>>

Введение

|Г\ та книга первый в отечественной медиевистике труд, в ?“ I котором на материале разных регионов и стран Европы Ж показано становление и развитие важнейших властных

институтов и должностей на протяжении всего Средневековья и в раннее Новое время.

Задача, которую поставили перед изданием авторы, состояла в том, чтобы дать читателям представление об этой сфере истории средневекового государства, конкретизировать и систематизировать уже имеющиеся знания о властных институтах и должностях, показать закономерности и специфику организации власти в средневековом государстве, проследить историю возникновения отдельных должностей и потестарных институтов.

Их эволюция рассматривается со времени образования варварских королевств, начиная с этапа в истории эволюции средневековой государственности, который был представлен дворцовым управлением. В качестве исходной точки взята история возникновения управленческого аппарата во Франкском государстве Меровингов и особенно Каролингов, определившем основные линии дальнейшего развития властных структур не только во Франции и в Германии, но и многих других странах, даже на периферии тогдашней Европы, в частности в Венгерском королевстве и скандинавских странах. В отдельных главах книги представлена история дворцовых должностей и выросших из них ведомств королевского двора и государства: во Франции, Германии, Англии, на Пиренейском полуострове (в Вестготской монархии, Аль-Андалусе, Кастилии, Арагоне, Наварре), в Италии (в государственных образованиях Южной Италии, Милане, Флоренции, Венецианской республике), Венгрии, Скандинавии (Дании и Швеции), в Папском государстве. В каждой главе речь идет о должностях и институтах, существовавших в большинстве государств Европы, и именно это дает возможность сравнить их, выявить закономерности и подчеркнуть региональные особенности.

Выбор этих стран не случаен.

С одной стороны, рассматриваются «классические» государства Европы: Франция, Англия, Германия. С другой стороны, они представлены в обрамлении «окраинных» регионов, история властных институтов и государственных должностей которых отличалась некоторыми особенностями и в целом мало известна. Широкий же хронологический охват от раннего Средневековья до раннего Нового времени — позволяет проследить формирование из отдельных, узких по значению должностей целых отраслей власти и их институтов, переход к началам бюрократической монархии раннего Нового времени. Наше стремление к хронологической и географической полноте охвата материала натолкнулось на объективные трудности. Поэтому мы посчитали возможным и необходимым предложить читателю очерки, которые могут показаться частными в масштабах нашего проекта. В любом случае они обогащают наши представления о формировании институтов власти в конкретных странах на конкретном этапе их исторического развития, дополняют и оттеняют складывающуюся общую картину. Наконец, мы не претендуем на полностью единообразное изложение, да и материал не всегда позволяет это сделать.

Главную проблему, которая объединяет разнородный материал далеко отстоящих друг от друга стран и периодов, можно сформулировать следующим образом: что собой представляли механизмы и инструменты властвования в Средние века? Какие способы коммуникации между властью и обществом были возможны и как они реализовались в Западной Европе? Государство — пусть это понятие в Средние века наделялось не только привычным нам смыслом, зачастую метафизическим — как инструмент защиты общественных интересов выполняло предназначенные ему функции, по сути, мало отличающиеся от сегодняшних. Но методы защиты этого «общего блага» в Средние века существенно отличались от тех, что используются сейчас.

О существовании какой-либо системы государственных институтов в Средние века, особенно в ранние периоды, говорить вряд ли возможно.

Во-первых, управление в ту эпоху испытывало сильное влияние персоны правителя.

Это объясняется тем, что в монархиях Средневековья публичный и частноправовой характеры власти на ранних этапах практически сливались, и процесс их разделения растянулся на столетия. Специфические отношения господства и подчинения, в том числе между монархом и подданными, самым непосредственным образом отражались на практике занятия должностей и комплектования персонала отдельных учреждений. Вследствие этого все государственное управление было пронизано личностными связями, а должностные компетенции отличались неустойчивостью и во многом зависели от воли государя в частности и политической конъюнктуры в целом. Подобная практика глубоко внедрялась в управленческие структуры на разных уровнях, проявляясь, например, в том, что должности в центре и на местах вплоть до раннего Нового времени отдавались вассалам, клиентам и прочим людям, зависимым от приближенных государя.

