущности: нигилизм и онто-историзм
  13. Введение к: «Что такое метафизика?» Возвращение к основе метафизики
  14. Глава 3 ВОЗРОЖДЕНИЕ И АНТИЧНОСТЬ
  15. Глава 14 ВОЗРОЖДЕНИЕ И ЯЗЫЧЕСКОЕ НАЧАЛО
  16. Глава 15 ОТ КОЛДОВСТВА К НАУКЕ