<<

КОММЕНТАРИЙ

ГЛАВА ПЯТАЯ 1. Включение отдельной главы о деяниях дома Цинь в раздел Бэнь цзи казалось необоснованным традиционным конфуцианским историографам Китая. По мнению Сыма Чжэня, например, княжество Цинь ничем не отличалось от владений других князей, и рассказ о нем правильнее было бы перенести в раздел «Истории наследственных домов» — Ши цзя (ХЧКЧ, т.
I, гл. 5, с. 1). Такого же мнения придерживался танский историограф Лю Чжи-цзи (Ши тун, гл. 2, § 4) и некоторые другие историки. Как нам представляется, Сыма Цянь сознательно поместил главы о доме Цинь и о Цинь Ши-хуане в раздел «Основных записей». Для него династия Цинь располагалась в ряду других правивших в Китае, она сменила династию Чжоу и сумела объединить Китай. Ее место было определено важнейшими историческими событиями, что для историографа являлось решающим. В «Исторических записках» отражена оставшаяся от циньского периода устная и письменная традиция, которая стремилась поднять престиж династии Цинь. Родословная дома Цинь в «Исторических записках» ведется от помощников легендарных Яо и Шуня, чтобы этим связать предков Цинь с общим пантеоном, характеризуя освященных конфуцианством «героев-императоров». В гл. 130 Сыма Цянь, характеризуя пятую главу, писал: «...предок Цинь Бо-и помогал Юю; Му-гун думал о справедливости и скорбел о храбрых воинах... Чжао Сян-ван [успешно] нес обязанности владыки. [Поэтому] я составил пятую главу „Записи о деяниях дома Цинь"» (ШЦ, т. VI, с. 3302). Таким образом, по древности рода, по деяниям лучших правителей Цинь не уступало Чжоу и в соответствии с преемственностью властей и стихий должно было стать в ряд «законных» династий. (Цинский историк Го Сун-тао (1819-1891) поддержал в этом Сыма Цяня — см. его работу, с. 30.) Цинь бэнь цзи привлекает внимание историков еще и потому, что помимо известных чжоуских сочинений в главе использованы позднее утерянные циньские летописи Цинь цзи.
(Об этом историк упоминает в гл. 15 Ши цзи, — Истзап, т. III, с. 230-233. Подробно рассмотрены источники главы в монографии Ю.Л.Кроля «Сыма Цянь — историк».) 2. Чжуань-сюе см.: Истзап, т. I, гл. 1, с. 230, коммент. 37. Некоторые комментаторы, базируясь на данных Цзо чжуань (ШСЦ, т. 31, гл. 48, с. 19441946), связывают начальный период истории циньцев с другой легендарной фигурой — Шао-хао. Л.С.Переломов полагает, что связь родословной циньцев с легендарными предками китайцев (Чжуань-сюем, Юем, Шао-хао) могла быть привнесена в историю Цинь позднее, так как в ранних летописях отсталого тогда царства такая генеалогическая связь появиться не могла «Империя Цинь», с. 15). Это верно лишь для ранних циньцев, не знакомых с чжоускими мифами. Когда же правители дома Цинь встали в ранг чжухоу и начали вести регулярные хронологические записи, стремление доказать свое равенство и общность с остальными князьями продиктовало, вероятно, и эту легенду. Сыма Цянь мог заимствовать эти сведения только из Цинь цзи, поскольку при династии Хань этого про циньский дом написать не могли. 3. О черном нефритовом скипетре см.: Истзап, т. I, гл. 2, с. 273, коммент. 138. 4. Иероглиф ю jjjf соответствует — «кисти флага». Черный цвет, как и в случае с дарованием скипетра, символизировал победу над стихией воды. 5. Нами принято значение чу tH , равное син Щ — «возвышаться», предложенное Накаи Сэкитоку. В Соинь (см. ХЧКЧ) слово чу понимается в значении шэн — «рождаться». Тогда смысл фразы изменится: «твои потомки будут многочисленными». 6. Рассказ о Бо-и как о помощнике Юя и приручителе птиц и животных встречается в Шан шу и Го юй, упоминался он и в гл. 1 Ши цзи (Истзап, т. I). Хотя версии легенд несколько различаются и написание имени варьируется (1Й Ш, Ш, комментаторы справедливо рассматривают их как трансформации легенды об одном герое (см. сочинение цинского Чжао И (1727-1814) Гай юй цун-као, гл. 5, с. 91 и работу современного ученого Ян Куаня в Гу-ши бянь, т. 7,ч. 1, с. 392-393). 7. О поражении Цзе под Минтяо см.
главы 2 и 3 (Ис+зап, т. I). Цзянь Бо-цзаню следующим образом рисуется ранняя история циньцев. Племя циньцев являлось ветвью племен ся, или племен цян jt (см.: Истзап, т. I, гл. 4, с. 302, коммент. 2), и в конце палеолитического периода из ордос- ских степей спустилось в район Хуанхэ. В это время их называли циньжун Щ — циньские жуны. Позднее, занимая часть совр. пров. Шэньси, они подчинились иньскому двору. Следующие далее в главе рассказы о службе Чжун- яня, Чжун Цзюэ, Фэй-ляня и Э-лая у иньских правителей должны подтвердить это. В конце Инь циньцы, продолжая заниматься в основном скотоводством, вступили в новый период своего развития (Цзянь Бо-цзань, Очерки истории Китая, т. 2, с. 1-4). 8. Четыре иероглифа: Мэн си чжун янь Ш могут быть поняты как имя одного человека или как имена двух людей. В пользу первой трактовки говорит то, что ниже Сыма Цянь пишет о заслугах потомков одного Чжун-яня, в гл. 43 вновь речь идет лишь об одном колесничем — Чжун-яне (Истзап, т. VI, с. 44). Мэн-си там не упоминается. Сочетание Мэн-си нами воспринято как название места, откуда он был родом: «Чжун-янь из Мэнси». Э.Шаванн передал четыре знака как сложное имя' (МИС, т. 2, с. 3), что то же возможно. Есть доводы и в пользу второго толкования: речь может идти и о двух персонажах. Бань Гу в Хань шу поместил их раздельно (ХШБЧ, т. II, с. 1400). Сами слова Мэн и Чжун, начинающие эти пары, означают «старший» и «второй по старшинству» среди братьев. Вопрос, таким образом, остается спорным. 9. Для текста Ши цзи необычно звучит фраза о том, что у Чжун-яня было тело птицы, а речь человеческая. Даже рассказывая о легендарных персонажах, Сыма Цянь никогда не включал в повествование фантастические элементы преданий, а изображал легендарных «героев» древности реальными людьми. Поэтому мы полагаем, что слова няо шэнь жэнь янь были интерполированы в текст позднее вместо каких-то других, утраченных слов, возможно говорящих о высоких качествах Чжун-яня. Как сказано далее, именно услышав о нем что-то хорошее и получив одобрение оракула, Тай-у и решил взять его колесничим. Лян Юй-шэн также отмечает необычность этих слов (ЛЮШ, кн. 2, гл. 4, с. 1). 10. Тай-у — 23-й правитель дома Инь, правил, по традиционному исчислению, в 1673-1563 гг. до н.э. (см.: Истзап, т. I, гл. 3). 11. службе Э-лая у иньского правителя Чжоу-синя упоминалось в гл. 3 (Истзап, т. I). Легенда о большой силе Э-лая встречается в ряде древних сочинений, в частности в Янь-цзы чунь-цю (см.: ЧЦЦЧ, т. IV, Янь-цзы чунь-цю цзяо-чжу, гл. 1, с. 2). 12. Перевод фразы затруднен неясностью значения и грамматической функции иероглифа ши 5 — «камень». Согласно толкованию Хуанфу Ми (215— 282), Фэй-лянь изготовлял на севере для Чжоу-синя саркофаг из камня (см.: Ди-ван ши цзи цзи-цунь, составленное Сюй Цзун-юанем, с. 103). Го Сун-тао считает, что речь шла о добыче камня для дворцовых построек (с. 31). Однако такое толкование требует добавления пропущенного глагола к слову «камень». В некоторых средневековых книгах при изложении этого же эпизода иероглиф ши — «камень» был заменен на ши — «посылать» (см.: Тайпин юй- лань, т. III, гл. 551, с. 2494), что грамматически вполне обоснованно и снимает необходимость каких-либо добавлений. На основании такой замены комментаторы цинского периода Лян Юй-шэн, Хун И-сюань (1765-1833), Чжан Вэнь-ху (1808-1885), японский ученый Такигава Камэтаро считали, что в тексте Ши цзи допущена ошибка и следует писать ши — «посылать». Соглашаясь с их мнением, мы вводим глагол «посылать», а слова «за камнем» оставлены в скобках. 13. Существует несколько гор с таким названием. Вероятно, имеется в виду гора Хошань, или Хотайшань, на северо-востоке уезда Хосянь в совр. пров. Шаньси (см.: ШЦДМК, с. 79). 14. Чу-фу считается прозвищем Фэй-ляня. 15. Здесь Фэй-лянь обрисован верным слугой последнего правителя династии Инь — Чжоу-синя. Идея легенды такова: даже жестокому правителю следует быть верным до самой смерти, и тогда Небо обязательно вознаградит преданного слугу. Возникало явное противоречие — Небо одновременно благословляло У-вана на поход против безнравственного Чжоу-синя (см.: Истзап, т. I, гл. 4). Может быть, поэтому ученый III в. Цяо Чжоу не признавал подлинности этого рассказа (см. Соинь). 16. Чжай Гаолан («Проживающий в Гаолане») — это прозвище Мэн-цзэна. Гаолан— название древнего поселения в уезде Усян близ города Гучэнчжэнь на юго-востоке Шаньси. 17. Сюй— древнее царство, находившееся на севере совр. уезда Сысянь пров. Аньхой (ДМДЦД, с. 697). Сыма Цянь сообщает о мятеже сюйского Янь-вана, что явилось якобы причиной возвращения чжоуского Му-вана. В других же книгах Янь-ван обрисован образцовым правителем, который умело воспитывал восточных варваров — дунъи. Правитель царства Чу, опасаясь его влияния, напал на Сюй и разбил Янь-вана (см.: Хань Фэй-цзы цзицзе, — ЧЦЦЧ, т. V, гл. 5, с. 341; Хуайнань-цзы, гл. 18, — ЧЦЦЧ, т. VII, с. 234; Хоу Хань шу, гл. 115, «25 дина- стийных историй», т. 1, с. 896). Следовательно, речь идет не о мятеже, а об агрессии чуских ванов. Версия Ши цзи, вероятно, основана на другом предании. 18. Притчи о Му-ване (правил, по традиционному исчислению, в 947928 гг. до н.э.) носят сказочный характер, его путешествия овеяны легендами. Они описаны в Му тянь-цзы чжуань (Сы-бу бэйяо, 1936, папка 120, т. 1129, цз. 1-6), в JIe-цзы (ЧЦЦЧ, т. III, с. 59; русский перерод см.: Л.Д.Позднеева, Атеисты, материалисты, диалектики Древнего Китая, с. 67-69), в Чжу-шу цзи-нянь (гл. 8, события тринадцатого года правления Му-вана) и в других сочинениях. Характерно, что эпизод с поездкой Му-вана Сыма Цянь включил не в главу о доме Чжоу, а в главу о доме Цинь, что косвенно свидетельствует, во-первых, о недоверии историка к легенде и, во-вторых, о ее распространенности среди циньцев, стремившихся связать свою историю с видными правителями Чжоу (об этом упоминает также Э.Шаванн, — МИС, т. 2, с. 8). Сыма Цянь рассказывает о поездке лаконично, стремясь придать ей более реальный характер (нет, например, упоминания о посещении Си-ван-му — Матери западных царей). Более того, в ряде ксилографов отсутствуют четыре иероглифа: и жи цянь ли— «делая в день тысячу ли» (об этом см.: Мидзусава Тоситада, т. II, гл. 5, с. 12), что позволяет усомниться и в их наличии в подлиннике Ши цзи. 19. Чжаочэн находился в пров. Шаньси к северу от города Линьфэнь. 20. Местонахождение Цюаньцю определяется недостаточно точно. По словарю Чжунго гуцзинь димин да-цыдянъ, оно находилось в уезде Тяньшуй пров. Ганьсу. По мнению Сюй Гуана (комментарий Цзицзе), оно идентично Хуайли, что в совр. уезде Синпин пров. Шэньси. Ближе к истине, вероятно, первое, поскольку, как сказано далее, Фэй- цзы было поручено пасти табуны в междуречье Цяньшуй-Вэйхэ. Ван Го-вэй также подчеркивает роль этого района в период Чуньцю (Ван Го-вэй, т. II, с. 586). 21. Как показывают слова историка, циньские племена в период правления чжоуского Сяо-вана (897-888 гг. до н.э.) занимались главным образом скотоводством. Поэтому из их среды чжоусцы набирали конюших, колесничих и дрессировщиков. Их нередко называли еще циньи Щ Щ — «циньские варвары» (см., например, надпись на бронзовом сосуде ). Междуречье Цяньшуй и Вэйхэ захватывало крайний запад совр. пров. Шэньси. 22. От Цинь-чжуна историки ведут уже хронологически фиксированную историю Цинь. Пожалование Цинь-чжуну звания дафу свидетельствовало о возросшей силе циньского царства и о стремлении Сюань-вана использовать циньцев как заслон от нажима жунов и ди на территорию Чжоу. Сюань-ван применил в данном случае метод и жун чжи жун — «подавить жунов руками жунов». 23. В речи Ши-фу вождь племен жунов назван ваном, что несколько нарушает традицию китайских источников. Но Цянь Да-синь (1728-1804) правильно, на наш взгляд, подмечает, что титулы ванов уже тогда широко употреблялись большими и малыми правителями в целях своего возвышения (см.: Цянь Да-синь, Исследование расхождений, т. I, с. 6). Такигава Камэтаро считает ван в этом случае не титулом государя, а просто словом «вождь, глава» (ХЧКЧ, т. I, гл. 5, с. И). 24. От Сян-гуна в историографии ведется датировка правления циньских гунов. Хотя время нахождения у власти четырех предшествующих циньских вождей в тексте тоже указано (Цинь-хоу— 10 лет), Гун-бо — 3 года, Цинь-чжун — 23 года, Чжуан-гун — 44 года), однако точность этих сведений ставится под сомнение. Таково, в частности, мнение Лю Таня (X в.), высказанное в работе «Исследование хронологии „Исторических записок“» (с. 11). 25. Кто такой Фэн-ван, установить затруднительно, так как его имя больше в Ши цзи не встречается (см.: Сводный индекс, с. 291). Лян Юй-шэн приводит мнение средневекового комментатора о том, что это имя предводителя жунов (ЛЮШ, кн. 2, гл. 4, с. 4), с которым циньский гун стремился породниться в политических целях. К этому склоняется и Такигава. 26. О Ю-ване и Бао-сы см.: Истзап, т. I, гл. 4. 27. О событиях царствования Сян-гуна говорит и надпись на сохранившемся до наших дней циньском колоколе. О жертвеннике Сичжи и жертвах Сян-гуна духу Белого императора, которого он связывал с покровителем своего дома Шао-хао, говорится и в гл. 28 (Истзап, т. IV, с. 155). 28. Если судить по системе, установленной позднее в Чжоу, то в числе различных видов жертвоприношений были: тай(да)лао — «большое лао», состоявшее из трех животных (быка, барана и свиньи), и шаолао — «малое лао», включавшее двух животных (барана и свинью). Первое чаще приносилось Сыном Неба, второе — князьями (см.: Ли цзи, гл. Ван чжи, — ШСЦ, т, 20, Ли цзи чжэнъи, кн. 2, с. 578). Несколько более расширительно данные термины толкуются в комментарии Гуньян чжуань (см.: ШСЦ, т. 33, с. 140). Хотя циньцы не придерживались еще строгих норм, все же в тексте гл. 5, вероятно, описка. Вместо лао должно стоять шэн ft — «жертвенное животное», что подтверждается аналогичным рассказом об этом эпизоде в гл. 28 (Истзап, т. IV, с. 155). 29. Фраза о поднесении циньским гуном дому Чжоу земель к востоку от гор Цишань вызвала сомнение Лян Юй-шэна и Такигава: мог ли чжоуский правитель реализовать этот дар— ведь восточные рубежи Цинь в период Чуньцю уже подошли к Хуанхэ (а горы Цишань расположены северо-восточнее Баоцзи и значительно западнее Сяньяна). О «драгоценности из Чэнь» существует несколько легенд. Одна из них, говорящая о находке удивительного камня в уезде Чэньцан (совр. пров. Шэньси) и связанных с ним явлениях духов, изложена в тексте гл. 28 Ши цзи и в гл. 25 Хань tuy (Истзап, т. IV, с. 156; ХШБЧ, т. III, с. 2082). 30. Сань цзу чжи цзуй — наказание родственников, связанных с обвиняемым тремя степенями родства Включало либо отца и мать, братьев и жену с детьми (мнение Чжан Яня — комментатора III в.), либо весь род отца, матери и жены (мнение Жу Чуня, 189-265 гг.). Начиная с данного упоминания в гл. 5 в конфуцианской литературе это жестокое наказание приписывается исключительно циньцам, чтобы подчеркнуть их «дикость». Однако в то суровое время подобные наказания были широко распространены и в других княжествах, частично сохранившись в эпоху Хань и в более поздние времена, о чем писал минский ученый Хуан Чунь-яо (см.: ХЧКЧ, т. I, гл. 5, с. 14). 31. Мы последовали за мнением Такигава, считающего слова дацзы, фэн и датэ названиями жунских племен. Однако существует иное толкование этого места, основанное на древней легенде, зафиксированной позднее в книге X в. Лу и щи («Записи о необычайном») Ду Гуан-тина. Легенда рассказывает о том, что в горах Наньшань росла большая катальпа (дерево семейства бигнониевых). Когда Вэнь-гун срубил это дерево, то из дупла его выскочил черный бык, прыгнувший в реку Фэн. В память об этом событии на горе воздвигли «Кумирню разгневанного быка». Э.Шаванн перевел фразу в соответствии с этой легендой (МИС, т. 2, с. 18). В этом случае фа понимается как «срубил», да цзы — большая катальпа, а да тэ — большой бык. Отсюда перевод: «Вэнь-гун срубил большую катальпу в горах Наньшань, а в ней [оказался] большой бык — дух реки Фэн». 32. Здесь и в гл. 14 Ши цзи (Истзап, т. III, с. 90) правитель именуется Нин- гуном, но в следующей, шестой главе и в гл. 20 Хань шу (ХШБЧ, т. II, с. 1460) он же именуется Сянь-гуном. В Цинь хуй-яо дин-бу (с. 4) вновь упоминается Нин-гун. Путаница произошла, по всей вероятности, из-за сходства написания элементов знаков ним Щ и сянь ®. Мнения комментаторов расходятся, и решить вопрос сейчас затруднительно. 33. Столица Нин-гуна Пинъян располагалась в совр. уезде Цишань пров. Шэньси (см.: ДМДЦД, с. 215). Таншэ (в некоторых источниках— Танду) — ставка вождя жунов Бо-вана. Сыма Чжэнь в Соинь, ссылаясь на Ко ди чжи (см. ХЧКЧ), относит ее к уезду Саньюань (совр. пров. Шэньси, севернее Сяньяна). 34. Дашучжан — титул эпох Цинь и Хань. В Хань шу этот титул стоит на 18-м месте в 20-разрядной шкале, т.е. высоко (ХШБЧ, т. II, с. 1134). Однако для раннего периода истории Цинь употребление подобного титула вызывает серьезные сомнения, так как вся система власти только складывалась. Возможно, здесь более поздняя вставка. В современном тексте Ши цзи выделены три имени чиновников, убравших законного наследника. Го Сун-тао высказал предположение, что действовали лишь два человека — Фо-цзи и Сань-фу, а слово вэйлэй — это название циньской должности (Го Сун-тао, с. 33). При этом он ссылается на Хань шу, в гл. 19 которой упоминаются должности, или титулы, чжунлэй (ХШБЧ, т. II, с. 1121, 1129) и юньлэй (там же, с. 1127). Следовательно, можно предположить, что мог существовать и чин вэйлэй. Таково же мнение японского комментатора Окасиро Кома. В случае принятия этой версии фраза переводится так: «Дашучжан Фо-цзи и вэйлэй Сань-фу». Однако в источниках должности вэйлэй все же нет, хотя скрупулезно перечислены все чины, а кроме того, в гл. 6 Сыма Цянь, возвращаясь к этой истории, прямо пишет о трех участниках, что свидетельствует не в пользу гипотезы комментаторов. 35. Чу-цзы в Хронологических таблицах именуется, как и его братья, Гуном — Чу-гун (Истзап, т. Ill, с. 96). 36. Род Пэнси — одна из ветвей племен жунов. По комментарию Чжан Шоу-цзе, этот род проживал в районе Пэнъя (совр. уезд Байшуй в пров. Шэньси). Хуашань — горы в совр. уезде Хуаинь пров. Шэньси, недалеко от прохода Тунгуань. Гу Цзе-ган, комментируя Шан шу, считает эти горы границей между древними областями Юн, Юй и Лян (см.: Чжунго гу-дай дили минчжу сюань- ду, кн. 1, с. 25). Если У-гун шел не прямо в район проживания рода Пэнси, а отклонился к юго-востоку, он мог дойти до гор Хуашань и там остановиться. 37. Этот случай описан в Цзо чжуань под семнадцатым годом Хуань-гуна (ШСЦ, т. 27, с. 310), только стоящий в Цзо чжуань знак ми Щ в имени Гао в Ши цзи заменен однозвучным другим ми — DR. 38. Гуй в Дили чжи отнесен к области Лунси (совр. пров. Ганьсу). Цзи в Цзицзе отождествлено с уездом Цзисянь при Хань (совр. уезд Ганьгу пров. Ганьсу). Оба пункта, таким образом, находились к западу от Цинь. 39. Административная единица сянь Щ — уезд, как явствует из текста Ши цзи, была введена в Цинь значительно ранее, чем в других княжествах. Ду находилось на юго-востоке совр. уезда Чанъань пров. Шэньси, а Чжэн — в совр. уезде Хуасянь той же провинции (ДМДЦД, с. 1201). Царство Сяого (Малое Го) получило свое название после переезда правителя Сиго (Западного Го) на восток вместе с чжоуским ваном, где было создано Наньго (Южное Г о). Сяого находилось в совр. уезде Баоцзи пров. Шэньси. 40. Убийство Сян-гуна в Цзо чжуань упомянуто на год раньше, в 686 г. (ШСЦ, т. 27, с. 345). Все три отмеченных здесь царства, по мнению Ду Юя (V в.), основаны выходцами из рода Цзи, от которого происходил дом Чжоу. Хо находилось в совр. уезде Хосянь, Вэй — в совр. уезде Жуйчэн, Гэн — в уезде Хэцзинь пров. Шэньси. Разгром Хо, Вэй и Гэн армией Цзинь у Сыма Цяня отнесен к разным датам: в данной главе— к 685 г., в гл. 14 (Истзап, т. III, с. 118) и гл. 39 (Истзап, т. V, с. 143) —к шестнадцатому году правления Сянь-гуна, т е. к 661 г. до н.э. Эта же дата зафиксирована в Цзо чжуань (ШСЦ, т. 28, с. 453). Поскольку 661 год до н.э. преобладает в Ши цзи и Цзо чжуань, можно предполагать, что в гл. 5 произошел ошибочный перенос строки с этой записью. 41. В гл. 32 Ши цзи рассказано более подробно о том, что жители Юнлиня ненавидели У-чжи и его друзей-гуляк, в конце концов напали на них и убили У-чжи (Истзап, т. V, с. 44). , 42. Младший брат цзиньского Вэнь-хоу — Чэн-ши получил владение в Цюйво (совр. уезд Вэньси на юге пров. Шаньси) и стал именоваться Хуань-шу. Он и его сын Чжуан-бо все время интриговали против правителя Цзинь, пытаясь занять его место, но только внуку Чэн-ши — У-гуну удалось в 679 г. до н.э. убить цзиньского князя. Когда У-гун отдал чжоускому Ли-вану все захваченные им в Цзинь драгоценности, тот повелел сделать его правителем Цзинь и возвести в ранг владетельного князя— чжухоу (Истзап, т. V, гл. 39, с. 141— 142). 43. Цзюань— местность в княжестве Вэй (совр. уезд Пусянь пров. Шаньдун). Согласно Цзо чжуань, на четырнадцатом году правления Чжуан-гуна в Цзюань собрались правители Ци, Сун, Чэнь, Вэй и Чжэн для переговоров о союзе. Весной следующего года, собравшись вторично, они признали сильнейшим Хуань-гуна— правителя Ци, назвав его ба Щ — гегемоном (см.: ШСЦ, т. 27, Чунь-цю Цзо чжуань чжэнъи, кн. 1, с. 376-377). Период Чуньцю характеризовался резким усилением борьбы за гегемонию среди множества правителей и князей в Китае. Такого рода раздробленность и борьба были характерны для многих государств Древнего мира, достаточно напомнить о наличии лугалей-гегемонов в Древнем Шумере и борьбе за гегемонию в других обществах Передней Азии. 44. Принесение в жертву и захоронение слуг-рабов и близких с умершим правителем отмечается в истории многих раннерабовладельческих государств Древнего мира, в частности в Двуречье в III—II тысячелетиях до н.э. В Китае археологические раскопки иньской эпохи показали, что с умершим правителем или аристократом хоронили, принося в жертву десятки и даже сотни людей, большую часть которых, вероятно, можно считать рабами. Обычай этот существовал и в первую половину эпохи Чжоу, постепенно исчезая. Письменные памятники тоже подтверждают наличие такого ритуала. В трактате Мо-цзы в главе «Экономия при погребении» упоминается о том, что «в случае смерти Сына Неба приносят в жертву людей для сопровождения умершего, самое большее— несколько сот человек, самое меньшее— несколько десятков; в случае смерти военачальника или сановника приносят в жертву для сопровождения умершего самое большее— несколько десятков, самое меньшее — несколько человек...» (см.: ЧЦЦЧ, т. IV, Мо-цзы сянь-гу, гл. 6, с. 107). Сыма Цянь в данной главе свидетельствует о захоронении слуг, чиновников и родственников со знатными людьми и в Цинь. Вопрос этот освещался в трудах современных китайских ученых (Фань Вэнь-лань, Г о Мо- жо, Г о Бао-цзюнь и др.). 45. Юнчэн — столица Цинь, учрежденная Дэ-гуном (совр. уезд Фэнсян пров. Шэньси). 46. О трехстах лао говорится и в гл. 28 Ши цзи (Истзап, т. IV, с. 156). Сыма Чжэнь высказал предположение, что вместо слова бай U — «сто» должно стоять бай Й — «белый», так как циньцы при жертвоприношениях духу Шао-хао превыше всего ставили белый цвет. При такой замене перевод будет: «...принес три жертвы лао животными белой масти». Однако в текстах Ши цзи и Хань шу везде употреблено слово бай — «сто» — без оговорок. Такое значительное число голов скота (900 голов), принесенных в жертву, необычно для ритуала дома Чжоу, но если учесть наличие у циньских правителей больших табунов и стад, неумеренность их еще варварских обрядов, то, вероятно, запись отражает реальное положение. На это указывают, в частности, комментаторы Сюй Фу-юань и Лян Юй-шэн (ЛЮШ, кн. 2, гл. 4, с. 6). 47. В Цинь впервые были установлены периоды — фу для самого жаркого времени года. Существовали три периода — сань фу. начальный, средний и заключительный; первый из них начинается в шестой луне. Жара и влажность порождали болезни, и люди искали способы борьбы с вредной стихией, связываемой ими с темным началом — инь. По верованиям того времени, собаки представляли светлое начало — ян, способное преодолеть действие темных сил. Собак убивали, растягивали шкуры и прибивали их на воротах и дверях, рассчитывая отогнать ядовитых насекомых и пресмыкающихся. До последнего времени в Китае сохранялся обычай в жаркое время года на воротах и дверях для борьбы с вредными насекомыми развешивать пахучие травы — чанпу. 48. Считается, что к I в. до н.э. было построено пять крупных царских жертвенников. Циньский Вэнь-гун поставил Фучжи для жертвоприношений духу Белого императора (Бай-ди), Сюань-гун построил Мичжи для жертв духу Синего императора (Цин-ди), Лин-гун построил Шанчжи для жертв духу Желтого императора (Хуан-ди) и Сячжи — для жертв духу Огненного императора (Янь-ди), и, наконец, ханьский Гао-цзу создал жертвенник Бэйчжи в честь Черного императора (Хэй-ди). Хэян находился на территории Цзинь севернее Лояна, совр. уезд Мэнсянь в Хэнани. 