Во-вторых, что очевидно, сами должности и институты власти в Средние века находились в процессе становления. Они прошли вместе с обществом и государством долгий путь эволюции: от доверенных лиц короля, исполнявших отдельные поручения публичного характера, до функционирующих на регулярной основе, профессионально подготовленных и работающих за жалованье в государственных учреждениях служащих. Одни из этих должностей носили эпизодический, временный характер и исчезали за ненадобностью с изменением придворной конъюнктуры; другие сохранялись, но теряли свое первоначальное значение и даже функции. Не всегда возможно даже выявить эти должности, не говоря уже о фиксации компетенции. Те же, которые рано возникли при королевском дворе и не утратили своей первостепенной важности и позже, например, должности канцлеров, казначеев или вершителей королевского правосудия, так изменяли свой облик на разных этапах жизни средневекового государства, что их история проясняется лишь при детальном анализе всех этапов.

В-третьих, сравнивая процесс складывания потестарных институтов и должностей в разных странах средневековой Европы и не без основания находя в нем общие черты, исследователь может быть введен в заблуждение схожестью терминологии, за которой теряется специфика.

Нередко речь идет о схожих названиях разных по содержанию должностей. В некоторых странах, особенно тех, где государство складывалось относительно поздно, становление властных структур происходило под сильным влиянием более развитых соседей. В таких случаях нередко возникали придворные должности и ведомства, генетически восходившие к чужеземным образцам, но неминуемо отвечавшие нуждам своих обществ. В целом в Европе довольно широко распространился франкский опыт, ставший своего рода моделью «государственного строительства», очевидно, как исторически наиболее жизнеспособный. Но сохраняя номенклатуру, в местных условиях должности обрастали новыми функциями или, наоборот, теряли часть тех, которые были присущи прототипу. Случаи же полного совпадения функций одноименных должностей и институтов встречаются не так часто.

В-четвертых, следует учитывать недолговечность государственных образований Европы, особенно на ее окраинах, в т. н. контактных зонах. Даже смена правителя, династии нередко влекла за собой смену модели управления, тем более — смена этноса, религии (как это было, например, в Южной Италии или на Пиренейском полуострове), Привносимые новыми политическими режимами должности и даже учреждения не всегда отличались долговечностью, в них причудливо переплетались институты власти пришельцев с заимствованиями из местных управленческих традиций.

Но если на ранних этапах Средневековья институты власти отличались бессистемностью, неустойчивостью и относительной простотой, это не значит, что их деятельность не была достаточной для эффективного функционирования государства: в целом они отвечали потребностям политической и социальной организации общества на данном историческом этапе. Именно под таким углом зрения и правомерно рассматривать и оценивать должности и институты власти. В рамках своей эпохи они развивались по ее внутренним законам и обладали самоценностью. Так, было бы неоправданной модернизацией применять по отношению к Средневековью понятие «разделение властей» и его дефицит оценивать со знаком «плюс» или «минус».

Отсутствие четкого разграничения обязанностей между носителями власти на ранних этапах Средневековья, хотя и является при взгляде с современных позиций свидетельством неразвитости государства, должно рассматриваться исторически. В существовавших социальных условиях не было не столько возможности, сколько — и это главное — необходимости в детальном разделении обязанностей в окружении государя.

Тем не менее «специализация» власти в средневековом государстве со временем углублялась: раньше и последовательнее всего она происходила в судопроизводстве. Одна из базовых обязанностей короля правосудие — по мере усложнения и умножения стоявших перед властью задач перекладывалась на плечи служащих, представлявших персону монарха. Правосудие вершилось от имени короля, под каким бы названием в разные периоды ни выступал тот или иной королевский суд и какую бы эволюцию он ни переживал. Королевский суд постепенно преодолевал узкие рамки двора и завоевывал все большее юридическое пространство. Служители Фемиды, вершившие суд от имени короля и одновременно выполнявшие много других обязанностей (в первую очередь хозяйственных), передавали последние своим заместителям, а сами действовали в более широком правовом поле, образуя тем самым новую сферу судопроизводства. Таким образом, с одной стороны, происходила автономизация судопроизводства от персоны короля и от прочих сфер управления, с другой — королевское правосудие приобретало масштабность. Одновременно в формирующейся отрасли складывались свои управленческие структуры и кадры служащих. Однако окончательно общегосударственная система судопроизводства в Средние века не сложилась: сохранялись сеньориальный суд, всевозможные региональные судебные ведомства, отдельные органы правосудия для различных групп населения и сословий, не говоря уже о церковном праве.

O

tJ tJ и

появлении относительно устоичивои и развернутой системы управления можно говорить с того времени, когда в XIII-XIV вв. в Европе зарождается ?tat moderne — т.

н. государство нового типа, построенное на публично-правовых принципах. Их социальнополитическим воплощением стала государственная бюрократия.

