<<
>>

§ 209. Жертвоприношения

Размеры жертвоприношений являются для нас едва ли не самым убедительным, самым наглядным показателем того, сколь велика была доля общественного дохода, которую Амен-хотп IV выделял ?своему солнцу.
Старое обозначение храмовой собственности как предназначенной для жертвоприношений «жертва божья» было перенято новым •солнцепоклонничеством. На изображении отмеривания солнцу зерна в гробнице П-рен-нуфе в Нэ царь говорит вельможе: «Обрати лицо (т. е. внимание) твое на жертву божью Йота» (JEA 1Х:ХХП 4?=XXVII к), на что сановник отвечает: «(Что) до Рэ, (то) он знает служащего, который обращает лицо свое на жертву божью. А (что) до служащего, который не обращает лица своего на жертву божью Йота, то (пре)даст он его в руку твою, потому что мерят отработки (имеется в виду зерно, как показывает определитель — знак меры с зерном) богу всякому (полною) [м]ерою, мерят (же) Йоту восходящими (за край) мерами» (JEA IX:XXV). Надпись — последних месяцев до заключения солнечного имени в кольца (см. § 154). В сходном смысле выражение «жертва божья» употреблено, видимо, в то же время или немного позже (верховный жрец уже «великий (среди) видящих [Йот]а в доме Йота [в Эп-эсове]», см. § 65) на камне из солнечного храма в Эп-эсове в обозначении должности «писец житницы жертвы божьей [в доме Йота] в Э[п]-эс[ове]» (U18D:1955). На других камнях оттуда сочетание «жертва божья» употреблено в прямом своем смысле — для обозначения жертвы как таковой («жертва -божья» — U18D:1991 и JEA LVII:XXI=XXIa времени строчного солнечного имени, U18D:1991, 1992 времени ранних солнечных колец; «жертва [божья]» — U18D:1992). В таком же смысле оно применено и на плите из Нхн первых дней солнечных колец (ранние солнечные кольца, но солнце изображено еще по-старому, в виде человека с соколиной головой): « жертва божья, уста новленная царем (и) государем [Нефр-шепр-рэ Ва-н-рэ]» (JEA XLV:19=IIl). Ири поздних солнечных кольцах мы встречаем сходное выражение «жертва Йотова Йота», где слово «бог» в сочетании со словом «жещтва» заменено наименованием «Йот» 121 (см.
§ 114). Ири этом новое выражение оба раза употреблено для обозначения храмовой собственности как предназначенной для жертвоприношений солнцу. В гробнице Ми-рэ, «великого (среди) видящих Йота в доме Йота в Ax-йот», изображено его награждение на дворе перед храмовыми житницами, и фараон при этом повелевает заведующему казнохранилищем возложить на верховного жреца наградное золото «за его послушливость поучению фараона — жив, цел, здоров! — за творение сказанного всего об этих местах добрых, сотворенных фараоном — жив, цел, здоров! — во дворе солнечного камня в доме Йотовом Йота в Ax-йот, полных вещами всякими добрыми, ячменем (и) полбою многими, жертвой (с определенным членом п’) Йотовой Йота» (ЕА I:XXV=XXX). С тем же значением и при поздних же солнечных кольцах мы встречаем данное выражение в гробнице Анийа в его звании «писец жертвы Йотовой Йота в доме Йота в Ах-йот» 122 (MSECAE I:XXVIII=53, строки 9-10=ЕА V:7). Как мы сейчас увидим, обозначение храмовой собственности по ее жертвенному предназначению было далеко не пустой условностью. Храм Йота в старой столице был, возможно, огромным сооружением, нисколько не терявшимся перед громадою Амунова храма в Эп-эсове, в составе которого он находился. На остатках изображений, покрывавших стены солнечного храма в Нэ, на камнях, обнаруженных в пригороде старой столицы, но, несомненно, попавших туда из нее, представлены груды жертв (например, RFM 1932:65), заклание и рассечение жертвенных быков (RFM 1932:20, 37, 65, 66 и т. д.). Сходное можно видеть и на камнях, обнаруженных в самом Эп-эсове (например, TRSLUK 1:[1] 5=МЕ:Х1 3, Ех Х:29). Более точные сведения о жертвоприношениях в тамошнем храме Йота сообщают надписи на камнях и каменных жертвенниках из этого храма. Одна из надписей на камнях относится еще ко времени строчного солнечного имени (U18D:1990—1991): « Ра-Хар-Ахт, ликующий в небосклоне в [имени своем как Шов, который (есть) Йот] как (?) направляемое (?) (в жертву) Ра-Хар-Ахт(у?), ликующ(ему?) в небосклоне [в] имени своем как [Шов, который (есть) Йот]: " [7], 22 10 [*: (+х)], (+*)], (столько-то)], (столько-то)]».
