<<
>>

ФОРМИРОВАНИЕ ДИНАСТИЙНОЙ ФОРМЫ ПРАВЛЕНИЯ: МИФ И ИСТОРИЯ

В письменной традиции мотив политического противостояния между до­линой и дельтой Нила отнесен к мифическому времени и символизирован извечной борьбой Хора и Сетха. Актом примирения между богами яви лось разделение Египта на Низовье и Верхний Египет, во главе которых со гласно ряду текстов, в том числе Мемфисскому трактату, Геб поставил Хо ра и Сетха.

Мемфис, уже на ранних этапах сложения египетского государс­тва ставший официальной столицей, маркировал границу между этими территориями, одновременно символизируя единство страны, принадл жащей в целом Хору как наследнику Осириса. Вместе с тем в том же самом источнике говорится о разделе Египта. Геб сделал царем Верхнего Сетха, а Хора - царем Низовья. Хотя опять-таки в этом же тексте встреча­ется эпитет Хора — шакал Верхнего Египта (цит. по: [Lightheim, 1975, с. 52

53]). Это противоречивое единство многократно отражено и в других до­кументах.

Давно происходившие события собирания египетских земель отли­лись в письменной традиции в форму религиозных мифов, эпизоды кото­рых иллюстрируют изобразительные материалы. На мировоззренческом уровне мотив конфликта и его разрешения отражал осевую идею разруше­ния и восстановления космоса, воспроизводившуюся в ритуалах, во вре­мя которых разыгрывались сражения между сторонниками Хора и Сетха. Во взаимоотношениях между этими персонификациями трансцендентных сил проявился стихийно диалектический взгляд на мироустройство в ви­де неразрывного единства двух противоположностей, существовавший в прото/раннединастический период. Этот мифологический образ расчле- ненно-единого космоса явился концентрированной формой существо­вавших в обществе социальных отношений, и далеко не случайно, что эти противоборствующие боги являлись кровными родственниками, но при­надлежали разным возрастным группам.

Этот факт указывает на системообразующую основу формирования династического принципа правления в Египте как частный случай иму­щественно-правовых отношений в обществе.

Будучи явлением хроноло­гического порядка, династическая форма правления складывалась на на­чальных этапах формирования государства и, разумеется, как процесс она вобрала в себя более ранние формы социальных отношений. Становле­ние династийной системы правления происходило на фоне таких социаль­но-пространственных отношений в архаических обществах, при которых место каждого индивида определялось как его причастностью к возраст­ной группе, так и группе социальных родственников вне зависимости от кровнородственной принадлежности. Вместе с тем ограничителем числа претендентов на власть служила их принадлежность к старшим, аристок­ратическим родам, обладавшим высоким социальным рангом и закреп­лявшим свое первородство в форме экономических, имущественных при­оритетов перед младшими, социально низкими родами, хотя и ведущими свое происхождение от общего с представителями старших родов мифи­ческого первопредка.

Анализ мифов, повествующих об их едином корне, в историческом ас­пекте показывает, что «в восприятии туземца собственно история, полуис- торическая легенда и чистый миф плавно переходят друг в друга, образуя непрерывную последовательность, и что в действительности они выпол­няют одну и ту же социологическую функцию» [Малиновский, 1998, с. 122]. При укрупнении социальных организмов, выраставших до размеров ран­них этнических государств, на первый план выступали аристократические роды, из которых происходили замкнутые династийные группы, претенду­ющие на власть и имущественные прерогативы. В таких замкнутых корпо-

ративных группах круг претендентов включал представителей разных воз растных групп, но объединенных кровными узами. Как явление типологи ческое, эта форма зафиксирована в целом ряде традиционных культур а также реконструируется на материалах древних обществ, переживавших этап формирования раннего государства. При этом во многих этнографи­ческих культурах, в том числе и африканских, обнаруживается существо- вание троичной системы наследования власти.

Историко-культурный анализ династийных хроник из ряда традицион­ных африканских обществ демонстрирует переходный характер сложения династических генеалогий.

Общим местом в них является тот факт, что царская власть наследовалась по мужской линии представителями арис­тократического рода, возводящими свое происхождение к мифическому предку. При этом царский титул мог переходить к сыновьям, братьям, ку­зенам и внукам. Новая переходная система, трансформировавшая тради­ционные отношения, но все же следовавшая внешней форме их проявле­ния, реализовалась в троичной системе наследования от отца к его потом­кам [Schapera, 1956, с. 50 сл. 209; Argyle, 1966, с. 56 сл.; Кочакова, 1986, с. 182 след; Бондаренко, 1993, с. 149—151]. В своем развитии эта компромиссная система прошла стадию временного ограничения срока, в течение кото­рого глава поколенной группы носил титул, прежде чем он передавал­ся следующему (социальному) «брату» или последний из трех передавал его следующей группе — «старшему племяннику». Следующая ступень развития этой нормы связана с удлинением времени правления. Прой­дя ряд внутренних стадий, эта ступень закончилась нормой пожизненно­го правления. В узкой «династийной» трехчленной системе утверждение пожизненной нормы правления объективно создавало известные пере­бои «идеального» порядка (некоторые наследники могли умереть рань­ше правителя), которые иногда автоматически создавали прецеденты пе­рехода титулатуры от отца к биологическому сыну [Мисюгин, 1983, с. 86 87, с. 89].

