<<
>>

ДИСКУССИЯ О РАННЕМ ГОСУДАРСТВЕ

В исследованиях, посвященных типологии ранних государств, устоялась точка зрения, согласно которой древний Египет относится к типу ран­них территориальных государств в отличие от Нижней Месопотамии, где в конце IV тыс.

до н. э. существовала система городов-государств. Однако при более детальном рассмотрении различных точек зрения раскрывают­ся существенные расхождения в трактовке этих типов. Так, в одних рабо­тах — и их большинство — они определяются как хронологические этапы становления ранних государственных образований. На смену городу-го­сударству приходит территориальное государство. Вместе с тем известны культуры, которые в своем развитии не достигли этапа сложения террито­риального государства, например, в культуре Йоруба [Smith, 1966, с. 9 сл.] или древних майя (где процесс общественного развития был прерван вне­шними факторами), в то время как в Месопотамии на основе номовых го­сударств (простых социальных организмов) в последней трети III тыс. до н. э. сложились крупные централизованные монархии (сложные социаль- „ые организмы) [Павленко, 1989, с. 104-юб]. В других культурах этап го­родов-государств был столь кратковременным, что он с трудом просле­живается на основе археологических данных. Это относится к перуанской культуре инков, которая, как и древнеегипетская, считается классическим примером существования раннего территориального государства [Берез- кин, 199Ь с- 73].

Но так или иначе, сторонников существования в Египте номовых госу­дарств немало. Так, Б. Г. Триггер признавал, что политическое объедине­ние в Египте произошло за столетия до сложения территориального госу- царства на основе политического слияния небольших номовых государств [Trigger, 1993, с. 8—ю]. В косвенной форме эта идея нашла отражение в кон­цептуальной статье И. М. Дьяконова и В. А. Якобсона о трех путях сложе­ния ранних государств [Дьяконов, Якобсон, 1982, с.

4 5]. Авторы указали

на природно-ландшафтные причины, обусловившие различия в развитии Шумера и Египта, отнесенного к типу территориальных государств. Устой­чивость номовой системы в Нижней Месопотамии, по их мнению, была обусловлена наличием многочисленных каналов, отведенных от русел Ев­фрата, создававших, таким образом, естественные границы между нома­ми. В Египте похожие условия были только в дельте (где, заметим, полити­ческого объединения локальных территорий не произошло до вторжения в дельту верхнеегипетских царей — см. ниже), в то время как в долине Ни­ла номы примыкали друг к другу в виде цепочки, зажатые между пустыней и берегом Нила, что значительно ускорило процесс их объединения. Та­ким образом, авторы признают сам факт существования номовой системы в Египте, предшествующей объединению страны. Различные пути полити­ческого развития Египта и Шумера, по мнению исследователей, не сказа­лись на социально-экономической сфере, в которой сосуществовали госу­дарственный и общинно-частный сектора1

Г. А. Меликишвили, также отмечавший сходство между Шумером и Египтом, тем не менее, отрицал существование самостоятельного частно- общинного сектора экономики: «Наличие всемогущего государства, — пи­сал ученый, наиболее характерная особенность как древних, так и сред­невековых восточных обществ»2 И далее: «Также исключительно обшир­ным, если не всеобъемлющим, был государственный сектор экономики в древнем Египте на заре существования в нем классового общества и госу­дарства... Несомненно, из общинного хозяйства выросло и древнеегипет­ское высокоцентрализованное государственное хозяйство. И здесь по- тре ности сельскохозяйственного производства, в частности, нужды ир­ригации, обусловили жизненность коллективных форм ведения хозяйства родоплеменные объединения трансформировались в номовые государ- х ыло несколько десятков) во главе с вождями — теперь уже пра- телями о ластей — номов... Таким образом, перед нами обстановка, весьма напоминающая состояние дел в Двуречье при III династии Ура» [Меликишвили, 1985, с.

9].