49. Гучжу — здесь название царства или владения цюанъжунов, находившегося к северу от Ци в районе совр. уезда Лулун пров. Хэбэй и далее на север до Чаояна (см.: ДМДЦД, с. 448). Район этот охватывал земли, простиравшиеся на несколько сот километров вплоть до совр. Автономного района Внутренняя Монголия. Об этом походе повествует и Го юй: «...напал на цюаньжунов, атаковал Линчжи и Гучжу, после чего вернулся на юг» (ГЮ, кн. 2, с. 85). 50. В период Хань существовали два уезда с названием Шаолин — в Хунани и Хэнани. Из них для данного случая более вероятен Шаолин, находившийся в самом центре совр. пров. Хэнань в уезде Яньчэн. 51. Царство Юй находилось на территории совр. уезда Пинлу в южной части пров. Шаньси на границе с Хэнанью. Царство Го (здесь, по-видимому, имеется в виду Северное Го) находилось по соседству с Юй в том же уезде. В Цзо чжуань более подробно изложена история захвата этих царств цзинь- ским гуном с помощью подкупа правителя Юй (см.: ШСЦ, т. 28, Чунь-цю Цзо чжуань чжэнъи, кн. 2, с. 478-479, 495-500). История жизни и приключений Байли Си в различных вариантах изложена в нескольких древних сочинениях и обросла некоторыми легендарными деталями (на это указывал и Янь Жо-цзюй). О взятии Байли Си в плен при разгроме царства Юй кроме данной главы говорится в Хань Фэй-цзы (ЧЦЦЧ, т. V, гл. 4, с. 64) и в Люй-ши чунь-цю (ЧЦЦЧ, т. VI, гл. 14, с. 151). Согласно Цзо чжуань, однако, вместе с юйским правителем в плен был взят только Цзин-бо (ШСЦ, т. 28, с. 499-500), имя Байли Си не упоминается. В трактате Мэн-цзы подчеркивается мудрость Байли Си, который, предвидя гибель царства и буду чи не в состоянии повлиять на гуна, заранее покинул Юй и ушел в Цинь (ЧЦЦЧ, т. I, Мэн-цзы чжэнъи, гл. 9, с. 393). Следовательно, Байли Си пленен не был. Сыма Цянь в гл. 39 Ши цзи пишет о взятии в плен Цзин-бо Байли Си (Истзап, т. V, с. 147), причем неясно, идет ли речь об одном человеке (тогда Цзин-бо — титул) или о двух. В Хань шу Байли Си числится в чиновниках третьего ранга, а Цзин-бо — шестого (ХШБЧ, т. II, гл. 20, с. 1482-1484), т.е. явно имеются в виду два персонажа. По-видимому, к периоду Чжаньго, а затем и в Хань сохранялось несколько версий рассказов о появлении Байли Си в Цинь, что и нашло отражение в исторической литературе тех веков. 52. Юань — поселение в Чу, находилось в совр. уезде Наньян пров. Хэнань. 53. Рассказ о том, что Байли Си был приобретен за пять бараньих шкур, кроме данной главы имеется в Чжаньго цэ и в Чжуан-цзы (ЧЦЦЧ, т. III, Чжуан-цзы цзицзе, гл. 23, с. 353). Версию Вань Чжана о том, что Байли Си «сам себя продал», чтобы проникнуть к Му-гуну, отвергнутую Мэн-цзы, Сыма Цянь воспроизводит в гл. 68 (Истзап, т. VII, с. 91) в речи Чжао Ляна, дав, таким образом, два варианта, существовавшие в традиции. История о Байли Си также вошла в фольклор. В комментариях к Мэн-цзы приводятся слова народной песни «Дверной засов», относящейся, вероятно, к эпохе Хань: «Байли Си недавно задумал жениться на мне. Бараньих пять шкур — то дар его свадебный». Здесь указанные пять шкур получают уже совсем другое назначение. 54. По Гунъян чжуань, под Хэцюй понимается излучина реки Хуанхэ на стыке трех современных провинций: Шэньси, Шаньси и Хэнань. В излучине находились земли, на которых сейчас расположен уезд Юнцзи пров. Шаньси. На том основании, что далее под 615 г. до н.э. упоминается бой в Хэцюй, о котором имеется запись в Цзо чжуань (см.: ШСЦ, т. 28, с. 783), Лян Юй-шэн считает весь отрывок о бое в гл. 5, состоящий из 11 иероглифов, ошибочной вставкой (ЛЮШ, кн. 2, гл. 4, с. 8). Об этом же упоминает Го Сун-тао (с. 34). Представляется, что сомнение Лян Юй-шэна и Го Сун-тао необоснованно. Ведь могли произойти два сражения, причем если об исходе первого из них Сыма Цянь ничего не говорит, то в результате второго армия Цзинь была разгромлена. Кроме того, в данном случае указывается точное время— осень, а из Цзо чжуань известно, что второй бой произошел в двенадцатой луне, т.е. зимой. Таким образом, есть основание предполагать, что между Цинь и Цзинь имели место два сражения. 55. Существовало несколько Синьчэнов. Данный располагался в совр. уезде Вэньси пров. Шаньси. Шэнь-шэн, Чун-эр и И-у были наиболее способными сыновьями цзиньского Сянь-гуна. Но наложница гуна Ли-цзи, привезенная им из похода на жунов, стремилась поставить у власти своего сына Си-ци и для этого возвела на Шэнь-шэна обвинение в намерении отравить отца. Шэнь-шэн бежал в Синь- чэн, где погиб. В гл. 39 сказано о его самоубийстве (Истзап, т. V, с. 146). Чун- эр укрылся сначала в своем владении Пу, а И-у — в Цюй, но потом оба бежали к племенам ди. Впоследствии И-у с помощью дома Цинь стал правителем княжества Цзинь под титулом Хуй-гуна. 56. Под названием Куйцю существует несколько пунктов. В данном случае, по мнению ряда комментаторов, имеется в виду Куйцю в княжестве Сун. Если руководствоваться толкованием цзиньского Ду Юя, то Куйцю находился на территории совр. уезда Цисянь пров. Хэнань, южнее Кайфына. 57. В данном примере, как и раньше, возможна двоякая трактовка термина байсин. В аналогичном тексте Го юй стоит слово чжун Ж, следовательно, речь идет о народе, населении в широком значении. Шаванн так и перевел — son peuple (МИС, т. 2, с. 30). Но можно усматривать в словах Му-гуна признание значительной роли байсинов— родовой аристократии, знати княжества — в управлении. Мы склоняемся к второму толкованию. 58. Гуань Чжун (см. коммент. 191 к гл. 4, — Истзап, т. I, с. 334) — видный деятель княжества Ци. «Жизнь его была полна превратностей, — писал о нем В.М.Штейн, — и рискованных ситуаций. Пробившись из среды низов к самой вершине общественной лестницы, он, бывший раб, был вдохновителем политики, приведшей главу княжества Ци князя Хуаня к роли первого в Китае „гегемона11 — ба...» (В.М.Штейн, Гуань-цзы, с. 19). Си Пэн — сановник циско- го Хуань-гуна, потомок Чжуан-гуна. В гл. 32 Ши цзи смерть обоих сановников отмечена на три года позднее — в 645 г. до н.э. (Истзап, т. V, с. 50). Действительно, в 648 г. до н.э. Гуань Чжун еще выполнял поручение гуна по усмирению жунов (главы 14 и 32). Следовательно, в гл. 5 допущена ошибка. Лян Юй-шэн (ЛЮШ, кн. 2, гл. 4, с. 8) считает, что ошибочная датировка смерти Гуань Чжуна пришла из текста Гулян чжуань (ШСЦ, т. 35, Чунь-цю Гулян чжуань чжушу, гл. 8, с. 188), что вполне возможно. 59. В гл. 39 Ши цзи фраза о виновности И-у и невиновности байсинов вло жена в уста самого Му-гуна, а не Байли Си (Истзап, т. V, с. 151), что, в общем, не меняет смысла. , 60. О Юнчэне см. коммент. 45. Цзян (при Сяо-хоу переименован в И) — столица княжества Цзинь, находившаяся в совр. уезде Ичэн пров. Шаньси. Зерно, по всей вероятности, отправлялось по реке Вэйхэ, затем Хуанхэ и оттуда на повозках на север — к Цзяну. 61. Место боя обозначено не ясно: «Хань ди»— «земли Хань» или «местность Хань». В гл. 39 Ши цзи (Истзап, т. V, с. 152), в Цзо чжуань (ШСЦ, т. 28, с. 551), в Люй-ши чунь-цю (ЧЦЦЧ, т. VI, с. 82) в этом же случае назван пункт Ханьюань, который находился на территории совр. уезда Ханьчэн в Шэньси (ДМДЦД, с. 1305), т.е. на западном берегу Хуанхэ. Однако у китайских комментаторов упоминание Ханьюани вызывает сомнение, так как из Цзо чжуань известно, что армия Цинь успела переправиться через Хуанхэ до боя. Следовательно, бой должен был произойти в Шаньси на другой стороне Хуанхэ (считается, что где-то в совр. уезде Хэцзинь). Лян Юй-шэн, отметив, что циньцы просили продовольствие зимой на четырнадцатом году правления Му-гуна, а бой произошел в девятой луне следующего года, т.е. почти через год, полагает, что в записях глав 5 и 39 ошибка (ЛЮШ, кн. 2, гл. 4, с. 9): решив напасть на Цинь в период голода, правитель Цзинь не должен был ждать до осени (и до нового урожая, добавим мы). Однако, нам кажется, что сомнение Лян Юй-шзна неоправданно. Цзинь могло начать военную кампанию весной, когда последствия неурожая особенно ощутимы. Пока армии двигались друг к другу в тогдашних условиях, могло пройти три- четыре месяца. Таким образом, решающий бой мог произойти и в девятой луне. 62. Иероглиф чжи означает «перегрузка лошади», «остановка лошади из-за тяжести», «лошадь оседает ногами», отсюда и толкование комментаторов: лошадь И-у провалилась и осела в болоте, что и привело к его пленению. В гл. 39 рассказано, кроме того, об отказе сановника Цин Чжэна защитить в этот момент своего князя, не принявшего ранее его совет о помощи циньцам зерном (Истзап, т. V, с. 152-153), за что позднее сановник был казнен. 63. В главе приводятся слова из приказа Му-гуна о намерении принести пленного И-у в жертву Верховному владыке— Шан-ди. В других древних книгах этого нет. Так, в Го юй говорится о совещании Му-гуна с дафу — сановниками, на котором он обсудил вопрос о том, что выгоднее им сделать: убить правителя Цзинь, изгнать его или вернуть в Цзинь и восстановить на престоле (Го юй, Цзинь юй, гл. 9). Такое описание более реалистично. Вполне возможно, что Сыма Цянь использовал другой вариант предания об этом событии. Выражение жу цзюнь мин Щ g пр — «опозорить повеление (поручение) правителя» взято из Лунь юй (гл. 13, § 20), где говорится, что настоящий чиновник, посланный в любую часть страны, не может не выполнить повеления или порученной ему правителем миссии. 64. В Чунь-цю говорится о смерти правителя Ци под двенадцатой луной семнадцатого года правления Си-гуна, т.е. в конце зимы 643 г. до н.э. (ШСЦ, т. 28, с. 564). Похороны гуна, по Чунь-цю, состоялись осенью 642 г. По-видимому, Сыма Цянь отметил в главе лишь дату похорон. 65. Царство Лян находилось на юге совр. уезда Ханьчэн пров. Шэньси. Царство Жуй, упоминаемое в Ши цзине, географические словари относят к совр. уезду Чаои, там же, на юге Шэньси. Но Жуй, упоминаемое в Цзо чжуань, отождествляется с территорией совр. уезда Жуйчэн на юге соседней пров. Шаньси (ДМДЦД, с. 532). Расстояние между этими уездами всего 60-70 км. Можно думать, что, когда циньцы стали покорять близкие к ним владения, еще сохранившиеся на западном берегу Хуанхэ в Шэньси, части знати и жителей Жуй удалось бежать на восток и обосноваться в Шаньси. Поэтому мы склонны относить царство Жуй в 640 г. к уезду Чаои. ' 66. С именем Вэнь-гуна — Чун-эра связано возвышение Цзинь. Пробыв 19 лет в изгнании, объехав ряд княжеств и накопив определенный политический опыт, Чун-эр вернулся домой уже в возрасте 62 лет. Он сумел привлечь опытных помощников, усилить армию и улучшить управление подвластными ему территориями (подробнее о нем см.: Истзап, т. V, гл. 39, с. 155-167). 67. Изложение указанных событий в данной главе весьма лаконично, поэтому получается, что чжоуского Сян-вана водворили на место оба союзника — Цинь и Цзинь. Между тем уже в Хронологических таблицах и в гл. 39 Сыма Цянь отчетливо дает понять, что его восстановил на престоле цзиньский гун (Истзап, т. III, с. 134; т. V, с. 161). В Цзо чжуань сообщается об отказе цзиньского хоу от военной помощи Цинь (см.: Лю Вэнь-ци, с. 391). Однако мы полагаем, что сам факт выступления Му-гуна с армией на помощь правителю Чжоу бесспорен. Это выступление сыграло свою роль, воздействовав на врагов Сян-вана, а завершил кампанию, по-видимому, один цзиньский правитель. 68. Как известно, в 632 г. до н.э. Вэнь-гун во главе четырех княжеств — Цзинь, Сун, Ци и Цинь — разбил под Чэнпу войска враждебной коалиции — армии Чу, Чэнь и Цай. По мнению Чжан Шоу-цзе, Чэнпу находилось на территории княжества Вэй в совр. уезде Чэньлю пров. Хэнань, немного южнее Хуанхэ. Имеется суждение о том, что Чэнпу находилось в совр. пров. Шаньдун (см.: ШЦДМК, с. 546), однако этот вариант представляется малоубедительным из-за отдаленности района для переброски туда армий двух больших коалиций. С этого момента правитель Цзинь почти на целое столетие (до 546 г.) становится гегемоном Китая, причем за этот период Цзинь и Чу воевали трижды. 69. Столица княжества Чжэн называлась Цзин и располагалась к юго- востоку от совр. уездного города Инъян в пров. Хэнань (около Чжэнчжоу). 70. Это был не коренной чжэнец, как указано в главах 5 и 39, а циньский сановник Ци-цзы, которого за два года до этого послали в Чжэн для оказания помощи в обороне столицы. Там ему поручили заведовать северными воротами и вручили ключи от них (см.: ШСЦ, т. 28, с. 682). 71. Сяошань — один из естественных защитных барьеров на дальних подступах к Цинь, находившийся на северо-западе совр. уезда Лонин пров. Хэнань. 72. Столица Чжоу в это время располагалась в Ванчэне, к северо-западу от совр. Лояна. Северные ворота назывались также Цяньцзи $2 Ш (см.: ШСЦ, т. 31, с. 2060). В Го юй более подробно сказано, чтб именно осуждал сановник в поведении войск. Оказывается, воины не соблюли правил отдания почестей дворцу вана, расположенному в столице, — при поклоне сняли только шлемы, оставив на себе остальные доспехи, а некоторые небрежно спрыгнули с колесниц и тут же забрались обратно. В этом Вансунь Мань усматривал легкомыслие и зазнайство циньских воинов, предопределившие их поражение (Го юй, гл. 2, с. 20). 73. Хуа, или Фэйхуа, — небольшое владение, находившееся на юге совр. уезда Яньши пров. Хэнань, в районе города Гоушичжэня. Считалось владением потомков общего с чжоуским домом рода Цзи, в период Чуныцо неоднократно захватывалось сильными княжествами, пока не было окончательно ликвидировано. 74. В изложении Цзо чжуань действия торговца Сянь Г ао объясняются не испугом, а желанием спасти свое княжество от беды. Увидев неприятеля, торговец якобы сказал: «Мой правитель, узнав, что вы во главе войск выступили в поход [и двигаетесь] к нашему городу, осмеливается поднести следующим за вами воинам этих быков как скромный наш дар. Если ваша армия задержится в наших местах, мы сумеем снабдить ее продовольствием на сутки, а при [дальнейшем] походе обеспечить ночное сопровождение». Одновременно Сянь Гао послал своего человека срочно доложить об этом чжэнскому правителю (ШСЦ, т. 28, с. 684-686). Такая же картина нарисована в трактате Хуай- нань-цзы. 75. Траурный цвет в Китае издревле белый, но когда в период траура сын или родственник вынужден был выполнять какие-то дела и находился при исполнении служебных обязанностей (в данном случае, в военном походе), он одевался в грубую пеньковую траурную одежду черного цвета. 76. Пэнъя — поселение Цинь, располагавшееся в совр. уезде Байшуй пров. Шаньси. В Цзо чжуань более конкретно указана цель этой кампании — Му- гун хотел взять реванш за разгром его армии на юге, под Сяошань (ШСЦ, т. 28, с. 713). Но Цзинь, находившееся в зените силы, повело свои армии широким фронтом и развернуло бой на севере, на циньской земле. 77. Слова ши I# и шу Щ мы перевели: «стихи и книги», имея в виду появившиеся к тому времени записи летописцев, песни и гимны, известные в период Чуныцо в разных царствах и княжествах. Э.Шаванн перевел эти два слова как названия сочинений — Ши цзин и Шу цзин (МИС, т. 2, с. 41), что едва ли правомерно для периода VII в. до н.э., когда этих сочинений как таковых еще не существовало. Вместе с тем если считать эту притчу созданной в период Чжаньго, а так оно, вероятно, и было, то упоминание Шу цзина и Ши цзина становится объяснимым, можно предположить, что Сыма Цянь механически повторил более поздние утверждения. 78. Диалог Му-гуна с Ю-юем имеет философский и политический смысл (он встречается в несколько иной редакции также в трактате Хань Фэй-цзы, — см.: ЧЦЦЧ, т. V, гл. 3, с. 48-50). Прославление простоты, бережливости, «недеяния» правителя отражает главным образом идеи древнего даосизма, к которым испытывали определенные симпатии Сыма Тань и Сыма Цянь, поэтому отрывок нельзя считать случайным. Лян Юй-шэн с позиций ортодоксального конфуцианства считает ошибочным помещение речей Ю-юя как подлинных в текст главы (ЛЮШ, кн. 2, гл. 4, с. 12), забывая о том, что большинство речей, относящихся даже к более поздним периодам, лишь художественно обработанные историком легенды и притчи, призванные отразить определенные политические позиции сторон. Го Сун-тао находит в этом диалоге и политический подтекст, связанный, по его мнению, с завуалированной критикой Сыма Цяня действий императора У-ди, при котором историк жил и работал. В это время сюнну часто нападали на Китай, а империя Хань не могла справиться с Ними (Го Сун-тао, с. 34-35). 79. Нэйши — одна из должностных категорий чжоуского Китая. Самая ранняя функция этого чиновника— секретарь правителя. Л.С.Переломов отмечает, что в княжестве Лу нэйши выполнял обязанности личного секретаря правителя. С усилением власти правителей царств и княжеств выросли и права нэйши. В период Чжаньго нэйши стал ведать всеми финансами страны и получил право «проверки и установления [степени] заслуг... [чиновников]» (Л.С.Переломов, Империя Цинь, с. 47). Позднее, при династиях Цинь и Хань, нэйши— начальник столичного округа и гарнизона. В 135 г. до н.э. ввели должности начальников восточного и западного округов — цзонэйши и юнэйши. 80. Наш перевод исходит из основного значения лу — «пленник». В некоторых ксилографах вместо лу {Ц стоит люй J®— «думать, заботиться» (см.: Мидзусава Тоситада, т. II, гл. 5, с. 30, где отмечено 6 списков). В аналогичном тексте Хань Фэй-цзы стоит слово ту Щ — «задумывать, замышлять». Тогда изменяется и перевод: «Когда между правителем и его чиновником появляется несогласие, можно наметить меры [борьбы с этим]». 81. Му-гун и Ю-юЙ сидели на цюйси— на циновках, разостланных под углом так, что хозяин и гость оказывались рядом. В таком смысле текст толкуют Чжан Шоу-цзе, Накаи Сэкитоку, Ли Ли и др. Существуют и дуйси — циновки, расстилаемые напротив друг друга, когда сидящих разделяет стол. 82. Кроме трактата Хань Фэй-цзы (ЧЦЦЧ, т. V, гл. 10, с. 56) история с Ю-юем приводится кратко и в Люй-ши чунь-цю (ЧЦЦЧ, т. VI, гл. 24, с. 307). В Хань шу в главе о литературе И-вэнь-чжи упоминается утраченное позднее сочинение Ю-юя в трех главах (ХШБЧ, т. V, с. 3162), по-видимому, представлявшее собой собрание записанных о нем притч. 83. Сжигание за собой лодок— применявшийся древними полководцами прием, который исключал возможность отступления своих войск и заставлял солдат сражаться до победы или смерти. У Сунь-цзы говорится: «приступая к решительным действиям, надлежит сжечь корабли и разбить котлы; вести солдат так, как гонят стадо овец...» (цит. по: Н.И.Конрад, Сунь-цзы. Трактат о военном искусстве, с. 52). Это, по-видимому, проделали и циньские военачальники. Вангуань находился в совр. уезде Вэньси пров. Шэньси. Хао — цзиньское поселение, находившееся в совр. уезде Босян пров. Хэбэй. Но это примерно в 300 км от Вангуаня, и маловероятно, что циньская армия за короткое время туда дошла. В Цзо чжуань вместо Хао указан пункт Цзяо (ШСЦ, т. 28, с. 720), местоположение которого неизвестно. Э. Шаванн считает Хао, или Цзяо, небольшим селением в уезде Линьцзинь (МИС, т. 2, с. 43), что соответствует совр. уезду Юнцзи. Это более вероятно, так как между уездами Вэньси и Юнцзи расстояние 40-50 км. 84. Выражение хуан-фа бо-бо означает «храбрые мужи с желтеющими (т.е. седеющими) волосами». 85. В данной главе говорится, что Му-гун юй жэнь чжоу е $U А III -Щ, т.е. «с людьми обходителен», «совершенен в отношениях с людьми». В Цзо чжуань более подробный текст, но без клятвы: «Таким образом, благородные мужи поняли, что циньский Му-гун действительно [настоящий] правитель, он выдвигает людей, всесторонне [зная их], и с людьми постоянен» (Лю Вэнь-ци, с. 492). 86. Древние книги сообщают, а археологические находки подтверждают существование в эпоху Чжоу большого числа музыкальных ударных инструментов. Сыма Цянь пишет о присылке Му-гуну цзинь-гу й Ш, что может быть понято и как «барабан» (Э.Шаванн перевел: un tarn tarn, — МИС, т. 2, с. 45), «барабаны» или «гонги и барабаны». Это мог быть набор из нескольких гонгов (колокольцев) и барабанов. Из Чжоу ли известно, что для ритуалов и военных команд существовали барабаны: лэй-гу, используемый при жертвах небесным духам, лин-гу — при жертвах духам земли, лу-гу — при жертвах духам предков, фэнь-гу, используемый во время войны, и т.п. Гонги или колокольцы также делались разные: цзинь-чжо — для марша войск, цзинь-нао — для знака об отступлении и т.д. (см.: ШСЦ, т. 12, Чжоу ли чжу-шу, кн. 2, с. 445-449). Такая разработанная система появилась, вероятно, к концу Чжоу, но элементы ее существовали уже в VII в. до н.э., к которому относятся описываемые события, поэтому мы предполагаем, что в дар Сына Неба мог входить какой-то набор колокольцев и барабанов. 87. Род Цзы-юй в Цзо чжуань, как и в Ши цзине, именуется родом Цзы-цзюй (см.: ШСЦ, т. 28, с. 743). О захоронениях людей см. также коммент. 44. Песня Хуан-няо (в русском переводе «Там иволги»)— шестая из песен Царства Цинь, воспевающая достоинства трех храбрейших воинов и помощников Му-гуна. Песня кончается знаменательными словами: А ты, о лазурное небо вдали! Так губишь ты лучших из нашей земли! Как выкуп за тех, кто живым погребен, Сто жизней мы отдали б, если б могли. (См.: Шицзин, с. 159.) 88. Гу Янь-у в Жи-чжи-лу выражает удивление, почему Сыма Цянь воспроизводит это не оправдавшееся предсказание — ведь Цинь завоевало всю Поднебесную (см.: ЛЮШ, кн. 2, гл. 4, с. 15). Представляется, что включение в текст несбывшихся пророчеств свидетельствует о существовании разных взглядов на будущее Цинь. С другой стороны, здесь высказана и определенная ирония по отношению к конфуцианским цзюньцзы, которые оказались недальновидными. 89. Линху — поселение, находившееся в совр. уезде Аньцзэ пров. Шаньси. 90. По Ко ди чжи (см. комментарий Чжэньи, — ЧЦЦЧ, т. VI), Учэн — это древний Упинчэн в Чжэнсяне, что соответствует совр. уезду Дали в пров. Шэньси, северо-западнее Тунгуаня. 91. Шаолян— местность, ранее входившая в состав княжества Лян. В 640 г. до н.э. Цинь покончило с Лян и Шаолян стал циньским. Находился в совр. уезде Ханьчэн пров. Шэньси. 92. Цзима — местность на территории совр. уезда Юнцзи, на крайнем юге пров. Шаньси. Хэцюй — это не какой-то определенный пункт, а район, где река Хуанхэ, текущая почти вертикально с севера на юг, делает крутой, под прямым углом, поворот на восток. На западной стороне реки лежат земли совр. уезда Чаои в Шэньси, на восточной — уезда Юнцзи в Шаньси (см. также коммент. 54). Здесь и разыгрались ожесточенные бои армий Цинь и Цзинь. Из описания этих событий в Цзо чжуань не следует, что армия Цзинь потерпела сильное поражение, однако целая серия боев под Линху, Учэном, Цзима в излучине Хуанхэ ослабили Цзинь, которое служило мощным заслоном при экспансии циньцев на восток (см.: Цзянь Бо-цзань, Очерки истории Китая, т. И, с. 7). 93. Упоминание об этом походе см. гл. 4 (Истзйп, т. I, с. 207). Треножники были символами власти (пусть номинальной) над всем Китаем. 94. В разных главах Ши цзи Сыма Цянь приводит отличающиеся друг от друга подробности этого военного эпизода. Так, в гл. 14 говорится о захвате и казни циньского лазутчика (Истзап, т. III, с. 154), об этом же рассказывает Цзо чжуань (ШСЦ, т. 29, с. 896); в гл. 39 фигурирует уже не лазутчик, а циньский военачальник Чи (Истзап, т. V, с. 171). Лян Юй-шэн объясняет расхождения использованием различных источников (ЛЮШ, кн. 2, гл. 4, с. 16). 95. Судя по изложению в Цзо чжуань, а также в 14-й (Истзап, т. III, с. 154) и 39-й (Истзап, т. V, с. 171) главах Ши цзи, данное событие произошло на три года раньше, т.е. в 597 г. до н.э. В гл. 5 явная ошибка: вместо цифры 7 поставлено 10 (частая путаница двух сходных иероглифов -fc и -j- ). Поправка внесена нами в перевод. 96. Местоположение Ли не совсем ясно. В период Чуньцю существовали три пункта с таким названием на землях Чжэн, Чу и Цзинь, первые два — на территории совр. пров. Хэнань, третий — в пров. Шаньси. Шаванн склоняется к тому, что речь идет о последнем, и он, вероятно, прав, так как время для дальних походов армии Цинь тогда еще не пришло. 97. Где точно находился Юйлинь, неизвестно, но, поскольку союзная армия перешла на западный берег реки Цзиншуй, такое поселение должно было находиться в самом центре циньской территории (совр. пров. Шэньси). В главах 5 и 14 (Истзап, т. III, с. 178), в гл. 39 (Истзап, т. V, с. 177) историк сообщает о поражении армии Цинь, а затем о последующем отходе союзных войск без объяснения причин его. В Цзо чжуань этот поход описан подробнее (ШСЦ, т. 30, с. 1310-1311). Незавершенность кампании объяснялась разногласиями среди командиров союзников по вопросу о плане дальнейших действий; к тому же циньцы отравили воды реки Цзиншуй, и погибло немало солдат. Таким образом, полного поражения армии Цинь не произошло, так же как и не было полной победы цзиньской армии с ее союзниками. Однако Лян Юй-шэн (ЛЮШ, кн. 2, гл. 4, с. 16), а за ним и Такигава (ХЧКЧ, т. I, гл. 5, с. 40), основываясь на высказывании одного цзиньского военачальника, считавшего эту операцию поражением и позором Цзинь, пришли к заключению, что в Ши цзи ошибочно сообщается о поражении Цинь. С этим трудно согласиться, так как сам факт прихода армии Цзинь на берега Цзиншуй свидетельствовал о неудачах циньской армии, и только нерешительность союзников и разногласия в командовании помешали успешному завершению этого похода. 