Круг участников политического процесса на протяжении долгого Средневековья заметно менялся. Важным компонентом жизнедеятельности феодального государства в XIII-XIV вв. стало расширение диалога между властью и обществом, проявившееся в участии сословий в обсуждении важных вопросов общественной жизни, в первую очередь в сфере войны и мира, налогов, судопроизводства, а также хотя и не повсеместно — в законотворчестве. Хотя сословно-представительные учреждения в строгом смысле не являлись частью государственной машины, они были тесно связаны с государственным управлением. Высшие королевские чины разного ранга и профиля и даже целые подразделения власти вовлекались в работу сословно-представительных собраний, представляя персону короля или отдельные управленческие структуры. И наоборот, создававшиеся в лоне сословных учреждений представительные комиссии разного статуса и толка контролировали деятельность органов власти, например, правильность выполнения фискальными ведомствами решений сословий о вотированных налогах. Кроме того, сословно-представительные институты своими инициативами могли корректировать политику королевских ведомств и их чиновников. Не случайно именно в эпоху государственной централизации и становления сословно-представительной монархии начинает бурно развиваться система управления финансами. В целом она прошла тот же путь развития, что и судопроизводство: от королевской сокровищницы, хранившейся буквально в государевой опочивальне, до государственной казны, управлять которой были призваны специальные учреждения со значительным штатом служащих. Ярким сви детельством обретения королевской властью публично-правового характера в этой сфере стало все более четко обозначавшееся разделение государственной и личной королевской казны.

Складывание абсолютных монархий на исходе Средних веков отразило в числе прочего эволюцию властных институтов.

На протяжении всего Средневековья королевский двор играл ключевую роль в управлении государством; в эпоху абсолютизма, когда в руках монарха сконцентрировалась огромная власть, его роль заметно выросла. Двор притягивал ранее вполне автономно существовавших феодальных магнатов, теперь ожидавших от монарха милостей в виде

и и тл

должностей, подарков, пенсии и т. п. В новых условиях двор служил местом представительства крепнущей власти монарха, театрализованной демонстрацией ее триумфов. В то же время он продолжал являть собой центр власти, представленный ответственными должностями, службами, определенными механизмами принятия решений. Становление постоянных королевских резиденций и оседлость королевского двора способствовали модернизации и систематизации управления. Уже в предшествующую эпоху процесс отделения государственных должностей от придворных достиг заметных успехов. И хотя еще и в начальный период раннего Нового времени он не нашел полного завершения, росло значение собственно государственных должностей, а их непосредственная связь со двором ослабевала.

Основное содержание преобразований в области организации и реализации власти заключалось в дальнейшей специализации системы государственного управления и формировании бюрократического аппарата профессиональных служащих, что технически сделало возможной исключительную концентрацию власти в руках монарха. Не случайно многие современные специалисты предпочитают говорить не об «абсолютной», но о «бюрократической» монархии.

Специализация управления в абсолютных монархиях раннего Нового времени прослеживается и при дворе в королевских советах и в различных центральных и местных ведомствах. На более ранних этапах средневековой истории Королевский совет был совещательным органом, представленным знатью, которая меняла свой социальный облик на протяжении столетий и претендовала на разную степень участия в государственных делах в зависимости как от соотношения сил между королем и высшей феодальной элитой, так и от зрелости общества в целом. При абсолютизме в совете заседала не только знать, но и профессиональные чиновники, на плечи которых ложилась большая доля ответственности в принятии решении по сравнению с аристократиеи. Королевские советы, как и другие властные институты, дробятся и специализируются. Хотя четкости разделения функций между отдельными советами мы не увидим и в эпоху абсолютизма. Новые советы брали на себя часть обязанностей старых, между тем как последние продолжали действовать, так что разбирательство одних и тех же вопросов могло дублироваться в разных советах. Типичным для большинства стран эпохи абсолютизма было выделение главного совета, в котором концентрировалось рассмотрение важнейших государственных проблем как внутренней, так и внешней политики (финансовых, церковных, династических, военных и т. д.). Появление таких советов отражало возраставшую единоличную власть монарха в новых исторических условиях.