Наряду с эволюционным подходом, характеризующим город-государ­ство и территориальное государство как стадиальные типы развития ран­него государства, существует точка зрения, что эти типы политической ор­ганизации присущи конкретным культурам. Критерием различия путей развития обществ называется такое явление, как город, присущий лишь городам-государствам. Другие общества, в которых городов не сущест­вовало, названы «цивилизациями без городов» [Renfrew, 1972] или «дере­венскими» протополитархиями и политархиями, к числу которых отно­сят государство инков, зулусов Буганды и Конго, а также древнеегипетское государство [Семенов, 19936, с. 63; Семенов, 1994, с. 69]. Эта концепция ос­новывается на принципах доминирования экономических факторов воз­никновения городов в результате отделения ремесла от сельского хозяй­ства и развития торговли. Сторонниками концепции «цивилизаций без го­родов» выступали и некоторые египтологи, опиравшиеся исключительно на данные письменных источников [Wilson, 1954—1955; Helck, 1975]. Одна­ко современные археологические исследования в Египте свидетельствуют об урбанистическом типе древнеегипетской культуры, начиная со времени сложения раннего государства. Подобное толкование археологических па­мятников основывается на определении города как историко-культурного феномена, наделенного рядом признаков.

Вопрос, таким образом, сводится к тому, каковы признаки, отличаю­щие город от его противоположности — сельских населенных пунктов — применительно к обществам, стоящим на пороге раннего государства или только его преодолевшим. Проблема раннего города остается дискуссион­ной, что не в последнюю очередь связано с культурными различиями об­ществ, их породивших. Тем не менее, с определенной долей условности, городом принято называть центры номов [Дьяконов, Якобсон, 1982, с. 3]. К числу его внешних признаков относится плотная застройка на достаточ­но большой площади, разделенной на кварталы. Логическим центром го­рода служил храм, а также дворец правителя и резиденции местной со­циальной элиты.

Как правило, города были обнесены крепостной стеной. Город характеризуется концентрацией населения, связанного с ремеслом и торговлей, а также обслуживающего непроизводственные сферы жиз­ни общества. Наряду с этими общими признаками в различных культу­рах, находившихся на стадии формирования раннего государства, будь то простое номовое политическое образование или территориальное государ­ство, существовали черты особенного. Что касается содержательной сто­роны такого культурного феномена, каким являлся ранний город в древ­них и традиционных культурах Старого и Нового Света, то исследовате­ли в основном признают его полифункциональный характер [Массон, 1976,

с 143_,48- Гуляев, 1979, с. 16-18; Павленко, 1989, с. 52-73]. Вместе с тем од­ни авторы склонны наделять город в первую очередь управленческими, политико-административными функциями, другие акцентируют внима­ние на их роли в качестве торгово-ремесленных центров.

Неопровержимость первой точки зрения проистекает из понимания собственно процесса сложения номовых государств на основе консолида­ции общин в пределах локальных территорий. Фактически ранние города уже изначально возникали как политико-административные и культовые центры. Структурирование физического пространства исторически сло­жившихся локальных территорий соответствовало центрической социаль­но-политической структуре общества во главе с вождем. Роль консолиди­рующего начала играл сакральный центр, связанный с культом верховной власти, что обозначило неразрывное единство политического и идеологи­ческого ее аспектов. Сама логика функционирования такого центра дикто­вала необходимость концентрации в нем всех механизмов управления.

По существу город являлся моделью общества и одновременно структу­рированного пространства нома с выделенным центром, окруженным пе­риферией.

Доминирующие позиции в нем занимали объекты, связанные с верховной властью, облеченной священными функциями. Содержание центра диктовало необходимость создания городской инфраструктуры, включающей аппарат управления и обслуживания, специализированные ремесла, рассчитанные на социальную элиту. На уровне космологического осмысления мира город, маркировавший центр физического и социально­го пространства, воплощал центр вселенной и символизировал верховную власть. Таким образом, города возникали как необходимый атрибут соци­ально стратифицированного централизованного общества, как оплот вер­ховной власти с ее управленческими функциями по отношению к сельской периферии.