98. Сыма Цянь в гл. 14 (Истзап, т. III, с. 184) упоминает о поездке Цзин- гуна в Цзинь на два года позже, в 548 г. до н.э. В Цзо чжуань под двадцать пятым годом Сянь-гуна (тоже 548 г.) имеется запись о союзе Цинь и Цзинь, к которому присоединилось и княжество Хань, но говорится о поездке в Цзинь Цинь Бо-цзюя (ШСЦ, т. 30, с. 1463). Таким образом, налицо разнобой в датах (548 и 550 годы) и упоминаются разные лица. Установить истинный ход событий затруднительно. 99. Цянь был младшим братом Цзин-гуна, но от другой матери, как это явствует из текста Цзо чжуань (первый год Чжао-гуна), что и отражено в нашем переводе. 100. Владение Шэнь (упоминается в гл. 4, — Истзап, т. I) было завоевано Чу в 687 г. до н.э. Оно находилось на севере уезда Наньян пров. Хэнань. Цин Фэн был первым советником правителя Ци, но показал себя с плохой стороны: был жесток, властолюбив и распущен, и в конце концов вынужден был бежать. Он укрылся в княжестве У, где его и настигло наказание (см.: Истзап, т. V, гл. 31, с. 31, гл. 32, с. 57). 101. В «Исторических записках» отражены три версии событий: убийство Лин-вана, осуществленное Ци-цзи (главы 5, 31, 33, 35, 36), смерть Лин-вана от истощения (гл. 40) и его самоубийство (гл. 14). Последнее совпадает и с изложением в Цзо чжуань (ШСЦ, т. 31, с. 1873-1878). Помимо этого, в Чунь-цю говорится, что Лин-вана убил княжич Би, а последнего — уже Ци-цзи. Учитывая отдаленность описываемого периода, подобные несовпадения вполне естественны. 102. Известно, что Пин-ван посылал в Цинь за невестой для сына своего сановника Фэй У-цзи (Истзап, т. V, гл. 40, с. 196), однако из данной главы следует, что ван ездил сам. В Цзо чжуань это событие значится под 523 г. до н.э., т.е. на три года раньше. 103. По версии Цзо чжуань, а также гл. 66 Ши цзи, сын Пин-вана Цзянь бежал сначала в Сун, откуда вместе с сановником У Цзы-сюем — в княжество Чжэн. Вскоре Цзянь был убит в Чжэн, а У Цзы-сюй вновь бежал и с трудом добрался до княжества У, где стал советником наследника правителя (см.: Истзап, т. VII, гл. 66, с. 58-59). 104. Шесть цинов— высших сановников в Цзинь носили фамилии: Чжао, Хань, Вэй, Чжи, Фань, Чжунхан. Княжество Цзинь перестало быть гегемоном в 546 г. до н.э., и главенство перешло к Чу. Несмотря на заметное ослабление Цзинь, оно до середины V века оставалось одним из сильнейших княжеств Китая. Цинь же еще не располагало достаточными силами, было ослаблено рядом поражений и оказалось не в состоянии использовать смуты в Цзинь в своих целях, поэтому историк и отмечает отсутствие войн между Цинь и Цзинь в этот период. 105. Ин— столица Чу, находившаяся на месте совр. города Цзинаньчэн в уезде Цзянлин пров. Хубэй. 106. При краткой передаче событий этих лет в гл. 5 появились известные смещения в датах и событиях, а также прямые ошибки, которые выявляются при сопоставлении глав Ши цзи и других источников. К их числу относятся следующие: а) выступление сановников из родов Чжунхан и Фань против дома Цзинь произошло в 497 г., а не в 496 г., как указано в гл. 5 (правильная дата отмечена в главах 14 и 39 Ши цзи)-, б) бегство этих сановнцков в Ци произошло через семь лет (в 489 г.) после описываемых событий; в) Чжао Цзянь-цзы (точнее, Хань Цзянь-цзы, или Хань Бу-синь) не мог участвовать в этом нападении, так как еще до этого бежал из Цзинь. 107. В Чунь-цю и в Цзо чжуань убийцей правителя Ци назван Чэнь Ци (ШСЦ, т. 32, с. 2342), а не Тянь Ци. 108. Война княжеств У и Ци продолжалась не один год. В Цзо чжуань под десятым годом Ай-гуна (485 г. до н.э.) сообщается о нападении войск У с союзниками на южные поселения Ци, о поражении нападавших и отходе уских отрядов (ШСЦ, т. 32, с. 2359), об этом же пишет Сыма Цянь в гл. 32 (Истзап, т. V, с. 61). В гл. 31 под этим же годом сначала отмечается новый поход на се вер против княжества Ци, а затем подтверждается поражение усцев (Истзап, т. V, с. 37). Таким образом, в тексте гл. 5 очевидная ошибка, касающаяся поражения войск княжества Ци. Чжан Вэнь-ху предполагает случайную замену У на Ци (см.: ХЧКЧ, т. I, гл. 5, с. 43), что наиболее вероятно. 109. Подписание договора сопровождалось жертвоприношениями и церемонией помазания губ договаривающихся князей кровью жертвенных животных (ша |fc) в знак верности клятве о союзе. Тот, кто первым совершал обряд помазания губ кровью жертвенных животных, считался старшим в этом союзе. Нередко стороны спорили о старшинстве. Данный спор между правителями Цзинь и У описан в Цзо чжуань, причем первенство было признано за цзинь- ским князем (ШСЦ, т. 32, гл. 59, с. 2388-2389). В Го юй при описании того же спора первым назван уский гун (ПО, гл. 19, с. 222). Сыма Цянь повторил версию Го юй. Противоречия объясняются, по-видимому, симпатиями составителей и различиями в преданиях. Позднейшие комментаторы не пришли к единому мнению о том, кто возглавил союз, что отметил и Дж.Легг (Legge J., The Chinese Classics, т. V, с. 833). Хуанчи— местность в совр. уезде Фэнцю пров. Хэнань, чуть севернее Хуанхэ (ДМДЦД, с. 978). Если такая локализация верна, то ускому вану для заключения союза пришлось пересечь значительную часть территории тогдашнего Китая. 110. Княжество Чэнь располагалось на территориях, относящихся к совр. восточным районам пров. Хэнань и северным районам пров. Аньхой (уезд Бо- сянь). 111. Иероглиф Ш Цянь означает «яма, ров, траншея». Цель подобных работ вблизи Хуанхэ не очень ясна. Скорее всего, речь могла идти о создании запруд или дамб. Э.Шаванн перевел: «возвели плотину...» (МИС, т. 2, с. 55). Однако значения «плотина» для цянь словари не дают, поэтому нами сохранен перевод, основанный на существующем значении цянь. 112. Дали — царство жунов. Располагалось в совр. уездах Дали и Чаои на юго-востоке пров. Шэньси. Центром этого жунского царства был город Ван- чэн, носивший одинаковое название со столицей Чжоу. Цинь, захватив Дали, переименовало его в Линьцзинь. 113. Пиньян находился на территории совр. уезда Фупин пров. Шэньси. Учэн — см. коммент. 90. 114. Чжи-бо— представитель одного из сильных родов в Цзинь, выдвинувшийся в период смуты. Поставив у власти Цзяо с титулом Ай-гуна, Чжи-бо фактически правил в Цзинь (см.: Истзап, т. V, гл. 39, с. 180). К 453 г. до н.э. обозначился процесс постепенного распада единого княжества Цзинь на несколько владений, хотя окончательно оно разделилось на три новых княжества через полстолетия — в 403 г. до н.э. 115. Чжи Кай— по мнению Чжан Шоу-цзе, сын убитого Чжи-бо. Но, по данным Чжан Чжао, на которого ссылается Такигава Камэтаро, у Чжи-бо не было сыновей, и Чжи Кай — один из его более дальних родичей (ХЧКЧ, т. I, гл. 5, с. 44). 116. Ицюй— небольшое жунское царство, земли которого охватывали территорию нескольких совр. уездов (Нинсянь, Цзинчуань и др.) пров. Ганьсу. 117. Княжество Наньчжэн, или Южное Чжэн, располагалось на юге совр. пров. Шэньси, где и в настоящее время имеются город и уезд с таким названием. В период Чуньцю было завоевано более сильным княжеством Чу, а затем перешло в подчинение Цинь, против которого, очевидно, и восстало. 118. Цзегу располагался на севере совр. уезда Ханьчэн пров. Шэньси. Согласно данным Хронологических таблиц (Истзап, т. III, гл. 15, с. 248), Лин-гун правил всего 10 лет и умер в 415 г. до н.э., в год возведения стены вокруг Цзегу, поэтому цифра 13 в гл. 5 — явная описка. 119. Обязательное ношение мечей— не только военная мера, но и свидетельство развития производства металлов в ранее отсталом княжестве Цинь. Мечи в Цинь по качеству уступали, видимо, чуским мечам, так как позднее в беседе Чжао Сян-вана с Фань Суем говорилось о превосходстве железного оружия армии Чу (см.: Чжоу Вэй, с. 227). Позднее Цинь Ши-хуан, опасавшийся за свою жизнь, запретил ношение личного оружия всем чиновникам. Чунцюань — древний город, находившийся на территории совр. уезда Пу- чэн пров. Шэньси. Э.Шаванн, как нам представляется, ошибочно включает глагол чэн — «обносить стеной» — в состав названия города Лочэн (МИС, т. 2, с. 57), тем более что после этого вынужден признать неизвестность его местоположения. Мы видим в этой фразе не общий акт обнесения рвами двух городов — Лочэна и Чунцюаня, как французский синолог (il creusa des fosses a Lo-tch’eng et Tchang-ts’iuen), а два действия: рытье рвов у реки Лошуй и возведение стены у Чунцюаня (это подтверждается разбивкой фраз у Гу Цзе-гана). 120. Сын Хуй-гуна в главах 6 и 25 Ши цзи именуется Чу-гун Ж В Ши- бэнь (вариант Чжан Шу,— Шибэнь, с. 121) прозван Шао-чжу 'Р 2Ё («младший правитель»), а в Люй-ши чунь-цю — Сяо-чжу («малый правитель»). 121. Под 441 г. упоминалось о восстании Южночжэнского владения против Цинь. Теперь же, по-видимому, оно было вновь подчинено Цинь по ходу движения циньской армии на юг против Шу. 122. В описании событий, связанных с устранением Чу-цзы, имеются разночтения. Здесь и в гл. 15 Ши цзи сообщается о казни Чу-цзы, в гл. 6 — о его самоубийстве и захоронении тела в Юн. В Люй-ши чунь-цю картина более детальная: когда из-за каких-то реформ от Чу-цзы отвернулись советники и бай- сины, власть решил захватить другой сын Лин-гуна — Лянь (а не Сянь). Ему помог чиновник Цзюнь Гай. Войска, посланные Чу-цзы, перешли на сторону Ляня и окружили Чу-цзы в Юн. Увидев это, он покончил с собой (см.: ЧЦЦЧ, т. VI, Люй-ши чунь-цю, гл. 24, с. 312-313). Сыма Цянь отразил в главах 5 и 6 два варианта гибели Чу-цзы, по-видимому, не отдавая предпочтения ни одному из них. 123. Л иян находился в совр. уезде Линьтун пров. Шэньси. Туда Сянь-гун перенес столицу. По мнению Ван Бо-сяна, название города читается Яоян. 124. Предсказание Даня приведено в 4-й (Истзап, т. I, с. 209), в данной, 5-й, в 28-й (Истзап, т. IV, с. 158) и в 63-й (Истзап, т. VII, с. 39) главах Ши цзи. В комментарии 224 к гл. 4 (Истзап, т. I, с. 338) уже отмечена разница в предсказываемых сроках. 125. Вероятно, метеоритный дождь. Это толковалось как предзнаменование прихода будущей династии Цинь, пользовавшейся покровительством стихии металл. 126. Шимэнь, по Ко ди чжи, находился на территории совр. уезда Сань- юань пров. Шэньси. 127. Фу-фу Ш ffi(— государевы одежды с узорами черно-белого и черносинего цвета. Первое фу включало изображение топора как одного из символов власти, второе фу — два знака цзи — «сам» (оно обозначало также расшитые царские наколенники, надевавшиеся при жертвоприношениях). Поднесение государева платья было знаком большой милости. 128. К этому времени прежнего единого княжества Цзинь уже не существовало, оно было разделено между тремя сильными домами: Хань, Вэй, Чжао. Поэтому не случайно в главах 15 (Истзап, т. III, с. 264), 43 (Истзап, т. VI, с. 59) и 44 (там же, с. 85) «Исторических записок» и в Цзы чжи тун-цзянь (т. 1, гл. 2, с. 42) говорится о сражении только двух армий — Цинь и Вэй. Следовательно, иероглиф Цзинь можно считать в тексте гл. 5 излишним (Ван Нянь-сунь, исходя из того, что княжество Вэй часто именовало себя Цзинь, считает излишним знак Вэй). Разноречивы записи о том, кто был взят в плен. По 5-й и 44-й главам Ши цзи— в плен взят Гунсунь Цзо (Сыма Гуан последовал за этой версией). В гл. 15 говорится о пленении вэйского наследника, а в гл. 43 — о пленении вэйского наследника Цзо (хотя на самом деле наследника звали Шэнь). Такигава Камэтаро высказывает предположение о возможном пленении двоих — наследника и Гунсунь Цзо, что как-то объясняет возникшую путаницу (ХЧКЧ, т. I, гл. 5, с. 48). Все же вопрос остается открытым. 129. В гл. 15 названо лишь 23 года правления Сянь-гуна, но ничего не сказано о времени его смерти. Видимо, он умер в начале 24-го года своего правления, и поэтому 361 год до н.э. считается уже первым годом правления Сяо- гуна (см.: Истзап, т. III, с. 256-264). 130. В переводе данного абзаца есть трудности. Многое зависит от членения предложений. По Такигава и Гу Цзе-гану, точку следует поставить после бин Ш- В таком случае слова юй Ш ... бин (или юй цзюй fj|) охватывают комплекс перечисленных княжеств: «К востоку от гор и реки Хуанхэ [располагались] совместно...». Однако, учитывая, что в значительной части средневековых ксилографов вместо иероглифа юй стоит син Щ. (Мидзусава То- ситада проследил это в 8 наиболее ранних списках. См.: Мидзусава, т. II, гл. 5, с. 40), нами принят вариант с син — «подниматься», а слово бин отнесено к началу следующего предложения: «Наряду с ними...». Сыма Гуан вообще исключил юй и бин из текста, и изложение лишь выиграло в ясности. Есть неточности и в перечислении имен князей данного периода. В Хань правил Чжуан-хоу, а не указанный здесь Ай-хоу, убитый в 371 г. до н.э., а в Янь начал править Вэнь-гун, а не Дао-гун, стоявший у власти за полтора столетия до этого. Ошибки подобного рода можно объяснить, по-видимому, небрежностью переписчиков последующих эпох. В числе десяти более мелких владений Ху Сань-син (1230-1287) называет Сун, Лу, Цзоу, Тэн, Се, Ни и др. (ЦЧТЦ, т. I, с. 43). 131. Шанцзюнь — территория, охватывавшая северные районы совр. пров. Шэньси и часть земель Автономного района Внутренняя Монголия. 132. Ханьчжун— совр. уезд Наньчжэн на юге пров. Шэньси; Ба— совр. уезд Басянь пров. Сычуань; Цяньчжун — совр. уезды Юаньлин и Сюйпу пров. Хунань. Таким образом, территория Чу была огромной, захватывавшей совр. провинции Сычуань и Хунань. 133. Процесс постепенного усиления Цинь, роста его территории и богатств, несмотря на отдельные спады и неудачи, к IV в. до н.э. завершился подчинением всех ближайших племен жунов и цянов, вплоть до Сычуани. При Сянь-гуне, как отмечает историк Чжан Инь-линь, заметен значительный рост сил Цинь и укрепление его армии (Чжан Инь-линь, с. 106-107). 134. Бинькэ — «пришельцы» — весьма специфичная социальная и служебная прослойка периода Чжаньго, формировавшаяся из ученых мужей, деятелей разных княжеств, выходцев из разорившихся аристократических семей, из лиц, пострадавших в политической борьбе в своих княжествах. Достаточно легко меняя своих покровителей, они служили советниками у. правителей борющихся между собой владений. В русском переводе книги «Древняя история Китая» Фань Вэнь-ланя даны несколько вариантов перевода этого термина: «нахлебники», «клевреты», «странствующие наемные ученые». В период средневековья бинькэ — категория зависимых людей, крестьян, работавших на землях крупных землевладельцев. 135. Шаньчэн находился в совр. уезде Шэньсянь пров. Хэнань. Хуань— название местности, находившейся в совр. уезде Лунси пров. Ганьсу. По названию района и стали называть проживавшие там племена жунов и их вождя Хуань-вана. 136. Вэйский Ян, по фамилии Гунсунь, впоследствии за хорошую службу циньскому гуну получил во владение земли в Шан и стал именоваться также Шан-цзюнем, или Шан Яном (ему посвящена гл. 68 Ши цзи, — Истзап, т. VII, с. 85-94). Цзин-цзянь был выходцем из чуской аристократии. Поскольку слово цзянь означало «евнух», в некоторых комментариях встречаются намеки на то, что Цзин был евнухом, и это обстоятельство отражено в имени (см., например, Чжан Шоу-цзе). 137. Посылка жертвенного мяса правителем Чжоу одному из князей расценивалась в период Чжоу как знак особого расположения Сына Неба и как признание силы князя: власть дома Чжоу ослабела и чжоуский ван заискивал перед гегемонами. 138. Цзошучжан, или левый шучжан, — десятый чин в циньской титула- туре, состоящей из двадцати разрядов (см.: Цинь хуй-яо дин-бу, с. 229), входил в число девяти высших сановников. Под повествованием о Шан-цзюне можно понимать либо гл. 68 Ши цзи с его биографией, либо сочинение Шан Яна Шан-цзюнь шу. Спор Шан Яна с Гань Луном и Ду Чжи, о котором здесь упомянуто, приводится в гл. 1 Шан- цзюнь шу. Реформы, предложенные Шан Яном и частично осуществленные в Цинь, предусматривали подворную организацию населения, разукрупнение больших семей, награждение за военные заслуги, поощрение землепашества и ткачества, обработку пустующих земель, ограничение прав купцов, усиление государственного аппарата и т.д. Все это привело к росту производительных сил, укреплению органов власти и армии и в конечном счете к превращению Цинь в одно из передовых и сильных государств периода Чжаньго. Об учении Шан Яна см.: «Книга правителя области Шан». Перевод с китайского, вступительная статья и комментарий Л.С.Переломова. 139. В Чжунго гуцзинь димин да-цыдянь (ДМДЦД) и Ши цзи димин као (ШЦДМК) Дупин не значится. Э.Шаванн относит Дупин к совр. уезду Дэнчэн пров. Шэньси (МИС, т. 2, с. 64), что к северо-востоку от совр. Сиани. 140. Юаньли находилось на юге совр. уезда Дэнчэн пров. Шэньси, недалеко от упоминавшегося выше Дупина (по идентификации Э.Шаванна). Далянцзао, он же дашанцзао, — шестнадцатый чин в двадцатиступенной титулатуре Цинь (см.: ХШБЧ, т. II, гл. 19, с. 1134). 141. Аньи находился в совр. уезде Сясянь на юге пров. Шаньси. Запись в 5-й и 68-й (Истзап, т. VII, с. 89) главах Ши цзи о захвате циньски- ми войсками столицы Вэй — Аньи в 352 г. до н.э. вызвала сомнения у комментаторов. Основанием к этому послужило то обстоятельство, что этот серьезный для княжества Вэй факт не упомянут в гл. 44 (Истзап, т. VI, с. 86), посвященной вэйскому княжескому дому, и в Цзы чжи тун-цзянь (т. I, гл. 2, с. 54). Ху Сань-син считает, что сила вэйской армии в это время исключала такую возможность. Кроме того, через 12 лет столица Вэй из Аньи была перенесена в Далян, а еще через полсотни лет Аньи отдан правителю Цинь в надежде вымолить мир. Естествен вопрос Лян Юй-шэна: коль скоро столица капитулировала, зачем было 12 лет медлить с ее переносом? (ЛЮШ, кн. 2, гл. 4, с. 21). К точке зрения Лян Юй-шэна присоединился и Такигава (ХЧКЧ, т. I, гл. 5, с. 51). Они оба полагают, что речь идет о походе на Гуян (находился на севере, в районе совр. города Баотоу) и о его взятии в следующем, 351 г., о чем упоминается в 15-й и других главах, и что название Аньи надо заменить Гуяном. Нам представляется, что сомнения в достоверности данной записи имеют некоторые основания, но предлагаемая замена малоубедительна. Скорее всего, в 352 г. мог состояться кратковременный поход в направлении Аньи на юге Шаньси без захвата столицы Вэй, поэтому два слова Z. могли быть добавлены ошибочно. А в 351 г. Шан Ян повел армию на север за сотни километров— кГуяну. 142. Сяньян — будущая столица циньской империи, находился в совр. уезде Сяньян, на северном берегу реки Вэйшуй, вблизи совр. города Сиань пров. Шэньси. Цзицюэ Щ — дворцовые башни у ворот, в древности на них вывешивались повеления правителя. Назывались также сян-еэй Щ. Щ (см.: Чжоу ли,— ШСЦ, т. 11, с. 72). 143. Первые уезды в Цинь были созданы раньше, а в описываемый период это административное деление распространилось на широкую территорию Цинь. Число уездов, названное в главах 15 и 68 Ши цзи, а также в Цзы чжи тун-цзянь (т. I, с. 56), — 31, а не 41. По-видимому, в гл. 5 — описка. По идеальной схеме Чжоу ли в уезде насчитывалось 25 тыс. домов (семей). 144. Выражение вэй тянь кай цянь-мо Ш ВВ й FfPS — «привести в порядок поля, проложить продольные и поперечные межи» в гл. 68 дополнено словами фэнцзян Ц Ш — «отметили границы владений» (Истзап, т. VII, с. 89). Л.С.Переломов переводит это: «насыпать земли на границах [владений]», что по смыслу сходно («Книга правителя области Шан», с. 102). По мнению китайских ученых, цянь — «межи, проложенные с севера на юг», а мо — «межи, проложенные с востока на запад». , Выяснению социального содержания этой реформы Шан Яна в земледелии посвящена значительная литература Прокладывание новых границ полей еще в трактате Мэн-цзы связывалось с отменой «колодезной системы» (цзинтянъ). Это же повторено в Хань шу и в Цзы чжи тун-цзянь: «[при Сяо-гуне] порушили [систему] цзинтянь, проложили продольные и поперечные межи...» (ХШБЧ, т. II, гл. 24, с. 2010; ЦЧТЦ, т. I, гл. 2, с. 56). Уничтожая старые границы участков, общинных наделов («колодезную систему»), Шан Ян стремился расширить распашку земель, распространить частную собственность на землю и тем ускорить экономическое развитие Цинь. Все это быстро привело к росту социальных антагонизмов, о чем свидетельствуют слова конфуцианца Дун Чжун-шу в письме к императору У-ди: «Шан Ян уничтожил [систему] цзинтянь, и народ получил возможность покупать и продавать землю. [В результате] у богатых земли тянулись во все стороны, а у бедных не было клочка, куда можно было воткнуть даже шило». Изучение реформ Шан Яна и проблем легизма в синологии продолжается. 145. В период Чуньцю границей между княжествами Цинь и Цзинь служила река Хуанхэ в среднем течении. В ходе многочисленных войн северо- восток совр. пров. Шэньси оказался в руках противников Цинь. Только в IV в. окрепшее циньское государство смогло поставить перед собой задачу захвата этих территорий. Фраза о том, что земли Цинь появились за рекой Лошуй (которая течет с северо-запада на юго-восток, пересекая наискось основной массив земель пров. Шэньси), как раз и свидетельствует о развитии этого процесса. 146. Слово фу Щ — «оброк, подать» исторически меняло свое содержание и имело разные значения. В Лунь юе оно выступает в значении военной подати (поставок копий, лат, лошадей), в Чжоу ли встречается в смысле подушной подати. Словосочетания тянь-фу ЕВ К — «поземельная подать» и ци-фу -fc PR — «семь податей со злаков и шелковицы» — указывают на сельскохозяйственные подати. Цяо Чжоу объясняет этот термин в данном тексте как военную подать Щ. Щ, а Ху Сань-син — как поземельную подать, введенную после отмены чжоуской десятины. Нами взят самый общий смысл «подати» — «казенные налоги и поборы вообще». Такое понимание косвенно подтверждает текст Шан-цзюнь шу и Цзы чжи тун-цзянь, где в аналогичном месте стоит слово фу-шуй Ж Ш (ЦЧТЦ, т. I, с. 57). Несомненно, что новые законы о податях и сборах, введенные в Цинь, были связаны с изменившейся земельной системой, ростом ремесла и торговли и служили возросшим потребностям государственного аппарата и армии. 147. Фэнцзэ находился на территории совр. уезда Кайфын пров. Хэнань. На встречу с владетельными князьями и тем более на аудиенцию к Сыну Неба должен был по регламенту ехать сам Сяо-гун. Однако, являясь гегемоном, он послал вместо себя старшего сына — Шао-гуаня, проявив тем самым известное пренебрежение к дому Чжоу. 148. Упоминаемый здесь Малин принадлежал княжеству Вэй и находился, по одной версии, в совр. уезде Дамин на востоке пров. Хэбэй, по другой — в бывшем уезде Пусянь на самом западе пров. Шаньдун у реки Хуанхэ. Эти уезды находятся близко друг от друга. В узком дефиле у Малина цисцы устроили засаду и неожиданным ударом разгромили армию Вэй, взяв в плен княжича Шэня и убив командующего Пан Цзюаня. 149. Под цзиньскими войсками опять-таки подразумеваются войска Вэй и Хань, так как Цзинь с 403 г. распалось. В данной главе место сражения названо Яньмэнь, в гл. 15 — Аньмэнь (Истзап, т. III, с. 272), а само сражение отмечено годом раньше. Яньмэнь расположен на севере пров. Шаньси в горах Утайшань, там находится известный горный проход. Аньмэнь — в совр. уезде Хэцзинь, на юге Шаньси. Вероятно, прав Сыма Чжэнь, находящий в гл. 5 ошибку, так как битва в столь отдаленном районе у Яньмэня маловероятна для этого года. 150. Последнюю фразу: «Коль скоро наследника нельзя...» можно рассматривать либо как окончание речи Шан Яна (таков наш перевод в согласии с пунктуацией Гу Цзе-гана), либо как рассуждение автора, связанное с последующими словами о действенности законов (так перевел Э.Шаванн, — МИС, т. 2, с. 68). 151. Судьба Шан Яна оказалась трагичной. Родовая аристократия ненавидела Шан Яна, так как проводимые им реформы усиливали центральную власть и ослабляли местную знать. После смерти Сяо-гуна он бежал, но в Вэй его не приняли. Тогда он вернулся в свое владение и пытался с челядью и приближенными напасть на Чжао, но, окруженный циньскими войсками, был убит. В назидание другим его труп был разорван колесницами, а весь его род уничтожен (см.: Истзап, т. VII, гл. 68, с. 94). 152. В соответствии с ритуалами, описанными в конфуцианском каноне Ли цзи, обряд совершеннолетия, включающий надевание шапки гуань, совершался по достижении двадцатилетнего возраста. 153. По Цзицзе, сишоу— название должности, которую занимал вэйский военачальник Гунсунь Янь. Такое же понимание вытекает из текста Чжуан- цзы (ЧЦЦЧ, т. III, Чжуан-цзы цзицзе, гл. 7, с. 169). Однако в главах 5, 15, 44 и 69 «Исторических записок» Си-шоу воспринимается как прозвище Гунсунь Яня. Сыма Гуан прямо указывает на это (ЦЧТЦ, т. I, гл. 3, с. 99). 154. Иньцзинь— местность на юго-востоке совр. уезда Хуаннь пров. Шэньси. 155. Известно, что в 340 г. до н.