Надпись на других двух камнях принадлежит уже времени ранних солнечных колец (U18D:1991—1992): « [Ра-Хар-Ахт, ликующий в небосклоне в имени своем как] Шов, который (есть) Йот, как [постоянная [жертва] дня всякого в [(таком-то месте)] Рэ, котор(ая?) (состоит?) из лепешек (бйт) (с) выпечкой (их в количестве) [4]0 (из меры, что предполагается известной), вместе хлебов разных жертвы божьей 265, • гусей, каких много (т. е. обыкновенных) 2, фимиама [хин]ов (1 хин — около 0,5 л) [(столько-то)], трав пучок 1, трав связки 4, молока [(столько-то)], [пива] кувшинов 12, (хлебов) къ(')в, (с) выпечкой (их в количестве) 50 [(+х)] (из меры, что предполагается известной), вместе хлебов разных жертвы божьей [(х+)]64, фимиама хин 1, вместе зараз хлебов разных жертвы божьей [(столько-то)]». Недавно изданы еще два камня из Эп-эсове со списками жертвоприношений солнцу, однако особого рода. Оба списка сопровождали изображения Амен-хотпа IV, приносящего то в одной, то в другой божнице жертву своему солнцу, и притом не в обычном порядке, а в связи с «празднеством тридцатилетия». Так как таких божниц было множество и они были совсем небольшими, то и перечни жертвоприношений не длинные и напоминают перечни на жертвенниках, переведенные выше. По времени оба списка — поры ранних солнечных колец и, несомненно, древнее переименования царя в «Эх-не-йота». « (?) [Ра-Ха]р-[Ахт], ликующий в небосклоне в имени своем как Шов, который (есть) Йот, [в] Он[е] Верховья большом, первенственном Рэ [кув]шинов 16, (водяных) птиц, каких много (т. е. обыкновенных) 4, кое даст этот (жрец) отец божий первый дома Йота [чаше]к (?) 8, 4, пучков (зелени) 7, винограда чашек 3 » (Ar XXVIII:18=JARCE X:VIII 1). « [Ра-Хар-Ахт, ликующий в небосклоне в имени своем как Шов, который (есть) Йот,] в Оне Верховья большом, первенственном [Йота (или: Рэ)] пучков (зелени) 4, что сотворяется в (? т. е. равняется тому-то) лепешек (бйт) 5+х, (хлебов) зшв 8, » (JARCE X:VIII 2, снимок очень мелкий, так что на подлиннике, возможно, читается больше). К йесчастью, от этих надписей осталось слишком мало, чтобы по этим остаткам можно было представить себе ясно объем жертвоприношений в храме нового солнечного бога в Нэ. Как бы то ни было, такое число жертв, как указанное в одном из частных итогов — 9855, выглядит внушительно. Много яснее надписи на самих жертвенниках (привожу только те части их, которые касаются жертвоприношений, с опущением титл солнца и царя). Надпись на жертвеннике — времени строчного солнечного имени (MDAIAK ХХ:76=ХХШ): «[Ра-Хар-Ахт, ликующий в] небосклоне в имени своем как Шов, который (есть) Йот, кто в сердце (места почитания) „Ликование в небосклоне11 Рэ; направляемое ему (в жертву) : округлых хлебов (пзн) 2, лепешек {бйт) 2, пива кувшин 1, трав связок 5,; зелени ». Надпись на жертвеннике — времени ранних солнечных колец (MDAIAK ХХ:75): «Ра-Хар-Ахт, ликующий в небосклоне в имени своем как Шов, который (есть) Йот, кто в сердце (сооружения) „Ликование в небо- склоне11 Рэ в доме его в Оне Верховья (т. е. в Нэ или, точнее, в Эп- эсове) большом, первенственном; направляемое ему при