<<
>>

В.ТЫПКОВА-ЗАИМОВА ЮЖНЫЕ СЛАВЯНЕ, ПРОТОБОЛГАРЫ И ВИЗАНТИЯ. ПРОБЛЕМЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО И ЭТНИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ БОЛГАРИИ В VII—IX вв.

Конкретные данные о славянах, упомянутых под своим этнонимом, встречаются в источниках с VI в. Готский историк Иордан, писавший на латыни, говорит, то "венеды", имевшие общий "корень” (stirps), т.е.

происхождение, были известны в его время под именами Venetes, Antes et Sclavenes, причем “склавены” занимали пространство от города Но- виодуна и Мурсианского озера до Днепра и Вислы1.

К VI в. относится полулегендарное свидетельство Псевдо-Кесария, который связывает имя славян с Дунаем (он называет их "данувиями"). Подробные сведения о славянах сообщают Прокопий Кесарийский, Агафий Миринейский. Иоанн Эфесский и другие авторы VI в. На их

основе мы создаем картину отношений империи с южными славянами, которых византийские и некоторые западные авторы называют "скла- винами” или "склавенами"2. Археологические раскопки подтверждают предположение, что от Днестра на юго-восток шли два миграцион­ных потока склавинов и антов, их поселения примыкали к Северо- Восточным Карпатам.

Южная граница расселения славян проходила по лесостепной зо­не, где они могли заниматься земледелием и где им было легче обо­роняться. Из-за наличия укреплений империи на дунайской границе славяне никогда не селились в пространстве близ береговой линии, а предпочитали в качестве мест поселения левые притоки Дуная. Как и переселенцы предшествовавших периодов, они в основном занимали те районы, где империя размещала различные этнические группы, используя их в качестве “федератов”, которые сменяли там друг друга. Начало своеобразной славянской адмиграции относится, по- видимому, еще к V в. Исследование топонимов, главным образом наз­ваний крепостей, упоминаемых Прокопием, подтверждает факт по­степенной инфильтрации славян, однако ее значение не следует преувеличивать3.

На основе лингвистических данных обычно считают, что краткое сожительство южных славян так называемой болгарской группы и сербо-хорватов было прервано еще в VI—VII вв., может быть, потому, что горная цепь Карпат стала естественной границей между ними.

“Болгарская", более многочисленная группа раньше сербо-хорватс­кой продвинулась к границам империи4.

Славянские нападения на империю известны в правление Анаста­сия I (491—518). В то время они действовали иногда совместно с про­тоболгарами, засвидетельствованы нашествия и при Юстине I (518— 527), но особенно частыми они стали при Юстиниане I (527—565)

Прокопий писал: “С тех пор, как Юстиниан взял власть над ромея­ми, гунны (протоболгары. — В.Т.-З), славяне и анты почти каждый год нападали на Иллирик и всю Фракию". Подобное выражение можно найти и у Иордана-, "...болгары, анты и склавины"5. Действительно, несмотря на внешний блеск царствования Юстиниана, вопреки тому, что большая часть Италии была возвращена империи и так называемая готская опасность постепенно ликвидирована, а часть Испании и по­бережье Северной Африки были включены в границы Византии, осно­вы Юстиниановой державы были поколеблены. Славянские нападения уже в этот период носили массовый характер, и византийские войска не всегда решались выступить против славян. Славянские полчища чаще всего обходили города и довольствовались сбором добычи на своем пути в сельской местности. Однако в середине столетия (в 549 или 550 г.) они смогли захватить, хотя и временно, город-крепость Топир, расположенный вблизи устья р. Несты (Месты). В это же время они вторглись в область Астика, находившуюся между Филиппопо- лем и Адрианополем, и достигали Длинной Стены. Тогда же другие группы славян проникли от Наиса (Ниша) и Сердики в Фессалоникскую область, а на Адриатическом побережье взяли Диррахий (Драч). Но наиболее частыми и массовыми были, разумеется, нападения славян 38

на Мисию (Нижнюю) и Скифию (Добруджу). Сюда вторгались и антские группы. Известно, что император Юстиниан I пригласил около 540 г. антов поселиться в качестве федератов в городе Туррисе (у соврем. Галаца), чтобы обезопасить эту часть дунайской границы6.