э. вэйский княжич Ан, обманом завлеченный Шан Яном на встречу, попал в плен (см.: ЦЧТЦ, т. I, гл. 2, с. 60-61). Кажется маловероятным, чтобы Ан возглавил борьбу против родного княжества и тем более убил 80 тыс. своих соотечественников. Сомнения подтверждаются различиями в изложении этой кампании. В гл. 44 Ши цзи описывается бой под Дяоинем (в совр. уезде Фусянь пров. Шэньси, южнее Яньани) в 340 г., в ходе которого была разбита армия Лун Цзя, состоявшая из 45 тыс. воинов (Истзап, т. VI, с. 87), но нет упоминания о княжиче Ане. Другие главы тоже не дают сведений, которые доказали бы точность освещения событий в гл. 5. По-видимому, сюда вкрались какие-то ошибки. В связи с этим следует отметить вообще свойственное летописцам того времени стремление преувеличить победы своих армий, цифры поверженных и уничтоженных врагов своего княжества. Лян Юй-шэН, подсчитав упомянутые в записях данные об убитых воинах различных сторон, получил общее число убитых, равное 1 млн. 668 тыс. (ЛЮШ, кн. 2, гл. 4, с. 23). Мы согласны с Д.Бодде, что столь огромные цифры численности самих армий и погибших нереальны: население того периода было недостаточно многочисленным, чтобы выделить из своей среды миллионные армии: снабжение таких армий провиантом, их переброска на большие расстояния были просто не под силу княжествам; наконец, при примитивной военной технике и тактике взятие в плен и истребление сотен тысяч людей фактически едва ли возможны. Такие цифры введены в рассказы о том времени либо циньскими историками в стремлении возвеличить Цинь, либо ее противниками с целью подчеркнуть жестокость циньцев (см.: Bodde D., China's first unifier, с. 5). С такого рода гиперболами встречается и древняя историография других стран. 156. Фэньинь находился в совр. уезде Жунхэ пров. Шаньси. Пиши находилось в уезде Хэцзинь пров. Шаньси. Ин китайские географические словари и сочинения локализуют в уездах либо Баофэн, либо Лушань в пров. Хэнань. Если так, то Ин находился от упомянутых выше Фэньиня и Пиши по прямой на расстоянии около 350 км. Следовательно, циньскому вану пришлось совершить большой переход на юго- восток, вместе с войсками вновь переправиться через Хуанхэ и таким путем достичь места встречи. 157. Цзяо — чжоуское владение, которое занимало часть совр. уезда Шэньсянь пров. Хэнань. Лян Юй-шэн, вероятно, прав, предполагая здесь (а также в главах 15 и 44 Ши цзи) пропуск названия второго, расположенного рядом и занятого циньцами пункта — Цюйво, так как два года спустя оба эти пункта были возвращены правителю Вэй (скорее всего, из-за их отдаленности от Цинь). 158. Чжан И был назначен на должность сянго — первого советника, главного помощника правителя. Это то же, что должность чэнсяна, введенная в 309 г. до н.э. в Цинь. Сянго, или, позднее, чэнсян, считались старшими среди чиновников вана, им полагалась золотая печать на фиолетовом поясе или шнуре. О Шанцзюне см. коммент. 131. 159. Фраза о создании уездов в бывшем жунском царстве Ицюй (совр. пров. Ганьсу) вызывает сомнения ученых. Через 13 лет анналы вновь сообщают о походе против Ицюй и занятии 25 укрепленных селений, еще один поход туда же зафиксирован в 310 г., и наконец, окончательное покорение владения Ицюй — в 306 г. до н.э. Маловероятно проведение районирования на непокоренной территории, населенной жунами (см. замечания по этому вопросу Лян Юй-шэна, Хан Ши-цзюня, Такигава Камэтаро). Тин Имэмото предполагает, что вместо иероглифа сянь — «делить на уезды» должен стоять иероглиф фа fit — «идти походом» (ХЧКЧ, т. I, гл. 5, с. 57). 160. Цзяо см. коммекг. 157. Существовало два Цюйво: цзиньское в период Чуньцю, находившееся в совр. уезде Вэньси в Шаньси (см. коммент. 42); вэйское в период Чжаньго в совр. уезде Шэньсянь в Хэнани. Как мы отмечали в коммент. 157, здесь речь идет о втором. 161. Жертва па приносилась в честь предков в двенадцатой луне, т.е. в конце года. Для жертвы брались дикие животные, добытые на охоте, а сама жертва приносилась в храме предков (см.: Цинь хуй-яо дин-бу, с. 49-50). Сам факт принесения этой принятой в остальных княжествах жертвы, как верно заметили и Э.Шаванн, и Д.Бодде, свидетельствовал о стремлении правителей Цинь во всем сближать себя с традиционным китайским миром (см.: МИС, т. 2, с. 70; Bodde D., China's first unifier, с. 4). 162. Шэнь, вероятно, то же, что Шэньчэн, см. коммент. 135. 163. Несан находился на юго-западе совр. уезда Пэйсянь пров. Цзянсу, недалеко от совр. озера Вэйшаньху. Упоминается позднее в оде императора У-ди (см.: Истзап, т. IV, гл. 29, с. 199). Э.Шаванн, следуя за некоторыми китайскими комментариями, отнес Несан к Шаньси (МИС, т. 2, с. 70-71), что представляется малообоснованным, так как более объяснима встреча с правителями Ци и Чу на землях Ци, а не Вэй. 164. Бэйхэ («Северная река») — так называлась часть среднего течения Хуанхэ, заключенная между поворотами на юг, а затем на восток. Эта часть реки образует естественную границу между совр. провинциями Шаньси и Шэньси. 165. Юэ Чи— приближенный чжаоского вана. Мотивы его выдвижения и сам факт, связанный с этим человеком, не нашли отражения в других главах и источниках. 166. Шули Цзи— младший единокровный брат циньского Хуй-вана (см.: Истзап, т. VII, гл. 71, с. 143). Сююй — район совр. уезда Юаньян на севере пров. Хэнань (другое название — Сюцзэ). 167. В истории этих лет в различных главах «Исторических записок» и в других сочинениях при общем сходстве описания борьбы княжеств существуют и некоторые различия в деталях. Не совпадает состав антициньской коалиции и руководство в ней. Так, в главах 5 и 15 Ши цзи названы пять основных княжеств — участников союза по вертикали (хэцзун): Чжао, Хань, Вэй, Янь и Ци. В Го Цинь лунь Цзя И называет уже девять участников коалиции, в том числе дополнительно Сун, другое Вэй и Чжуншань, а с учетом всех упоминаемых в текстах владений и княжеств набирается 11 союзников. В гл. 34 Ши цзи и в Цзы чжи тун-цзянь вместо правителя Ци, стоявшего во главе союзных сил, назван правитель Чу — Хуай-ван. Расходятся и даты боев, и поражения союзников. По тексту данной главы разгром коалиции произошел в 318 г. до н.э. По изложению глав 34 и 44 армии пяти княжеств, не добившись успеха, отошли (Истзап, т. V, с. 87; т. VI, с. 88). В гл. 43 говорится, что поражение армий Чжао, Хань и Вэй и потеря 80 тыс. воинов произошли в 317 г. до н.э. (Истзап, т. VI, с. 60). Можно предполагать, что разгром сил союзников растянулся на два года, хотя первый сильный удар был им нанесен в 318 г. Большую роль в неуспехе такой мощной коалиции сыграли распри и несогласованность в действиях войск княжеств, выступивших против Цинь, что позволило циньской армии разбить противников по частям. 168. Сыма Цо — предок Сыма Цяня, политический деятель и полководец в Цинь. Посланный в поход против Шу, он завершил разгром этого югозападного царства племен и и цян (ШЦ, т. VI, гл. 130, с. 3286). Царство Шу помещалось в центральной части совр. пров. Сычуань. Его описание встречается в сочинении IV в. Хуаян-го чжи, составление которого приписывается Чан Цзюю. Двенадцатый царь в Шу — Кай Мин-ди был разгромлен армией под командованием Сыма Цо. Прежде чем сломить могущественное княжество Чу на юге, препятствовавшее гегемонии Цинь, правитель Цинь решил овладеть землями Шу и тем самым обеспечить себе безопасность юго-западного фланга и дополнительные ресурсы. 169. Чжунду (другое название Сиду) находилось в совр. уезде Пинъяо, а Сиян (другое название Чжунъян)— в совр. уезде Чжунъян в центральной части пров. Шаньси. 170. Относительно Цзяо см. коммент. 157. Об Аньмэне— коммент. 149, о Си-шоу— коммент. 153. Судя по тексту глав 15 и 44 Ши цзи, Шули Цзи прогнал Си-шоу в Аньмэнь. Следовательно, лорадок изложения в гл. 5 нарушен. Фразу о Си-шоу следует поставить после слов о захвате Цзяо. 171. История передачи яньским ваном власти Цзы-чжи, борьбы с ним наследника Пина и гибели Цзы-чжи подробно изложена в Янь Шао-гун ши цзя (Истзап, т. V, гл. 34, с. 84). Линьцзинь — переименованное Дали в Шэньси (см. коммент. 112). 172. Под Даньяном имеется в виду северный берег реки Даньшуй в совр. пров. Хэнань. В Цзы чжи тун-цзянь отмечается, что наряду с военачальником Цюй Мянем в плен попало более 70 человек из высшей знати Чу (ЦЧТЦ, т. I, гл. 3, с. 92). 173. Юнши (упоминалось в коммент. 236 к гл. 4, — Истзап, т. I, с. 340) — находилось, по некоторым данным, в совр. уезде Фугоу в Хэнани. В Чжунго гуцзинь димин да цыдянь и в Ши цзи димин као отождествляется с Юляном в ! совр. уезде Юйсянь в Хэнани. Расстояние между этими уездами, расположен» ными по обе стороны города Сюйчана, составляет примерно 75 км. Э.Шаванн, по-видимому основываясь на Чжэнъи, переносит Юнши еще севернее к Лояну. Точная локализация затруднительна. Упоминание о каких-либо действиях в районе Юнши встречается несколько раз в главах 4, 5, 32, 45 и 71 Ши цзи, причем в разное время. Ма Су (1620— 1673) упоминает три крупные битвы под Юнши соответственно в 312, 306 и 300 гг. до н.э. 174. Чжаолин находился в совр. уезде Яньчэн пров. Хэнань. Лян Юй-шэн считает фразу о занятии Чжаолина ошибочной, так как между Цинь и Чу в это время восстановилось согласие и столкновений не было (ЛЮШ, кн. 2, гл. 4, с. 28). В Чу ши цзя, действительно, в 311 г. отмечено сближение Цинь и Чу, в пользу которого действовал прибывший в Чу политический деятель Чжан И (Истзап, т. V, гл. 40, с. 206). Мнение комментатора заслуживает внимания, и в гл. 5 возможна ненужная вставка. 175. Дань и Ли— названия двух царств жунов, находившихся, вероятно, на юго-западе Китая. Уже танский Чжан Шоу-цзе не смог определить их точного местоположения. 176. Сюй Гуан, Чжан Вэнь-ху и др. считают, что иероглиф юэ Ш в перечне повинующихся Цинь княжеств поставлен ошибочно и должен стоять знак чжао jg, так как Юэ задолго до этого было разгромлено армией Чу и не играло уже заметной роли. Хотя описка вполне возможна (иероглифы имеют общий ключевой знак), но полностью доказанной эту версию считать нельзя. Дело в том, что полная ликвидация княжества Юэ произошла лишь в 222 г. до н.э., поэтому юэский правитель вполне мог выразить свое уважение к силе Цинь. 177. О Линьцзине см. коммент. 112. Упоминание в данном контексте вэйского Хуй-вана— явная ошибка, исправленная в переводе. В Хронологических таблицах Сыма Цянь указал, что Хуй-ван умер в 335 г. до н.э., т.е. за четверть века до этого (Истзап, т. III, гл. 15, с. 274). В Вэй уже девятый год правил Ай-ван (там же, с. 282), имя которого и должно быть внесено в текст вместо Хуй-вана. (Подобного рода путаница проникает и в современные издания. Например, в таблицах, составленных Жун Мэн-юанем, эти годы отнесены к правлению Сян-вана, который, согласно Вэй ши цзя, стоял у власти в 334— 318 гг., т.е. до Ай-вана, — Жун Мэн-юань, с. 157.) 178. Личность Цзе, именуемого Нань-гуном, неясна. Среди натурфилософов, упомянутых в библиографической главе Хань шу, встречается имя Нань- гуна, сочинившего книгу о силах инь-ян и пяти стихиях (см.: ХШБЧ, т. V, с. 3150), а среди даосов шести княжеств был человек по имени Цзе, но связать титул с этим именем весьма затруднительно. 179. В биографии Шули Цзи в гл. 71 «Исторических записок» сказано, что он в описываемое время с сотней колесниц вступил в земли Чжоу, но не упоминается о его службе в Хань (Истзап, т. VII, с. 143). Осенью, как явствует из дальнейшего изложения в гл. 5, другой советник циньского вана, Гань Мао, напал на Иян, принадлежавший Хань, а позднее к нему на помощь пришли Шули Цзи и Гунсунь Ши. (К сожалению, в нашем переводе гл. 71, на с. 146 допущена ошибка: вместо «спорили с Гань Мао» должно стоять «пришли на помощь Гань Мао».) Получается противоречие: Шули Цзи якобы служит в Хань, а потом участвует в нападении на ханьскую армию. Лян Юй-шэн обоснованно предполагает, что вместо слов сян Хань — «был советником в Хань» должны стоять другие слова, скорее всего, ши Чжоу— «послан в Чжоу». Эту несообразность отметил и Такигава. 180. Жунчэ, в которой собирался ехать У-ван,— это завешенная со всех сторон небольшая коляска для женщин (см.: Лю Си, гл. 6, § 24, с. 55). Саньчуань — район трех рек. В Китае имеются два таких комплекса рек (называемых Трехречьем). В период Чуньцю под этим названием имели в виду район рек Цзиншуй, Вэйшуй и Лошуй в Шэньси на давних землях Цинь, в период Чжаиьго — район рек Ишуй, Лошуй и Хуанхэ в Хэнани, южнее Лояна, где номинально еще существовали остатки чжоуского домена. 181. Иян — город в Хань, находившийся в одноименном совр. уезде пров. Хэнань. По описанию Чжаньго цэ, в то время Иян занимал площадь в восемь ли (четыре километра) в квадрате и имел гарнизон до ста тысяч человек, т.е. был одним из крупных городов периода Чжаньго. 182. У суй— город, находившийся на юго-западе совр. уезда Линьфэнь. У суй неоднократно переходил из рук в руки — от Хань к Цинь и обратно. Его название отмечено в военных операциях 306, 303, 296 и 290 гг. до н.э. (см. главы 15 и 45 «Исторических записок»). 183. В гл. 71 Ши цзи говорится только, что «У-ван прибыл в Чжоу и там умер» (Истзап, т. VII, с. 146), причем цель этого путешествия не раскрыта. 184. Мать Чжао Сян-вана имела титул бацзы и поэтому звалась Ми-бацзы (ЦЧТЦ, т. I, с. 103). Титул бацзы соответствовал тринадцатому рангу знатности (подробнее см. коммент. 1 к гл. 49, — Истзап, т. VI, с. 339-341). 185. Янь-цзюнь Цзи — Шули Цзи. Получив во владение земли в Янь, расположенные во вновь завоеванном царстве Шу в Сычуани, он стал именоваться правителем Янь — Янь-цзюнем. 186. Хуанцзи находилось в совр. уезде Синье на юге пров. Хэнань. Шанъ- юн — земли в совр. уезде Чжушань на западе пров. Хубэй. 187. Пуфань находился в совр. уезде Юнцзи пров. Шаньси. Легенды связывают этот пункт с деятельностью Шуня. По данным глав 15 и 44 Ши г(зи, кроме Пуфаня были заняты вэйские Цзиньян и Фэнлин (см.: Истзап, т. III, с. 286; т. VI, с. 89). 188. Интин— скорее всего, название павильона, где состоялась встреча вэйского и циньского ванов, в географических сочинениях и словарях такого пункта обнаружить не удалось. В главах 15 и 44 местом встречи указан Линь- цзинь. 189. В походе на княжество Чу, как свидетельствуют описания в некоторых главах «Исторических записок» и других сочинениях, вместе с циньскими войсками участвовали войска княжеств Хань, Вэй и Ци. 190. Цзинъян-цзюнь, или правитель области Цзинъян, был младшим братом циньского Чжао Сян-вана, его имя Ши. Цзинъян, пожалованный ему, находился в землях жунов в совр. уезде Пинлян пров. Ганьсу. 191. В чжоуском Китае существовало несколько Синьчэнов (в княжествах Чжэн, Сун, Цинь, Хань); о каком идет речь здесь, не ясно. Поскольку в гл. 15 Ши цзи я в Цзы чжи тун-цзянь сообщается о взятии циньцами чуского Сянчэна, который находился в одноименном совр. уезде пров. Хэнань, многие комментаторы полагают, что в гл. 5 допущена описка: вместо Синь должно быть Сян. 192. Синьши— чуский город, находившийся в совр. уезде Цзиншань в центре пров. Хубэй. 193. Фанчэн располагался в совр. уезде Чжушань пров. Хубэй; другое название— Ванчушань («Гора, с которой увидели Чу»). По существовавшему преданию, циньские войска, взойдя на эту гору, увидели с нее земли Чу и город. Тан Мэй— полководец княжества Чу. В гл. 40 сообщается, что Тан Мэй был убит в 301 г. (Истзап, т. V, с. 209). 194. Чжуншань — небольшое княжество, ранее известное под названием Сяньюй, располагалось в совр. уезде Динсянь пров. Хэбэй. 195. Мэнчан-цзюнь— «Правитель владения Мэнчан», он же Се Вэнь или Тянь Вэнь, известный политический деятель из Ци. Ему посвящена гл. 75 Ши цзи (Истзап, т. VII). Прослышав о способностях Тянь Вэня, Чжао Сян-ван пригласил его советником, но придворные оговорили Тянь Вэня, и ему вскоре пришлось бежать из Цинь. 196. Здесь сообщается о гибели чуского военачальника Цзин Куая. В главах 15 и 40 Ши цзи этот факт не приводится, зато двумя годами раньше, под 300 г. до н.э., имеется запись о гибели чуского военачальника Цзин Цюэ. В комментаторской литературе возникли разные предположения о таком несходстве данных. Есть мнение, что допущена ошибка в имени чуского военачальника, тем более что иероглифы цюэ && и куай частично сходны в графике. Подобные искажения переписчиков нередки в древних ксилографах, и в данном случае возможна именно такая ошибка. Лян Юй-шэн высказал другое предположение; это могли быть братья, причем Куай мог заменить убитого два года назад Цюэ (ЛЮШ, кн. 2, гл. 4, с. 31). Мидзусава Тоситада подтверждает наличие иероглифа Куай в большинстве сунских ксилографов (Мидзусава, т. II, гл. 5, с. 50). Следовательно, предположение Лян Юй-шэна имеет известный резон. 197. О причине снятия Се Вэня с поста советника говорится словами и цзинь шоу мянь lit Ik'zk^L- Чжан Шоу-цзе считает, что иероглифы цзинь шоу обозначают имя сановника в Цинь, тогда перевод будет таким: «был снят с должности из-за Цзинь Шоу» (так перевел Э.Шаванн, — МИС, т. 2, с. 80). Такигава приводит мнение Фан Бао (1668-1749), поддержанное Чжан Вэнь-ху, о том, что в Цинь в это время не было деятеля под таким именем и что Се Вэня просто обвинили во взятках, причем иероглифы цзинь и шоу нужно поменять местами. Нами принято последнее толкование, хотя в целом фраза остается неясной и не совпадает с биографией Мэнчан-цзюня в гл. 75 Ши цзи. 198. В других источниках и в главах «Исторических записок» говорится о наступлении лишь трех союзников: Хань, Вэй и Ци. В гл. 5 называются шесть союзных армий, что рассматривается как неточность, поскольку Чжуншань, например, уже давно было захвачено княжеством Чжао. К тому же не совпадают и даты: в главах 15 и 45 наступление отмечено на два года раньше (Истзап, т. III, с. 288-289; т. VI, с. 104). По-видимому, кампания складывалась из целой серии походов, сообщения об этапах которых попадали в различные записи. Яньши (в Ко ди чжи приводится другое название — Сыяньчэн, «город, ведающий соляным делом») располагался в совр. уезде Аньи на юге пров. Шаньси вблизи озера Яньчи. В Чжаньго цэяш гл. 45 Ши цзи конечным пунктом пути союзников назван проход Ханьгу, а не Яньши. 199. Весьма различны наименования уступленных территорий. В гл. 5 это — Хэбэй («к северу от реки») и Фэнлин (точное местоположение не известно, где-то на юге пров. Шэньси); в гл. 15 это— Фэнлин, отданный Вэй, и Усуй (совр. уезд Линьфэнь на юге Шаньси), отданный Хань (Истзап, т. III, с. 288); в гл. 44 — Хэвай («земли за рекой») и Фэнлин (Истзап, т. VI, с. 90); в гл. 45 — Хэвай и Усуй (там же, с. 104); в гл. 46— Хэвай (там же, с. 120); в Чжаньго цэ — Хэдун и т.д. Все это свидетельствует о разноголосице в летописях и рассказах периода Чжаньго. Несомненно одно — циньский правитель, чтобы выиграть время и не допустить вторжения армии союзников на свою территорию, отдал им какие-то земли или города, лежащие за пределами исконных цинь- ских земель, т.е. за рекой Хуанхэ (отсюда и названия Хэбэй, Хэвай, Хэдун). 200. Уши находился в совр. уезде Ханьдань пров. Хэбэй. 201. Бай Ци— военачальник и государственный деятель княжества Цинь. См. его биографию в гл. 73 Ши цзи (Истзап, т. VII). Цзогэн — двенадцатый титул в двадцатиразрядной титулатуре Цинь. В биографии Бай Ци говорится, что в это время он был цзошучжаном (десятый титул), а цзогэном стал через год (там же, с. 159). Удафу — девятый титул. О Ханьчжуне см. коммент. 132. Синьчэн— город в совр. пров. Хэнань, уезд Шанцю. 202. Битва под Ицюэ (уезд Лоян пров. Хэнань) сыграла значительную роль в победе Цинь над своими противниками. Ханьская и вэйская армии потерпели здесь сокрушительное поражение, ближайшие противники Цинь на востоке были обескровлены. Это дало правителю Цинь возможность направить основные силы против наиболее сильного соперника на юге — княжества Чу. 203. Далянцзао упоминается в коммент. 140. Вэйский Юань располагался в совр. уезде Юаньцюй пров. Шаньси. Юань, принадлежавший Чу, находился в совр. уезде Наньян пров. Хэнань. 204. Чжи принадлежал Вэй и находился в совр. уезде Цзиюань пров. Хэнань; Дэн находился в совр. уезде Мэнсянь пров. Хэнань. Оба пункта располагались северо-восточнее Лояна. 205. Княжич Ли, младший брат циньского вана, имел титул Гаолин-цзюня, княжич Ши имел титул Цзинъян-цзюня (см. коммент. 190). Вэй Жань имел титул Жан-хоу. Тао, или Таочэн, располагался в совр. уезде Юнцзи на крайнем юге пров. Шаньси. Мы в согласии с Э.Шаванном полагаем, что всем троим были пожалованы и земли, и ранг владетельных князей (чжухоу). Сыма Гуан считал, что первым двум были даны только земли, а последнему — и земля, и ранг чжухоу (см.: ЦЧТЦ, т. I, с. 121). 206. Юань — см. коммент. 203 (уезд Юаньцюй пров. Шаньси), Пиши — см. коммент. 156 (уезд Хэцзинь пров. Шаньси), Пуфань— см. коммент. 187 (уезд Юнцзи в Шаньси). Фраза и Юань вэй Пуфань, Пиши понимается по-разному. Сыма Чжэнь предложил слово вэй трактовать в значении и Ц — «обменивать». К такому мнению присоединился Такигава (ХЧКЧ, т. I, гл. 5, с. 69), и оно принято в нашем переводе. Э.Шаванн перевел иначе: «Цинь дало название Юань для Пу- фаня и Пиши» (МИС, т. 2, с. 83), исходя из того, что ранее вэйский правитель уже переименовал Пуфань в Юань и сейчас к этому лишь присовокупили Пиши. Представляется, что толкование Сыма Чжэня более логично, ведь названные пункты находились в разных местах, причем Юань— на востоке Шаньси, а Пуфань и Пиши — на западе этой же провинции, вблизи циньских земель. Обмен их выглядит обоснованным актом. 207. Возможно, что циньский правитель решил вновь отобрать только год назад обмененный Юань и потому напал на него. Однако, основываясь на том, что в гл. 15 (Истзап, т. III, с. 292) через два года сообщается о взятии Синьюаня, Э.Шаванн и Такигава считают, что речь идет о другом Юане, находившемся около Цюйяна (уезд Цзиюань в Хэнани, что, впрочем, не очень далеко от первого Юаня). Местонахождение Хэюна недостаточно выяснено. В Чжу-шу цзи- нянь (гл. 12) сообщается о переименовании Яна в Хэюн (см.: Legg J., The Chinese classics, т. Ill, Prolegomena, с. 175), но идентичен ли Ян Цюйяну, не ясно. Более сложен перевод слов цзюэ цяо Щ. Э.Шаванн передал по смыслу: /'/ соира les ponts (МИС, т. 2, с. 83) — «перерезал мосты», или, точнее, «отрезал пути к отступлению», что принято и нами (пунктуация Гу Цзе-гана подтверждает этот вариант). У Отакэ эти два иероглифа переведены как название третьего захваченного пункта с пометой «местоположение неясно» (ГГС, т. I, с. 102). Действительно, такого пункта в словаре нет, поэтому японский перевод не аргументирован. 208. Вэнь находилось в совр. уезде Вэньсянь пров. Хэнань. 209. По-видимому, ван сначала поехал на юг Шэньси, а затем отправился на север этой же провинции. О Ханьчжуне см. коммент. 132; о Шанцзюне — коммент. 131;оБэйхэ — коммент. 164. 210. Хэнэй имеет два значения. В узком смысле— место в совр. уезде Циньян пров. Хэнань. В широком смысле — территория к востоку и северу от Хуанхэ (эквивалентно Хэбэй). Аньи — см. коммент. 141; бывшая столица Вэй. 211. Выселение прежних жителей вэйской столицы Аньи и заселение ее людьми из земель, прилегающих к Хуанхэ, т.е. теми, кто считал себя уже циньцами, ставило целью закрепить вновь завоеванные территории и обеспечить плацдарм и тыл для дальнейшего продвижения Цинь. , 212. В 291 г. до н.э. Юань был пожалован Гаолин-цзюню— княжичу Ли. Здесь эта же местность преподносится Цзинъян-цзюню — княжичу Ши. Очевидно, есть какая-то ошибка или же не упоминалось об отмене первого пожалования. 213. Чуский Юань— см. коммент. 203. Чжунъян находился в одноименном уезде пров. Шаньси. Мэн У был сыном Мэн Ао и отцом видного циньского полководца Мэн Тяня (подробнее о них см. гл. 88 Ши цзи, — Истзап, т. VIII, с. 72-77). Упоминание имени Мэн У в военной кампании 285 г. до н.э. вызвало сомнения некоторых ученых и комментаторов, в частности Лян Юй-шэна. Суть этих сомнений в том, что в гл. 88 сообщается о службе Мэн Ао (вплоть до его смерти в 240 г.) правителям Цинь и о ведении им крупных военных кампаний. Там же говорится, что на 23-м году правления Цинь Ши-хуана Мэн У стал помощником командующего — пицзянцзюнем. Таким образом, в данном тексте, относящемся к военной кампании 285 г., должен был, по логике, фигурировать Мэн Ао, а не его сын Мэн У. Однако можно предположить и другое: Мэн Ао начал служить Чжуан Сян-вану молодым в 306 г. до н.э. и после 64 лет верной службы умер. Возможно, и его сын Мэн У с молодых лет пошел по стопам отца и уже в 285 г. провел кампанию против княжества Ци, тоже прослужив затем дому Цинь более 60 лет. Отметим, что Сыма Гуан через тысячелетие после Сыма Цяня повторил эту запись о Мэн У (ЦЧТЦ, т. I, гл. 4, с. 124), по- видимому считая ее достоверной. 214. Иероглиф вэй (юй) входил в название всех основных военных должностей конца Чжоу и Цинь. Термины говэй и тайвэй означали командующего войсками княжества или начальника военного приказа; цзюньвэй и цзянвэй — командующих войсками и армиями; дув эй и цзюньвэй — воевод в областях; сяньвэй — уездных воевод и т.