<<
>>

§ 201. Сады

Из множества скорописных чернильных пометок на винных сосудах, солнцепоклоннического времени большинство содержит сведения о происхождении вина солнечных храмов. Чаще всего пометки такого состава: год царствования такой-то, вино такого-то храма, такой-то местности, звание и имя ответственного лица.
Нередки, однако, и отклонения от принятого образца. Только очень немногие пометки принадлежат первым пяти годам царствования Амен-хотпа IV; основное количество пометок — времени после основания новой столицы, в развалинах которой они почти все и были найдены. Обыкновенно называется виноградное вино «эрп», но некоторые пометки называют вместо него вино иного рода (гранатовое вино). В большинстве случаев храм, числящийся хозяином вина,— «дом Йота», т. е. главный храм солнцепоклоннической столицы. Много реже, но все же довольно часто хозяином вина бывает ее второй храм — «двор „хо“ Йота», определяемый иногда точнее как «двор Йота в Ax-йот» (СА III:LXXXVI 47). Несколько пометок называют солнцепоклоннический храм старой столицы Нэ «дом Ра-Хар-Ахта». Другие солнечные храмы упоминаются крайне редко. «Дом Рэ» — очевидно, солнечный храм в городе Оне — назван всего один раз; однажды упомянут также какой-то «дом Йота, который в » (следовало слово с определенным членом женского рода, JEA Х:133). «Сень Рэ» или просто «сень» — возможно, лишь божница кого- нибудь из членов царской семьи внутри большого храма солнца; в одной пометке «сень(?)», по-видимому, определена как находящаяся «в Ax-йот» (СА III.LXXXVIII 107). «Дом ликования Йота», названный как хозяин вина в пометке СА III:LXXXVIII 90, может быть одинаково как частью главного храма, так и частью главного дворца Ax-йот 80. Недоумение вызывает упоминающийся довольно часто, хотя и много реже, чем «дом Йота», «дом умиротворения Йота» или, по-другому толкованию 81, «дом умиротворяющего Йота», т. е. Амен- хотпа IV. В какой мере об этом «доме» можно говорить как о солнечном храме, остается неясным, и потому сведения о нем как хозяине вина в наши дальнейшие сводки не будут включены.
Звание ответственного за вино лица до 13-го года царствования Амен-хотпа IV обыкновенно «начальник (,,хрэ“) сада (коптское „чом“)>> или — реже — «начальник садовников (коптское 5,чмэв“)». Начиная с 13-го года обозначения «сад» и «садовники» по суеверным солнцепоклонническим побуждениям почти исчезают из звания ответственного лица, и звание его с 13-го года почти всегда «начальник (,.хрэ“) поливного хозяйства» 5 (см. § 113). Слово, которое здесь передано как «поливное хозяйство», означает собственно «разлив, обилие воды». Однако понять это слово в данном звании как обозначение вод либо какого-нибудь состояния воды или связанной с ней деятельности (орошение) невозможно по ряду причин. Во-первых, слово заменило другое, которое обозначало определенную сельскохозяйственную единицу — «сад». Во-вторых, это слово, хотя обыкновенно и пишется с определителями, свойственными обозначениям вод, несколько раз написано с тем самым определителем, который обычно сопровождает слово «сад»,— знаком дома, притом или с полным опущением определителей вод (СА II:LVIII 11, СА III:LXXXIX 121, 122, 145), или с сохранением, возможно, одного значка орошенной земли (СА 11:LVIII 13). В-третьих, в пометке СА III: ХС 164 слово имеет после определителей вод еще определитель селения. Отметим также, что в винной пометке ТЕА:ХХН 15 слово имеет после себя определение-прилагательное «южное» — «поливное хозяйство южное двора (Йота]». В двух пометках названы вместе два ответственных лица. Правда, принадлежность вина «[двору] Йота» указана только в одной из них (СА III:LXXXVI 48). Но поскольку оба лица в другой пометке те же (СА III:LXXXIX 123) и годы царствования смежные (в первой пометке — 12-й, во второй — 13-й), то нет оснований сомневаться в том, что вино и во втором сосуде принадлежало «[двору] Йота». Пометка 12-го года читается так: «Год царствования 12. Вино [двора] Йота писца царева Хайа (и) Па-хайа». Пометка 13-го года вместо хозяйства, которому принадлежит вино, называет место, откуда оно происходит, в остальном же совпадает с более ранней: «[Год царствования] 13.
Вино Чилэ писца царева Хайа (и) Па-хайа». Если из второй пометки возможно было б вычитать, что вино принадлежало частному, хотя и сановному лицу, то первая пометка свидетельствовала бы о том, что «писец царев» был только тем высокопоставленным лицом, которому подчинялся действительный заведующий производством — Па-хайа, названный оба раза без какого-либо звания. Быть может, единственный в своем роде состав двух пометок, как и само подчинение храмового виноградаря-винодела «писцу цареву», обусловлено местоположением виноградника подле пограничной крепости на восточной окраине Низовья. То, что и пометка 12-го года, в которой место происхождения вина не указано, должна 5 W. Helck. Materialien zur Wirtschaftsgeschichte des Neuen Reiche (Teil 4). Wiesbaden, 1963 («Abhandlungen der Akademie der Wissenschaften und der Literatur (in Mainz)». Geistes- und sozialwissenschaftliche Kl. Jg. 1963, № 3), c. 728. быть из того же Чилэ, ввиду одинаковости пометок, стоящих совсем особняком среди прочих, представляется несомненным. Один раз ответственное лицо носит звание «блюстителя» (СА III: LXXXVI 49). Его имя — «Нефр-ромпе», а вино принадлежит «двору Йота». Ответственное лицо зовется «Нефр-ромпе» еще в одной пометке (СА 1Н:ХС1 173), где звание перед именем, к сожалению, пропало. Вполне правдоподобно, что «Нефр-ромпе» и там и тут одно и то же лицо, потому что в другой пометке вино тоже «двора Йота». Год первой цометки неизвестен, вторая — 17-го года, так что звание ответственного лица могло быть в ней «начальник поливного хозяйства». Если оба «Нефр-ромпе» тождественны, то этот Нефр- ромпе был, видимо, не случайным лицом в хозяйстве «двора Йота», а ответственным виноградарем-виноделом. Почему же тогда в первой пометке он величается столь необычно «блюстителем»? Не может ли эта пометка быть как раз того времени, когда прежнее звание «начальник сада» было отвергнуто, а новое «начальник поливного хозяйства» еще не придумано? Разумеется, зто не более как простая догадка, притом, скорее всего, неудачная. В четырех пометках, касающихся вина солнца, ответственное лицо величается «доверенным» (рвдв). Как известно, «доверенные» имели прямое отношение к земледелию, бывали держателями или получателями земельных участков. В трех из числа этих четырех пометок званию и имени «доверенного» предпослано слово рмнйтп «земельное владение (?)»: «Год царствования 7. Вино дома Йота. Владение (?) доверенного Хоре» (СА III:LXXXVII 65)\ «Год царствования 9. Вино дома Йота. Владение (?) доверенного Хоре» (?? — чтение имени гадательно, ТЕА:ХХП 27)\ «Год царствования 9. Вино доброе, доброе дома Йота из владение (?) доверенного Хоре, начальника сада такого-то» (имя не прочтено издателем, СА IIELXXXVII 70). Только в одной пометке слово рмнйтп отсутствует: «Год царствования 9. Вино доброе, доброе дома Йота. Доверенный в» (начало имени разрушено, ТЕА.’