<<
>>

4. Борьба Нарая за дальнейшую централизацию государства

После смерти основателя династии и продолжавшейся более года борьбы за трон, в ходе которой один за другим погибли два короля, престол захватил младший сын Прасат Тонга, Нарай (1657—1688).
Как и отец, Нарай покровительствовал развитию О О прежде всего государственной внешней торговли и всемерно расширял государственную торговлю внутри страны. Во внешнеполитической сфере он, однако, в отличие от Прасат Тонга, стремившегося опереться на союз с о о азиатскими государствами (ИНДИЙСКИМИ и индонезииски- ми в первую очередь), предпочитал использовать одни европейские державы в борьбе с другими. Во внутренней политике Нарай энергично продолжал проводить линию отца. Подавив феодальный мятеж в начале своего правления, Нарай стал еще более решительно бороться против таких крупных чиновников-феодалов, как «постоянные губернаторы» (чао мыанги). Систему заместителей, или «временных .губернаторов» (пуранов), он распространил почти на всю страну. При этом теперь рядом с пураном, как правило, не стояло никакого чао мыанга. Пуран, если сравнивать его с чао мыангом, не мог быть назначен на срок более трех лет. Кроме того, его жалованье (т. е. доля разного рода налогов, штрафов и т. п., собираемых в данной провинции) было вдвое меньше. Такой чиновник, обычно переброшенный в провинцию из другого района, не мог иметь прочных связей в местной среде и потому гораздо больше зависел от центрального правительства . Не ограничившись заменой чао мыангов пуранами, Нарай создал специальный институт прокуроров (чакра- патов), которые должны были контролировать деятельность губернаторов в провинциях. Главный чакрапат находился в столице и следил за деятельностью министров. Нередко Нарай назначал и экстраординарных ревизоров, облеченных чрезвычайными полномочиями, вплоть до права казнить губернаторов на месте. В области центрального управления Нарай сильно сузил компетенцию первого министра (чакри).
Если раньше тому были подчинены губернаторы всех провинций, то теперь ему оставили только окраинные провинции на севере и востоке страны. Приморские провинции от Андаманского моря до г. Пет бур«, наиболее тесно связанные с торговлей, были переданы в ведение пракланга, а побережье от Петбури до камбоджийской границы — в ведение ой-я ванга (министра двора). В последние го- ды своего правления Нарай фактически упразднил должность чакри, оставляя ее в течение ряда лет незамещенной и лично осуществляя большую часть функций первого министра. Истребив крупных светских феодалов, Нарай встал лицом к лицу с другим крупным феодальным владельцем Сиама —буддийской церковью. Взаимоотношения Нарая и буддийского духовенства носили сложный характер. В начале его правления монахи оказывали ему значительную поддержку, видя в нем продолжателя дела Прасат Тонга, боровшегося за централизацию страны и ликвидацию крупных светских феодалов, которые соперничали с духовными. Более того, как признают даже католические миссионеры, а они уже давно подвизались в Сиаме, самим троном Нарай в очень большой мере был обязан именно буддийским монахам. И Нарай щедро одарял буддийские монастыри землями и крепостными, находясь в самом добром согласии с верхушкой буддийского духовенства. Но довольно скоро между ними наступило охлаждение. В первую очередь сказалось, видимо, то обстоятельство, что после ликвидации крупных светских феодалов буддийская церковь осталась в Сиаме единственной организованной и могущественной силой, противостоящей королевской власти. Несмотря на внешний отказ от мирской суеты, буддийское духовенство, естественно, всегда активно участвовало в политической жизни страны, и его стремление направлять деятельность короля также должно было раздражать монарха. Монастыри владели обширными землями и, пользуясь налоговым иммунитетом, накопили огромные богатства, которые не могли не вызывать соблазна у Нарая, тем более что он постоянно нуждался в деньгах для борьбы с европейцами, активизировавшимися в Сиаме в XVII в.
Главная же причина конфликта с буддийской цер- I ковью заключалась в том, что она забирала у короля работников. Задавленное непрерывно растущими налогами крестьянство стало массами уходить в монастыри, где эксплуатация была относительно меньше. А в специфических условиях Сиама, при изобилии плодородной земли и относительно малой заселенности, рабочая сила представляла собой еще большее богатство, чем 'рисовые поля. С мер, направленных на возвращение беглых крестьян и ремесленников в их лрежнее состояние, и началась борьба Нарая против буддийских монастырей. Она проводилась в форме энергичной «чистки» монашеского сословия на ежегодных экзаменах, которые монахи должны были сдавать комиссии из специально назначенных правительственных чиновников. Естественно, что простой земледелец или ремесленник, не искушенный в тонкостях буддийской казуистики и не владеющий «священными» языками (пали и санскритом), не мог выдержать таких экзаменов и должен был возвращаться к светским владельцам. Подобная политика Нарая, разумеется, вызвала противодействие со стороны церкви, а затем дальнейшее обострение отношений между нею и Нараем. Король запретил всем буддийским монахам (кроме главы церкви — санкрата) являться ко двору. Чтобы противопоставить буддийскому духовенству свою, всецело зависящую от него религиозную организацию, король стал всячески способствовать деятельности индуистского духовенства, окружил себя брахманами и поощрял исполнение различных индуистских церемоний (индуистская религия, однако, не получила сколько-нибудь значительного распространения за пределами узкого круга придворных сиамского правителя). Окончательный 'разрыв между Нараем и буддийской церковью произошел в начале 80-х годов, когда в связи с курсом на сближение с католической Францией король стал усиленно покровительствовать обосновавшимся в Сиаме французским миссионерам. Христианизация Сиама никогда не входила в планы Нарая. Сам он решительно отвергал все французские предложения на этот счет. Однако в результате французского проникновения в Сиам создалась серьезная угроза для независимости страны вообще и для существования буддийского духовенства в частности.
<< | >>
Источник: Э. О. БЕРЗИН. ИСТОРИЯ ТАИЛАНДА. 1973

Еще по теме 4. Борьба Нарая за дальнейшую централизацию государства:

  1. ГЛАВА XI РЕВОЛЮЦИОННО- ДЕМОКРАТИЧЕСКАЯ И МАРКСИСТСКАЯ МЫСЛЬ В КАЗАХСТАНЕ В НАЧАЛЕ XX В.
  2. ПОЛИТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ ГЕГЕЛЯ: СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ
  3. 2.2. Кризис доверия большевикам
  4. § 1. Пограничная безопасность: проблема формирования концептуальных основ
  5. Вместо заключения; размышления об итогах и перспективах развития российской партийности
  6. КОСМОС ИСЛАМА
  7. 2. ВОЕННОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО
  8. ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СТРОЙ АБСОЛЮТНОЙ МОНАРХИИ
  9. ГЛАВА 1 ГОЛ 1786-й. Соседство лвух империй. Курилы. Сахалин. Пекин. Корея
  10. 4. Борьба Нарая за дальнейшую централизацию государства
  11. Борьба Голландской Ост-Индской компании за господство в сиамской торговле
  12. Глава 4 ВОЗРОЖДЕНИЕ КАК РЕФОРМА ЦЕРКВИ
  13. 2.1. Закономерности генезиса образовательных систем при прогнозе развития этнокультурной системы образования