д. Как отмечалось в «Циньском изборнике с дополнениями», «тайвэй назывался также говэй, а иногда сокращенно просто вэй... иногда так кратко назывались и воеводы в областях» (Цинь хуй-яо дин- бу, с. 515). Сы Ли был, вероятно, командующим войсками в области или воеводой, поэтому и назван просто вэем. 215. Цзишуй — река, бравшая начало в горах Ванъушань в Хэнани и протекавшая к морю через земли княжеств Цао, Вэй и Ци. О Ияне см. коммент. 181, о Синьчэне — коммент. 201. 216. Янь— некогда самостоятельное царство, позднее попавшее под власть правителя Чжэн. Находилось на территории совр. уезда Яньлин пров. Хэнань; Жан — совр. уезд Дэнсянь на юге Хэнани. Если эта локализация верна, то расстояние между пунктами двух встреч ванов составляло около 250 км, что потребовало немало времени на передвижение. 217. Аньчэн— город на юго-востоке совр. уезда Юаньян пров. Хэнань; Далян находился в совр. уезде Кайфын в Хэнани. После переезда из Аньи в нем располагалась столица княжества Вэй. 218. Местоположение Синьминъи неизвестно. В главах 15 и 45 Ши цзи место встречи с ханьским ваном указано неопределенно: «Между двумя Чжоу» (Истзап, т. Ill, с. 292; т. VI, с. 105). 219. Существует двоякое понимание последней фразы. Если поставить точку в предыдущем предложении после слова Жан (как сделали Такигава и Гу Цзе-ган), то Жан будет обозначать место, куда переселили преступников (уезд Дэнсянь в Хэнани). В случае окончания предложения на чжи (так поступил Э.Шаванн) слово Жан входит в титул Вэй Жаня — Жан-хоу Жань. Нам представляется, что, коль скоро о захвате чуского селения Жан не говорилось, да и расположено оно далеко на юге, — правильнее принять второй вариант. 220. Наньян находился в совр. уезде Хоцзясянь пров. Хэнань (см.: Истзап, т. I, гл. 4, с. 339, коммент. 234), Гуанланчэн (по ДМДЦД) — в совр. уезде Гао- пин на юго-востоке пров. Шаньси, земли владения Дай — в совр. уезде Вэй- сянь в пров. Хэбэй и на севере Шаньси. Отнесение Гуанланчэна к территории Дай (как это предложил Э.Шаванн и в новой пунктуации — Гу Цзе-ган) представляется ошибочным, так как расположены они в противоположных частях пров. Шаньси. 221. Лунси— территории к западу от гор Луншань в совр. пров. Ганьсу (совр. уезды Лунси и Линьяо), Цяньчжун (см. коммент. 132)— уезды Юань- лин и Сюйпу в Хунани. Таким образом, Сыма Цо, совершив обходной маневр через Ганьсу и Сычуань, вышел к центральным районам Чу с западного фланга. 222. О Янь см. коммент. 216, о Дэн см. коммент. 204. 223. Об Ин (уезд Цзянлин пров. Хубэй) см. коммент. 105. В гл. 15 Ши цзи поясняется, что, захватив столицу чусцев город Ин, Бай Ци двинулся восточнее и дошел до Цзинлина, образовав из всех покоренных земель так называемую Южную область — Наньцзюнь (Истзап, т. III, с. 294). 224. Сянлин находился в совр. уезде Суйсянь на востоке Хэнани. Принадлежал княжеству Сун, затем перешел под власть княжества Вэй. Ни 15-я, ни 40-я главы Ши цзи не упоминают о встрече двух ванов в это время. Лян Юй- шэн выражает сомнение в возможности такой встречи в год занятия столицы княжества Чу и бегства чуского вана. Вполне возможно, что подобная встреча произошла раньше и по ошибке включена в летопись этого года. 225. Цуй Ши указывает на то, что ранее в Чжао титулом Уань-цзюнь уже были награждены два выдающихся политических деятеля и полководца — Су Цинь и Ли Му. Правитель Цинь продолжил эту традицию, наградив таким же титулом Бай Ци. Во всех этих случаях, по мнению комментатора, награждение титулом не связывалось с земельным пожалованием (см.: Цуй Ши, гл. 3, с. 8), тем более что Уань (в Хэнани) был захвачен Цинь только в 259 г. до н.э. По смыслу иероглиф уань означает «военными усилиями умиротворяющий», поэтому можно согласиться с точкой зрения Цуй Ши. 226. Уцзюнь находился в совр. уезде Ушань на крайнем востоке пров. Сычуань, на Янцзы. Цзяннань — общее название территорий южнее реки Янцзы, принадлежавших тогда Чу. Цяньчжун в Чу охватывал центр Хунани, теперь, видимо, в него были включены территории и в южном Хубэе. 227. Кэцин — сановник из числа пришлых ученых и политиков, так называемых бинькэ. Ху Шан в ряде текстов именуется также Ху Яном. 228. Цюань находился в совр. уезде Юаньян пров. Хэнань. Точное местоположение Цайяна определить трудно; скорее всего, тоже в совр. пров. Хэнань. Чаншэ находилось в совр. уезде Чангэ в Хэнани. 229. Хуаян находился в совр. уезде Синьчжэн пров. Хэнань. В некоторых книгах (например, Хуайнань-цзы) Ман Мао назван Мэн Мао. 230. Шанъюн — территория на юге, принадлежавшая сначала княжеству Чу, затем Цинь. По данным ДМДЦД, находилась южнее реки Хань (совр. уезд Чжушань в Хубэе). Отакэ относит ее к совр. уезду Сюньян в пров. Шэньси, на самой реке Хань. Обе эти версии в общем локализуют Шанъюн в обширном районе на юго-западе Хубэя и юго-востоке Шэньси. Видимо, Шанъюн какое- то время входил и в состав земель княжества Хань. В этом контексте не совсем ясна роль слова Вэй. Э.Шаванн перевел так: «Цинь отдало княжеству Вэй ханьские земли в Шанъюне, образовавшие область» (МИС, т. 2, с. 88). Слово юй 01 он трактует как глагол «давать». Однако подобный дар в отдаленном районе с одновременным образованием на этих землях области представляется странным. Мы рассматриваем слово юй в функции и PJ,, т.е. полагаем, что циньцы образовали область из земель, принадлежавших Вэй и Хань. Мянь-чэнь — чиновники и должностные лица Наньяна, которые отказались служить правителю Цинь и были разжалованы. Э.Шаванн переводит чэнь в более широком смысле — «подданные», не пожелавшие перейти к Цинь, что также вполне возможно. 231. Состав нападающих в разных источниках не совпадает. В гл. 15 это Чу и Вэй (Истзап, т. III, с. 298), в гл. 34 — Хань, Вэй и Чу (Истзап, т. V, с. 90), а Сыма Гуан называет Цинь, Вэй и Чу (ЦЧТЦ, т. I, с. 154). Таким образом, неизменными участниками нападения остаются во всех случаях только Вэй и Чу, третий же участник меняется. В состав области Наньян, по мнению Ху Сань-сина, вошли территории, лежавшие к югу от гор Наньшань и к северу от реки Ханьцзян. 232. Ган — пункт в княжестве Ци, совр. уезд Дунпин на западе пров. Шаньдун, Шоу — в том же уезде Дунпин. 233. Чжунгэн — тринадцатый ранг знатности в циньской титулатуре. Яньюй находился либо в совр. уезде Хэшунь на востоке пров. Шаньси, либо на западе совр. уезда Уань пров. Хэбэй (см.: Фань Вэнь-лань, с. 286). Фактически эти уезды разделяют всего 70-80 км. 234. Чжиян находился в совр. уезде Чанъань пров. Шэньси. Упоминается неоднократно в качестве места захоронения царственных особ— древнего некрополя. 235. Синцю находился в совр. уезде Вэньсянь, Хуай— в совр. уезде Учжи пров. Хэнань (на северном берегу Хуанхэ, севернее совр. Чжэчжоу). В гл. 15 вместо Синцю фигурирует Линьцю (Истзап, т. III, с. 298), а в гл. 44 — Цицю (Истзап, т. VI, с. 91). Какой вариант правилен, установить трудно. Кроме того, взятие упомянутых городов в разных главах отнесено к нескольким годам — 268-266 гг. до н.э. В гл. 5 в годовой хронике соединены, по-видимому, события не одного года. 236. Цифра «десять» — явная описка, так как далее упоминается девятая луна. Поэтому в перевод внесено уточнение — «седьмая луна». 237. Тао см. коммент. 205. Удаление младшего брата императрицы Жан- хоу Вэй Жаня было результатом интриг нового фаворита двора Фань Суя, обвинившего Вэй Жаня в узурпации власти и незаконном обогащении (см.: Истзап, т. VII, гл. 72, с. 153). Сыма Цянь подтверждает это обвинение, сообщая, что Вэй Жань, покидавший Цинь, вывез свыше тысячи повозок добра. 238. Число захваченных городов в разных главах Ши цзи различается: один (главы 15 и 45), пять (гл. 73) и девять (гл. 5). 239. В тексте главы говорится о захвате ханьского Наньцзюня, но в аналогичной ситуации в главах 15 и 73 Ши цзи (Истзап, т. III, с. 300; т. VII, с. 159) упоминается Наньян, действительно принадлежавший Хань. Есть основание предполагать, что в гл. 5 ошибка, так как область Наньцзюнь находилась на юге, на бывших землях Чу. 240. Запись о княжиче Ли содержит неточности. Ли был младшим братом матери Чжао-вана и носил титул Гаолин-цзюня. В гл. 5, как отметили Лян Юй- шэн и Накаи, он назван ошибочным титулом (ХЧКЧ, т. I, гл. 5, с. 76). Судя по гл. 43 Ши цзи, борьба за Шандан происходила двумя годами раньше, а не в год разгрома армии Чжао, датировка в главах 5 и 73 совпадает. Какая из этих двух дат правильная, не ясно. 241. Битва под Чанпином рассматривается как одно из самых кровопролитных сражений периода Чжаньго. Циньский ван Хитростью добился смещения талантливого полководца княжества Чжао — Лянь По и назначения безрассудного Чжао Ко. Армия Чжао в конце концов была окружена и после 46-дневной осады из-за голода сдалась. Опасаясь сопротивления воинов в дальнейшем, циньский Бай Ци, несмотря на свое обещание сохранить сдающимся жизнь, приказал истребить всю чжаоскую армию. Общие потери составили, таким образом, несколько сот тысяч человек (см.: Истзап, т. VII, гл. 73, с. 160-162). Чанпин находился в совр. уезде Гаопин на юго-востоке пров. Шаньси. Считается, что там, в долине Синъюаньгу, и произошло это побоище (впоследствии долина в народе называлась «Долиной убийств» — Шагу). 242. Юаньюн, или Хэнъюн, находился на территории совр. уезда Юаньян пров. Хэнань. 243. Местоположение Уаня определить затруднительно. Пилао находилось в совр. уезде Ичэн пров. Шаньси. Судя по гл. 73 Ши цзи, циньский ван разделил свою армию не на три, а на две части, под командованием Ван Хэ и Сыма Гэна (Истзап, т. VII, с. 162). Уань там не упоминается, в связи с чем Лян Юй-шэн считает его ненужной вставкой. В современном издании Ши цзи знак Уань также взят в скобки как излишний. 244. Ханьдань находился на юго-западе совр. уезда Ханьдань в пров. Хэбэй. В последней фразе имеется дата — ци ши юэ %Щ — «в десятой луне этого года». Однако в описании событий 48-го года правления Чжао Сян-вана уже упоминалась десятая луна (с которой начинался год), а за ней первая луна, второй десятой луны быть не могло. Это, скорее всего, ошибочная вставка, что отметил и Э.Шаванн (МИС, т. 2, с. 92), поэтому дата взята нами в скобки. 245. Из биографии Бай Ци мы узнаем, что, учитывая потери армии Цинь в битве под Чанпином, пустоту казны и еще сохранившиеся соединенные силы противников Цинь, а также отдаленность своих земель, Бай Ци советовал вану не спешить с военными действиями против Чжао. За отказ выполнять неразумный план и желание уйти в отставку он был разжалован (см.: Истзап, т. VII, гл. 73, с. 163, а также ЦЧТЦ, т. I, гл. 5, с. 176). Иньми находился примерно в 150 км к северо-западу от Сяньяна, в совр. уезде Линтай пров. Ганьсу (на границе с Шэньси). 246. Под Чжэн, по мнению Э.Шаванна, имеется в виду столица княжества Хань (на территории совр. уезда Синьчжэн пров. Хэнань). Фэньчэн, или позднее — Линьфэнь, находился на территории совр. уезда Синьцзян пров. Шэньси. 247. В биографии Бай Ци рассказывается о том, что ван послал ему меч и он покончил жизнь самоубийством, причем Бай Ци признал за собой только одну вину — убийство сдавшихся ему в плен воинов чжаоской армии под Чанпином (Истзап, т. VII, гл. 73, с. 163). 248. Княжество Цзинь давно распалось, поэтому под Цзинь в тексте следует понимать Чжао: в гл. 40 Ши цзи говорится о приходе чуских войск на помощь Чжао (Истзап, т. V, с. 216). Сюй Гуан и Чжан Шоу-цзе утверждали, что знак чу Л поставлен ошибочно, вместо него должно быть слово цзоу тЁ — «бежать», так как якобы в это время в указанном районе не было чуских войск. Э.Шаванн, последовав за этим толкованием, даже исключил слово чу из перевода (МИС, т. 2, с. 93). Как показывает текст гл. 40," такая замена неправомерна. Комментаторы считают, что солдаты утонули в реке Фэньхэ; следовательно, бой шел в Шаньси. 249. Нинсиньчжун, переименованный в Аньян, находился в совр. пров. Хэнань (предположительно вблизи совр. Аньяна). В главах 15 и 40 (Истзап, т. Ill, с. 302; т. V, с. 216) название сокращено— Синьчжун. По-видимому, были приняты оба варианта. 250. Фраза о постройке моста недостаточно ясна: где и для каких целей построен упоминаемый здесь мост? Чжан Шоу-цзе полагает, что речь идет о переправе через Хуанхэ в районе Пучжоу. Если связать упоминание о постройке моста с необходимостью осуществления связи через Хуанхэ, то можно предположить устройство какого-то моста наплавного типа. Впрочем, возможно, историк имеет в виду постройку моста через Фэньхэ, так как именно в Шаньси развертывались основные бои. 251. Относительно Янчэна и Фушу (уезд Дэнфэн в Хэнани) см. гл. 4, коммент. 248 (Истзап, т. I, с. 341). Э.Шаванн видит здесь атрибутивную связь: «Фушу близ Янчэна». 252. Основываясь на обычном значении чу $], Э.Шаванн перевел: pour la premiere fois — «в первый раз» (МИС, т. 2, с. 94). Такой перевод представляется неудачным, так как Чжоу, погибнув, уже не возродилось. Лин Чжи-лун, мнение которого приводит Такигава (ХЧКЧ, т. I, гл. 5, с. 79-80), считает, что в этих словах как бы находят завершение все предшествующие записи о постепенном ослаблении власти чжоуского дома и его подчинении Цинь. В развитие этой мысли мы и предлагаем перевод: «таким образом». 253. Учэн в Ко ди чжи отождествлен с Юйчэном в одноименном совр. уезде в Хэнани. 254. Принесение жертв цзяо Верховному владыке — Шан-ди являлось прерогативой Сына Неба. Циньский ван, победив чжоуский дом и забрав символы его власти — треножники, присваивает себе право принесения высших жертв. - Юн — это Юнчэн, столица Цинь (см. коммент. 45). 255. Сяо Вэнь-ван (по имени Чжу) носил титул Аньго-цзюня. Он не был старшим сыном, но когда наследник умер, то наследником стал Чжу. Мать Чжу по фамилии Тан была одной из наложниц царя, носила титул бацзы и рано умерла. Отдавая дань уважения матери, Сяо Вэнь-ван объявил ее вдовствующей государыней. Юй Юэ отмечает, что подобные случаи зафиксированы уже с периода Чуньцю. 256. Предложенный Э.Шаванном перевод последних трех иероглифов: on annonca publiquement le deuil — «официально был объявлен траур» (МИС, т. 2, с. 96) не учитывает, на наш взгляд, значения слова шиЩ, — «смотреть, наблюдать, участвовать». 257. Как рассказано в гл. 85 Ши цзи, Сяо Вэнь-ван имел более 20 сыновей от разных жен. Но у его любимой наложницы Хуаян-фужэнь детей не было, поэтому наследник был выбран среди остальных сыновей. Царедворец Люй Бу-вэй в своих целях помог назначить наследником Цзы Чу, родившегося у наложницы из рода Ся (Истзап, т. VII, с. 295-298). 258. Перед окончательной утратой власти правитель Восточного Чжоу сохранял сюзеренитет над семью небольшими территориями в центре Хэнани. Янжэнь находилось в совр. уезде Линьжу пров. Хэнань. Жертвы полагалось приносить в первую очередь Хоу-цзи как первому предку и Вэнь-вану как первому правителю. 259. Чэнгао идентифицируется с Хулао в период Чуньцю; находился в совр. уезде Инъян пров. Хэнань. Комментаторы находят в этой фразе две ошибки: а) в главах 15, 45 и 88 Ши цзи (Истзап, тома III, VI и VIII) говорится не о преподнесении правителем Хань этих мест в дар, а о захвате ханьских территорий; б) упоминание в связи с этими событиями местности Гун (находившейся в совр. уезде Гунсянь в Хэнани) также ошибка, так как то была территория исконно чжоуская. Поэтому в указанных выше главах везде стоит не Гун, а Инъян. То же и в Цзы чжи тун-цзянь. 260. О названии Саньчуань см. коммент. 180. В данном случае речь идет о бывших чжоуских владениях в Хэнани. 261. Гаоду находился в совр. уезде Цзиньчэн пров. Шаньси. Цзи— местность в уезде Цзисянь в Хэнани (в этом уезде проходила битва под Муе, см. коммент. 120 к гл. 3 — Истзап, т. I, с. 298). 262. Все указанные пункты находились в совр. пров. Шаньси: Юйцы — в районе Тайюани, Синьчэн (или позднее— Синьпинчэн)— в уезде Шосянь и Ланмэн — в уезде Янцюй. 263. Вэйский княжич У-цзи носил титул Синьлин-цзюня. Ему посвящена гл. 77 Ши цзи. В состав коалиции, войсками которой руководил У-цзи, входили армии Янь, Чжао, Хань, Вэй и Чу. Это была последняя попытка еще уцелевших княжеств собрать соединенные силы для борьбы против Цинь и объединения Китая. Союзная армия, дойдя до прохода Ханьгу, не развила успех, а повернула обратно (подробнее см.: Истзап, т. VII, с. 196-205). 264. О деяниях циньских императоров подробно повествует следующая, шестая глава «Исторических записок». Период существования циньского дома, если считать со времени возвышения одного из первых циньских вождей, Цинь-чжуна, вплоть до гибели династии, составит около 650 лет (различные источники указывают 638, 651, 657 лет). Если же отбросить первый этап становления самого циньского владения и начинать историю Цинь с правления Сян-гуна, получившего от чжоуского вана ранг чжухоу в 771 г. до н.э., то продолжительность существования циньского дома (сначала во главе небольшого царства, затем княжества и, наконец, империи) составит более пяти с половиной столетий, история которых в основном описана в гл. 5. Как смогло небольшое окраинное царство за несколько веков превратиться в ведущее княжество, постепенно завоевать все остальные развитые княжества на огромной территории древнего Китая и в конце концов создать первую цен трализованную империю Цинь? Ответ на этот вопрос Сыма Цянь дает в шестой главе, главным образом цитируя сочинение Цзя И (201-169 гг. до н.э.) Го Цинь лунь («Об ошибках дома Цинь»), Этот ответ вытекает и из анализа событий тех веков. Основными причинами были: а) благоприятное географическое положение Цинь, защищенного рекой Хуанхэ и горными цепями от соседних княжеств и обладающего необходимыми ресурсами; б) благотворные результаты реформ Шан Яна, приведших к росту земледелия, к укреплению государства и армии; в) военный опыт, накопленный в постоянных столкновениях с племенами сюнну, значительная мобильность циньских войск; г) распространение учения легизма, которое способствовало осуществлению объективно назревшей потребности в объединении страны; д) деятельность ряда князей (Сяо- гуна, Чжуан Сян-вана и др.) и их талантливых советников; е) междоусобицы и войны между княжествами, царившие в Китае, особенно в период Чжаньго, которые не только тормозили развитие страны, но и разоряли ее. Раздробленность, освящаемая к тому же древнеконфуцианским учением, исторически изжила себя, что ускорило и облегчило победу Цинь в объединении Китая. ГЛАВА ШЕСТАЯ 1. Данная глава — один из немногих сохранившихся источников о кратковременном правлении династии Цинь. Сыма Цянь использовал устные предания, летописи дома Цинь— Цинь-щи, сочинения своих предшественников, в частности труд Цзя И (201-168) Го Цинь лунь («Об ошибках дома Цинь»), эпиграфические памятники (каменные стелы Цинь Ши-хуана) и данные, полученные историком после осмотра сохранившихся сооружений и памятников той эпохи (дворца Эпангун, могилы Цинь Ши-хуана, Великой стены и др.). Термин хуанди— «император» встречается в Шан шу в главе Люй-син (ШСЦ, т. 4, Шан шу чжэнъи, кн. 2, с. 710). О трактовке термина ди см. коммент. 3 к гл. 1 (Истзап, т. I, с. 222). Слово хуан состоит из элементов цзы g — «начальный» и ван 3; — «правитель», тот, кто соединяет триаду— небо, землю и человека; в древнем начертании v§f (см.: Шо вэнь и Л.Виже, — Wieger L., Rudiments, vol. II, с. I, Caracteres, с. 260). Традиционно считается, что в этом слове объединены два компонента: ди, идущее от пяти легендарных императоров (у ди), и хуан, идущее от трех владык (сань хуан). 2. Чжи-цзы — княжич-заложник. В период Чжоу правш-ели княжеств для закрепления соглашений о союзе или для заверения более сильных соседей в своей верности и дружбе нередко посылали к ним в качестве заложников своих сыновей. В Цзо чжуань впервые упоминается об обмене княжича- ми-заложниками между Чжоу и Чжэн на третьем году правления Инь-гуна, т.е. в 721 г. до н.э. (ШСЦ, т. 27, Чунь-цю Цзо чжуань чжэнъи, кн. I, с. 124). Метод заложничества сохранялся на протяжении многих веков вплоть до объединения Китая. 3. Будущего Цинь Ши-хуана именовали инским (по фамилии предка дома Цинь), чжаоским (так как My-ван когда-то пожаловал Цзао-фу город или поселение Чжаочэн) и люйским Чжэном (намекая на отцовство Люй Бу-вэя, наложница которого стала женой Чжуан Сян-вана). В биографии Люй Бу-вэя (гл. 85 Ши цзи) прямо говорится о том, что его наложница стала женой циньского княжича, будучи беременной, и, следовательно, отцом Цинь Ши-хуана был Люй Бу-вэй (Истзап, т. VII, с. 297). Но такой версии не дают ни Чжаньго цэ, ни гл. 6 Ши цзи. Возможно, процветавшая в Хань неприязнь ко всему циньскому отразилась в создании неприглядной истории рождения Цинь Ши-хуана. Д.Бодде отмечал: «...история рождения первого императора Цинь, вероятнее всего, является чистой выдумкой какого-то ханьского конфуцианца, который стремился таким путем опорочить первого императора, представив его незаконнорожденным сыном хитрого, бессовестного и малограмотного торговца и матери, которая была не многим лучше проститутки» (Bodde D., Statesman, Patriot, and General, с. 18). Первоначально имя будущего императора писалось IE — чжэн, так как он родился в первой луне. Затем по созвучию стали писать знаки с иным смыслом: Й; — «правитель» или Ш — «карать». Произошла обычная фонетическая подмена, но с определенным политическим подтекстом. Б.Карлгрен показывает, что все три знака в древнекитайском языке имели одинаковое чтение: t’sMang (Karlgren В., Analytic Dictionary, с. 340). Чэнь Юань (1880—1971) также указывал на это (см.: Чэнь Юань, с. 8). 4. О смерти Чжуан Сян-вана в тексте говорится неуважительно — сы ft, как о смерти простолюдина. Это, вероятно, более поздняя подмена или ошибка. Должен был стоять иероглиф хун Ц — «почил, скончался». Так написано, например, в гл. 85 (ШЦ, т. V, с. 2509; русский перевод см.: Истзап, т. VII, с. 297). 5. Упоминающиеся здесь области и отдельные пункты встречались ранее: Ба— гл. 5, коммент. 132; Юань— гл. 5, коммент. 52; Ин— гл. 5, коммент. 105; Шу— гл. 5, коммент. 168; Ханьчжун— гл. 5, коммент. 132; Нань- цзюнь — гл. 5, коммент. 223; Шанцзюнь — гл. 5, коммент. 131; Хэдун — гл. 5, коммент. 199; Саньчуань — гл. 5, коммент. 180. Область Тайюань занимала центральные районы совр. пров. Шаньси. Инъ- ян не принадлежал ранее княжеству Хань; он находился в одноименном совр. уезде пров. Хэнань. Область Шандан— это юго-восточные горные районы совр. пров. Шаньси. Западные пределы Цинь в тексте не отмечены, так как разграничения с сюнну и другими племенами, естественно, не существовали и границы были весьма подвижными. 6. Шэжэнь — в чжоуский период чиновник во дворце, ведавший главным образом распределением и расходом зерна (см.: ШСЦ, т. 12, Чжоу ли чжу-шу, гл. 16, с. 596-597). В период Цинь и позднее шэжэнь — чиновник двора с разными функциями, слово шэжэнь входило в сложные названия ряда титулов (см. Цинь хуй-яо дин-бу, с. 468). Однако, судя по многим фактам периодов Чжаньго, Цинь и начала Хань, крупные сановники и князья также заводили шэжэней, которые выполняли обязанности секретарей (типа мэнькэ). Эту должность у Люй Бу-вэя какое-то время исполнял Ли Сы (см. его биографию, — Истзап, т. VIII, гл. 87, с. 48). 7. Цзиньян находился в совр. районе Тайюани пров. Шаньси (в преданиях связан с именем якобы жившего здесь императора Яо). 8. Цюань в период Чжаньго принадлежал княжеству Вэй, находился на территории совр. уезда Юаньян пров. Хэнань, севернее Хуанхэ (см. также коммент. 228 к гл. 5). Поскольку еще в 273 г. до н.э. при Чжао Сян-ване это место было занято циньцами, Лян Юй-шэн предполагает, что иероглиф цюань Щ поставлен ошибочно (ЛЮШ, кн. 3, гл. 5, с. 2). Такигава Камэтаро отметил, что в некоторых ксилографах поставлен другой знак цюань — ffi (ХЧКЧ, т. II, гл. 6, с. 4), но этот пункт далеко на юге, в районе Ичана. Сомнение Лян Юй- шэна не очень убедительно, так как за четверть века этот пункт мог быть вновь утрачен Цинь. 9. В «Хронологических таблицах» также говорится о 13 городах (см.: Истзап, т. III, гл. 15, с. 306). Однако в южносунском издании (Хуан-шань-фу) Ши цзи (гл. 15, с. 33) и у Сыма Гуана (ЦЧТЦ, т. I, гл. 6, с. 205) упоминается лишь о 12 занятых городах. 10. Чан и Югуй — поселения в Вэй, точное местоположение которых установить затруднительно. 11. В тексте главы назван 10-й месяц. В гл. 15 «Погодные таблицы шести княжеств» указан 7-й месяц (Истзап, т. III, с. 306), то же самое в Цзы чжи тун- цзянь (т. I, с. 210). Комментатор XIX в. Хуан Ши-сань (на которого ссылается Такигава Камэтаро), видимо, справедливо замечает, что саранча появляется не в 10-й (осенью), а в 7-й луне (ХЧКЧ, т. II, с. 418). Следовательно, в гл. 6 — описка. 12. Дань, по расчетам Э.Шаванна (МИС, т. 2, с. 103), составлял приблизительно 27 кг. Л.С.Переломов, использовав данные У Чэн-ло, получил цифру почти в 30 кг (см.: Переломов Л.С., Империя Цинь, с. 147). Следовательно, для получения одного ранга знатности нужно было сдать казне в помощь голодающим до 30 т зерна. Ясно, что это могли сделать лишь самые богатые и сильные дома (земледельцев и рабовладельцев). 