восходе его на склоне восточном неба как постоянная жертва дня всякого: округлых хлебов (пзн) 2, лепешек (бйт) 2, пива кувшинов 2, трав связок 5, зелени пучков 3, фимиама чашечки 2 ». Сходные надписи стояли на третьем жертвеннике, от которого дошел до нас только обломок (RTRPhAEA ХХШ:62=ТТА: 179 CCXIII): «[Ра-Хар-Ахт, ликующий в небосклоне в имени своем как Шов,; который (есть) Йот, что в сердце (сооружения) „Ликование в небосклоне11] Рэ в доме его в Оне Верховья большом, первенственном Рэ; направляемое?) ему (в жертву) при [восходе его на склоне восточном неба как постоянная жертва дня всякого: округлых хлебов (пзн) 2, лепешек (бйт) 2, пива кувши]н 1, трав связок 5, зелени пучков [(столько-то), фимиама чашечки 2]». От другой подобной надписи уцелели на обломке лишь слова: «в Оне Верховья большом, пер- венственном Рэ; направляемое?) ему (в жертву) при» и «[тр]ав связок 5, зелени». Надписи на жертвенниках, несомненно, указывали, сколько чего надлежало возлагать на каждый из них. Бросается в глаза, что виды жертв и количества их одни и те же как при строчном имени, так и при солнечных кольцах. Значит, имелся уже устойчивый распорядок жертвоприношений. Правда, промежуток времени, отделяющий надпись на первом жертвеннике от надписи на втором и надписей, видимо, одинаковых с ней, на третьем, совсем небольшой. Строчное солнечное имя на том жертвеннике более позднего вида — со словом «ликующий», написанным буквами со знаком свитка (см. § 10). На втором же жертвеннике солнечные кольца вместо титла сопровождает пространная ссылка на место почитания, а в царских титлах перед вторыми кольцами «сын Рэ, от утробы его» и «сын Рэ,, возлюбленный его» (см. § 63) вместо «сын Рэ, живущий правдою» (см. § 64). Поэтому первый жертвенник не может отстоять по времени от второго дальше чем на несколько месяцев (см. § 7—10, 18). Само по себе количество приношений, приходящихся на жертвенник, невелико, но если жертвенников было много, то общее количество жертв должно было быть весьма значительным. А на то, что жертвенников уже в эту пору могло быть множество, намекает как будто огромное число приношений (9855), значащееся в одном из частных итогов на камнях из Эп-эсове (см. выше). Помимо отмеченных трех жертвенников до нас дошли обломки еще нескольких сходных каменных жертвенников из того же солнечного храма в Эп-эсове (MDAIAK XX:77=XXIV, 78=XXVa, Ъ, OXXIV:I79, II 20). Нельзя также упускать из внимания, что как в одной из надписей на камнях, так и в надписи на втором жертвеннике речь идет о повседневных жертвоприношениях, а не об особых, праздничных. От очень раннего времени до нас дошел крупный кусок росписи жертвоприношениям, положенным царскому богу по всему Низовью — от Перамуна на крайнем севере до Мэнфе на южной оконечности (JEA LVII:XXI = XXI А)50. Надпись• найдена в Эп-эсове. Она первых месяцев поры строчного солнечного имени: слово «ликующий» написано в нем одними буквами (см. § 9), а слово «Йот» не по обычному йтн, как на всех прочих памятниках царствования Амен-хотпа IV, но оба раза йчн, как то бывало при Амен-хотпе III. « [Ра-Хар-Ахту, ликующему