ХХП 28). Слово рмнйтп встречается еще на двух пометках из числа изданных, точнее, на двух обломках пометок; ничего определенного для понимания тех четырех пометок эти пометки не дают. Одна из них (СА Ш:ХС1 177) касалась не вина, а какой-то другой жидкости, хотя тоже «дома Йота». Остатки слова перед рмнйтп говорят, судя по изданию, как- будто об иноземном месте происхождения содержимого сосуда. Если б это было действительно так, то имело бы, быть может, значение и для четырех пометок, где название места происхождения вина или вовсе не указано, или отбито. Другая пометка могла быть точно того же рода, что и рассматриваемые четыре, однако от нее уцелело очень немного: « — [Й]ота, владение(?) такого-то» (имя не проч тено издателем, СА III:LXXXVII 83). Четыре пометки, к которым, возможно, примыкала пятая, только-что упомянутая, составляют обособленное целое, объединенное не только принадлежностью вина «дому Йота», употребленностью звания «доверенный» и слова «владение» (?), но также принадлежностью к одному и тому же времени и отчасти одному и тому же ответственному за вино лицу. Три пометки — 9-го года, а четвертая — близкого к нему 7-го; в двух, а то и в трех пометках ответственное лицо все тот же «доверенный» Хоре. Видимо, однако, эти «доверенные» были всего лишь подчиненными или подотчетными лицами при заведующих производством, ответственных виноградарях-виноделах. Иначе трудно понять, почему в наиболее обстоятельной из четырех пометок после «владения (?) доверенного Хоре» упомянут еще «начальник сада» такой-то. К сожалению, неясно, надо ли слова «начальник сада» считать определением «вина доброго, доброго» или же «доверенного Хоре». Но каковы бы ни были взаимоотношения «начальников сада» и «доверенных», из самих званий «начальников» явствует, что состоявшие в их ведении производства обслуживались большим или меньшим числом подчиненных «начальникам» работников. Выше уже была отмечена довольно частая разновидность начальнического звания — «начальник садовников». Но вот существенный вопрос: обязательно ли обозначение «вино такого-то храма» означает то, что вино происходит из собственного виноградника храма, а не из чужого, не получено оттуда в порядке обложения или пожертвования? Иными словами, можно ли быть уверенным, что солнцу принадлежало не одно вино, заключенное в сосуде, но и тот виноградник, откуда оно поступило? Имеются все основания ответить в том смысле, что и вино и виноградник одинаково принадлежали солнцу, и вот какие для того основания. Если бы словосочетание «вино такого-то храма» означало, что только само вино — храмовое достояние, и не предполагало бы, что и виноградник, это вино произведший, тоже собственность храма, то естественно было бы ожидать более точное обозначение виноградника, чем только по имени заведующего. И действительно, стоит лишь опустить за словом «вино» указание на храм, как за обозначением виноградника появляется более точное определение, чем одна ссылка на заведующего, например: «Гранатовое вино доброе, доброе поливного хозяйства от (слово с определенным членом мужского) рода топи Ax-йот (по мнению X. В. Фэермэна, на западном берегу столицы 82) Ax-йот» (СА Ш:ХС1 190). И вот тут особенно доказательны те случаи, где определением виноградника оказывается название владеющего им храма. Это уж, конечно, самое какое только можно пожелать прямое доказательство принадлежности виноградника храму. Вот эти случаи: « сад дома Йота — жив он, цел, здоров! » (СА I:LXIV 27); «Год царствования 13. Вино поливного хозяйства двора [Йота]» (СА Ш:ХС 159); «[Год царствования] 16. Вино Потока Западного (т. е. самого западного рукава реки) поливное хозяйство южное двора [Йота]» (ТЕА:ХХП 15); «Год царствования 2 (преемника Амен- хотпа IV). Вино сладкое Потока Западного поливного хозяйства ? (?) [двора] Йота» (СА Ш:ХС 165). Последние три пометки, видимо, дополняют друг друга 83. В пометках СА Ш:ХС 159 уцелело слово «двор» («хо») с определенным членом женского рода, в пометке же СА Ш:ХС 165 — слово «Йот» с определенным членом мужского рода. Соединив вместе то и другое, получаем «т-хо (м) п-йот» — «двор Йота» («п-йот» в конце пометки СА Ш:ХС 165 не может быть из названия «дом Йота», так как там слово «Йот» лишено определенного члена; мнимое исключение СА 11 :LVI 11 11 исправлено Я. Черным, см. СА 111:192 (5)). Не менее веское доказательство принадлежности солнечным храмам не только вина, но и виноградников представляет упоминание солнечных храмов на печатях, поставленных на глиняных закупорках винных сосудов из тех же находок в Ax-йот, что и чернильные пометки. На этих печатях читаем: «Вино [дома Ра-] Хар-Ах[та], ликующего в небосклоне» (СА III:LXXXI 4); «Вино дома Ра-Хар- Ахта» (СА III:LXXXI 5, 6, 11); «Вино доброе, доброе дома Йота» (ТЕА:ХХ1 11 [=ТТА:182 CCXXII В], 12, 13, СА I:LV Е, СА II: LVII А, СА III:LXXXI 51); «Вино доброе, доброе дома Йота [Потока Западного (?)]» (СА III:LXXXI 52); «Вино дома Йота» (TEA: XXI 14—16, СА I:LV Е, F, N, X, Z, ММ, NN, должно быть, также U, W, Y, СА II:LVII D, СА III:LXXXI 37-39, 42, 43, 45, 46, ТТ III:L В—Т 111: X L VIII); «Вино двора Йота» (СА I:LV V, СА III: LXXXI 29—32, должно быть, также 33); « вино дома Рэ» (СА III:LXXXI 12); «Гранатовое вино доброе, доброе дома Йота» (СА I:LV D). Не подлежит сомнению, что на мягкой еще глиняной закупорке сосудов с вином оттискивало свою печать место производства, а никак не место назначения. Следовательно, раз печати были «дома Ра-Хар-Ахта», «дома Йота», «двора Йота», «дома Рэ», то и производителями были именно эти солнечные храмы. Поскольку же непосредственно производили и ставили печати виноградники, то они принадлежали «дому Ра-Хар-Ахта», «дому Йота», «двору Йота», «дому Рэ», были храмовыми, входили в состав храмового хозяйства. В предыдущем изложении, а также в дальнейшем написания «дом Живет Йот», «дом Живет Рэ» принимаются за простую письменную разновидность написаний «дом Йота», «дом Рэ», которую читали, т. е. понимали и произносили, как эти последние, как если бы перед обозначениями солнца «Йот» или «Рэ» не было выписано слово «живет» («дом Йота», «дом Рэ»). Таково мнение X. В. Фзермэ- на 8, который, однако, не обосновал его с желательной полнотой. Речь идет о тождестве или различии двух крупных хозяйств: «дома Йота» и «дома Живет Йот», и потому хорошо будет остановиться на чтении написаний со словом «живет» несколько подробнее. X. В. Фэермэн, полагая, что написание «(да) живет Йот» не более как разновидность написания «Йот», считает это бесспорно доказанным пометками, касающимися десятины, взимаемой в пользу солнца. X. В. Фэермэн предлагает сопоставить такие пометки, как СА III: LXXXV 22 или СА III:LXXXIX 136, с пометками вроде СА III: XCV 284. В первых двух пометках слова «доля 10-я Йота» написаны соответственно произношению, в третьей же пометке вставлено неуместное «(да) живет»: р 10 нп' йтн снх (в)дж' с{нб) (СА III:LXXXV 22), р 10 н п’ йтн снх (в)дж' с{нб) (GA III:LXXXIX 136), п'р 10 н п' снх йтн (GA III:XGV 284). Сопоставление присутствия в одних и отсутствия в других пометках знака жизни в данном словосочетании, разумеется, поучительно, но еще доказательнее само написание GA III:XCV 284 вне зависимости от других, что не могло укрыться от X. В. Фэермэна, хотя и не нашло себе отчетливого отражения в его очень кратком обсуждении вопроса. В пометке GA III:XCV 284 знак жизни вставлен между определенным членом мужского рода п-, в произношении непосредственно примыкающим к своему существительному, и этим последним — словом «Йот». Определенный член + «(да) живет» + + «Йот»-«п-онх-йот» — явная несуразность, так что совершенно бесспорно и несомненно, что знак жизни в пометке GA III:XGV 284 не читается. Однако написаний словосочетания «доля 10-я Йота» с ненужным знаком жизни X. В. Фэермэн мог привести всего два — GA III:XCV 284 и одно неизданное. Написаний же «дом (да) живет Йот» множество, и, что хуже всего, такое написание представлено не только пометками и не только с одним знаком жизни перед словом «Йот», но также на печати на закупорке сосуда, и притом с подробно (не одним, а тремя знаками) написанным глаголом «(да) живет» перед наименованием солнца. Знак жизни «раскрыт» чисто звуковыми, буквенными знаками, так что не может не