13. В гл. 78 Ши цзи занятие циньцами городов Янь, Суаньцзао и Сюй отнесено ко времени Чжао Сян-вана (Истзап, т. VII, с. 207). По-вццимому, это был один из временных захватов. Здесь же описано более прочное закрепление этих территорий на широком фронте до 200 км с севера на юг. Янь находился на территории совр. уезда Цзисянь пров. Хэнань, Суаньцзао — на территории совр. уезда Яньцзинь пров. Хэнань, в этом же уезде находился и Сюй (все — севернее Кайфына). Чанпин находился на территории совр. уезда Сихуа пров. Хэнань, Юнцю — на территории совр. уезда Цисянь пров. Хэнань, Шаньян — на территории совр. уезда Сюу пров. Хэнань. Область Дунцзюнь (Восточная область), таким образом, была создана в основном на бывших землях Вэй. Точные границы ее определить трудно, но примерно она включала северную часть совр. пров. Хэнань, южную часть совр. пров. Хэбэй и небольшие районы западной части совр. пров. Шаньдун. Центр ее располагался в районе хэнаньского Пуяна. 14. По поводу данной ситуации есть ряд сомнений. Прежде всего не ясен окончательно состав антициньской коалиции. В гл. 43 говорится, что в коалицию входили Чжао, Чу, Вэй и Янь, т.е. княжества, безуспешно атаковавшие циньский Цзуй; о Шоулине там не упоминается (см.: Истзап, т. VI, с. 78). В Цзы чжи тун-цзянь дополнительно названы княжества Хань и другое Вэй и сообщается о взятии Шоулина (ЦЧТЦ, т. I, гл. 6, с. 211). Цинский ученый Чжай Хао считает, что из-за своей слабости другое Вэй не могло идти на риск конфликта с Цинь, поэтому верен вариант с упоминанием Янь (см.: ХЧКЧ, т. II, с. 419). По-видимому, состав коалиции сформировался не сразу и среди ее участников были колебания. Местонахождение Шоулина трудно точно определить. Географический словарь относит его к территории совр. уезда Дунпин пров. Шаньдун, однако это настолько далеко к востоку и северу, что не может быть принято. Современный комментарий к книге У Чэн-цюаня «Записи о легко познаваемом в последовательно изложенной [истории Китая]» относит Шоулин к совр. уезду Чжэндин пров. Хэбэй (севернее Шацзячжуана), что тоже далеко от места событий. Мы склонны принять отождествление Э.Шаванна, который помещает Шоулин между Ияном в Хэнани и Синьчэном близ Лояна (МИС, т. 2, с. 104), что ближе к пути движения армий союзников и недалеко от горного прохода Ханьгу. 15. Вэйский (ранее цзиньский) Хэнэй— район севернее Хуанхэ; Еван находился на территории совр. уезда Циньян пров. Хэнань вблизи горных районов Шаньси. Упоминание имени Цзюэ рассматривается здесь как ошибка. В Вэй в то время правил Юань, и только с 229 г. к власти пришел Цзюэ (см.: Истзап, т. III, гл. 15, с. 302, 314; т. V, гл. 37, с. 121). 16. Чжан Шоу-цзе приводит заимствованные им из книги Сяо цзин нэй цзи представления древних, связанные с появлением комет. Там говорилось: «Если комета появляется в районе Большой Медведицы, то будет большая война; если комета вблизи трех звезд ручки Большой Медведицы, то подданные навредят правителю, если комета появится в середине неба, то правитель нанесет вред подданным, если она появятся в созвездии Плеяды, то владетельные князья поднимут мятеж, если же комета пройдет сбоку от солнца, то сын убьет отца» (ХЧКЧ, т. II, с. 419-420). Появление комет, как видим, использовалось магами и астрологами для всякого рода пророчеств. 17. Лун — местность в княжестве Лу (территория совр. уезда Тайань пров. Шаньдун; Гу относится к совр. уезду Тансянь (или Ванду) пров. Хэбэй; Цзи находился в совр. уезде Цзисянь пров. Хэнань (южнее Аньяна). Цзи уже однажды был занят циньцами (см. гл. S), теперь, видимо, вновь понадобилось отбирать его у Вэй. 18. Слова ши-лю яси -f- 7^ В — «шестнадцать дней» мы, в согласии с Э.Шаванном, понимаем как срок, прошедший со дня появления кометы. В переводе Отакэ это выглядит как дата (ГТС, т. I, с. 108), с чем согласиться нельзя, так как дни месяца еще обозначались циклическими знаками. Ся-тайхоу, или Ся-цзи, была матерью Чжуан Сян-вана. Слово сы — «умерла» здесь употреблено не по рангу, и, вероятно, стояло слово хун — «скончалась» (как в гл. 15, — Истзап, т. Ill, с. 308), но верхняя часть иероглифа пропала. 19. Туньлю — пункт в одноименном совр. уезде пров. Шаньси; Линьтао — отдаленная местность на территории совр. уезда Миньсянь на юге пров. Ганьсу. Последняя часть абзаца трудна для понимания, что привело к разным ее толкованиям. Мы, в согласии с комментариями Сюй Гуана (352-425), Гао Ю (III в.) и других, считаем, что би выступает в своем основном значении — «стена», а Пугу означает название местности близ Туньлю. Отсюда наш перевод: «[После того как] военачальник [Чэн Цзяо] погиб у стен города, надругались над телами солдат из Туньлю и Пугу, принимавших участие в восстании». Уязвимым местом этой трактовки является то, что слово цзянцзюнь— «военачальник» — не сопровождается, как обычно, фамилией; и то, что местность Пугу (или, по Чжан Шоу-цзе, два селения — Пу и Гу) не фигурировала прежде как место восстания. Комментаторы более поздних эпох (Цянь Да-синь и др.), мнения которых приводят Лян Юй-шэн и Такигава Камэтаро, считают, что Би и Пу Гао (Гу) — имена людей. Би— военачальник, руководивший войсками в другом месте. Когда он был убит, его солдаты тоже восстали (в Пугао), и их трупы были опозорены. Цинский комментатор Го Сун-тао присоединяется к такому объяснению, но полагает, что опозорен был труп Би (Го Сун-тао, с. 39). Чэнь Чжао-лунь (XVIII в.) находит во фразе ошибки и сокращения и предлагает ряд перестановок (см.: ЛЮШ, кн. 3, гл. 5, с. 3-4).'Очевидно, что данное место подверглось каким-то изменениям, и дошедший до нас текст неполон. 20. Эпизод с уходом рыбы в верховья, по-видимому, введен в качестве одного из предзнаменований предстоящих волнений народа и выступлений против правителя (рыба— символ простого народа). Так, во всяком случае, трактуется это событие в гл. 27 Хань шу (см.: ЭШУШ, т. I, с. 412). У Сыма Цяня эпизод сопровождается упоминанием деталей поисков населением источников питания, что связано с какими-то бедствиями, скорее всего с наводнением, и лишено мистики. 21. О специфической карьере Лао Ая и ее трагическом завершении см. гл. 85 Ши цзи (Истзап, т. VII, с. 298-299). 22. Конфуцианские историки начиная с эпохи Хань описывают Лао Ая в самом неприглядном свете, считая, что Люй Бу-вэй постарался сделать его очередным любовником императрицы, с тем чтобы влиять на нее и юного еще Цинь Ши-хуана (об этом см. также коммент. 3). В данной главе Сыма Цянь характеризует его сдержанно, скорее как одного из заговорщиков при дворе. Традиция сделала имя Лао Ая нарицательным, как символ распутства. 23. Вэйский Юань (в совр. уезде Юаньцюй пров. Шаньси) — см. коммент. 203 к гл. 5; Пуян располагался в совр. уезде Юнцзи пров. Шаньси. В главах 15 и 44 Ши цзи (Истзап, т. III, с. 308; т. VI, с. 97) отмечено нападение на три города, добавлен еще Янь. Лян Юй-шэн, сопоставляя разные данные, приходит к выводу, что был атакован и захвачен лишь Пуян, упоминание же Юаня и Яня, по его мнению, ошибочно (ЛЮШ, кн. 3, гл. 5, с. 4). 24. Юн, или Юнчэн, находился в совр. уезде Фэнсян пров. Шэньси (см. коммент. 45 к гл. 5), примерно в 100 км к западу от Сяньяна. 25. Согласно чжоуским установлениям сыновья Сына Неба и владетельных князей в 19- и 20-летнем возрасте совершали обряд надевания специального головного убора по случаю совершеннолетия (см.: Сюнь-цзы цзицзе, гл. 19 — «Общие основания», — ЧЦЦЧ, т. II, с. 336, а также Ли цзи). Циньский Чжэн исполнил этот обряд позднее — в возрасте 22 лет, как и его предки. 26. Си — «печать». В Чжоу си — общее название печатей князей и знати. С Цинь этот термин употреблялся лишь для царской печати, которая изготовлялась из белого нефрита, а ручка делалась в виде тигра или дракона. На таких печатях имелись надписи с благопожеланиями (см. собрание надписей на ханьских печатях: Ло Фу-и, Подтверждения надписей). Циньяньгун— «Дворец моления об урожае», построен циньским Хуй- гуном в начале IV в. до н.э., при Сяо-гуне назывался также Тоцюаньгун. Находился к западу от Сяньяна в совр. уезде Фэнсян. 27. Сянго, как и чэнсян, был одним из ближайших советников или помощников правителя. В Цинь, как нам удалось проследить, должность чэнсяна была введена на 2-м году Дао У-вана (309 г. до н.э.), должность сянго (или сянбана) появилась на 32-м году Чжао-вана (283 г. до н.э.). Чэнсяны и сянго (сянбаны) в период Чжаньго имелись и в других княжествах (см.: Цинь хуй-яо дин-бу, с. 200). Цинь Ши-хуанди назначил первым советником Люй Бу-вэя; он, по нашему мнению, и упоминается здесь как сянго (или сянбан). Чанпин-цзюнь — чуский княжич; личность Чанвэнь-цзюня неясна, так как имя это больше не встречается. Эти трое и возглавили расправу над Лао Аем. Должность сянбана соответствовала чэнсяну, но в ханьское время бан был заменен на го из-за табу на знак, входивший в имя основателя династии — Лю Бана. Вполне возможно, что до Хань были лишь чэнсян и сянбан, но Сыма Цянь был вынужден употребить более позднее титулование сянго в связи с та- буированием. В этом убеждает тот факт, что при раскопках было найдено копье Люй Бу-вэя с надписью, где он назван еще сянбаном (см.: Ван Го-вэй, Гуаньтан цзи-линь, т. 3, с. 914— «Послесловие к печати сюннуского сян- бана»), 28. Вэйвэй — начальник дворцовой стражи. При Хань этим термином обозначалось ведомство — приказ охранной стражи, отвечавший за охрану внешних ворот императорских дворцов в отличие от ланчжунлина — приказа по охране внутренних ворот и покоев дворца. Нэйши — начальник столичного округа, при Цинь и в начале Хань включавшего столицу и окружающие районы в центральной части совр. пров. Шэньси (при Хань в 135 г. до н.э. столичный округ разделили на две части и ввели двух начальников: цзонэйши и юнэйши). Цзои — должность чиновника в империи Цинь (в Хань назывался цыфэй), подчинявшегося налоговому ведомству шаофу. Функции его описываются противоречиво: по Янь Ши-гу, цзои ведал мастерами, изготовлявшими предметы кладбищенской службы; по мнению Ван Сянь-цяня, он ведал стрельбами из лука (см.: ХШБЧ, т. II, гл. 19, ч. 1, с. 1118-1119). Нами выбран второй вариант, так как в Цинь хуй-яо дин-бу (с. 502) тоже указано, что цзои был ответственным за стрельбы. Чжундафулин в Хань шу назван ханьским чином, введенным императором Цзин-ди вместо вэйвэя— начальника дворцовой стражи (ХШБЧ, т. II, гл. 19, ч. 1, с. 1112). Однако в нашем тексте он назван рядом с вэйвэем. Прав, видимо, Ван Сянь-цянь, считавший, что должность чжундафулина существовала уже в Цинь и имела сходные с вэйвэем функции. Э.Шаванн включил в число уничтоженных заговорщиков также и шэ- жэней— служителей в домах восставших (leurs clients), тот же смысл и в пунктуации Чэнь Эр-дуна в Ши цзи сюань чжу («Избранных главах из „Исторических записок“ с комментариями», с. 2). Такой вариант вполне возможен по тем временам, хотя число казненных тем самым слишком уж увеличивается. Мы, исходя из новой пунктуации Гу Цзе-гана с точкой после слова цзун — «род», отнесли шэжэней к «легко наказанным». 29. Фанлин находился на территории совр. уезда Фансянь на западе пров. Хубэй. Второе слово цзя Ш перед названием, по мнению Цуй Ши, является лишним. Но тогда вместо него следовало поставить другой знак со значением «поселять», например цзюй Щ. 30. Яньши — город княжества Вэй, находившийся, по одним данным, в Хэнани, по другим — на востоке Шэньси. 31. После мятежа Лао Ая императрица была отправлена в Юн (см. коммент. 24 к данной главе), но об этом в большинстве существующих списков не говорится. Цуй Ши считает, что эта фраза из пяти знаков должна была стоять после описания всех наказаний (Цуй Ши, Исследование истоков, гл. 3, с. 9). Так как о строительстве дворца Ганьцюань упоминается лишь под 27-м годом правления Ши-хуана, т.е. через 17 лет, то комментаторы полагают, что здесь должно было стоять другое название. Сюй Гуан пишет, что в Таблицах было указано просто Наньгун — Южный дворец, однако ныне этих иероглифов в тексте Таблиц нет. Можно предполагать ошибку в гл. 6, впрочем, не исключено, что строительство разных частей дворца было весьма длительным. 32. Приближенные Цинь Ши-хуанди внушали ему мысль о злонамеренности действий пришлых советников, пекущихся якобы о своих прежних княжествах, и добились указа об их изгнании. Помогло то, что Люй Бу-вэй и Лао Ай были тоже пришлыми. В число изгоняемых попал и Ли Сы. Защищая себя и себе подобных (pro domo sua), Ли Сы написал доклад, в котором на многочисленных примерах доказывал пользу таких советников для дома Цинь (доклад см. в гл. 87 Ши цзи, посвященной жизнеописанию Ли Сы, — Истзап, т. VIII, с. 49-51). Доводы подействовали, и изгнание остановили. Как отмечал Д.Бодде, доклад Ли Сы в гл. 6 правильно датирован 237 г. до н.э., тогда как в гл. 87 он отнесен к периоду после 246 г., что явилось следствием некритического заимствования из какого-то более раннего повествования о Ли Сы (Bodde D., China's First Unifier, с. 91). 33. Правитель Цзинь — Чжи-бо в 453 г. до н.э. был предательски убит главами сильных домов, разделивших затем земли Цзинь между собой (см.: Истзап, т. I, гл. 4, с. 209, а также гл. 5, с. 37 данного тома). Правитель У — Фу-ча находился у власти в 495-473 гг. до н.э. и погубил свое княжество из-за того, что не прислушивался к советам (см.: Истзап, т. V, гл. 31, с. 35-38). Правитель Ци — Минь-ван находился у власти в 323-284 гг. до н.э. и тоже проводил неразумную политику, в результате которой земли Ци были захвачены княжествами Чжао и Янь (см.: Истзап, т. VII, гл. 75). Этих правителей Вэй Ляо упоминает в качестве дурных примеров. 34. Вэй Ляо говорит о себе буи — «одетый в холщовые одежды», т.е. человек низкого звания и положения. Это выражение употреблялось и в уничижительном смысле (встречается также в гл. 87). 35. Резко отрицательное описание внешнего вида и характера Цинь Ши- хуана в словах Вэй Ляо отражает, по-видимому, уже сложившееся в конфуцианской среде эпохи Хань стремление очернить циньского правителя. В то же время Сыма Цянь показывает здесь выдержку Цинь Ши-хуана и его умение удерживать около себя способных помощников. Го Мо-жо полностью принимает на веру описания Вэй Ляо и приписывает Цинь Ши-хуану общую тщедушность, «куриную грудь» как симптом остеомаляции, катар горла и пр. Болезнь и презрение к нему людей развили якобы в Цинь Ши-хуане жестокость (Го Мо-жо, Философы древнего Китая, с. 616-617, на кит. языке: Ши пипань шу, Пекин, 1962, с. 424). Характеристика Ши-хуана в других фрагментах текста главы не подтверждает, на наш взгляд, таких односторонних выводов. 36. Е, или Есянь, находился на территории совр. уезда Линьчжан на юге пров. Хэбэй. 37. Яньюй находился либо в совр. уезде Хэшунь пров. Шаньси, либо в уезде Уань пров. Хэбэй (см. коммент. 233 к гл. S). Был атакован циньцами еще в 269 г. до н.э. Лаоян (Ляоян), по данным Чжэнъи, находился в области Шандан, т.е. в пров. Шаньси. Если принять во внимание комментарий к Цзы чжи тун- цзянь, то Лаоян следует отнести к совр. уезду Сиян в Шаньси, что в 25-30 км севернее Яньюя. Это согласуется с ходом военных действий (см.: ЦЧТЦ, т. I, с. 218). 38. Доуши — дословно «одно доу риса» (в период Цинь доу составляло около 3 кг); одновременно доуши — это название мелких чиновников и младших чинов в армии. Янь Ши-гу считает, что их называли по размеру дневного пайка (см.: ХШБЧ, т. II, гл. 19, с. 1139). Столь значительное сокращение армии могло объясняться стремлением к уменьшению расходов. Но если в Цинь действительно численность войск уменьшилась на 80 процентов, то на очень короткое время и лишь в каком-то определенном месте, ибо военные действия последующих лет были весьма обширными. 39. Лян Юй-шэн обнаружил в этих фразах путаницу и повторы. Он считает упоминание вэйского Аньяна здесь излишним, так как шло общее наступление трех армий на княжество Чжао, и предлагает заменить Аньян Лаояном (ЛЮШ, кн. 3, гл. 5, с. 6). Детальную картину военных действий восстановить трудно. 40. Люй Бу-вэй, опасаясь разоблачения своих связей с заговором Лао Ая и казни, покончил с собой, выпив отравленного вина. Об этом см. гл. 85 Ши цзи (Истзап, т. VII, с. 300), а также Цзы чжи тун-цзянь (ЦЧТЦ, т. I, гл. 6, с. 219). 41. Заключительная фраза со слов «Отныне и впредь...» у Сыма Гуана со провождается двумя знаками JL В («Притом [в указе вана] говорилось...»), что свидетельствует о цитировании подлинного документа (ЦЧТЦ, т. I, с. 219). Поскольку Сыма Цянь не выделяет текст указа такими словами, весь абзац нами передан косвенной речью, хотя это, несомненно, изложение указа Цинь Ши-хуана. ( Выражение бу линь ^ Eg — «не посетить похороны, не оплакивать» (линь в этом значении встречается в Цзо чжуань под 12-м годом Сюань-гуна, — ШСЦ, т. 29, с. 920) в данном контексте можно понять двояко: а) сравнительно мелкие чиновники с годовым доходом менее 500 даней зерна, даже если и присутствовали на похоронах, приравнивались к неприсутствовавшим и ссылались без лишения званий. К такой трактовке склоняются Гу Янь-у и Накаи Сэкито- ку, мнение которых приводит Такигава (ХЧКЧ, т. II, с. 428); таков же перевод Э.Шаванна, ссылающегося на комментарий У Ци-сяня (XVII в.) в Ши цзи лунь вэнь (см.: МИС, т. 2, с. 116); б) комментарий Чжэнъи считает, что ссылались даже не присутствовавшие на похоронах сторонники Люй Бу-вэя. Нами принят первый вариант. Выражение цзи мэнь — «внесение в списки имущества» означает конфискацию всего имущества, обычно сопровождающуюся ссылкой всех членов семьи или превращением их в рабов (см.: Избранные главы «Исторических записок» с комментариями, с. 33, примеч. 65). 42. Трудно объяснить столь быстрое возвращение приближенных Лао Ая. Можно предположить, что сказывались нехватка опытных дворцовых служителей и влияние скрытых сторонников Люй Бу-вэя и Лао Ая. 43. Чжаоский Пинъян находился на территории совр. уезда Линьчжан на юге пров. Хэбэй. 44. С десятой луны в то время начинался новый год, поэтому фраза о нападении на Чжао ошибочно попала в описание событий этого года и должна быть отнесена к событиям четырнадцатого года. 45. Иань находился в совр. уезде Гаочэн пров. Хэбэй (к востоку от совр. Шицзячжуана); Учэн — в одноименном уезде совр. пров. Шаньдун (менее чем в 100 км от Пинъяна). Ход военной кампании против Чжао здесь не совпадает с описанием в других главах Ши цзи. Сыма Цянь опускает факты циньских поражений. В Чжао ши цзя говорится о том, что циньская армия в 233 г. до н.э. атаковала Чили и Иань, но была разбита чжаоской армией под командованием Ли Му. В 232 г. циньцы напали на Паньу, но опять были разбиты, и лишь через три года они добились победы над армией Чжао (см.: Истзап, т. VI, гл. 43, с. 78-79). В гл. 81 Ши цзи в краткой биографии Ли Му также говорится о двух его победах, хотя датировка их не совсем ясна (Истзап, т. VII, с. 257-260). Надо полагать, что в данном случае историк применяет обычный для него прием: описывая победы армии Цинь в ходе объединения Китая, он намеренно опускает упоминания о поражениях циньцев, относя это в другие главы. Лян Юй-шэн и другие комментаторы считают, что в гл. 6 Сыма Цянь излагает версию циньских записей— Цинь цзи (см. также: Цзинь Дэ-цзянь, с. 421). 46. Хань Фэй-цзы (ок. 280-230 гг.) — китайский философ школы фацзя («законников»), политический деятель. Его биография дана в гл. 63 Ши цзи (Истзап, т. VII, с. 30-44). Приехав послом ханьского вана в Цинь, Хань Фэй-цзы стал известен там своими идеями укрепления власти. Ли Сы, опасаясь роста его влияния при дворе, оговорил Хань Фэя и добился заключения его в тюрьму в Юньяне (на территории уезда Чуньхуа в пров. Шэньси, в 60-70 км к северу от Сянь- яна). Затем он послал ему яд, и Хань Фэй покончил с собой, чтобы избежать позора. 47. Ланмэн находился в совр. уезде Янцюй пров. Шаньси (севернее совр. Тайюаня). 48. Ханьский Наньян находился в совр. уезде Хоцзя пров. Хэнань (см. коммент. 220 к гл. 5). В тексте употреблено словосочетание цзя шоу fg vf. Шоу означало «управлять, надзирать», поэтому цзюньшоу при Цинь было названием должности начальника области, цзя — «заимствовать, занять [чье-либо место]» в ханьских текстах, как отмечал цинский Чжао И, нередко встречается в значении «исполнять какую-либо должность» (см.: ХЧКЧ, т. И, гл. 6, с. 15), хотя во всех случаях цзя указывало не на постоянное место деятельности. 49. Учет взрослого мужского населения преследовал, очевидно, военные и фискальные цели, так как Цинь нуждалось и в солдатах и в доходах. Лии располагался на территории совр. уезда Линьтун в пров. Шэньси, недалеко от Сяньяна. Позднее в этом районе воздвигнута усыпальница Цинь Ши- хуана. 50. Область Инчуань находилась на территории совр. пров. Хэнань, включая уезды Юйсянь, Синьчжэн и др. (к югу от города Чжэнчжоу). 51. Вдовствующая государыня Хуаян была женой Сяо Вэнь-вана — деда Ши-хуана. 52. Шанди — «верхние земли», под которыми следует понимать территорию области Шанцзюнь (север совр. пров. Шэньси и юг совр. Автономного района Внутренняя Монголия); Цзинсин располагался на территории одноименного совр. уезда в пров. Хэбэй западнее Шицзячжуана. Бросок армии Ван Цзяня к востоку, если верить тексту, составил примерно 400 км через горные районы Шаньси. Хэнэй — район к северу от Хуанхэ в границах совр. пров. Хэнань и юговосточной части Шаньси. Таким образом, княжество Чжао охватывалось полукольцом с северо-запада и юга. Лян Юй-шэн верно подметил явные противоречия этого абзаца. Дважды повторяется имя Ян Дуань-хэ; Цян Хуй сначала наступает вместе с Ян Дуань- хэ, а строкой ниже уже воюет вместе с Ван Цзянем. Комментатор предполагает, что в этом месте какой-то пропуск. Его мнение заслуживает внимания, так как Мидзусава Тоситада обнаружил в семи ранних списках Ши цзи одно слово дай вместо слов фа чжао (ХЧКЧ, т. II, гл. 6, с. 15). В таком случае смысл меняется: «Цян Хуй вместе с Ян Дуань-хэ окружил Ханьдань». 53. Существовало несколько пунктов под названием Дунъян — в княжествах Лу, Ци и Цзинь. Цзиньский Дунъян потом стал чжаоским; располагался он, по-видимому, на юге совр. пров. Хэбэй или востоке Шаньдуна. Чжан Шоу-цзе полагает, что здесь имеется в иду Пиньян, пункт, находившийся на юге пров. Хэбэй. В любом случае Дунъян (или Пиньян) должен был находиться не очень далеко от места главного сражения, около Ханьданя. Фраза означает: «В Дунъяне захватили чжаоского вана» (так поняли Э.Шаванн, У Ци-сянь, Такигава Камэтаро). В современных изданиях с пунктуацией из-за отсутствия пред лога перед обстоятельством места дается иная трактовка: «захватили полностью все чжаоские земли в Дунъяне» (см. Ши цзи под редакцией Г у Цзе-гана и Ши цзи сюань-чжу). Однако, если слово цзинь в значении «полностью, целиком» отнести ко всей территории Чжао, то первый вариант с захватом вана в Дунъяне представляется более точным. 54. Чжуншань — небольшое независимое княжество, завоеванное сначала княжеством Вэй, а затем вошедшее в Чжао. Находилось на территории совр. уезда Динсянь пров. Хэбэй южнее Баодина. 55. Титул Первого императора— Ши-хуанди употреблен здесь преждевременно, так как циньский ван еще не объявил себя императором. 56. Дай — название древнего царства, покоренного княжеством Чжао; находилось на территории совр. уезда Вэйсянь пров. Хэбэй к западу от совр. Пекина, на границе с пров. Шэньси. 57. Шангу — район, охватывавший совр. уезды Исянь, Сюаньхуа и др. пров. Хэбэй. Позднее в империи Цинь была создана область Шангу с включением в нее и северной части Хэбэя. 58. Неудавшееся покушение на жизнь циньского вана, предпринятое Цзин Кэ, подробно описано в гл. 86 Ши цзи — «Жизнеописание мстителей» (Истзап, т. VIII, с. 36-44). Цзин Кэ был одним из наемных убийц того времени, имя его конфуцианская литература позднее окружила ореолом героизма. 59. Ишуй — река в пров. Хэбэй, протекавшая южнее совр. Баодина. 60. В тексте здесь стоит иероглиф Цзи, обозначавший столицу княжества Янь (находилась в районе совр. Пекина). Однако в главах 15-й (Истзап, т. III, с. 314) и 73-й (Истзап, т. VII, с. 164) Ши цзи говорится о том, что, пока Ван Цзянь возглавлял военную кампанию против Янь на севере, его сын Ван Бэнь был послан на юг против Чу (именуемого тогда Цзин из-за табу на знак Чу, который входил в имя отца Ши-хуана). Поэтому есть основание знак Цзи считать в гл. 6 ошибкой и писать Цзин (на это указали Лян Юй-шэн и Такигава Камэтаро; подтверждается это и текстом Цзы чжи тун-цзянь). 61. Отец Даня — яньский ван Си, преследуемый циньскими войсками, решил убить своего сына, виновного в организации покушения на циньского вана, чтобы этим спасти себя и княжество (см. гл. 34 и др.). Но это ему не помогло. Ляодун — юго-восточные районы совр. пров. Ляонин и северо-восточная часть пров. Хэбэй. 