на небосклоне в имени своем как Шов, который] (есть) [Й]от, [н]а жертвенниках Рэ, начиная [от Х]а-ко-[птах] (т. е. Мэнфе) вплоть до Зм’-н-бхъджт (т. е. Перамуна). царем (и) государем Нефр-шепр-рэ Ва-н-рэ отцу своему Рэ как постоянная жертва повседневная в Ха-ко-птах: лепешек (бйт) (с) выпечкой 60 (из) четверика (ок. 5 л) 240, округлых хлебов (пзн) (с) выпечкой 40 (из) четверика 87, хлебов белых (с) выпечкой 5 (из) четверика 12, 123 жертвенных хлебов (с) выпечкой 20 (из) четверика 12, хлебов нфр-хъ'ти (с) выпечкой 16 (из) четверика 12, (хлебов) къ(’)в (в виде) хлебов белых (с) выпечкой 80 (из) четверика 14, пива кувшинов (с) варкою 12 (из) четверика 12, пива кувшинов (с) варкою 20 (из) четверика 23, жирных медовых полбяных пирожков (в виде) лепешек (с) выпечкой 20 (из) четверика 4, вместе хлеба разного жертвы божьей 379, пива кувшинов 34, фимиама чашек 12, молока в хинах 2, плодов чашек 12s трав связки 4, -пучок 1, (водяных) птиц, каких много (т. е. обыкновенных) 2, жаровен для жертвоприношения 12, сплавленной меди мисочка 1, сплавленной меди чаша 1, сплавленной меди подставка (под чашу) 1, сплавленной меди кадильница 1, сплавленной меди водолей 1. Большое жертвоприношение, положенное владыкою в Новый год. Жертвенных подставок 2; (то), что на них: хлеба белого корзины — (с) выпечкой 2х/2 (из) четверика — 2,; (что) сотворяется в хлебов белых 10, жертвенных хлебов, корзины 2, (с) выпечкой 25 (из) четверика, жертвенных хлебов 10, хлебов нфр-хъ'ти (с) выпечкой 10 (из) четверика 2, (хлебов) къ(')в (в виде) хлебов белых (с) выпечкой 20 (из) четверика 2, пива больших сосудов (с) варкой 5 (из) четверика 2, фимиама корзины 2, плодов корзины 2, вина сосуда 2, (водяных) птиц, каких много (т. е. обыкновенных) 2. Жертва божья, положенная величеством его отцу своему Ра- Хар-Ахту, ликующему в небосклоне в имени своем как Шов, который (есть) Йот, как постоянная жертва повседневная в лепешек (бйт) (с) выпечкой 60 (из) четверика 240, округльпфслебов (пзн) (с) выпечкой 40 (из) четверика 87, пива кувшинов (с) варкою 20 (из) четверика 30, (хлебов) къ(')в (в виде) хлебов бе[лых] , [жирных медовых полбяных] пиГрожков?] , — ———— ^ (водяных) птиц, [каких] м[ного] (т. е. обыкновенных) , в[ина?] (или: м[олока]?) , Похоже на то, что жертвы приносились в разных местах Низовья, где только имелись жертвенники Рэ, но храмам, где таковые были, совсем не обязательно быть его храмами. Однако все, что возможно собрать из имеющихся изданий относительно жертвоприношений в солнцепоклонническом храме в Нэ и на жертвенниках Рэ, ничтожно и бледно по сравнению с тем, что наблюдается в новой столице, в Ax-йот. Возможно, что количество жертвоприношений во второстепенных храмах Ax-йот не слишком отличалось от количества жертв, приносившихся в старой столице. На изображениях в вельможеских гробницах собственный солнечный храм царской семьи «двор Йота в Ах-йот» (ЕА IV:VI, VII) и в меньшей степени личный храм солнца царицы-вдовы «сень Рэ матери царевой, жены царевой великой Тэйе — жива она!» (ЕА III:VIII — IX —|—X-(-XI) уставлены жертвенниками, полными приношениями. Относительно «двора Йота» раскопки показали, что на изображении в гробнице главного жреца этого храма Пнчв число жертвенников не только не преувеличено, но во много-много раз сокращено, представляя лишь слабый намек на действительное их количество. Было же их до полутораста, не считая больших алтарей (СА 111:93, 95—97, XVII, ср. XVI). И все же это число ничтожно мало в сравнении с числом жертвенников в главном храме солнца — «доме Йота в Ах-йот». От изображений этого храма и его жертвенников на храмовых стенах до нас дошли только жалкие обломки. Но на изображениях «дома Йота» в гробнице его верховного жреца Ми-рэ наружный двор, внутренние дворы и помещения, окружающие эти последние, густо уставлены великим множеством жертвенников — помимо нескольких больших алтарей (ЕА I:X A=XI+XII, XXV=XXVII + + XXVIII+ХХХШ). На изображениях в других гробницах Ах-йот — царской (MSECAE 1:1=ИДВ 1:310=ДМ I:5=VMPh:104), Пи-нхаса (ЕА II:XVIII—XIX), Ах-мосе (ЕА Ш:ХХХ) и Туту (ЕА VI:XX) - жертвенников хотя и много, но все-таки далеко не столько, как у Ми-рэ. И тем не менее даже у Ми-рэ число их, показанное на условных изображениях, очень отстает от того, что установлено раскопками. Во внутренних дворах храма и в окружающих их помещениях стояло до полутысячи жертвенников, а на наружном дворе их было тысяча восемьсот (СА Ш:9, 10, 15-16, III, IV, VI А, VI В, VII, VIII, XXVII 3, XXVIII 3, 4). Кроме того, имелось еще несколько больших алтарей или, лучше сказать, огромных, потому что остальные тысячи жертвенников были отнюдь не маленькими сооружениями (на внешнем дворе они имели примерно по 1,5 м в длину и по 1 м в ширину). Судя по изображениям, все это чудовищное количество жертвенников было полно жертвоприношениями — хлебом, мясом, птицей, зеленью, напитками, чашами с куреньями. Сходно со столичными храмами обстояло дело, возможно, и в храме царского солнца в Мэнфе, если считать, что два камня из этого города представляют обломки изображения тамошнего храма. На одном из них видны ряды больших жертвенников, видимо, на наружном храмовом дворе, полных приношениями (RMVI: L1V i0=SAK II:V 1), на другом — подставки с жертвами и несколько бычьих туш (RMVI:LIV одного «рождения Йота», например: «Год царствования 8. Мясо, впрок заготовленное, для (?) рождения Йота заготовочной писца царева Ах-мосе» (ТЕА:ХХП144). То же наблюдается в пометках ТЕА:ХХШ 49, СА I:LXIV 75, 77-79, 82, СА II: LVIII 33, СА Ш:ХС1 179, 181, 182, ХСН 195, 202 , 212, ХСШ 215, 218, CEJHDEM 1:№ 6165, также в пометках на сосудах с жиром СА Ш:ХСШ 235, ср. XCIV 259, CEJHDEM 1:№ 6142. В других случаях за поврежденностью пометок остается неизвестным, предшествовала или не предшествовала ссылка на «празднество Йота» уцелевшей ссылке на его «рождение»: СА Ш:ХС1 187, ХСШ 230, 254. Имеются, наконец, две пометки, где уцелело слово «празднество», но определение к нему ныне отсутствует: ТЕА:ХХШ 48, СА III:XCIV 260. Последняя пометка — на сосуде с жиром и, подобно такой же пометке СА III:XCIV 261, относилась, вероятно, к «празднеству [Йота]». Таким образом, судя по имеющимся в нашем распоряжении производственным