представиться, что здесь надо определенно читать и произносить «онх» — «(да) живет» — перед солнечным наименованием — «Вино дома (да) живет Йот» (GA II: LVII D): ирп н читай: йрп н пр *нх йтн X X йтн н пр Итак, многочисленность написаний и особенно «раскрытие» знака жизни на печати как, видимо, звукового знака создают некоторую неуверенность в правильности чтения написания «дом (да) живет Йот» как «дом Йота». Можно ли преодолеть эту неуверенность? Прежде всего заметим, что имеются еще случаи помимо приведенных X. В. Фэермэном, когда знак жизни перед словом «Йот» в скорописных пометках определенно не произносился. Из бесчисленных примеров в надписях, а также ряда примеров в скорописи надежно известно, что солнцепоклонническая столица прозывалась «Ах-йот» — «Небосклон Йота», а никак не «Ах-анх-йот» — «Небосклон (да) живет Йот», что вдобавок бессмысленно. Тем не менее в одной из пометок на сосуде с гранатовым вином наименование столицы написано не один, а, видимо, два раза со знаком жизни между словом «небосклон» и «Йот»: «Ах-анх-йот» (GA III:XGI 190). Из мни- гих скорописных пометок хорошо известен некий «праздник Йота», к каковому празднику делались разные продовольственные заготовки в сосудах. Обыкновенно словосочетание «праздник Йота» пишется без всякого знака жизни между обоими словами. Однако в нескольких случаях таковой знак там все-таки оказывается, хотя речь идет явно об одном и том же празднестве (TEA:XXIV 87, GA 1П:ХСП 192, XGIV 238). Лучше всего видно, что «праздник (да) живет Йот» не что ишш, как обычный «праздник Йота», на примере полнее сохранившейся пометки GA Ш:ХСН 192, где за написанием «праздник (да) живет Йот» следует пояснение «в рождение (?) Йота» 9, многократно засвидетельствованное после обыкновенного написания «праздник Йота». Но особенное значение для нашего вопроса имеет пометка на сосуде с мясными заготовками GA Ш:ХСН 212. Она сохранилась полностью и читается так: «Заповедник (т. е. пищевое заведение) (по названию) Велик пищею (да) живет Йот — жив, цел, здоров! мясо заготовочное (?) для рождения (?) Йота. Сотво рил резник Хайа». Совершенно ясно, что глагол «(да) живет» неуместен в названии заведения между сказуемым «велик пищею» и подлежащим «Йот». В других пометках неуместная вставка закономерно отсутствует, и мы читаем: «[велик] пищею Йот» (ТЕА:ХХШ 55 с пожеланием «жив, цел, здоров!», как в занимающем нас случае; СА 1П:ХС1 182, где после слова «Йот» ничего не сохранилось). Но пометка GA Ш:ХСИ 212 полезна нам не только тем, что представляет лишний пример нечитавшейся вставки «(да) живет» в составе названия заведения, эта пометка важна для нас особенно тем, что явно не читавшаяся вставка состоит не из одного только знака жизни, а из целых трех, т. е. с добавлением двух букв, двух явно звуковых знаков, «раскрывавших» звуковое значение знака жизни (ср. выше СА II:LVII D): шнс н вр джф'в cuxi йтн снх (в)дж’ с(нб). Ввиду такого непроизносимого, хотя определенно звукового, написания вставки «(да) живет» теряет всякую доказательность и силу подобное же написание вставки на печати в названии храма. И там, следовательно, несмотря на явно звуковое написание, вставка «(да) живет» может тоже не читаться, восприниматься лишь зрительно как чисто письменное пожелание, не подлежащее на деле произношению. В дальнейшем при рассмотрении скорописных пометок на мясных заготовках нам придется постоянно иметь дело с непроизносимым знаком жизни перед другим солнечным обозначением — «Рэ», но и сейчас уже нам надлежит применить положение о непроизношении знака жизни в подобных случаях перед словом «Йот» и к написанию, выглядящему как «(да) живет Рэ» в составе названия одного из солнечных храмов. Имею в виду пометку СА III:LXXXVIII 99, касающуюся «вина дома (да) живет Рэ Потока Западного». Если и здесь по примеру написаний «дом Йота» со знаком жизни между обоими словами следует читать не «дом (да) живет Рэ», а просто «дом Рэ», то отпадает надобность наряду со старинным 84 «домом Рэ» в солнечном городе Оне искать еще какой-то иначе неведомый храм по имени «дом (да) живет Рэ». Этот последний храм может быть тогда тождественным с «домом Рэ» в Оне, и вместо двух храмовых хозяйств мы опять получаем одно. Попытаемся теперь выяснить по мере возможности, насколько значительны были садовые владения солнца. За случайностью сведений и отсутствием необходимых числовых показаний можно заранее сказать, что сколько-нибудь точное представление о величине и количестве садов солнца получить будет невозможно. Все, на что позволительно рассчитывать, это уяснить себе, были ли эти угодья многочисленными и значительными. Начнем с местоположения садов солнца. Во многих ли местностях страны они имелись? Задача наша в данном случае значительно облегчена существованием исчерпывающей сводки названий местностей, упоминаемых в пометках в качестве мест происхождения вина, притом и сводки, снабженной превосходными толкованиями ее составителя X. В. Фэермэна 10. Но в отличие от сводки X. В. Фэер- мэна, объединяющей данные о происхождении вина вообще, безотносительно того, каким хозяйствам принадлежали виноградники в перечисляемых местностях, в нашу сводку будут отобраны данные о местоположении садов одних только солнечных храмов. Подавляющее большинство виноградников в ту пору, как совершенно верно оттенено в сводке X. В. Фэермэна, было расположено на «Потоке Западном», т. е. в западном Низовье. Это же, в частности, можно сказать о виноградниках, принадлежавших солнцу. В подавляющем большинстве пометок, сохранивших указания на местонахождение производства, «вино дома Йота» ставится в связь с «Потоком Западным», и это наблюдается на протяжении всего отрезка времени от основания новой столицы до кончины Амен-хотпа IV, от 6-го до 17-го года царствования: 6-й год — GA II:LVIII 7, 7-й год — GA III:LXXXVIII 93, также, вероятно, СА I:LXIV 13, 45 («7» предпочтительнее, чем«[1]7», ввиду написания «дом (да) живет Йот», которое очень редко встречается после 12-го года, см. выше), 8-й год - GA II:LVIII 8, СА III:LXXXVII 68, 9-й год - GA III: LXXXVIII 95, 10-й год — СА I.LXIV 9,10, СА III:LXXXVIII 97, 98, 11-й год — GA I:LXIV 8, 12-й (?) год - СА III:LXXXVIII 92 («[ 1 ]2» или Г112[-5-Х] ввиду слова «сад», см. § 113), 14-й год — СА III.LXXXVTI 74, 16-й год — GA III:LXXXVII 76, 17-й год — СА II:LVIII 75; не раньше 5-го года ввиду кольца вокруг слова «Йот» (см. § 16) и не позже, должно быть, 13-го года ввиду слов «сад», «садовники» (см. § 113) — ТЕА:ХХН 30 и СА I.LXIV 29; не раньше 5-го года ввиду кольца вокруг слова «Йот» и не позже замены ранних солнечных колец поздними ввиду имени «Амен-эм-опе» — СА III.LXXXVIII 91 (см. § 119, № 18). Свои виноградники и винодельческие производства на «Потоке Западном» «дом Йота» полностью или частично сохранял еще при Тут-анх-амуне. В его гробнице оказалось немало сосудов, содержавших «вино» или «гранатовое вино» «дома Йота», больше, чем сосудов с вином«дома Тут-анх-амуна» (Н1ТТ:21 4=I 4, 23 25=111 15) или «дома Тут-анх-амуна Хок-он-шжсе» (Н1ТТ:22 14, 23 16 =111 16, 23 27=IV 17, 23 25=IV 19, 24 23=\ 23),— шестнадцать против семи! Как место происхождения вина «дома Йота» в подавляющем большинстве случаев — в четырнадцати из шестнадцати — был указан «Поток Западный» или — сокращенно — просто «Поток». При этом в полном обозначении иногда, а в сокращенном всегда слово «поток» передано одними своими определителями без предшествующих буквенных знаков 85. Такие сокращенные обозначения и написания не засвидетельствованы при Амен-хотпе IV. Любопытно, что из семи упомянутых сосудов с вином «дома Тут-анх-амуна» или «дома Тут-анх-амуна Хок-он-шж°е» только на одном (Н1ТТ:23 25=111 25) слово «поток» написано сокращенно, да и то стоит не одно, а с определением «западный» — прямо как если б после Амен- хотпа IV в виноградниках «дома Йота» производили столько вина, что у писцов, помечавших сосуды с ним, особенно развилась потребность в сокращениях! Сосуды с вином «дома Йота» помечены 4-м, 5-м и 9-м годами царствования. Поскольку фараон стал из «Тут-анх-йота» «Тут-анх- амуном» не позже 4-го года царствования, «дом Йота» продолжал владеть виноградниками на «Потоке Западном» по меньшей мере еще несколько лет после переименования царя 86. Вот перечень пометок с «Потока Западного» из гробницы Тут-анх-амуна в порядке последовательности лет царствования (П и 3 — «Поток» и «Западный», выписанные полностью, и — «Поток», написанное одними определителями): 4-го года - Н1ТТ:21 2 = 1 2 (П 3), 21 2=1 2 (П 3), 21 3=13 ([П] 3), 21 5=11 5 (п); 5-го года - Н1ТТ:21 5=11 6 (П 3), 21 7=11 7 (п 3), 22 5=11 9 (П 3), 22 25=11 10 (п 3), 22 22 = 111 22 (п), 22 25=111 13 (П 3); 9-го года - Н1ТТ:23 18=1\ 18 (п [3]), 23 20=IV 20 (II 3), 23 21 (п), 24 22 (П 3). В нескольких пометках солнцепоклоннического времени в качестве мест происхождения вина «дома Йота» значатся определенные, хотя нам и неизвестные «поселения» (СА III:LXXXVII 79 — после 4-го года ввиду кольца вокруг слова «Йот» — см. § 16 — и не позднее, должно быть, 13-го года ввиду слова «[са]д», см. § ИЗ; СА III:LXXXVII 59 —[ 1]2, [1]3 или [1]4-го года ввиду кольца вокруг слова «Йот») и другие неизвестные местности (СА III:LXXXVIII 94 — 9-го года, СА III:LXXXVII 75 — [1] 4-го, а не 4-го года как ввиду кольца вокруг слова «Йот» — см. § 16,— так и ввиду слова «поливное хозяйство», см. § 113; ТЕА:ХХП 18 — оттуда же, откуда СА III:LXXXVII 75, и после 12-го года ввиду слова «поливное хозяйство»). Вполне может статься, что эти места были расположены тоже в западном Низовье по тому же «Потоку Западному», как большинство виноградников. На запад Низовья 87 указывает и обозначение «[вино до]ма Йота стороны западной» в пометке GA III: LXXXVIII 102 (не раньше 5-го года ввиду кольца вокруг слова «Йот» — см. § 16 — и, вероятно, до 13-го года ввиду написания «[до]м (да) живет Йот», которое очень редко встречается после 12-го года, см.выше). Однако достоверно известно, что у «дома Йота» были садовые владения и вне западного Низовья. В пометке 8-го года названо вино «дома Йота» из Мэнфе (TEA:XXV 93), в двух пометках — одной 10-го (СA IIIrLXXXVII 71) и другой 12-го года (TEA:XXV 94) — упомянуто вино «дома Йота» из «Котловины (т. е. „оази са") Южной», и, можно полагать, того же происхождения было «вино дома Йота из Котловины » (дальше строка отбита), на званное в пометке, должно быть, 6-го года, GA IIIrLXXXVII 64 (года «6», а не «[ 1 ]6» ввиду слова «сад» — см. § ИЗ, — а также определителя божественности после слова «Йот», см. § 116). Из-за повреждения нельзя с уверенностью прочесть название места происхождения вина «дома Йота» в пометке GA I: LXI11 J, но вопреки чтению издателя («двора („хо") Йота») хотелось бы, по приложенному воспроизведению от руки скорописного подлинника, читать «Она Вер- [ховья]»; если последнее чтение допустимо, то был бы засвидетельствован виноградник «дома Йота» в области Нэ. Пометками времени Тут-анх-амуна засвидетельствованы винодельческие хозяйства «дома Йота» в Чилэ на северо-востоке Низовья (Н1ТТ:22 8=11 8) и в некоей местности Къ'рт (Н1ТТ:2212=\\\ 12), возможно, тоже в восточном Низовье 88. В ряде пометок, касавшихся вина «дома Йота», название места происхождения вина или вообще не было приведено, или ныне отбито (7-го года — GA IIIrLXXXVII 65, 67, LXXXVIII 100, 101, 105; 9-го года — ТЕАгХХП 27, 28, GA IILXXXVII 69, 70; 10-го года — GA IrLXIV 11; должно быть, до 13-ю года ввиду слова «сад», см. § ИЗ — ТЕАгХХП 23+23 2nd, 29, ьА LLXIV 12, 27, СА II: LVIII 9, 10, СА IIIrLXXXVII 81; после 12-го года ввиду слова «поливное хозяйство», см. § 113—TEArXXV 92, GA III: LXXXVIII 78). Среди печатей храмовых хозяйств на глиняных закупорках винных сосудов первое место по количеству принадлежит опять-таки печатям с надписанием «вино дома Йота», но ни на одной из них,- насколько могу судить, место происхождения вина не указано (TEArXXI 11 [=ТТА:182 CCXXII В], 12—17, GA IrLV Е, F, N, U,. W, X, Y, Z, ММ, NN, СА ILLVII A,D, СА IIIrLXXXI 37-39, 42,\ 43, 45, 46, 51, 52; времени Тут-анх-амуна — ТТ IIIrXLVIII = TIII:XLVIII=HITT:3). Второй после «дома Йота» по количеству винных пометок, ему принадлежащих,— солнечный храм «двор Йота», иначе — «двор Йота в Ax-йот» или «двор Йота, который в Ax-йот». Определение, ко торое иногда бывает добавлено — «в Ax-йот», «который в Ах-йот»,— дозволяет предполагать, что существовал, возможно, еще «двор Йота», а может быть, даже не один «двор Йота», где-то вне Ах-йот (о «дворе Йота» в Нэ и Мэнфе см. § 196). Однако в случае занимаю? щих нас пометок, поскольку все они были найдены в Ах-йот, мы вряд ли ошибемся, если допустим, что вино во всех сосудах предназначалось для «двора Йота» в Ах-йот. Виноградники «двора Йота» имелись в разных областях страны. Мы находим их на «Иотоке Западном», т. е. в западном Низовье (СА III:LXXXVI 50 — после 12-го года ввиду слова «поливное хозяйство» — см. § ИЗ, от названия места происхождения уцелело лишь определение «западный»; вероятно, также СА Ш:ХС 165 — 2-го года преемника Амен-хотпа IV ввиду кольца вокруг слова «Йот» — см. § 16 — и обозначения «поливное хозяйство» — см. § ИЗ, то, что уцелело от названия храма, хочется вместе с X. В. Фэермэном15 дополнить спереди словом «т-хо» — «двор», которое читается в конце отбитой строки сходной пометки СА III: ХС 159). Имелся, видимо, сад «двора Йота» также на северо-востоке Низовья, в Чилэ, если в пометке СА III:LXXXVI 48 по примеру издателя восстановим «[т-хо] п-йот» — «[двор] Йота», что ввиду узости пробела представляется необходимым, и сопоставим с пометкою смежного — 13-го года СА III:LXXXIX 123, где храм не назван, но зато указано место происхождения вина — Чилэ. Оба имени ответственных лиц — два вместо обычного одного! — здесь те же, что и в пометке СА III:LXXXVI 48, как одинаково в обоих случаях и звание первого лица — «писец царев». Наконец, в пометке СА III: LXXXVI 51 17-го года «вино доброе двора Йота» оказывается из сада одного селения, расположенного в Котловине Западной (Внешнем оазисе), на значительном расстоянии от реки. Однако большей частью название места происхождения вина «двора Йота» в изданных пометках или вообще не приведено, или пропало: 8-го года — СА II:LVIII 21, 10-го года - СА III:LXXXVI 47, 13-го года — СА III:LXXXIX 134 («[двор] Йота в Ах-йот»), возможно, также СА Ш:ХС 159 («поливное хозяйство двора »), 17-го года — СА Ш:ХС1 173\ времени после 12-го года ввиду слова «поливное хозяйство» (см. § 113) было бы СА II:LV"lII 18, если бы слово «двор», неуверенно читаемое издателем, действительно стояло в пометке; неопределенного времени, хотя и не древнее 5-го года ввиду кольца вокруг слова «Йот» (см. § 16) — СА II:CVIII 17=ТТА: :181 ССХХ В, СА III:LXXXVI 49, 54 («т-хо п-[йот эм] Ах-йот» — «двор [Йота в] Ах-йот», позже 5-го года, см. § 41); вовсе не определенного времени, хотя, может быть, с остатками названия места происхождения вина, СА III:LXXXVI 52 («[т-]хо п-[йот]» — «двор [Йота]»). Поскольку винные пометки были найдены в разных частях солнцепоклоннической столицы, поразительная многочисленность пометок «дома Йота» и относительная малочисленность пометок «двора Йота» могут отражать действительное соотношение садовых 89 владений этих двух солнечных храмов. Среди произодственных храмовых печатей, оттиснутых на глиняных закупорках винных сосудов, большинство