62. Временная отставка Ван Цзяня связана с кампанией против сильного южного княжества Чу. Когда циньский ван спросил его, сколько понадобится войск для покорения Чу, Ван Цзянь потребовал 600 тыс. человек. Другой военачальник— Ли Синь, удовлетворился 200 тыс. солдат. Тогда ван сказал: «Военачальник Ван Цзянь состарился, стал трусливым», — что и привело к отставке Цзяня. Позднее, когда Ли Синь и Мэн Тянь были разбиты в Чу, стала очевидна прозорливость Ван Цзяня и он был вновь поставлен во главе армии (Истзап, т. VII, гл. 73, с. 164-165). 63. Синьчжэн располагался на севере одноименного совр. уезда пров. Хэнань. Чанпин-цзюнь — чуский княжич, который упоминался в связи с ликвидацией мятежа Лао Ая. Ин — столица княжества Чу (совр. уезд Цзянлин пров. Хубэй). Снежный покров в 2 чи 5 цуней, т.е. порядка 40 см, — явление для Внутреннего Китая необычное. Это следует рассматривать в общем ряду тревожных знамений и сигналов Неба о приходе деспота к власти. 64. Подробнее о гибели Даляна и ликвидации княжества Вэй см.: Вэй ши цзя (Истзап, т. VI, гл. 44, с. 80-97). 65. Чэнь находилось в совр. уезде Хуайян пров. Хэнань и уезде Босянь пров. Аньхой (см. коммент. 110 к гл. 5); Пинъюй — населенный пункт в Чу, в совр. уезде Жунань пров. Хэнань (примерно в 70-75 км к юго-западу от Чэня). 66. Сян Янь — отец Сян Юя, которому посвящена гл. 7 Ши цзи. Сюй Гуан (см. Цзицзе) высказал предположение, что вместо названия Хуайхэ должно стоять Цзян (Янцзыцзян). Но взгляд на карту опровергает это мнение, ибо даже от Пинъюаня, куда незадолго до этого дошла армия Ван Цзяня, до Хуайхэ оставалось еще более 50 км. Следовательно, Янцзы была еще далеко. 67. Изложение хода борьбы с княжеством Чу и окончательного его разгрома в различных главах Ши цзи в деталях не совпадает. Согласно данной главе, в 224 г. чуский ван взят в плен, а Сян Янь объявляет княжича Чанпин-цзюня ваном. В следующем году и Чанпин-цзюнь и Сян Янь погибают. Однако в гл. 15 (Истзап, т. III, с. 316-317), в гл. 40 (Истзап, т. V, с. 217) и в гл. 73 (Истзап, т. VII, с. 166) дан иной порядок событий: в 224 г. был убит Сян Янь, в 223 г. взят в плен чуский ван Фу-чу и покончено с Чу, следовательно, эпизод с возведением на чуский престол Чанпин-цзюня вообще исключен. По свидетельству Сыма Чжэня, аналогичная версия содержалась в утраченном позднее сочинении Чу Хань чунь-цю. Таков же порядок событий и у Сыма Гуана (ЦЧТЦ, т. I, с. 231). Этот разнобой труднообъясним, так как история дома Цинь составлялась Сыма Цянем по общим циньским анналам и по Чу Хань чунь-цю и, казалось бы, должна быть единообразной во всех главах. > Лян Юй-шэн, анализируя эти разночтения, предлагает некоторые перестановки: когда в 224 г. Сян Янь был убит, то другие военачальники Чу, используя присутствие княжича в Ин, тайно поставили его ваном и организовали сопротивление к югу от Янцзы. А в 224 г. Чанпин-цзюнь покончил самоубийством после поражения (ЛЮШ, кн. 3, гл. 5, с. 9). Попытка комментатора что-то переставить и изменить не представляется, однако, удачной, так как порождает новые противоречия (одновременное правление двух чуских ванов и т.д.) и необходимость существенного изменения текста. Вопрос остается пока открытым. 68. Область Куайцзи занимала восточную часть совр. пров. Цзянсу и западную часть совр. пров. Чжэцзян. 69. Союз по вертикали — цзун, или хэцзун, упоминался уже в гл. 4 (Истзап, т. I, с. 216, см. также коммент. 167 к гл. 5). Он был предложен Су Цинем в 334 г. до н.э. и объединил 6 княжеств от Янь до Чу. Этот союз, образовав заслон, должен был остановить экспансию Цинь на восток. Циньские правители и их советники противопоставили этому свой план союза по горизонтали — ляньхэн и очень гибкую тактику раскола противников, поэтому, когда в 318 и 317 гг. княжества совместно пытались напасть на Цинь, их постигли неудачи. 70. Такигава считает, что более логичным было бы последнюю фразу, состоящую из 10 иероглифов, о прекращении военных действий перенести несколько выше — после изъявления покорности ханьским ваном (ХЧКЧ, т. II, с. 434). С этим можно согласиться. 71. Цинъян, по мнению ряда комментаторов (см. Цзицзе), находился в районе Чанша в Хунани, но это достаточно удаленный от Цинь район для владения. При Хань уезд Цинъян и город под таким названием были известны также в совр. пров. Аньхой (ДМДЦД, с. 572). Определить действительное местонахождение этого земельного дара затруднительно. 72. Циньский ван перечисляет в своем приказе-речи основные этапы борьбы с наиболее серьезными противниками. Ваны шести княжеств почти все оказались в плену у циньского правителя: в 230 г. до н.э. взят в плен ханьский ван Ань, в 228 г. — чжаоский ван Цянь, в 225 г. сдался вэйский ван Цзя, в 224 г. пленен чуский правитель Фу-чу, в 222 г. — яньский ван Си, в 221 г. — циский ван Цзянь. В приказе выражено ясное стремление оправдать все действия Цинь вероломством его противников и тем самым подтвердить законность захватов. В приказе императора использованы выражения из классических книг. Так, примененное Ши-хуаном выражение гуажэнь и мяо-мяо чжи шэнь — «я со своими слабыми силами» сходно с фразой в Шан шу: мяо-мяо юй мо сяо-цзы— «я— ничтожно малый, последний в роду» (см.: ШСЦ, т. 4, Шан шу чжэнъи, кн. 2, с. 674). Выражение «понести наказание за свои преступления» (фу ци гу) встречается в Ши цзине (ШСЦ, т. 7; Мао-ши чжэнъи, кн. 3, с. 992; в русском переводе А.А.Штукина: «за зло свое несут ответ», — Шицзин, с. 255). Очевидно, текст, если он подлинный, готовили знатоки древних книг, что свидетельствует о наличии в окружении Ши-хуана конфуцианцев. 73. О пяти императорах древности повествуется в гл. 1 Ши цзи (Истзап, т. I). О поясах земель по чжоуской схеме рассказано в гл. 2 Ся бэнь цзи. Земли ифу в составе пяти поясов не упоминались, но, вероятно, они адекватны последнему поясу— хуанфу. Это были территории, населенные племенами и и ди, вожди которых временами привозили дары или дань. Поэтому нами оставлен перевод «неопределенные повинности». 74. Слово чжэнь первоначально означало соединение досок в конструкции лодки. Согласно словарю Шо вэнь, чжэнь употреблялось в качестве личного местоимения первого лица «я», «мы». В эпоху Чжоу применялось всеми, а с Цинь только императорами (ср. русское «Мы, царь всея Руси»), 75. В комментариях к гл. 1 мы уже касались теории пяти стихий, или первоэлементов — усин, сформировавшейся в эпоху Чжоу и изложенной, в частности, в учении Цзоу Яня (см.: Истзап, т. I, с. 221, коммент. 2). Ши-хуан считал покровительницей Цинь стихию воды, которая победила чжоускую стихию огня, отсюда и господство черного цвета, символизировавшего мощь водной стихии. По воззрениям древних, каждая династия начинала счет года по-своему: дом Ся— с 13-й луны, дом Инь— с 12-й луны, дом Чжоу— с 11-й луны (см.: Шан шу да-чжуань люэ-шо). Основав династию, Ши-хуан решает перенести начало года на луну под знаком хай — т.е. на 10-ю луну. Можно полагать, что в этих переносах играли роль возрастающие познания древних о природе и календаре, а также определенные престижные соображения. 76. Со стихией воды была связана цифра шесть и все кратные ей числа. В империи Цинь произошла своеобразная фетишизация этих цифр: шесть цуней длины имели верительные бирки, головные уборы чиновников, шесть чи имели оси колесниц, двойной шаг — бу, в колесницы впрягались шесть лошадей, отлито было 12 статуй, создали 36 округов, построили 270 дворцов и т.д. (об этом см.: Переломов Л.С., Империя Цинь, с. 41). Подобная магия чисел известна не только в истории Китая. Изменение названия реки Хуанхэ на Дэшуй, о котором говорится в главе, по-видимому, не утвердилось ни в империи Цинь, ни тем более в Хань, о чем говорят записи гл. 6 Ши цзи (33-й год Цинь Ши-хуана), гл. 15 (см.: Истзап, т. III, с. 318, 33-й год Ши-хуана) и гл. 28 (Истзап, т. IV, с. 166). Изучавший этот вопрос Курихара Томонобу отметил, что «начиная с момента основания династии Хань в документах не встречается названия Дэшуй» (Курихара Томонобу, Относительно главы о Цинь Ши-хуане, с. 9). Таким образом, это решение Цинь Ши-хуана скорее всего осталось просто декларацией. 77. Здесь и далее рассказывается о мерах Цинь Ши-хуана и его окружения, направленных на укрепление государства и власти в соответствии с основными идеями легистской школы. Мы согласны с Л.С.Переломовым в том, что «государственная система управления строилась на основании учений Шан Яна, Шэнь Бу-хая и Хань Фэй-цзы. Легизм стал официальной идеологией циньской империи. Учение о законе и концепция искусства управления служили для императора и сановников руководством в повседневной практической деятельности» (см.: Книга правителя области Шан, с. 177). 78. Нетрудно видеть, что Ван Вань был сторонником сохранения системы княжеских владений и, следовательно, меньшей концентрации власти. Ли Сы, отстаивая легистскую идею мощной централизованной империи, предлагал ублаготворить знать и царских родичей частью доходов казны. 79. Тридцать шесть областей (или округов): Бацзюнь, Бэйди, Дайцзюнь, Данцзюнь, Дунцзюнь, Инчуань, Куайцзи, Ланъе, Лунси, Ляодун, Ляоси, Нань- цзюнь, Наньян, Нэйши, Саньчуань, Сецзюнь, Сышуй, Тайюань, Ханьдань, Ханьчжун, Хэдун, Цзюйлу, Цзюцзян, Цзююань, Цицзюнь, Цяньчжун, Чанша, Чжанцзюнь, Шангу, Шавдан, Шанвдюнь, Шуцзюнь, Юаньчжун, Юбэйпин, Юйян, Яньмэнь. Позже на юге было создано еще четыре области: Гуйлинь, Миньчжун, Наньхай, Сянцзюнь, и общее число их достигло сорока. Области делились на уезды — сянь Щ, уезды на районы — сян Щ , а районы на волости — тин (в волость входило не более десяти общин или селений —ли Щ). 80. Термин цяньшоу—дословно «черноголовые», относился ко всему народу, к свободному населению. Он встречается уже в источниках доциньского периода: в Ли цзи (см.: ШСЦ, т. 25, Ли цзи чжэнъи, кн. 8, гл. 47, с. 1944-1945), в Чжаньго цэ (Чжаньго цэ, кн. 2, с. 41), в трактате Чжуан-цзы и др. Существует несколько объяснений происхождения этого термина. Кун Ин-да в комментарии к Ли цзи говорит, что простые люди повязывали голову черными платками и поэтому их называли «черноголовыми». Он подчеркивает, что слуг и рабов ханьского дома называли цантоу, потому что они якобы носили повязки синего цвета, т.е. их можно бы называть «синеголовые» (см.: ШСЦ, т. 25, с. 1945). Другие объясняют это название тем, что трудовые люди, находясь все время на полях под лучами солнца, имели темные, загорелые лица, резко отличаясь от аристократии, поэтому знать презрительно называла народ «черноголовые» (см.: Избранные главы из «Исторических записок» с комментариями, с. 36). Наконец, в официальном утверждении такого наименования в Цинь сыграла свою роль вера в господство стихии воды, с которой связано почитание черного цвета. Подобное же наименование простых людей можно встретить у ряда древних народов, в частности у хаддеев (см.: Э.Шаванн, — МИС, т. 2, с. 133-134). Ему сродни в русском языке: «черный» в значении тягловый, податный, из простонародья; «чернь» — черный народ, простолюдин; «черняк» — мужик, крестьянин, чернорабочий. 81. Оружие было отобрано у знати и войск в покоренных княжествах, чтобы предотвратить возможные военные выступления против Цинь. Колоссальные бронзовые фигуры (каждая весом до 30 т) простояли почти всю эпоху Хань и были переплавлены на монеты правителем царства Вэй — Дун Чжо. Изготовление статуй циньцы связали с легендой о появлении 12 великанов в варварском одеянии на западе, в Линьтао. На одной бронзовой статуе варвара об этом сохранилась надпись, которую приписывали Ли Сы (см.: Янь Кэ-цзюнь, Полное собрание текстов, т. I, с. 121). Сходная надпись воспроизводится в книге Сань-фу хуан-ту, с. 5. Далее — «Желтый чертеж». В гл. 27 Хань шу этой легенде придан мистический характер, появление гигантов считается предостережением Неба и знаком гибели Цинь (см.: ЭШУШ, т. I, с. 416). Ряд исследователей считают, что рассказ об этом заимствован Сыма Цянем из циньских хроник (см., например: Цзинь Дэ-цзянь, с. 421; Кроль Ю.Л., Сыма Цянь — историк, с. 213-214). Дань— мера веса, равная приблизительно 120 цзиням. В период Цинь и вплоть до Западной Хань дань составлял около 30 кг (см.: Кроль Ю.Л., Романовский Б.В., с. 216). 82. Существование различных систем мер в княжествах мешало развитию империи, поэтому была проведена унификация мер веса, объема, длины, площади. В соответствии с исследованием Ю.Л.Кроля и Б.В.Романовского цзинь равнялся 258 г, чи— 27,65 см, му— 661 кв. м, доу— 3,452 л. Некоторые из этих единиц упоминаются в VII томе «Исторических записок», но, к сожалению, там не везде верно указаны соответствия европейской метрической системе. Начертание письменных знаков в эпоху Чжоу еще окончательно не установилось. Иероглифы наносились на бамбуковые дощечки или вырезались на сосудах стилем да-чжуань или чжоу-вэнь. Во второй половине Чжоу в восточных княжествах появилось более упрощенное письмо, называемое обычно гу-вэнь, т.е. «древнее письмо». После объединения страны в Цинь ввели подготовленное Ли Сы, Чжао Гао и Ху Гуань-цзином единое упрощенное письмо, получившее наименование «циньский (или малый) чжуань» Щ (/Jn) Ш Стелы Цинь Ши-хуана, текст которых приводится в главе, были написаны «малым чжуанем». В период династий Цинь и Хань сначала в деловой жизни и торговле, а потом и шире стал распространяться еще более простой и удобный стиль письма — ли-шу, который с известными модификациями лежит в основе современных начертаний иероглифов. 83. Чаосянь— район совр. Ляодуна и немного севернее. Линьтао и Цян- чжун располагались на территории совр. провинций Ганьсу и Цинхай. Бэйсян- ху, или просто Бэйху, — общее наименование южных пределов империи Цинь (см.: Эр-я, — ШСЦ, т. 33, с. 271). , 84. Фудао — переходы во дворцах, устроенные вдоль верхних и нижних дворцовых галерей так, чтобы простой люд не ввдел гуляющую знать. Чжоугэ — огороженные частоколом дороги для передвижения императора и придворных между дворцами (см.: ХЧКЧ, т. И, с. 445; ЦЧТЦ, т. I, с. 237, комментарий Ху Сань-сина). 85. Область Лунси занимала территорию юго-востока совр. пров. Ганьсу. Центр ее был в совр. уезде Линьтао. Область Бэйди занимала северо-восточную часть совр. пров. Ганьсу и часть совр. Автономного района Внутренняя Монголия. Центром ее были совр. уезды Хуаньсянь и Нинсянь в Ганьсу. Горы Цзитоу находились на территории совр. уезда Пинлян на востоке пров. Ганьсу. Хуйчжун— под таким названием был известен дворец, находившийся на территории совр. уезда Гуюань в бывшем Нинся-Уйгурском автономном районе пров. Ганьсу. Сюнну сожгли его на 14-м году Вэнь-ди (в 166 г. до н.э.). Пункт под таким же названием был в пров. Шэньси, совр. уезд Лунсянь. Маршрут Ши-хуана неясен, поэтому мнения комментаторов расходятся. Мы склоняемся к тому, что император, возвращаясь из поездки с запада, пересек Хуйчжун в Шэньси, в пользу этой трактовки говорит отсутствие слова гун — «дворец» и глагол го — «проезжать». 86. В тексте названо несколько видов дорог, строившихся при Ши-хуане: юндао — огороженные валами или стенами специальные дороги для императора, двора и доставки снабжения в столицу; чидао — большие «скоростные» дороги (по ним скакали галопом) для связи столицы с областями. В Хань шу указывается их ширина— 50 бу (около 80 м), причем средняя часть дороги насыпалась выше, служа только экипажам двора (ХШБЧ, т. VI, гл. 51, с. 3806-3807). 87. Ишань — гора в совр. уезде Цзоусянь на юге пров. Шаньдун. Текст надписи на каменной стеле на горе Ишань в «Исторических записках» отсутствует, хотя другие шесть надписей приведены. Об этой стеле упоминал лянский Лю Чжао в комментариях к гл. 30 Хоу Хань шу (см.: ЭШУШ, т. I, с. 705). Тан- ский Фэн Янь писал о том, что поздневэйский император Тай У (V в.), поднявшись на гору, приказал сбросить стелу, после чего она раскололась и была утрачена. В эпоху Сун существовало уже несколько копий или эстампов надписи на этой стеле, причем в тексте были обнаружены некоторые лексические и грамматические особенности (подробнее см.: Жун Гэн, Исследование надписей на стелах Цинь Ши-хуана, с. 130-135). У Янь Кэ-цзюня (см. его «Полное собрание текстов», с. 121-122), в указанном исследовании Жун Гэна и в комментарии Такигава со ссылкой на минского ученого Чэнь Жэнь-си приводится реконструированный текст этой стелы, который в переводе гласит: «Властитель-император установил государство, которое берет свое начало в прошлом, его правители из поколения в поколение именовались ванами. [Император] пошел походом на бунтовщиков и мятежников и покарал их, распространил мощь [Цинь] на четыре предела [Поднебесной], военной силой и справедливостью утвердил порядок. Воины и чиновники, получив повеление, за недолгое время уничтожили шесть жестоких и сильных [князей]. На двадцать шестом году правления император дал почетные титулы [своим предкам], со всей ясностью проявив сыновнюю почтительность. Внеся свой великий вклад, император стал дарить особые милости [народу] и лично начал объезд далеких земель. [Когда император] поднялся на гору Ишань, мы, сопрово ждающие его слуги, думали о великих достоинствах [императора]. Мы вспомнили о времени беспорядка, о том, как были разделены земли и на них созданы владения, которые стали соперничать. Нападения и войны стали повседневными, кровь заливала поля, и так повелось с далекой древности. Число [проживших] поколений еще не достигло десяти тысяч, когда стали править пять императоров [древности], но и им не удалось остановить войны. И только ныне властитель-император собрал Поднебесную в одну семью, и войны больше не повторятся. Теперь бедствия уничтожены и зло искоренено, черноголовые обрели покой и определенность, выгоды и благодеяния [народа] будут вечными. Мы, слуги императора, воспевая его правление, вырезали эти слова на звонком камне, чтобы прославить его установления и основы...» (Янь Кэ-цзюнь ссылается на копию, снятую Сюй Сюанем в 993 г.) В связи с отсутствием в гл. 6 текста первой из семи надписей на стелах, поставленных Ши-хуаном, возник вопрос о причинах такого пропуска. Лу Вэнь- чао, мнение которого приводит Такигава, считает, что здесь случайный пропуск. Ю.Л.Кроль предполагает, что Сыма Цянь сознательно не включил в свою книгу надпись с горы Ишань, так как циньский император составлял ее вместе с конфуцианцами из Лу и в ней встречаются прославления его сыновней почтительности и других добродетелей, что бросает тень на конфуцианство. Поэтому Сыма Цянь и начал с тайшаньской стелы после изгнания конфуцианцев Цинь Ши-хуаном (Кроль Ю.Л., Сыма Цянь— историк, с. 320-321). Нам это предположение представляется спорным. Текст стелы (если в какой-то мере доверять реконструкции) не столь разительно отличен от других, приведенных в главе, чтобы историк считал необходимым намеренно изъять его. Устранение конфуцианцев, зафиксированное в гл. 28 Ши цзи, было связано с жертвоприношениями фэн и июнь и произошло вне прямой связи с воззрениями Ши-хуана. Известно, что некоторые конфуцианцы оставались при императоре и позднее и участвовали в составлении других стел. Продолжая, однако, мысль Ю.Л. Кроля о том, что в тексте стелы несомненно содержались (как, впрочем, и в других надписях) восхваления добродетелей Ши-хуана, можно предположить, что из-за слова сяо — сыновняя почтительность, имевшегося в тексте, надпись могли изъять из книги позднейшие ревнители конфуцианской морали, которые предавали анафеме все деяния Цинь. 88. Гора Тайшань (называемая также Дайцзун и Дунъюэ) находится в совр. уезде Тайань пров. Шаньдун. С древних времен принадлежит к самым почитаемым священным горам. (Культу горы Тайшань посвящена монография Э.Шаванна— «Le T’ai Chan. Essai de monographic d’un culte chinois par Edouard Chavannes».) В Шан шу в главе о Шуне рассказывается, как он, объезжая восточные земли, достиг горы Дайцзун и возжег на ней костер в честь духа Неба (Шан шу чжу-шу, гл. 3, — ШСЦ, т. 3, с. 88). В Эр-я поясняется, что церемонии жертво приношений Небу заключались в возжигании костра — фань чай, а жертвоприношений земле — в зарывании даров — и май (Эр-я чжу-шу, гл. 6, — ШСЦ, т. 38, с. 235). В Ли цзи указывается лишь, что правители поднимались на знаменитые горы, чтобы служить Небу (Ли цзи чжэнъи, кн. 4, гл. 24, — ШСЦ, т. 22, с. 1123-1124). В Чжоу ли говорится о жертвах Небу— инь (см. коммент. 77 к гл. 1 Ши цзи, — Истзап, т. I, с. 238). Таким образом, в классических книгах еще не используются в этом смысле термины фэн и шань. По-видимому, лишь в конце эпохи Чжоу или в начале Цинь появилось их новое употребление. Отметим, что в современном тексте трактата Гуань-цзы дважды говорится, что «жертву фэн приносили на Тайшани, а жертву шань — на холме Лянфу. Правителей, [приносивших жертвы] фэн и шань, было семьдесят два...» (Гуань-цзы фу цзяо-чжэн, гл. 16, § 50, гл. 23, § 77, — ЧЦЦЧ, т. V, с. 273, 382). Такой же текст содержится в гл. 28 Ши цзи (Истзап, т. IV, с. 156). Однако следует иметь в виду, что комментаторы трактата Дай Ван (1837-1873) и Ло Гэнь-цзэ полагали, что § 50 Гуань-цзы был утрачен и восстановлен по сочинению Сыма Цяня (см.: ЧЦЦЧ, т. V; Гу ши бянь, т. 4, с. 622), а А.Форке отметил сомнительность § 77 (см.: Forke А., с. 75). Только в ханьской Да Дай ли, на которую, кстати, полагался Сыма Цянь в описании древности, имеется данная формула. Позднее сообщения о жертвах фэн и шань появились в сочинениях Дун Чжун-шу Чунь-цю фань-лу, Ин Шао Фэнсу тун-и, в Бо ху тун-и, гл. 18 и др. Таким образом, циньцам и ханьцам ссылка на древность и на Конфуция (см.: Бо ху тун-и в переводе: Tjan Tjoe Som, Ро Ни T'ung, с. 239-240), как нам представляется, понадобилась, чтобы утвердить новую систему жертв. 89. Местоположение Лянфу неизвестно. По-видимому, это была какая-то боковая вершина или холм не в очень большом отдалении от Тайшани. Чжан Шоу-цзе относит Лянфу к уезду Сышуй, т.е. на расстояние 40-50 км от Тайшани. 90. Понятие «народ» в тексте передано словосочетанием лиминь. Однако в остальных надписях везде вводится установленный Ши-хуаном термин цянь- шоу — «черноголовые». Кроме того, вся надпись ритмична, имеет по четыре знака во фразе, но в данной — шесть знаков, что дало ученым основание предположить ошибку. На сунской копии, снятой Лю Ци в 1108 г. и приведенной в работе Жун Гэна, даны лишь четыре знака — цинь сюнь юань ли Ц ®1| *§Г f?, но смысл от этого не изменился (см.: Жун Гэн, Исследование надписей на стелах, с. 136). По-видимому, слово ли в смысле «народ», «черноголовые» еще употреблялось в Цинь наряду с цяньшоу. 91. Слово гун |3 переведено в соответствии с использованием его в Ли цзи в значении гун $ — «почитать, почтительный» (Ли цзи чжэнъи, кн. 2, гл. 55, — ШСЦ, т. 26, с. 2217). 92. Мы вслед за Э.Шаванном всю сентенцию отнесли к области моральных отношений, поэтому нэй—^э«гто, что внутри семьи, а вай — вне семьи, тогда понятно и выражение цин цзин Ш Ш— «незапятнанный, чистый». 93. Хуа цзи у цюн it & #? Й — «изменения (улучшения) распространятся и им не будет конца». Трудно согласиться с трактовкой этой фразы у Л.С.Переломова как содержащей прославление территориальной экспансии Цинь: «...и распространить безгранично [территорию империи]» (Переломов Л.С., Империя Цинь, с. 159-160). Во-первых, слово хуа в древних текстах означает главным образом изменения к лучшему в моральном плане, в просвещении и цивилизации; во-вторых, у Цинь Ши-хуана, который к этому моменту с трудом покорил княжества, на наш взгляд, еще не было прямо выраженных завоевательных планов. 94. Надпись на тайшаньской стеле, по изложению в Ши цзи, содержит 146 иероглифов. Стела не сохранилась, но существуют копии части надписи, сделанные в эпоху Сун. Лю Ци пишет, что когда он в 1108 г. поднялся на Тайшань, то обнаружил стелу уже потерявшей форму, с остатками не очень ясных знаков (всего в надписи обнаружено 22 строки, из которых 12 содержали надпись Ши-хуана, а 10 — Эр-ши Хуана). В X в. удалось разобрать 165 иероглифов, в XII в. — 146. В эпоху Мин остатки стелы, на которой можно было разобрать только 29 иероглифов, перенесли в закрытое помещение, но оно позднее сгорело. В настоящее время в музее близ горы Тайшань сохранился лишь осколок стелы с несколькими знаками из надписи, сделанной Эр-ши Хуаном. Надпись рифмована, причем рифмы стоят через каждые 12 знаков, или три фразы. Как проследил Жун Гэн, первые шесть рифм произносились под входящим тоном, последние шесть — под нисходящим тоном (Жун Гэн, Исследование надписей на стелах, с. 137). Рифмы им выведены по словарю ГГэй-вэнь юнь фу. Наличие рифмы и тональности говорит, по мнению ученого, о значительном развитии языка к концу III в. до н.э. и о закреплении к тому времени в китайском языке тонов. 95. Хуан— совр. уезд Хуансянь, Чуй — совр. уезд Вэньдэн в пров. Шаньдун (между ними расстояние до 150 км). Чэншань— горы и мыс в совр. уезде Жунчэн на крайнем востоке пров. Шаньдун. Чжифу — гора, находящаяся на одноименном полуострове в совр. уезде Фушань. Если географические соответствия установлены верно и Ши- хуан не совершал лишних проездов, то в тексте главы ошибка. Взглянув на карту, мы увцдим, что из Хуана путь вдоль берега лежит к полуострову Чжифу, затем в Чуй и к мысу Чэншань (что не менее 200 км). Значит, фразу следовало бы перестроить так: «[Ши-хуан] проехал Хуан, поднялся на гору Чжифу, затем проехал Чуй и проследовал через горы Чэншань». Это подтверждается и дальнейшим движением к югу от Ланъе (еще на 270-280 км). В книге Л.