пометкам, обильными были мясные заготовки только для «празднества Йота», особенно если оно, по догадке Э. X. Гардинера, было тождественно с «рождением Йота», для празднеств же «вечности», «вековечности», «долготы [вечности?]» и т. д. мясо заготовлялось впрок в ограниченном количестве, равно как и для повседневной службы. Однако нельзя себе никак представить, чтобы Амен-хотп IV велел нагромоздить тысячи вместительных жертвенников, притом самых простых, из кирпича-сырца, никакого украшения для построек не составлявших, и ими до безобразия забил храмовые дворы и помещения всего только для того, чтобы раз в год заполнить их жертвенными приношениями, а остальное время оставлять их оскорбительно пустыми. Пустые жертвенники, а рядышком большущие храмовые склады, ломящиеся от жертвенных припасов («жертвы божьей»!),— невероятное сочетание, какое нелегко вообразить себе в тогдашней действительности. Но так ли уже необходимо предполагать, что все заготовленное впрок мясо шло на жертвоприношения? Достаточно сравнить солнце- поклоннические пометки с очень на них похожими надписаниями мясных заготовок из дворца Амен-хотпа III в Чэме, чтобы в сильнейшей мере в том усомниться. Там то же самое мясо (йвф др) и тоже предназначенное для праздника, но только царского — для первого и второго «празднеств тридцатилетия» царствования Амен- хотпа III (JNES Х:52 155, 156, 158—161, 164-, печать 170 55). Для этих празднеств заготовлялись также жир (JNES Х:50 121, 130, 131, 51 134, 136, 142\ печать 169 х), растительное масло (JNES Х:54 184, 186), вино (JNES Х:44 15, 16, 45 34, 47 59, печати XXV (около 168), А, В, С, D, AO:XVII 11450), род пива (?) зрмт (JNES Х:48 91—95, 97, 99,100, 49 103 — 107), мед (170 СС). Среди пометок из дворца Амен-хотпа III имеется несколько называющих вместо «празднества тридцатилетия» главный праздник Амуна в Нэ — «празднество Ане» для заготовленного впрок мяса (JNES Х:52 168), для жира (JNES Х:51 138, 145), для вина (JNES Х:47 71). В случае мяса назван также какой-то праздник, наименование которого надежно не прочтено (JNES Х:52 167). Допустим, что заготовки к празднеству Амуна могли предназначаться и для жертвоприношений. Но можно ли допустить, что бесчисленные заготовки к царским «празднествам тридцатилетия» целиком предназначались для подобных целей? Разумеется, нет. Основное назначение этих заготовок было явно питать празднующих. Вполне вероятно, что таково было и назначение по меньшей мере значительной части мясных заготовок для «празднества Йота», иначе — «рождения Йота», особенно если оно, как предполагал Э. X. Гардинер, совпадало с днем Нового года. Имеются вообще все основания полагать, что большинство мясных заготовок использовалось не для жертвоприношений: изображения в гробницах Ax-йот доказывают, что в жертву солнцу приносили свежее мясо. Заклание и рассечение жертвенных быков изображалось на храмовых стенах еще в старой столице (например, TRSLUK I:[1] 5=МЕ:Х1 3, RFM (1932):V 37, 66). В Ax-йот на изображениях главного храма солнца, «дома Йота», мы видим на его дворах множество бычьих туш, готовых к рассечению (ЕА II:XVIII, XIX, ЕА Ш:ХХХ), более того, настоящие бойни (ЕА 1:Х А=Х1— XII, две бойни, XXVII, XXXIII, EAII:XVIII, EAVI:XX). Остатки бойни были обнаружены в «доме Йота» при раскопках (СА 111:10). На бойне бывают изображены отделенные уже от туши куски — точь-в-точь такие, какие лежат на жертвенниках (ЕА 1:Х А=Х1). В царской гробнице в Ax-йот на изображении главного храма солнца представлено также само заклание жертвенных быков (MSECAE 1:1=ИДВ 1:310=ДМ 1:5=VMPh:104). На двух изображениях вид* ны быки, которых еще только ведут в храм (ЕА I:X A=XIV, ЕА Ш:ХХХ). Заметим попутно, что и жертвенная птица, хотя и изображена иногда лежащей на жертвенниках без головы и ощипанной (ЕА I:XXV=XXVII-1-XXVIII+XXXIII, дважды также на бойне— ЕА I:XXV=XXVII+XXXIII), но обыкновенно лежит на жертвенниках в естественном виде (ЕА I:X A=XI+XII, XXV=XXVII-b XXVIII+XXXIII, ЕА 11:XVIII, ЕА Ш:ХХХ, ср. ЕА 1:ХХП — на условном изображении царского служения в храме). Остается ответить на вопрос: куда поступало все это чудовищное количество припасов, заполнявших тысячи больших жертвенников/* В науке уже давно существует мнение, что бесчисленные жертвы, приносившиеся в храмах в Новом царстве, не только поступали, полежав на жертвенниках, в личные хозяйства жрецов, но и раздавались населению. Очевидно, именно так поступали и в солнцепок- лоннической столице. Не исключено, конечно, что какая-то часть «отлежавших» свое время приношений передавалась или продавалась торговцам, как то бывало в Новом царстве, однако, чтобы распродать припасы с тысяч больших жертвенников, нужны были не скромные торговцы, а крупные торговые предприятия, каковых в тогдашнем Египте, как известно, не обнаружено. Поглотить столько еды и напитков никакое жречество, ни одно, ни вместе с домочадцами, никак не могло. Очевидно, огромное количество жертв раздавалось на сторону, так или иначе доставалось населению. Заупокойные надписи в вельможеских гробницах Ax-йот неуклонно твердят о получении жертв из храмов. Раз даже скромно уточнено: «из остатков» (зпй(т)), но в другой раз то же лицо притязает на снедь, видимо, «из жреческих долей (чзй(т)) дома Йота». Конечно, получить яства из того лучшего, что брали себе жрецы, было особенно заманчивым. В гробнице «отца божьего» Айа значится: «(Да) дашь ты (т. е. царь) мне хлебы чистые, выходящие (в жертву) пред (солнце; в подлиннике ошибочно: „пред тебя") из остатков (жертв) отца твоего Йота из (того, что) дает двойник твой (т. е. ты)» (ЕА VI:XXV=XXXIX, строки 26—27); «(Да) дашь ты (т. е. солнце) мне хлебы, выходящие пред тебя (вплоть) до того, как [объя]вится старость, какую даешь ты» (ЕА VI:XXIV); «Дадут тебе (т. е. Айа) жертвы, пищу из жреческих долей дома Йота, дадут тебе фимиам, студеную воду (т. е. водное возлияние) из (храмового сооружения) Тверд жизнью йот; это царь, сын Йота, приказавший тебе их на вековечность, будешь принимать ты выходящее все (в подлиннике ошибочно: „твое") пред него (т. е. Йота) повседневно, непрестанно» (ЕА VI:XXXIII MID). «Великий (среди) видящих Йота в доме Йота в Ax-йот» Ми-рэ желает себе: «(Да) даст он (солнце или