Надо полагать, что в формирующемся государстве это явление тем бо­лее имело место. Ремесленники, поставлявшие свою продукцию в храмы и для социальной верхушки, вовсе не обязательно селились в городе. Наря­ду с мастерскими, существовавшими при храмах и резиденциях правите­лей, ремесленные центры локализовались на периферии и даже в отдален­ных местностях, связанных с добычей сырьевых ресурсов (в металлургии, при камнетесных работах для монументального строительства и т. д.). В условиях полного господства города, по своей природе отражавшего инте­ресы верховной власти и социально-политической элиты, сельская округа выступала в роли поставщика сельской и ремесленной продукции, изыма­емой через систему внеэкономической эксплуатации основного населения. При такой одноканальной связи обменных отношений между центром и периферией происходить не могло. И водораздел проходил не столь­ко между сельскохозяйственным и ремесленным трудом3, сколько между производством и распределением прибавочного продукта, производимо­го в обществе. Города и храмы становились хранилищами разнообразной продукции, и «именно концентрация в столице, центре раннегосудар­ственной власти основной массы производимого в масштабах социально­го организма прибавочного продукта определяла его раннегородской ста­тус» [Павленко, 1989, с.

63].

При таком подходе, квалифицирующем ранний город как полифунк- циональный центр в раннем государстве, по существу снимается крайняя точка зрения о существовании цивилизаций без городов. По крайней ме­ре, это относится к тем культурам, в которых археологически выявлены концентрации архитектурных сооружений, включающие монументальное и иные строения, зачастую огражденные обводной стеной. В настоящее время в результате археологических работ в Перу на памятниках культуры инков были раскопаны населенные пункты, определенные как города. Но поскольку собственно стадия города-государства прослеживается плохо, делается вывод о том, что местные вождества могли быть непосредственно интегрированы в территориальное государство [Березкин, 1991» с- 73> п7]- Близкая картина вырисовывается при анализе археологических материа­лов культуры Нагада II—III в Египте.

По археологическим данным важнейшими симптомами становления социально стратифицированных обществ является наличие богатых пог ребений (на фоне основной массы простых могил) и монументальных по­строек. Это общее положение обретает плоть при привлечении изобрази­тельного материала, позволяющего воссоздать более детальную картину развития иерархизированого общества и политической консолидации ло кальных территорий в долине и дельте Нила.

Во второй половине IV тыс. до н. э. в Египте существовали десятки вож- деств, которые в исторической перспективе стали номами единого госу­дарства. Рассмотренные в предыдущей главе материалы позволяют го­ворить о неравномерном развитии этих политических образований, что обусловило конкретные формы процесса объединения страны и становле­ния раннего государства. Наиболее сильные вождества сложились в Нага- де, Иераконполе, а также, очевидно, в Абидосе. И существование, по край­ней мере, этих равносильных вождеств, взаимоотношения между кото­рыми едва ли носили мирный характер, фактически подтверждает идею существования этапа номовых государств, предшествовшего сложению в Египте раннего территориального государства [Trigger, 1994, с. 44—45; Adams, Ciatowicz, 1997, с. 57—58].

<< | >>
Источник: Шеркова Т. А.. Рождение Ока Хора: Египет на пути к раннему государ­ству.. 2004

Еще по теме ДИСКУССИЯ О РАННЕМ ГОСУДАРСТВЕ:

  1. Игры, позволяющие на практике научиться управлять общением и побеждать в любой дискуссии
  2. 30.2. Роль государства в обеспечении прав и свобод человека и гражданина
  3. Политические партии России в период от I государственной Думы до Октября 1917 года
  4. ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕРЕВОРОТ 11 СЕНТЯБРЯ 1973 г. И УСТАНОВЛЕНИЕ ВОЕННОЙ ДИКТАТУРЫ (1973—1989)
  5. ГОСУДАРСТВЕННОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО: ОТ ЗДРАВОГО СМЫСЛА ЧЕРЕЗ ДИАЛЕКТИКУ К ФИЛОСОФИИ В.И. Чуешов
  6. ДИСКУССИИ О ДЕКАЛОГЕ В ПРОТЕСТАНТСКОЙ МЬІСЛИ XVI ВЕКА
  7. Глава 5 УЧАСТИЕ ПРЕСС-СЛУЖБ В РЕАЛИЗАЦИИ ГОСУДАРСТВЕННЫХ ПРОЕКТОВ И ПРОГРАММ РАЗВИТИЯ БРЕНДА РОССИИ И ОТДЕЛЬНЫХ РЕГИОНОВ РФ
  8. ФРАНКСКОЕ ГОСУДАРСТВО: МЕРОВИНГИ
  9. Вопрос 61. Образование СССР в 1922 г. Эволюция государственности СССР
  10. § 2. Советское государство: его исторический путь и распад