Очевидно, в близкой ситуации с периодическими, так сказать, сбоями в системе происходила передача власти при первых египетских династиях, когда претендентами на трон становились сын и дядя, то есть представи­тели разных поколенных групп, но принадлежавшие к единому генеалоги ческому древу, обладавшему правами на власть. Такая ситуация и залечат лелась в повествованиях о противоборстве Хора и Сетха. В Мемфисском трактате их права на египетский трон уравновешиваются тем, что Хор сын первенца бога земли Геба — Осириса, в то время как Сетх, хотя и яв ляпся вторым сыном Геба, принадлежал к более раннему поколению, че

Хор (цит. по: [Lightheim, 1975> с.

53] )•

Сочетание трехчленной династийной системы в широком и узком см ле демонстрирует, в частности, папирус Весткар. Три сына, рожденные же-

ной жреца бога Ра по имени Реддедет, могли претендовать на власть, со­здав V династию, на том основании, что они состояли в кровном родстве с фараоном IV династии Хеопсом, после которого правили его сын и внук (см. комментарий: [Сказки древнего Египта, 1998, с. 42, прим. 56 на с. 229 и 61 на с. 230]). Линейный принцип передачи власти в древнем Египте так окончательно и не сформировался, поэтому мифологический мотив про­тивостояния Хора и Сетха не утрачивал своей актуальности. По-видимо­му, можно говорить о том, что в известной степени описанная переходная система передачи власти не только от отца к сыну, но и к брату умершего царя, отразилась в праздике сед, во время которого осуществлялось риту­альное подтверждение царем легитимности своей власти и утверждение границ через ритуальный бег по четырем странам света. Идеограмма которая представлена в слове wdb — «возвращаться» — и его производных [Gardiner, 1950, с. 488], очевидно, включала и значение обходить какое-то пространство. Таким образом, не исключено, что эта идеограмма в слово­сочетании, обозначавшем царский юбилей hb-sd, определяла кульминаци­онный момент церемонии, когда «оживший» царь совершал ритуальный бег в замкнутом пространстве, символизировавший не только восстанов­ление его витальной потенции [Матье, 1956], но и охват, очерчивание риту­альных (и геополитических) границ Египта. И не в этом ли было основное содержание этого царского праздника?

В древних и традиционных культурах легитимизация прав на верхов­ную власть осуществлялась в системе представлений, в которых сочета­лись разновременные и разноплановые культурные явления, закреплен­ные в религиозном мифотворчестве. Так, верховный правитель символизи­ровал единство и целостность общества в политическом, экономическом, социальном и духовном аспектах. Он должен был обладать высокой физи­ческой силой, реализовавшейся в представлениях об удачливом воине, ав­торитетном лидере, священном царе, вступающем в брачный союз с боги­ней (в реальности супруга царя символизировала богиню), подтверждая тем самым права на трон как Хор имярек.

По-видимому, как и в традиционных культурах Африки, зрелость (в фи­зиологическом, возрастном, социальном значении) претендента на власт­ные полномочия фиксировалась также его вступлением в брак, после че­го он получал высокий титул [Мисюгин, 1983, с. 89]. Эти выводы, сделанные на основании этнографических материалов, подтверждают правильность трактовки изображений на навершии церемониальной булавы Хора Нар- мера из храма в Иераконполе [Quibell, 1900, табл. XXVIB]. Здесь, наряду со сценой ритуального бега (переданной, впрочем, нетипично), перед «киос­ком», расположенным на высоком ступенчатом постаменте, где в хеб-сед- ном одеянии сидит царь, представлены носилки с наосом и восседающим в нем персонажем, в котором есть основания видеть его будущую супру­гу (рис. ю). К аналогичному выводу мы пришли выше при анализе фраг­мента сцены с носилками на ритуальном навершии булавы Хора Скорпио на. включенной в контекст земледельческого праздника, в котором главная роль отведена царю (рис. 13). Примечательно, что ритуальный бег как часть церемонии, связанной с подтверждением прав претендента на престол из­вестен в ряде африканских традиционных культур [Mair, 1964, с 225-226] а сочетание ритуального бега и вступление в брак правителя присуще многим традициям [Фрэзер. 1980. с. 179-184]. В основе своей эти обычаи отражают достаточно универсальные представления о носителе верхов­ной власти как обладателе магической силы, некоей маны, которой, соглас­но многим африканским культурным традициям, были наделены священ- ные цари, от которых зависело процветание общества в целом [Традици­онные культуры африканских народов, 2000, с. 19—21].

<< | >>
Источник: Шеркова Т. А.. Рождение Ока Хора: Египет на пути к раннему государ­ству.. 2004

Еще по теме ФОРМИРОВАНИЕ ДИНАСТИЙНОЙ ФОРМЫ ПРАВЛЕНИЯ: МИФ И ИСТОРИЯ:

  1. Введение
  2. Примечания
  3. КОММЕНТАРИЙ
  4. ФОРМИРОВАНИЕ ДИНАСТИЙНОЙ ФОРМЫ ПРАВЛЕНИЯ: МИФ И ИСТОРИЯ