Исследования, преимущественно лингвистические, позволяют про­следить пути, которыми двигались на Балканы массы славян.

От Севе­ро-Восточных Карпат они продвигались на юг и на запад. Путь их пролегал по притокам Дуная — Мораве, Тимоку, Огосте. Другая часть проникла из Паннонии в Белградскую область и оттуда спустилась до нижнего течения болгарской Моравы. Славяне сербо-хорватской группы двигались по Белому Дрину до его слияния с Дрином. Неко­торые группы славян достигли Адриатического моря. Другие же, спустившись к Фессалоникской области, частью осели на плодород­ных равнинах Македонии, частью последовали горными дорогами на восток, по направлению к Родопам. Из Македонии они проникли в Фессалию и Эпир, а затем и на Пелопоннес. Те же группы славян, которые с ббльшим успехом, чем другие, использовали лодки-одно­деревки, достигли Эгейских островов и даже Крита. Это были уже не кратковременные набеги, а широкое непрерывное вторжение. Славяне уже не только жаждали добычи: они осуществляли расселение, со­вершавшееся после вторжений, которыми руководили авары, увлекав­шие в свои походы огромные массы славян7.

Наступила новая фаза в отношениях между славянами и Византийс­кой империей. Известно, что поселение аваров на границе с империей началось с переговоров между ними и Юстинианом I, а затем Юсти­ном И. Византийцы предлагали им часть Паннонии, которая недавно была освобождена от герулов. Но авары не соглашались, предпочитая Малую Скифию, т.е. Добруджу. Отношения между Византией и Аварс­ким хаганом обострились. Начались военные действия аваров против империи. Аварский хаганат сложился с центром в Паннонии. Главную силу хаганата в значительной степени составляли входившие в него славянские группы. Это были преимущественно славяне Паннонии, принадлежавшие к южной и частично западной группам.

Хаганат был организован как и большинство иных кочевнических обществ. Руководящую роль играли в нем аварские вожди, а славяне составляли Bcivolk. После ряда военных кампаний в руки аваров вре­менно попал Сирмий и прилегающая к нему область. В 570 г. нападе­нию аваров подверглась Фракия, в 573 г.

вновь пострадали дунайские провинции. В 582 г. авары снова надолго заняли Сирмий. В первые годы правления императора Маврикия (582—602) они совершили не­сколько больших походов вдоль Дунайского лимеса и достигали Ан- хиальских бань на Черном море. В 586 г. ими совместно со славянами была предпринята первая осада Фессалоники (всего было пять осад, последняя в 70-х годах VII в.). Через год после победы на Средней Тисе войска- Маврикия отказались зимовать в стране неприятеля, подняв осенью 602 г. бунт во главе с центурионом Фокой. Пользуясь уходом войск империи с Дуная и нестабильностью ее внутриполити­ческого положения после свержения Маврикия, авары и славяне растекались по провинциям империи от Боснии до Далмации, Сред­ней Греции и Пелопоннеса. В 617 г. император Ираклий, стремясь к миру, согласился на встречу во Фракии с аварским хаганом, но едва не попал к нему в плен®. Судя по находкам монет, складывается следующая картина проникновения славянских масс на юг от Дуная. Основные крепости по дунайской границе сохраняют свое значение до начала VII в. Однако населенные места, которые впоследствие вош­ли в Болгарскую державу, т.е. между р. Янтрой и побережьем Понта, были уничтожены. К югу от Гема значительная часть жителей тоже покидала свои поселения, чтобы укрыться в больших укрепленных городах и крепостях (Пловдив, Хисар). По "Диагональной дороге” крепостные стены Сердики и некоторых других укреплений были реконструированы,- это означает, что они продолжали защищать население81.

Нашествия аваров и славян имели огромные последствия для бал­канских земель. Значительная часть славян, которые передвигались с обозами, женами и детьми (это явствует из легенд 2-й книги "Чудес св. Димитрия Солунского”), не возвращалась обратно в свои селения за Дунаем. Как это было обычным в ту эпоху для населения с земле­дельческими навыками, славяне искали подходящие для постоянного поселения земли. Что же касается аваров, то их конные дружины возвращались после набегов домой.