тоже принадлежит «дому Йота» (многочисленные примеры перечислены выше) и только немногие — «двору Йота» (СА I:LV V, СА III:LXXX 29-32, вероятно, 33). Если отвлечься от загадочного «дома умиротворения (или: умиротворяющего 90) Йота», о котором трудно сказать, кому он был посвящен — солнцу или царю, прочие сооружения, что могли быть солнечными храмами или частями таковых в Ax-йот, представлены лишь очень немногочисленными винными пометками, так что не приходится предполагать, что садовые владения этих установлений могли быть значительными. «Дом ликования Йота», который мог быть одинаково хорошо как частью большого храма солнца, так и торжественной частью царского дворца 91, представлен всего лишь пометкой СА III:LXXXVIII 90 (времени до 13-го года, судя по званию «начальник сада» — см. § 113 — и определителю божественности при слове «Йот», см. № 116) да печатями на закупорках, возможно, винных сосудов СА III:LXXXI 34, 35. Известный нам только по названию «дом Йрочен жизнью Йот» представлен одной пометкой СА II:LVIII 11 + СА 111:192 (5) 2-го года преемника Амен-хотпа IV (ввиду как кольца у слова «Йот» — см. § 16, так и обозначения «поливное хозяйство», см. § ИЗ). В нескольких пометках хозяином вина является «сень» или, полнее, «сень Рэ», вероятно, храмик или храмики того или иного женского представителя царствующего дома 92. К сожалению, лишь в одной пометке уточнено местонахождение «сени», хотя как раз тут слово «сень» издатель читает с вопросительным знаком: «сень(?) [Рэ] (?), котор(ая) в Ax-йот» (СА III: : LXXXVIII 107; пометка 8-го года). В пометке СА III:LXXXVIII 110 (9-го года) не уточнено даже название храмика: просто «сень» без указания кого. В пометке СА III:LXXXVIII 108 не уцелело само слово «вино», хотя, вероятно, имелось в виду именно «1вино] доб[рое]», зато можно не сомневаться, что храмик звался «сенью [Рэ]» ввиду кольца и знака жизни перед пропавшим именем. В пометке СА III:LXXXVIII 109, хотя тоже не уточнено местонахождение храмика’, полностью сохранено его название «сень Рэ» и ценно в указание на «Поток Западный» как место происхождения вина; сам виноградник этой «сени Рэ» обозначен словом «поливное хозяйство», что доказывает принадлежность пометки последним годам Амен-хотпа IV или царствованию его преемника (см. § ИЗ). Тем самым «сень Рэ» или «сени Рэ» владели виноградниками от первых лет повой столицы до ее последних лет. Вполне вероятно, что все эти упоминания «сени Рэ» относились к одному или нескольким сооружениям в самой солнцепоклоннической столице, но, за исключением пометок СА III:LXXXVIII 107 и GA 111:201, можно при желании оспаривать, что храмик находился именно в ней. В пометке TEA:XXIV 76 упомянута «сень Рэ, которая в Прохладных Водах (у Первых порогов? 19)» (пометка ввиду кольца у слова «Рэ» — см, §16 — и определителя божественности после него — см. § 116, несомненно, не древнее 5-го года и, вероятнее всего, раньше 13-го). Но имеются и более надежные указания на садовые владения солнечных храмов, находившихся в иных городах, чем Ах-йот. В основном эти указания относятся к «дому Ра-Хар-Ахта». Все пять пометок, называющих этот храм, были сделаны самое позднее около времени заключения солнечного имени в кольца, потому что во всех пометках у наименования солнца «Ра-Хар-Ахт» нет еще кольца (см. § 16). В двух пометках сохранилось полностью число года — «год царствования 4» (TEA:XXV 91, GA III:LXXXVI 44), в одной от числа уцелели лишь последние две единицы, которые, вероятно, следует дополнить двумя другими, чтобы получить тот же «[год царствования 4]» (СА III:LXXXVI 43). У двух других пометок начало, где был указан год, отбито (СА III:LXXXVI 45, 46). В трех пометках (TEA:XXV 91, GA III:LXXXVI 43, 44) сохранилось слово «вино», в одной вместо того стояло «[гр]анатовое вино» (GA III:LXXXVI 45), от одной пометки вообще уцелело лишь наименование «Ра-Хар-Ахт» (СА III:LXXXVI 46), хотя по сходству с остальными четырьмя пометками она, можно думать, принадлежала к числу винных. В двух пометках заведующий производством был назван «начальником сада» (GA III:LXXXVI 43 (слово «начальник» отбито), 44), в одной вместо того стояло звание «[начальник] садовников» (GA III:LXXXVI 45). В двух пометках содержится указание на место производства — «Поток Западный» (СА III: LXXXVI; TEA:XXV 91 — слово «западный» пропало). Сохранилось и несколько печатей, оттиснутых на глиняных закупорках винных сосудов, с надписью «Вино дома Ра-Хар-Ахта»: GA III: LXXXI 5, 6, 11 («[в]ино дома [Ра-х]ар[=Ахта]»), ср. 7 (« [дома Ра-Хар-Ахта]») и 10 («...дома [Ра]-Хар-Ах[т]а»), а также 8 и 9 (уцелело лишь «Ра-Хар-Ахт»). Любопытно то, что в отличие от винных пометок «дома Ра-Хар-Ахта», которые все сделаны не позже как около времени заключения солнечного имени в кольца, большинство печатей «дома Ра-Хар-Ахта» поставлено явно после этого события, как то выдает написание сложного знака Ра-Хар-Ахта с двумя значками небосклона вместо двух островков, принятых здесь до введения солнечных колец (см. § 19). Со значками небосклона наименование «Ра-Хар-Ахт» написано на печатях СА III:LXXXI 5, 6, 7, 8, с островками — на печатях GA III:LXXXI 9, 10, на печати СА III:LXXXI 11 соответствующее место отбито. Печати с двумя значками небосклона могут быть как последних лет пребывания двора в старой столице, так и первых лет пребывания его в новой. Так как в этой последней «дом Ра-Хар-Ахта», несмотря на частое упоминание храмов в надписях, ни разу не засвидетельствован, то он должен был находиться в другом городе. Таким городом может быть только старая столица Нэ. Это вероятно уже в силу сравнительного обилия печатей «дома Ра-Хар-Ахта», найденных в новой столице, более того, несомненно, поскольку все его винные пометки на сосудах и по меньшей мере две печати на них относятся ко времени до основания Ax-йот. Древнее Ax-йот также печатк с надписью «дом Ра-Хар-Ахта», найденная в новой столице: написание знака Ра-Хар-Ахта с двумя островками, а не с двумя значками небосклона заставляет приурочить эту вещицу ко времени до введения солнечных колец (см. § И, 19). Среди печатей на закупорках винных сосудов из раскопок в Ах- йот имеется одна со своеобразным надписанием: «Вино Ра- Хар-Ахт[а?], ликующ[его?] в небосклоне» (СА III:LXXXI 4). С этой печатью можно сопоставить другую, надписанную первой половиной солнечного имени, заключенной не в кольцо, а только в обычный для печатей растянутый, округлый по концам ободок: «Ра-Хар-Ахт, ликующий в небосклоне» (СА III:LXXX 1). Однако из надписи на этой печати нельзя вывести, что ею был запечатан обязательно винный сосуд. Нельзя утверждать того и о печати СА III:LXXXIII 126 (« [до]м(?) ликующего в небосклоне своем»). Что же пред ставляет собой храм «Ра-Хар-Ахта, ликующего в небосклоне»? Тот же храм, что и «дом Ра-Хар-Ахта», или какой-то совсем другой? Поскольку на печати СА III:LXXXI 5 знак Ра-Хар-Ахта написан со значками небосклонов, а не островков, можно было б предположить, что «[дом(?)] Ра-Хар-Ахта, ликующего в небосклоне» не более как позднейшее более пространное название того самого храма, который первоначально, как в пору строчного солнечного имени, так отчасти и в пору ранних солнечных колец, назывался «дом Ра-Хар- Ахта». Против такого предположения можно, однако, выдвинуть два довода. Во-первых, «дом Ра-Хар-Ахта» существовал не только при строчном имени, но и при ранних солнечных кольцах, большинство печатей этого храма относится именно к их поре, и нет никаких сколько-нибудь надежных оснований утверждать, что печати «дома Ра-Хар-Ахта» поры ранних солнечных колец древнее печатей храма «Ра-Хар-Ахта, ликующего в небосклоне». Во-вторых, печать