Как уже упоминалось, одним из наиболее ярких характерных признаков складывания ?tat moderne наряду с оформлением публичного характера государства было связанное с этим становление судебного и исполнительного аппарата и бюрократии. В абсолютной монархии основу управленческого аппарата стали составлять служащие, получившие образование (нередко университетское) и профессиональную подготовку, особенно юридическую. Вместо традиционных для феодального общества личностных связей, верности сеньору или «клану», социального происхождения и т. д. при устройстве на службу стала выше цениться профессиональная квалификация. Это обстоятельство открывало путь к государственной службе выходцам из непривилегированных сословий. Для получения места нередко было необходимо представить рекомендации, участвовать в конкурсе кандидатур. Продвижение по службе зачастую было связано с деятельностью в стенах одного учреждения, где чиновник продвигался от низшей должности к более высокой, что давало богатый профессиональный опыт, знание среды и правил игры. Возник бюрократический образ жизни и мышления. Работа формирующейся бюрократии строилась на регулярной основе, предусматривала получение жалованья, а иногда и пенсий. Все это ставило формирующуюся бюрократию на службу центральной власти. В то же время сильная своей корпоративностью прослойка чиновничества нередко навязывала свое мнение центральной власти. Не менее важным в этой обновляющейся системе власти было то, что в рамках государственной территории формировалась единообразная иерархическая структура государственных ведомств, нити управления которыми сходились в руках монарха. Создавались условия для складывания современного государства. Однако не стоит преувеличивать успехи этих процессов на заре раннего Нового времени. Новые властные институты и их организация находились в стадии становления, что предполагало сохранение многих черт прежних властных структур.

* * *

Книга выросла из весьма скромного замысла: материал, собиравшийся уже довольно давно для главы, посвященной архонтологии, в учебном пособии «Введение в специальность», вышел за рамки готовившегося издания как по размерам, так и по содержанию, расширились его задачи и круг участников. В авторском коллективе собрались сотрудники кафедры истории Средних веков (О. С. Воскобойников, Т. П. Гусарова, Е. В. Калмыкова, И. И. Варьяш) и кафедры истории западных и южных славян исторического факультета МГУ (В. Б. Прозоров), выпускник кафедры истории Средних веков А. Ю. Юсупов, а также наши коллеги из Института всеобщей истории (В. А. Антонов, В. А. Ведюшкин, Е. В. Казбекова, А. Д. Щеглов), Государственного исторического музея (Т. Ю. Стукалова), медиевисты из университетов и научных учреждений Санкт-Петербурга (Т. Н. Таценко, А. Ю. Прокопьев), Саратова (И. Я. Эльфонд), Ставрополя (И. А. Краснова). Особую благодарность хочется выразить научному редактору нашей книги В. В. Шишкину.

Большую помощь и поддержку в работе над книгой оказала профессор Нина Александровна Хачатурян, руководитель работающей на кафедре истории Средних веков МГУ исследовательской группы «Власть и общество». Ее профессиональные рекомендации помогли в осмыслении стоявших перед авторами задач построении материала. Под эгидой Н. А. Хачатурян на протяжении ряда лет осуществляется большой исследовательский проект по истории государства, поддержанный РГНФ. Тема «Властные институты и должности в Европе в Средние века и раннее Новое время» стала его составной частью (грант РГНФ 2006-2008 гг. № 06-01-00486а). Подводящая итог работе над темой книга издается благодаря финансированию РГНФ (грант 09-01-16053д).

Книга предназначается профессиональным историкам, студентам вузов, аспирантам, учителям, а также широкому кругу читателей, интересующихся историей средневекового государства и учреждений.

Т. П. Гусарова

| >>
Источник: Т. П. Гусарова и др.. Властные институты и должности в Европе в Средние века и раннее Новое время : [монография] / Ответ, ред. Т. П. Гусарова. М.: КДУ, 600 с.. 2011

Еще по теме Введение:

  1. Введение
  2. Введение, начинающееся с цитаты
  3. 7.1. ВВЕДЕНИЕ
  4. Введение
  5. [ВВЕДЕНИЕ]
  6. ВВЕДЕНИЕ
  7. Введение Предмет и задачи теории прав человека
  8. РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН О ВВЕДЕНИИ В ДЕЙСТВИЕ ЧАСТИ ПЕРВОЙ ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  9. РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН О ВВЕДЕНИИ В ДЕЙСТВИЕ ЧАСТИ ТРЕТЬЕЙ ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  10. ВВЕДЕНИЕ,
  11. ВВЕДЕНИЕ
  12. ВВЕДЕНИЕ
  13. ВВЕДЕНИЕ
  14. НАЧАЛО РЕВОЛЮЦИИ. БОРЬБА ЗАВВЕДЕНИЕ КОНСТИТУЦИИ
  15. Раздел II ИСТОРИЧЕСКОЕ ВВЕДЕНИЕВ ПСИХОЛОГИЮ
  16. Раздел III ЭВОЛЮЦИОННОЕ ВВЕДЕНИЕВ ПСИХОЛОГИЮ
  17. Введение
  18. Понкин И.В. Анализ ситуации, связанной с исполнением решения Президента Российской Федерации Д.А. Медведева о введении изучения в школах основ религиозной культуры
  19. Введение. Мировое хозяйство — глобальная географическая система
  20. 1. Введение