Именно поэтому на землях к югу от Дуная археологи обнаруживают лишь незначительные следы аваров9.

В 626 г., когда персы угрожали византийской столице с азиатского берега, большое войско под предводительством хагана (значительную часть его сил составляли славяне и болгары) осадило Константино­поль с суши и с моря. Патриарху Сергию и полководцу Боносу, руко­водившим обороной столицы, удалось отразить врагов в отсутствие императора Ираклия. Серьезной угрозе империи со стороны аваров был положен конец. С этого времени, хотя нападения аваров не прекратились полностью, они отошли к Восточным Альпам и уже не играли важной роли в судьбе полуострова. Славяне же тем временем плотно заселили большие территории на Балканах.

Об общественном и политическом строе южнославянских племен до периода массовой колонизации можно судить по данным визан­тийских тактиконов (Псевдо-Маврикия, Льва VI) и исторических сочи­нений (Прокопия, Менандра и др.). Селения славян, состоявшие из нескольких семей, располагались в левобережье Дуная на небольшом расстоянии друг от друга. Жили они в "коливах", т е. в небольших хижинах с очагом, оснащенных примитивной утварью. Были широко распространены здесь и полуземлянки.

Сходными были поселения славян и после их оседания к югу от Дуная. Археологические исследования в Болгарии, Румынии, Молдо­ве, отчасти в Чехословакии и Венгрии показывают, что древнесла­вянская керамика из долин рек Ардеш, Бузеу, Яломица, как и из долин Серета, Прута и Днестра, имеет общие черты с керамикой, найденной в славянских поселениях к югу от Дуная (например, в Джеджови Лозя у

с. Полина в районе Силистры, с. Гарван, с. Нова-Черна в этом же районе и др.)10.

Продолжительные контакты с Византией привели к ускорению культурного развития славянского общества. Основным занятием славян оставалось земледелие: они сеяли пшеницу, ячмень, просо, рожь, выращивали овощи. Вместе с тем славяне разводили рогатый скот, овец, птицу. Продолжало развиваться у них и гончарное дело, однако теперь уже с применением гончарного круга.

Гораздо интен­сивнее в более благоприятных условиях стали развиваться обработка металлов, кожевенное дело, ткачество, издавна связанное преиму­щественно с возделыванием льна11.

Сведения о социальной структуре славянского общества содер­жатся в сочинениях уже упомянутых авторов. В их рассказах есть и общие места об устройстве “варварских" обществ, с которыми импе­рия входила в контакт, но имеются и конкретные данные именно о славянах. Прокопий и Маврикий говорят об "анархии" (или "демокра­тии") у славян,обозначая терминами e&vrpyeveod множество славян­ских племен или племенных объединений, имевших каждое своего вождя. Подобное раздробление власти производило сильное впечат­ление на византийцев, живших в условиях самодержавия и утверж­давших поэтому, что славяне "не признавали власти и порядка". Удив­лял византийцев и обычай созывать собрания соплеменников, на ко­торых обсуждались вопросы, затрагивавшие интересы всего племени.

Политическая организация славян в последней стадии племенного строя достигла высокого уровня. Племенные вожди имели в своем подчинении старейшин. Титулатура, которая им дается в византийс­ких источниках, различна. Обычно широко распространенными были термины iyjEjj.6v£

<< | >>
Источник: Г.Г Литаврин. Раннефеодальные государства и народности (южные и запад­ные славяне. VI—XII вв ).. 1991

Еще по теме В.ТЫПКОВА-ЗАИМОВА ЮЖНЫЕ СЛАВЯНЕ, ПРОТОБОЛГАРЫ И ВИЗАНТИЯ. ПРОБЛЕМЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО И ЭТНИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ БОЛГАРИИ В VII—IX вв.:

  1. В.ТЫПКОВА-ЗАИМОВА ЮЖНЫЕ СЛАВЯНЕ, ПРОТОБОЛГАРЫ И ВИЗАНТИЯ. ПРОБЛЕМЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО И ЭТНИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ БОЛГАРИИ В VII—IX вв.