храма «Ра-Хар-Ахта, ликующего в небосклоне» обнаруживает одну странность, которая заставляет сильно сомневаться в том, что обозначать храм по «Ра-Хар-Ахту, ликующему в небосклоне» стали только по введении солнечных колец. Дело в том, что на печати слово «ликующий» написано одним знаком — знаком мужчины с воздетыми руками. Такое правописание вышло из употребления вскоре после создания строчного имени (см. § 8), и за все время существования солнечных колец написание слова «ликующий» в обозначении солнца знаком мужчины с воздетыми руками нигде больше не встречалось. Таким образом, на печати оказываются бок о бок в одном солнечном обозначении два, казалось бы, несовместимых написания: знак Ра-Хар-Ахта со значками небосклона и слово «ликующий», переданное одним знаком мужчины с воздетыми руками. Подобную странность нельзя объяснить недостатком места, побудившим изгото- жителя печати передать слово «ликующий» одним знаком вместо четырех, принятых в пору ранних солнечных колец. Обычное в эту пору написание (жгут льна + рука + две черточки -f- свиток) заняло бы вместе с последующим знаком ребер м для предлога «в» ровно столько же места, сколько занимают на печати знак мужчины с воздетыми руками и стоящий за его спиною знак совы для этого предлога. Вдобавок выполнить знаки мужчины и совы и втиснуть их бок о бок в печать было много сложнее, чем поместить здесь четыре простенькие буквы с— сосуд и три черточки). Не будет ли [«дом] Ра-Хар-Ахт[а], ликующ[его] в небосклоне» всего лишь дополненным с введением строчного имени названием храма, называвшегося до того «домом Рэ, ликующего в небосклоне»? Не исключено, быть может, что последнее название, в свою очередь, представляло видоизменение еще более древнего, от самого начала царствования. На одной закупорке сосуда, найденной в Ax-йот, сохранилась заключительная часть печати: « [до]м ликующего в небосклоне своем» (СА III:LXXXIII 126). То, что слово «ликующий» написано здесь одним знаком мужчины с воздетыми руками, позволяет приурочить эту печать к самым первым годам царствования (см. § 5), а то, что слову «небосклон» придано еще определение в виде притяжательного местоимения 3-го лица единственного числа мужского рода («его» — «свой»), позволяет предположить, что печать восходит к самому началу царствования, во всяком случае, ко времени до введения строчного имени. Как в строчном имени, так и в последующих видах еол- нечного имени, ранних и поздних солнечных кольцах, слово «небо- склон» уже не имеет за собою притяжательного местоимения. Еще один, видимо, иногородний храм засвидетельствован как хозяин виноградников пометкою на сосуде из Ax-йот (СА III: LXXXVIII 9) и найденной там же печатью на винной закупорке (СА III:LXXXI 12). Пометка читается так: «Год царствования 14. Вино дома Рэ Потока Западного. Начальник поливного хозяйства Нефр-ромпе». Слову «Рэ» внутри кольца, его заключающего, предпослан знак жизни, который, как мы видели, в подобных случаях не произносился, так что название храма надо читать просто «дом Рэ», а не «дом (да) живет Рэ». На печати, впрочем, так и написано: « вино дома Рэ» без знака жизни перед словом «Рэ». «...дома Рэ» читается еще на другом обломке печати (СА III:LXXXI 13), оттиснутой хотя и отличной, но все же настолько сходной печаткой, что и этот обломок, вероятно, от печати на сосуде с вином. Как видно из пометки, садовые владения у «дома Рэ» имелись на Потоке Западном, иначе в западном Низовье, но из этого одного, конечно, нельзя еще заключить ни о низовом же местонахождении этого храма, ни о тождестве его со знаменитым старинным «домом Рэ» в городе солнца Оне. Такое тождество может даже показаться несколько сомнительным по той причине, что до нас дошло некоторое количество посудных ручек, найденных в Ax-йот, но клейменных «домом Йота в Оне Рэ» (СА II:LVII АА, СА 111:182 А, В; несомненно, также СА 1:17, где, видимо, из-за повреждений вместо слова «Он» прочтено со знаком вопроса «нфр»). Однако полагать, что древний храм в Оне был переименован Амен-хотпом IV в «дом Йота» в подражание главным солнечным храмам Нэ и Ax-йот, у нас нет никаких оснований. Во-первых, в Оне при Амен-хотпе IV могло быть несколько мест почитания солнца, как в столичном Ax-йот. На одном обломке, найденном подле остатков древнего Она, как место почитания солнца названа в его титле (V вида, см. § 38) «Стена Рэ в Оне Рэ» (ZAeSA Х1Х:116=ТТА:157 CLXVII), а на плите, надо думать, того же происхождения в солнечном титле (III вида, см. § 36) значится: «Воздеяние Рэ в Оне» (SNE I:LXV=214=TTA:157 CLXVI). Нельзя, правда, быть уверенным в том, что «Стена Рэ» и «Воздеяние Рэ» были самостоятельными храмами, но если они даже были всего лишь частями храма или храмов, то ничто не препятствует нам допустить, что наряду с «домом Йота» мог быть в Оне еще один, а может быть, и не один самостоятельный солнечный храм, как те «Стена» и «Воздеяние» в честь Рэ. Во-вторых, в Оне при Амен-хотпе IV, притом не в начале, а в середине царствования, бесспорно, имелся «дом Рэ». В гробнице Майа в Ax-йот на стене входа, противоположной той, где титло солнца VI вида (см. § 39; ЕА V:III), хозяин гробницы величается, между прочим, «распорядителем быков дома Рэ в Оне» (ЕА V:IV). Сходную должность — «распорядителя быков дома Рэ» — занимал жрец-чиститель Пи- нхас, по свидетельству плиты, сооруженной ему его сыном «писцом стола владыки обеих земель» Хайа (ASAE ХЫН:26). Сын как царский приближенный молится солнцу с лучами-руками под его сол- нечным именем, уже заключенным в кольца и даже снабженным многолетием. Последнее обстоятельство доказывает, что плита никак не древнее III солнечного титла (см. § 36), а солнцепоклоннический, но уже неисказительный способ изображения сына и его жены доказывает, что она позднее этого титла (см. § 103). Тем не менее отец представлен молящимся «Ра-Хар-Ахту, богу большому, владыке неба (и) земли, властителю вечности» в виде человека с головою сокола и солнцем на ней, причем одно из заупокойных заклинаний обращено к «Атому, владыке Она, богу честному, любим[цу] ». Впрочем, и сам посвятитель, сын умершего, величал себя в конце молитвы «жалуемым владыкою обеих земель, любимым богом своим, владыкою Она». По всему этому не приходится сомневаться в том, что «дом Рэ», быками которого заведовал Пи-нхас, находился в Оне и был тем древним храмом, где испокон веков чтился Ра-Хар-Ахт под образом человека с солнценосной соколиной головой. Но, может быть, до середины царствования храм прозывался по- старинному «домом Рэ», а к концу царствования переименован в «дом Йота»? Однако зачем во что бы то ни стало и неизвестно почему стараться отождествлять оба храма и поставить под сомнение местонахождение в Оне «дома Рэ» винной пометки 14-го года, т. е. конца царствования? Ведь вообще-то ничего ровно не известно о переименовании чего-либо или кого-либо с заменой слова «Рэ» словом «Йот», да и на самих клеймах стоит «Он Рэ», а не «Он Йота». Более того, именно к концу царствования множатся имена частных лиц и даже царских дочерей, данные в честь «Рэ» (см. § 118). Храмы/храмики женской родни фараона продолжали зваться «сень Рэ» и при поздних солнечных кольцах: «сень Рэ матери царевой, жены царевой великой [Тэйе] — жива она!» (ЕА III:VIII=IX), «ее сень Рэ» (ЕА III:VIII=IX), «сень Рэ дочери царевой Ми-йот (первоначально это была «сень Рэ» побочной жены царя — Кэйе, см. § 99) в М'ре Йота в Ax-йот» (СА I:LVI), «сень Рэ дочери царевой от утробы его, возлюбленной его Анхес-эм-п-йот (первоначально, возможно, тоже побочной жены, см. КС:67) в доме ликования Йота в доме Йота в Ax-йот» (MDAIAK XIV:X=ARH:LV, ARH:XIX, XLVII, CXLVIII=ZAeSA LXIV:106). На