царь) принимать хлебы, выходящее пред (солнце), студеную воду, жертву из дома Йота» (ЕА ПХХХ1Х); «(Да) даст оно (т. е. солнце) принимать хлебы, выходящие пред Йота» (ЕА I:XXXIV). Того же хочет «распорядитель дома (т. е. хозяйства царя в Мэнфе)» Ани: «(Да) даст он (т. е. царь) принимать хлебы из дома Йота» (ЕА IV: XXXIX). Из самой глубинной, священнейшей части «дома Йота» хочет получать жертвенные хлебы «раб (т. е. жрец) Йота первый в доме Йота в Ax-йот» Пи-нхас: «(Да) даст она (т. е. царица) принимать хлебы, выходящее пред (солнце), студеную воду, жертву из двора солнечного камня» (ЕА П:ХХ1); «(Да) даст он (т. е. царь) принимать хлебы, выходящее пред (солнце) в праздник всякий Йота живого из двора солнечного камня» (ЕА П:1Х). Пи-нхасу вторит временщик Туту: («Да) дашь ты (т. е. солнце) принимать хлебы из двора солнечного камня» (ЕА VI:XV). «Раб (т. е. жрец) Йота первый во дворе Йота в Ax-йот» Пнчв желает получать жертвы из того храма, где он состоял главным жрецом: «Буду соединяться я с вещами (т. е. пользоваться жертвами), выходящими пред (солнце), буду вкушать я пирог (шнс), лепешку (бйт), округлый хлеб (пзн), (пива?) кувшин, жаркое горячее, студеную воду (т. е. водное возлияние), [в]ино, молоко, выходящие из двора Йота в Ax-йот» (ЕА IV.TII, строки 6—10). Слова Пнчв переписал в своей гробнице «распорядитель дома (т. е. хозяйства) матери царевой, жены царевой великой Тэйэ» Хайа, изменив, по-видимому, лишь окончание: «выходящее все » — возможно, из солнечного храма повелительницы Хайа — из «сени Рэ матери царевой, жены великой царевой Тэйе — жива она!» (ЕА 111:11, строки 8—9). Возможно, из солнечного храма в другом городе, нежели Ax-йот, хотел получать жертвы «начальник ваятелей владыки обеих земель» Бок, когда начертал на памятнике своем и своей жены Те-хрэ: «(Да) даст оно (т. е. солнце) хлебы, выходящее пред (солнце) на жертвенник Йота живого» (ThIAe V: 1069=Ар 1964:140). О жертвах, должно быть, из солнечного храма в Нэ мечтал житель покинутой столицы, «послушатель зова в месте добром царя крепкого» Cm’ в надписи на своем «ответчике»: «Дадут тебе (т. е. Cm’) вино, молоко, выходящее на жертвенник пред Йота» (RFDEM (1933-1934) 1:99).
<< | >>
Источник: Перепелкин Ю.Я.. Переворот Амен-хотпа IV. Часть II. 1984

Еще по теме § 209. Жертвоприношения:

  1. Законы вавилонского царя хаммурапи
  2. Тема семинарского занятия №10: Социальный и политический строй в древней Спарте.
  3. ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ К ТОМАМ 3(1) И 3(2)
  4. ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
  5. ПЛУТАРХ 920 О ЛИКЕ, ВИДИМОМ НА ДИСКЕ ЛУНЫ
  6. Священный город — центр Мира
  7. КУЛЬТОВАЯ CTOPOHА войны
  8. а) Ранняя пора.
  9. ГЛАВА ШЕСТАЯ ЦИНЬ ШИ-ХУАН БЭНЬ ЦЗИ - ОСНОВНЫЕ ЗАПИСИ [О ДЕЯНИЯХ] ЦИНЬ ШИ-ХУАНА1
  10. ГЛАВА ВОСЬМАЯ ГАО-ЦЗУ БЭНЬ ЦЗИ - ОСНОВНЫЕ ЗАПИСИ [О ДЕЯНИЯХ ИМПЕРАТОРА] ГАО-ЦЗУ
  11. КОММЕНТАРИЙ
  12. Глава 4 Закономерности становления оседлой «городской» жизни в кочевых обществах Центральной Азии
  13. Глава 2
  14. Религия
  15. § 186. Солнечные храмы в Нэ
  16. § 190. Солнечные храмы в Египте помимо Нэ