камне из Мэнфе в составе солнечного титла VII вида (см. § 40) был назван еще какой-то храм или храмик Рэ (MDREN:XXVIIe==RGOMC:175=SAK 11:152). Также и учреждение, связанное с продовольственными заготовками впрок, продолжало называться «Питание Рэ» («ко эн рэ») еще в 14-м году царствования (СА III:LXXXIV 9), т. е. некоторое время спустя после переделки солнечных колец в поздние (см. § 25) и в том самом году, которым помечена занимающая нас отметка. Наконец, нет достоверных следов существования где бы то ни было, помимо Она, храмов солнца Амен-хотпа IV, которые прозывались бы «домом Рэ». Предлагавшееся в свое время восстановление в конце титла верховного жреца на камне JEA V:VIII=SPAW 1919: 477=ТТА:152 CLX=AN:97, «в доме [Рэ] в Оне Верховья» в настоящее время отпадает, так как теперь благодаря другим камням из Эп-эсове хорошо известно, что это титло звучало: «великий (среди) видящих Ра-Хар-Ахта, ликующего в небосклоне в имени своем как Шов, который (есть) Йот, в доме Йота в Оне Верховья» (О XXIV: II 22 93; см. также Ar XXVIII:18, JARCE X:VI 2, ENTrXV). Что «дом его» на жертвенниках из Эп-эсове, наверно, «дом Йота», а не «дом Рэ», см. § 186. В Ax-йот имелся дом «великого (среди) видящих Йота в доме Рэ П-воха», и это звание трижды начертано на косяке двери (MDOGB XLVI:18=AeISMB II:126=TTA:172 CXCVIII= MDIAeAK IX:XXI). Однако общеизвестно, что в солнцепоклонни- ческой столице имелся свой «великий (среди) видящих», величавшийся «великий (среди) видящих Йота в доме Йота в Ax-йот» (см. § 65). Поэтому П-вох состоял «великим (среди) видящих», по всей видимости, не в Ax-йот, а в Оне. Но у нас имеется и прямое свидетельство о том, что в новой столице вообще не предполагалось создавать свой «дом Рэ». В первичных (см. § 41) пограничных надписях новой столицы фараон обещает воздвигнуть в ней ряд храмовых сооружений своему отцу-солнцу, однако среди них нет «дома Рэ» {плита К, строки 14—16—ЕА V:XXX=XXXVIII=JEA XXI: 136=ТТА: 113—114=СА 111:190; плита X, строки 17-19—ЕА VrXXXII). По всему этому следует думать, что П-вох состоял верховным жрецом Йота не в каком-то неведомом нам столичном «доме Рэ», а в хорошо известном «доме Рэ» в Оне и только имел в столице дом, в котором проживал, возможно, подолгу в свои приезды в нее. Царский «распорядитель дома» в Мэнфе Апи тоже имел дом в Ах- йот (КЕА II:XII=AeISMB II:399=ARK:LV=TTA:158 CLXXI= MDIAeAK IX:XX a=SchNSch: против 17). Итак, все говорит за то, что «дом Рэ» винной пометки и винной печати не что иное, как знаменитый храм солнца в Оне. Скудость упоминаний его в пометках на винной посуде и на печатях на ней объясняется тогда естественно и просто. Винные пометки и печати найдены в Ax-йот, а доставлять туда вино, принадлежавшее храму в Оне, вряд ли уж так часто бывало нужно, особенно в больших количествах. Можно, правда, вспомнить о тех клеймах на ручках сосудов, которые в некотором количестве были найдены в Ax-йот, но поставлены были «домом Йота в Оне Рэ» (см. выше). Однако вряд ли число находок было настолько значительным, чтобы можно было говорить о широком ввозе клейменных так сосудов в столицу. Количество изданных пометок на сосудах с вином производства солнечных храмовых владений во всех случаях, за исключением «дома Йота», не настолько велико, чтобы можно было говорить о больших садовых хозяйствах отдельных храмов, кроме главного, столичного. В случае же «дома Йота» уже одно число из данных винных пометок красноречиво свидетельствует о крупных размерах садовых владений этого храма. Можно, однако, пойти дальше и попытаться по числу действовавших одновременно заведующих садами составить себе некоторое, хотя бы и весьма отдаленное, представление о многочисленности садовых хозяйств главного храма солнца. Поскольку они большей частью были расположены в западном Низовье — по Потоку Западному, нам придется при многочисленности их представить себе западное Низовье покрытым более или менее густою сетью садовых владений «дома Йота». При этом нельзя забывать, что впечатление было бы еще внушительнее, если б можно было привлечь также показания неизданных пометок, и что вообще пометок до нас дошла какая-нибудь ничтожная доля. Для 6-го года царствования мы имеем двух разноименных управляющих садами — «начальника сада» на «Потоке Западном» (СА II:LVI11 7) и лицо, по-которому обозначен сад, лежавший в «котловине» (оазисе) посреди пустыни (СА III:LXXXVII 64; год «6», а не «[1]6» ввиду слова «сад», см. § 113). В 7-м году мы находим трех ответственных лиц — двух «начальников сада» (СА IILLXXXVII 67, LXXXVIII 93), из которых один (именно второй) служил определенно на Потоке Западном, и одного «твердого» человека, т. е. доверенного (СА IILLXXXVII 65). Все трое отличны от заведующих 6-го года. Для 8-го года мы знаем трех «начальников сада» — двух на Потоке Западном (СА ILLVIII 8, СА IILLXXXVII 68) и одного в Мэнфе (TEA:XXV 93). Все они опять-таки отличны от предыдущих. Для 9-го года известны два «начальника сада» (СА IILLXXXVII 69, LXXXVIII 95), из которых один (второй) на Потоке Западном и тождествен с одним из заведующих 8-го года (именно СА IILLXXXVII 68), и два «твердых» человека, из которых один назван в двух пометках (ТЕА:ХХП 27, СА IILLXXXVII 70) и тождествен с «твердым» человеком 7-го года (СА IILLXXXVII 65), а другой нигде больше не упоминается (ТЕА:ХХП 28). Для 10-го года имеем три имени — двух «начальников сада», из которых один на Потоке Западном (СА IILLXXXVIII 97), а другой (СА IILLXXXVII 72), весьма возможно, оттуда же, так как его зовут так же, как тамошнего «начальника сада» 8—9-го годов (СА IILLXXXVII 68, LXXXVIII 95), и одно лицо, по которому обозначен сад в «Котловине (т. е. оазисе) Южной», СА IILLXXXVII 71) и которое отлично от ответственного лица 6-го года в «Котловине [Южной?]» (СА IILLXXXVII 64). 11-й год представлен всего лишь остатками имени некоего управляющего на Потоке Западном, достаточными, однако, для того, чтобы считать это лицо отличным от предыдущих (СА LLXIV 8=ТТА:181 CCXVIII В). Для 14-го и 17-го годов имеем для каждого по одному имени «начальников поливного хозяйства» на Потоке Западном, из которых один — 14-го года (СА IILLXXXVII 74) — мог носить то же имя, что и управляющий 11-го года, хотя предполагать это отнюдь не обязательно, а другой — 17-го года — ни с кем из предыдущих начальников тождественным быть не может (СА ILLVIII 13). Затем мы располагаем известным количеством имен управителей садовых владений «дома Йота», почерпнутым из винных пометок, лишившихся числа года, но поддающихся распределению по времени на две неравные части: от года 5-го до 12-го и от года 13-го до 17-го. К первым могут быть отнесены пометки, в которых звание управляющего было «начальник сада» или «начальник садовников», ко вторым же — пометки, где ответственное за производство лицо величается «начальник поливного хозяйства» (см. § ИЗ). Для времени между 5-м и 12-м годами мы имеем не менее десятка имен «начальников сада» или «начальников садовников». Из этих имен всего лишь одно, да и то поврежденное (СА IILLXXXVIII 105), может быть тождественным с поврежденным же именем 10-го года СА III:LXXXVIII 97. Остальные десять-одиннадцать имен отличны от известных нам для отдельных лет. В трех-четырех случаях то были имена начальников определенно с Потока Западного (ТЕА:ХХП 30 (слово «западный» пропало), СА I:LXIV 29, ср. 28, СА IILLXXXVI 56, ср. 55 и 57 (имя, возможно, тождественно с предыдущим из СА I), LXXXVIII 91 (слово «западный» пропало; год — [10] + 1 + х ввиду кольца у слова «Йот», см. § 16)). В одном случае «[начальник сад]а» (слово «сад» восстанавливается всего лишь на основании не совсем надежного конечного в) действовал в некоем «Поселении льна» (СА III: LXXXVII 79; за более раннее время говорит также определитель божественности у слова «Йот», см. § 116). В семи случаях указания на местонахождение виноградников отсутствуют (ТЕА:ХХП 23 + +23 2nd, 29, СА ILLVIII 9, 11, СА IILLXXXVII 81, LXXXVIII 103, 105). Для времени между 13-м и 17-м годами мы располагаем только двумя именами «начальников поливного хозяйства», место службы которых из данных пометок не вычитать. Одно имя нигде больше в солнцепоклонническое время не засвидетельствовано (СА IILLXXXVII 78), другое (TEA:XXV 92) тождественно с именем одного из «начальников сада» на Потоке Западном (TEA:XXIV 89). Итак, для времени между 5-м и 13-м годами царствования мы знаем 13 разноименных управляющих по отдельным годам и 10 или 11 других управляющих со званием «начальник сада», «начальник садовников», но без числа года; всего, значит, 23—24. Это совсем не мало, можно даже сказать, много для промежутка времени не более восьми лет, особенно если учесть, что наши данные случайны и что еще многие пометки даже из уцелевших могли бы быть из винодельческих хозяйств дома Йота, но за недостаточной сохранностью или затем, что не изданы, остались вне нашего поля зрения. Предполагать особую текучесть состава руководства винодельческих хозяйств у нас нет причин, тем более что имеются определенные примеры того, что одни и те же лица занимали должности начальников сада в течение нескольких лет. Мы находим «начальника сада Сен-нуфе» в 8-м (СА IILLXXXVII 68), 9-м (СА IILLXXXVIII 95) и 10-м годах (СА IILLXXXVII 72), причем в первых двух случаях определенно на Потоке Западном. «Твердый» человек по имени Хоре встречается в качестве ответственного лица в 7-м году (СА IILLXXXVII 65) и дважды в 9-м (ТЕА:ХХП 27,СА III: LXXXVII 70). Не исключено, что одним и тем же лицом являются «начальник сада с,нн» на Потоке Западном (TEA:XXIV 89) и «начальник поливного хозяйства» «дома Йота с,нн» (TEA:XXV 92). «Начальником сада» он был тогда до 13-го года, «начальником поливного хозяйства» после того. Одно и то же ответственное за вино лицо мы находим и в хозяйстве другого столичного храма солнца, «двора Йота», действующим в двух смежных годах. Это, думается, с бесспорностью следует из сопоставления пометок СА III.LXXXVI 48 и СА III: LXXXIX 123: «Год царствования 12. Вино [двора] Йота (с определенным членом: [т-хо] п-йот) писца царева Хайа (и) Па-хайа» я «[Год царствования] 13. Вино Чилэ (города на северо-востоке Низовья) писца царева Хайа (и) Па-хайа». В хозяйстве «дома умиротворения (? или: умиротворяющего94) Йота» мы находим Па-ха, числившегося сперва — до 13-го года — «начальником сада», «начальником садовников» или просто «садовником», если позволительно восстановить одно из этих_ званий по определителю бьющего мужчины в пометке СА I:LXIV 17, но упоминаемого еще помимо пометки СА I:LXIV 18 в пометке 1-го года, несомненно, преемника Амен- хотпа IV ввиду кольца (см. § 16) вокруг слов «умиротворение (умиротворяющий?) Йота» (СА III:LXXXIX 111). Сходные наблюдения можно сделать и по пометкам на сосудах из гробницы Тут-анх-амуна, содержавших вино «дома Йота». Для 4- го года имеем три имени ответственных виноделов (на сосудах из гробницы Тут-анх-амуна они уже снова «начальники сада», «начальники садовников», а не «начальники поливного хозяйства» 95); все три лица действовалп на «Потоке Западном» или — что то же — на «Потоке» 96 — Н1ТТ:21 2=1 2, 21 2—5=1 2—5 (одно имя в двух пометках), 21 5=11 5. Для 5-го года находим восемь имен, и все различные; эти ответственные виноделы служили в большинстве случаев на том же «Потоке Западном» или «Потоке» (Н1ТТ:21 5=11 6, 21 7= II 7, 22 9=11 9, 22 20=11 10, 22 22=111 22, 22 25=111 25), и только два из них в других местах: один — в Чилэ на северо-востоке Низовья (Н1ТТ:22 5=11 5), а другой — в некоей местности Къ'рт, возможно, в восточном Низовье 97 (Н1ТТ:22 25=111 12). Ни одно из имен 5-го года не совпадает с чьим-либо именем 4-го. От 9-го года имеются четыре разноименных ответственных винодела, действовавших на «Потоке Западном» или «Потоке» (HITT:23 25=IV 25, 23 20—IV 20, 23 21, 24 22). С именами 4-го года нет совпадений; одно имя тождественно с именем 5-го года (Н1ТТ:22 22=111 22 и 23 21). Предполагать какую-то особую текучесть состава винодельческого руководства и тут нет никаких оснований. Только что упомянутый случай совпадения двух имен — 5-го и 9-го годов — может служить примером обратного. Трудно сомневаться в тождестве Нешт-сука 5- го и Нешт-сука 9-го годов: в обоих случаях на конце имени значится й, слово «поток» написано сокращенно, в конце звания — знак бьющего мужчины. Нешт-сук проработал на «Потоке» в таком случае не менее четырех лет. Уже одни звания — «начальник сада» или, позднее, «начальник поливного хозяйства» (см. № ИЗ) — позволяют предполагать у каждого начальника какое-то количество подчиненных работников, виноградарей и виноделов. Иногда эти подчиненные прямо названы в составе начальнического звания, поскольку наряду с обычным «начальник сада» встречается изредка разновидность «начальник садовников» (СА I-.LXIV 29, СА III:LXXXVI 45, JEA Х:133 - с определителем мужчины и тремя черточками множественного числа,; ср. СА III:LXXXVII 62, 66, LXXXVIII 85, где принадлежность солнечному хозяйству вероятна, но не может быть доказана; времени Тут-анх-амуна — Н1ТТ:21 4=1 4, 23 25=111 16 — с определителем мужчины и тремя черточками множественного числа, ср. Н1ТТ:22 25=111 13). Поскольку виноградников и ответственных за них лиц у солнца было немало, число их подчиненных, виноградарей и виноделов, не могло не быть очень большим. О больших размерах садового хозяйства «дома Йота» можно догадываться и по другим данным. До нас дошло большое количество оттисков печаток «дома Йота» на глиняных закупорках винных сосудов. Эти печати содержат обыкновенно одни лишь слова «вино дома Йота», хотя иногда к слову «вино» бывает добавлено определение: «доброе» или «доброе, доброе». При всей, однако, краткости и однообразности надписи эти в силу самой природы египетского письма могли быть размещены по-разному внутри заключавших их ободков. И вот среди изданных разновидностей таких печатей нельзя найти даже двух, оттиснутых одною печаткою: все печати указанного содержания в четырех основных изданиях разные. А издано там свыше трех десятков разновидностей (ТЕА:ХХ1 11—18, СА I:LV Е, F, N, U, W, X, Y, Z, ММ, NN, СА II-.LVII A, D% СА III:LXXXI 37—39, 42—47, 51, 52). При этом необходимо помнить, что в нашем распоряжении всего лишь случайно сохранившиеся образцы и количество оттисков ничтожно мало по сравнению с когда-то имевшимся. Если каждый сад пользовался одной печаткой, то садов у «дома Йота» должно было быть множество. Если у отдельного сада было по нескольку печатей, то размах его производства должен был быть значительным. Но в этом и другом случае садовое хозяйство «дома Йота» надо представить себе внушительным. В этом показания винных печатей полностью согласуются со свидетельством винных пометок.
<< | >>
Источник: Перепелкин Ю.Я.. Переворот Амен-хотпа IV. Часть II. 1984

Еще по теме § 201. Сады:

  1. § 201. Падеж дополнения при переходных глаголах с отрицанием
  2. § 201. Падеж дополнения при переходных глаголах с отрицанием
  3. Статья 201. Срок исковой давности при перемене лиц в обязательстве
  4. УКАЗАТЕЛЬ ИМЕН
  5. Указатель имен
  6. Пелопоннесская война и ослабление греческих полисов
  7. УКАЗАТЕЛЬ ФИРМ И ПРЕДПРИЯТИЙ
  8. проблемы духовно-нравственного становления дошкольников в образовательных учреждениях
  9. ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
  10. Содержание
  11. ОГЛАВЛЕНИЕ