С.Переломова сообщается, что «в начале апреля Ши-хуан достиг берега Бо- хайского залива и поднялся на гору Чжифу. Из Чжифу Цинь Ши-хуан продол жал свое путешествие уже по морю, императорские корабли... обогнули Шаньдунский полуостров и вдоль побережья направились на юг» (Переломов Л.С., Империя Цинь, с. 160). Сыма Цянь ничего об этом не сообщает, что делает версию морского путешествия сомнительной. 96. Понравившееся императору место находилось к югу от города Ланъе. По данным китайских авторов, насыпная терраса (Ланъетай) имела три уступа высотой до девяти метров, по периметру более трехсот метров. Позднее на террасе воздвигли молельню духу моря, беседку поклонения солнцу, там же стояла стела, имевшая конусообразную форму, высоту один чжан и пять чи, т.е. более четырех метров. Известны копии-эстампы надписи, изготовленные в 1076 г. и в более поздние годы. Но уже Су Ши (1036-1101) сообщал, что основная хвалебная часть надписи к его времени была утрачена. В годы Шунь- чжи (середина XVIII в.) еще сохранилось 86 иероглифов надписи. 97. Выражение и шэн цзу-ши Щ dt может быть понято двояко: а) инспекция войск (так у Л.С.Переломова,— см.: Переломов Л.С., Империя Цинь, с. 161 и 163. Этот автор считает, что была «Проверка боевого состояния циньских войск...»); б) уменьшение числа солдат после умиротворения (Э.Ша- ванн перевел в более общей форме, отнеся слово «уменьшение» к войнам: afin de supprimer les batailles). Нам представляется, что служебное слово и связывает обе части предложения и означает здесь «поэтому», в силу чего мы не согласились с первым вариантом перевода, тем более что из дальнейших описаний не видно, чтобы Ши-хуан инспектировал свои войска и на других, более тревожных участках. 98. Политика поощрения прежде всего земледелия — шан нун _h Wk и некоторого притеснения всех остальных занятий, прежде всего торговли, изложена в ряде сочинений чжоуского и раннеханьского времени: в Шан-цзюнь шу («Книга правителя области Шан», с. 141—147), в Хань Фэй-цзы (гл. 17), в Люй-ши чунь-цю (гл. 26, — ЧЦЦЧ, т. VI, с. 331—332) — и соответствует ле- гистским представлениям той эпохи. Естественно, что эти взгляды нашли отражение в надписях Ши-хуана. 99. Ци се Ц§ й У Э.Шаванна переведено как «наступательное и оборонительное оружие» (МИС, т. 2, с. 146) в соответствии с толкованиями Го Пу и Чжан Шоу-цзе. (При этом под ци разумеются латы, шлем Щ, Ц; под се — копье, пика, лук, клевец ^г, Щ, $??) Однако мы приняли трактовку Чжэн Сюаня, приведенную в Ли цзи, в соответствии с которой ци — это ритуальные и музыкальные инструменты, а се— оружие (см.: Ли цзи чжэнъи, кн. 2, гл. 22, — ШСЦ, т. 20, с. 584). 100. В тексте употреблено словосочетание цзюй цо Щв- У Э.Шаванна оно переведено: «он устранял ошибки» (МИС, т. 2, с. 147), у Л.С.Переломова: «все мероприятия совершались...» (Переломов Л.С., Империя Цинь, с. 161). Думается, что правильно второе толкование. Это подтверждается и текстом Сюнь-цзы (Сюнь-цзы цзицзе, гл. 2, — ЧЦЦЧ,т. II, с. 210). 101. Лю цинь — шесть категорий родственников. Этот термин встречается еще в трактате Даодэцзин (гл. 18), однако содержание этих категорий понимается различно. В данном контексте, скорее всего, подходит трактовка Ин Шао в комментарии к биографии Цзя И в Хань шу: отец и мать, старшие и младшие братья, жена и дети (ХШБЧ, т. V, гл. 48, с. 3700). В приведенной здесь надписи видны как бы три важные части, начинающиеся словом хуанди: хуанди чжи гун — «заслуги нашего властителя-импера- тора», хуанди чжи мин — «прозорливость нашего властителя-императора» и хуанди чжи дэ — «добродетели нашего властителя-императора». Мы их выделяем. 102. Люхэ— «шесть соединяющих». Образное выражение, в данном случае означающее небо, землю (зенит, надир) и все четыре стороны света, т.е. вселенную. Встречается в этом значении в Чжуан-цзы (Чжуан-цзы цзицзе, гл. 1,— ЧЦЦЧ, т. III, с. 13; в переводе Л.Д.Позднеевой— «шесть стран света», — «Атеисты, материалисты, диалектики Древнего Китая», с. 143). 103. Люша— зыбучие пески или западные равнины и пустыни (встречалось в гл. 1 Ши цзи, — Истзап, т. I); Бэйху — см. коммент. 83; Дася — территория в центральной и северной частях совр. пров. Шаньси (связывается в Цзо чжуань с именем легендарного Яо). 104. Лехоу (или чэхоу)— высший, двадцатый ранг знатности при Цинь. Лехоу владели золотой печатью с фиолетовым шнуром и за заслуги получали «на кормление» крупные территории (уезды). Луньхоу — ранг, близкий к лехоу, но без соответствующей территории, даваемой «на кормление» (см.: Цинь хуй-яо дин-бу, гл. 15, с. 236). Накаи Сэкито- ку считает ранг луньхоу идентичным гуаньнэйхоу. Удафу — девятый ранг в титулатуре Цинь. В тексте существующей копии нааписи имя Ван Ли стоит впереди имени его отца Ван Бэня. Лян Юй-шэн задается вопросом о допустимости такого положения (ЛЮШ, кн. 3, гл. 5, с. 11). Здесь либо случайная перестановка, либо Ван Ли к этому периоду был в большом фаворе. Советник Вэй фигурирует в разных списках под именами либо Линь, либо Чжуан. Существуют аргументы в пользу и того и другого имени (см.: ХЧКЧ, т. II, с. 453). 105. Надпись на стеле в Ланьетай состоит как бы из двух частей: 1) восхваление заслуг Ши-хуана, кончающееся словами: «каждый спокойно живет под своей крышей» (в этой части всего 288 иероглифов, не считая начального вэй; в ней сохраняются рифма и ритм: 4 знака— фраза, 8 знаков— строка); 2) заключительная часть стелы начиная со слов «циньский правитель, объединив всю Поднебесную...» и до конца, где приведены имена сопровождающих Ши-хуана (здесь размер строк не постоянен). Янь Кэ-цзюнь приводит в тексте стелы лишь первую часть восхваления и имена 11 помощников императора, считая, что за именами позже было выре зано дополнение Эр-ши Хуана (Янь Кэ-цзюнь, Полное собрание текстов, с. 122). Жун Гэн, ссылаясь на многочисленные работы своих предшественников, также доказывает, что две части надписи — 20 иероглифов перед именами и титулами («циньский правитель, объединив всю Поднебесную... прибыл в Ланье») и затем все последующее с речью сановников (122 иероглифа) не входили в оригинал надписи. Ученый подтверждает свой вывод сравнением текста Сыма Цяня с сохранившимися частями надписи на самой стеле, анализом рифм и размеров строк (Жун Гэн, Исследование надписей на стелах, с. 139-143). Ю.Л.Кроль высказал предположение, что Сыма Цянь имел дело с чужой копией надписи, с которой могли смешаться какие-то доклады циньских сановников (Кроль Ю.Л., Сыма Цянь— историк, с. 318). Такая гипотеза возможна, хотя при добросовестности Сыма Цяня подобная небрежность кажется странной. Мы дали перевод всей надписи, придерживаясь существующего текста Ши цзи. 106. Иероглиф ши rfi в имени ученые считают опиской, оно должно писаться знаком фу (или в вариантах: ЙЙШ). Это соображение подтверждается жизнеописанием Хуайнань-вана, где имя этого человека действительно пишется Сюй Фу Шё (ШЦ, т. VI, гл. 118, с. 3086). 107. О многократных безуспешных попытках достичь заветных островов, населенных бессмертными святыми, у которых имелся якобы эликсир бессмертия, рассказывается в главах 28 и 118 Ши цзи. В гл. 118 легенда расцвечена разговором между Сюй Фу и духом моря (ШЦ, т. VI, с. 3086). Слово тун Щ, означает «юный слуга, юный раб». Мы, как и Э.Шаванн, выбираем первое значение, считая, что к святым посылали юных. Их могли отобрать в семьях черноголовых. Возможен и второй вариант толкования — «юные рабы», идентичное Ш. Доханьские источники и надписи, а также словарь Шо вэнь подтверждают такое значение. М.Вилбур приводит примеры ханьских текстов, где тун выступает в значении «раб» или «юный раб» (Wilbur М., Slavery in China during the Former Han Dynasty, c. 67), об этом же сообщает Т.В.Степугина («О способах порабощения в древнем Китае во времена империй Цинь и Старшей Хань», с. 121). Л.С.Переломов в книге «Империя Цинь» (с. 165) данное место переводит в соответствии со значением «юные рабы и рабыни», а в «Книге правителя области Шан» касается этого вопроса в примечании (с. 254-255, примеч. 44). Мы полагаем, однако, что в данной ситуации, когда Ши-хуан поручал своим посланцам не работу где-либо, а общение с небожителями, более вероятно первое. Тем более что собрать три тысячи юных рабов и рабынь на крайнем востоке страны было труднее, чем просто набрать подростков. Тот факт, что всех юнцов очистили постом (Истзап, т. IV, гл. 28, с. 161), также говорит не в пользу «рабского» варианта. Э.Шаванн упоминает о стремлении Клапрота, Шлегеля и др. идентифицировать острова из легенды с Японией. Можно предположить, что древние жители восточного побережья Китая достигали на лодках каких-то островов в Желтом море, поэтому и могли зародиться фантастические рассказы об этих землях. 108. Пинчэн находился в совр. уезде Туншань пров. Цзянсу, невдалеке от совр. Сюйчжоу. Река Сышуй протекала в юго-восточной части пров. Шаньдун и в древности сливалась с рекой Цихэ, впадая потом в реку Хуайхэ (сейчас она впадает в озера). Упоминалась в главах 2 и 5 «Исторических записок». 109. В гл. 5 уже говорилось о том, что символы власти дома Чжоу— девять треножников— перешли к дому Цинь. В преданиях рассказывалось о том, что один из этих треножников (или все девять) при перевозке утонул в реке Сышуй. Однако путь из чжоуской столицы в циньскую никак не лежал через Шаньдун, и если наша локализация верна, то надуманность этого рассказа очевидна. 110. Существовало несколько гор под названием Хэншань. В данном случае, по мнению Ян Шоу-цзина, имеется в виду гора в хребте Дабешань. 111. Сяншань, или в настоящее время Цзюньшань, находится на северовосточном берегу озера Дунтинху в совр. уезде Юэян пров. Хунань. Среди «Девяти напевов» Цюй Юаня есть ритуальная песня «Владычице реки Сян» (русский перевод см.: Цюй Юань, с. 48-50), в образе которой воплотились души жены Шуня Э-хуан и его наложницы Нюй Ин. Считая духов реки виновными в испытанных им треволнениях, Ши-хуан велел «оголить гору», т.е. опозорить женщин-духов. 112. У гуань— горный проход, служивший южными воротами в коренные земли Цинь. Находился в совр. уезде Шансянь на юге пров. Шэньси. 113. Боланша находился на территории совр. пров. Хэнань. Эпизод с очередным покушением на Ши-хуана описан также в гл. 55 (Истзап, т. VI, с. 210). Чжан Лян, аристократ из бывшего княжества Хань, желая отомстить за погибшее княжество, решил убить императора Цинь. Обладая недюжинной силой, он метнул в императорскую колесницу тяжелый молот, но промахнулся. Чжан Лян скрылся и сменил фамилию. Позднее он служил у ханьского государя Лю Бана. 114. Чжао-ян— «утреннее солнце, Восток», в рротивоположность си- ян — «вечернее солнце, Запад» (см.: Эр-я, гл. 7, — ШСЦ, т. 38, с. 281). 115. В Ли цзи встречается выражение ци чжан Ш Ш> понимаемое как различия в ритуальной одежде между благородными и подлыми (ШСЦ, т. 21, Ли цзи чжэнъи, кн. 3, с. 762). Хотя в надписи иероглифы вдут в обратном порядке— чжан ци, но нами принято такое же толкование, отвечающее, на наш взгляд, духу абзаца. 116. Надпись на горе Чжифу пропала давно. Уже в сунскую эпоху Оуян Сю обнаружил лишь два десятка сохранившихся знаков из дополнения, сделанного по приказу Эр-ши Хуана (см.: Жун Гэн, Исследование надписей, с. 144— 145). В надписи на стеле имеется немалое число выражений и оборотов из чжоуских канонических книг: например, и чжу Ш Ш — «наказывать по справедливости» взято из Шан шу, чжао линь ЩШ — из Ши цзина и т.д., что объясняется влиянием эрудитов конфуцианского толка, оставшихся в свите Ши- хуана. 117. Формула у ши Щ— «[важных] событий не произошло» заимствована историком из летописи Чунь-цю. Встречается в Бэнь цзи лишь дважды. 118. О жертве ла духам предков, приносимой в конце года, упоминалось в гл. 5 (коммент. 161). Причину изменения названия жертвы Пэй Инь и Сыма Чжэнь связывают с даосской притчей о святом Мао Мэне (Чу Чэне) и песенкой о нем, которую услышал император (см.: ХЧКЧ, т. II, с. 458). Изменение названия сулило бессмертие Ши-хуану. 119. Считалось, что в селении, общине— ли в среднем проживает 25 семей. Дар общинам был невелик и, по-видимому, предназначался для устройства пиршества по случаю победы над князьями. 120. Гуаньчжун— коренные земли Цинь в Шэньси, окруженные горами. Так как основные пути к ним проходили через горные заставы (Ханьгугуань на востоке, У гуань на юге, Саньгуань на западе, Сяогуань на севере), они получили название Гуаньчжун — «Среди застав». 121. Стоимость даня риса (около 30 кг) в 1600 монет представляется высокой. Хотя речь идет, по всей видимости, о медных монетах, введенных Ши- хуаном, но и в этом случае такая цена предполагает наличие в руках населения большого количества новых денег и значительное развитие товарно-денежных отношений, не говоря уже о необходимости в дополнительной выплавке металла. Между тем единое государство только начало свою деятельность. Поэтому данное свидетельство историка не слишком убедительно. 122. Местоположение Цзеши установить трудно, так как имеется несколько вершин с таким названием. Комментаторы сходятся на том, что гора находилась на берегу Бохайского залива в пределах совр. пров. Хэбэй. Сунь И-жан (1848-1908) считал, что скала с надписью опустилась в море и поэтому текст стелы уже давно утрачен. 123. В современном издании Ши цзи подчеркнуты имена двух мудрецов — Сянь Мэнь и Гао Ши. Но в гл. 28 упоминается один— Гао, сын Сянь Мэня (ШЦ, т. III, с. 1368-1369), он же фигурирует в гл. 25 Хань шу. В этом случае неясно назначение знака ши. Вероятно, имеется какой-то пропуск или ошибка в тексте. 124. Семь иероглифов, сообщающих о разрушении стен и насыпей в княжествах, повторяются далее, в самом тексте надписи. Можно предположить, что здесь случайная интерполяция фразы, на что указывали Лян Юй-шэн (ЛЮШ, кн. 3, гл. 5, с. 12), Такигава (ХЧКЧ, т. II, с. 459) и др. Мы сохранили этот абзац в переводе, поскольку все существующие списки Ши цзи его содержат. 125. Надпись на скале в Цзеши не имеет введения и начинается прямо с известия о подавлении сил князей. Существует реконструкция этого введения, созданная по образцу других стел китайскими учеными. В ней десять фраз по 40 иероглифов (см.: Жун Гэн, Исследование надписей, с. 146). В литературе встречается реконструкция и заключительной части надписи из 70 иероглифов, приписываемой Эр-ши Хуану (ХЧКЧ). 126. Лу ту шу— «[Гадательные] записи, содержащие чертежи», существовали, по-видимому, с эпохи Чжоу. Позднее они превратились в специальные гадательные книги. Это пророчество приводится и у Хуайнань- цзы (Хуайнань-цзы, гл. 18,— ЧЦЦЧ, т. VII, с. 322). Ван Чун, касаясь предсказания о судьбе Цинь, приходит к выводу, что оно придумано позже для прославления способности конфуцианцев и предвидения будущего (см.: Ван Чун, гл. 26, с. 519). Мнение Ю.Л.Кроля о том, что «предсказание сфабриковано задним числом человеком, знавшим о гибели Цинь», вполне логично (Кроль Ю.Л., Сыма Цянь — историк, с. 367). Однако не исключено и то, что Лу-шэн, вернувшись из безрезультатной поездки, попытался отвлечь внимание Ши-хуана от своей миссии и переключить его внимание на север. Такигава Камэтаро полагает, что запись была использована как предлог для похода против племен ху. Позднее ханьские прорицатели использовали случайное совпадение названия племен ху и имени сына Ши-хуана — Ху-хая. 127. Имеется несколько территорий под названием Хэнань. В данном контексте имеются в виду «земли к югу от реки», т.е. район в северной излучине Хуанхэ, входящий ныне в Автономный район Внутренняя Монголия и включающий аймак Икэчжао (см.: Ян Куань, Цинь Ши-хуан, с. 89). 128. В тексте упоминаются следующие категории лиц: буванжэнь — «беглецы, скрывающиеся от повинностей и наказаний», чжуйсюй— букв, «зять, отданный в дом тестя», т.е. проданные за долги в богатые семьи молодые мужчины из бедных семей, находившиеся фактически на полу- рабском положении, гужэнь — «торговые людишки на рынках», «мелкие торговцы». , 129. Гуйлинь— область на землях совр. пров. Гуанси; Сянцзюнь— область в южных уездах совр. пров. Гуандун; Наньхай— область, занимавшая территории районов Шаогуань, Чаочжоу, Хуйчжоу и др. в центре и в северной части совр. пров. Гуандун. Включение в империю столь отдаленных тогда районов было, видимо,, номинальным. 130. Юйчжун — район к северу от Хуанхэ в совр. Автономном районе Внутренняя Монголия; Иньшань — северный отрог хребта Куньлунь, почти пересекающий с востока на запад территорию совр. Автономного района Внутренняя Монголия (севернее Баотоу). В гл. 15 (Истзап, т. III, с. 318) и в гл. 110 (Истзап, т. VIII, с. 327), в Хань шу, в Цзы чжи тун-цзянь (т. 1, с. 243) говорится не о 34, а 44 уездах. Возможно, в гл. 6 описка. 131. Fаоцюэ — горный проход в Ордосе, к северо-востоку от озера Тангри- Нур и к западу от хребта Иныиань; Тао Яншань (Тао поставлено ошибочно, в главах 88 и 110 Ши цзи везде просто Яншань) — горы к востоку от упомянутого Гаоцюэ; Бэйцзя находился на территории совр. аймака Улатэ в Автономном районе Внутренняя Монголия северо-западнее города Уюаня. 132. Минсин Щ Ц — одна из утренних звезд. Были запрещены жертвы только в честь этой звезды (мы согласны в этом с Яо Фанем и Отакэ). Слово «комета» пропущено в тексте, мы его поставили, исходя из толкования Хуанфу Ми. Однако у Э.Шаванна (МИС, т. 2, с. 169) и в членении фразы у Гу Цзе-гана (ШЦ, т. I, с. 253) название звезды стоит после точки, и тогда следовало бы перевести: «Запретил жертвы. Блестящая звезда появилась на западе». Однако общий запрет жертвоприношений едва ли был возможен (не случайно Э.Шаванн говорил о неясности фразы). 133. Пуе— название должности. В чжоуский период пуе ведал стрельбой из луков, отсюда и наш перевод: «командир лучников». Позднее, в период Цинь-Хань, слово пуе вошло в наименование разных должностей (см.: Цзинь Шао-ин, с. 481), постепенно утратив непосредственную связь со стрельбой. Сохранялось в названиях чинов до юаньской династии. 134. Тянь Чан— хитрый и завистливый придворный чиновник княжества Ци, убивший в 481 г. до н.э. своего правители— Цзянь-гуна (см.: Истзап, т. VI, гл. 46, с. 110-111). Шесть высших сановников— цинов вели в Цзинь долгую борьбу за власть, трое из них в конце концов разделили княжество Цзинь, они основали княжества Хань, Чжао и Вэй. Шуньюй Юэ приводит эти примеры вероломства знати в предостережение Цинь Ши-хуану. 135. Мы толкуем выражение и цзунъ как «одно почитаемое людьми учение», имея в виду учение легистов, приверженцем которого был Ли Сы. Д. Бодце, основываясь на комментарии Соинь, относит это к воцарению полновластного, почитаемого монарха (см.: BoddeD., China’s First Unifier, с. 82), что также возможно. 136. В данной главе в этой фразе стоит иероглиф куа — «льстить». Наш перевод — «поносить» исходит из того, что в аналогичном выражении в тексте гл. 87 употреблено слово фэй # (Истзап, т. VIII, с. 52). 137. Чэндань — введенное в Цинь наказание в виде четырехлетних принудительных работ на постройке Великой стены и других крепостных сооружений. 138. Полемика Шуньюй Юэ и Ли Сы отражает борьбу двух лагерей при циньском дворе: приверженцев конфуцианства и древних порядков, сторонников децентрализации власти и восстановления власти знати на местах, с одной стороны, и приверженцев легизма, защитников сильной центральной власти и строгих законов — с другой. Эпизод повторен с небольшими изменениями в жизнеописании Ли Сы (Ши цзи, гл. 87, — Истзап, т. VIII, с. 51-52). Некоторые соображения Ли Сы об управлении есть также в Хань Фэй-цзы, откуда они и могли быть заимствованы: «В государстве с мудрым ваном, — писал Хань Фэй, — не [сохраняются] писания на бамбуковых дощечках, [в нем] наставляют с помощью законов, не прибегая к поучениям прежних ванов, а наставниками являются чиновники...» (Хань Фэй-цзы цзицзе, гл. 19, — ЧЦЦЧ, т. V, с. 347). Предложение об уничтожении Ши цзина, Шу цзина и толкований ста школ исходило из того, что в этих сочинениях идеализировалась древность, а это мешало установлению единой империи и развитию страны. Как верно заметил Д.Бодде, потери, связанные с этим актом, были, к счастью, не столь велики, как расписала потом конфуцианская традиция (Bodde D., China's first Unifier, с. 162-166). Фактически почти все книги сохранились или были восстановлены уже в начале Хань, кроме сожженных анналов отдельных княжеств. Такого рода варварские меры против политических и идеологических противников известны из древней истории и других народов (например, аналогичный акт Александра Македонского в отношении Авесты — священной книги зороастрийцев). 139. Цзююань (с эпохи Хань— Уюань)— местность севернее излучины Хуанхэ в совр. Автономном районе Внутренняя Монголия; Юньян находился в совр. уезде Чуньхуа пров. Шэньси (в 60-70 км севернее Сяньяна). Сыма Гуан отмечал, что дорога была длиной 1800 ли (около 900 км). Хотя работы выполнялись огромной армией Мэн Тяня и населением, даже через много лет дорога не была закончена (см.: ЦЧТЦ, т. I, гл. 7, с. 244). 140. Созвездие Гэдао расположено в центральной части неба и по европейской звездной карте совпадает с созвездием Кассиопея, пять ярких звезд которого расположены в виде буквы W. Инши соответствует созвездию Пегаса. Между ними, действительно, пролегает Млечный Путь (о звездном небе времен Хань см. гл. 27 Ши цзи, — Истзап, т. IV). 141. Э PSJ имеет значение «опираться, около». Иероглиф Щ в китайских словарях в данном случае приравнивается к Щ или Щ пан — «бок, сторона, рядом». Таким образом, Эпангун в переводе значит «Дворец рядом [со столицей]». Этот дворец намечалось соорудить размером 170 на 800 м, и он должен был превзойти своим величием все остальные сооружения. До сих пор вблизи Сяньяна сохраняются остатки стен дворца. Тяжелый труд согнанных на строительство людей нашел отражение в припевке того времени: «Эпан, Эпан! Сдохни, Ши-хуан!» 142. Цюй находился на территории совр. уезда Дунхай на севере пров. Цзянсу, у моря; Лии — располагался на территории совр. уезда Линьтун пров. Шэньси (см. коммент. 49). 143. Чжи— род древесного гриба. По представлениям древних китайцев, чудесное грибовидное растение, цветущее три раза в год и обладающее спо собностью продлевать жизнь. (Э. Шаванн приводит название, данное Gibot в «Memoires Concernant les Chinois», т. IV, с. 500, — «L’agaric ramifie».) Фан Jy в данном тексте воспринимается нами как эквивалент фанцзи ft или фаншу Jj Ш — «ворожба, магия, колдовство, способы или правила магии». 144. Описанию чжэньжэнь здесь придан сакральный характер, и поэтому термин может быть переведен как «праведник, небожитель». В Чжуан-цзы дано более реалистическое описание таких людей (см.: Чжуан-цзы цзицзе, гл. 2, — ЧЦЦЧ, т. III, с. 37-38), отсюда возможен перевод «настоящий человек» (так у Л.Д.Позднеевой. См.: «Атеисты, материалисты, диалектики Древнего Китая», с. 161). 145. Хоу-шэн был выходцем из княжества Хань; Лу-шэн — из княжества Янь. Шэн ^ здесь — в значении «ученый». Оба представляли конфуцианскую политическую оппозицию при циньском дворе. 146. Дань (т.е. около 30 кг) донесений следует оценивать исходя из материала письма — бамбуковых дощечек, и притом весьма условно. Все же это свидетельство большой энергии и работоспособности Ши-хуана. 147. Словосочетание цзы чу § мы относим к фразе об ученых («чтобы себя обелить») и затем ставим точку. Такова трактовка Фан Бао, современная пунктуация текста у Такигава Камэтаро, Отакэ, в Ши цзи сюань-чжу (с. 13). Некоторые комментаторы связывают эти слова со следующей фразой, и тогда цзы относится уже к Ши-хуану: «[Он] сам выбрал тех, кто нарушил запреты...» (так перевел Э.Шаванн, — МИС, т. 2, с. 181; такова пунктуация у Гу Цзе-гана и в новом издании Цзы чжи тун-цзянь, с. 246). Еще Дж.Легг отмечал трудность понимания этого места (Legg }., Chinese Classics, т. 1, с. 9). По-видимому, возможно двоякое толкование этого текста. 148. Слово кэн ifiозначает «погубить, истребить, свалить в яму» (см.: Кан- си цзыдянь, с. 1274). Отсюда наш перевод: «казнить». Так же толкуют Э.Шаванн (МИС, т. 2, с. 182), О. Франке (Franke О., т. III, с. 146). Но в литературе распространено и другое понимание кэн — «погребать заживо» (см.: Legg J., Chinese Classics, т. I, с. 9; Watson В., Records, vol. II, с. 396; Переломов Л.С., Империя Цинь, с. 180; BoddeD., China's First Unifier, с. 117). Представляется, что подобное толкование приписывает акту Ши-хуана излишнюю жестокость, что явно не соответствует содеянному (это отмечалось и в «Тун- бао», т. 50, 1963, с. 319). 149. Отъезд Фу Су решал две задачи: провести инспекцию действий Мэн Тяня и одновременно избавить императора от присутствия критически настроенного сына. 150. Инхо Щ. Ш— планета Марс. Созвездие Синь — пятое в семерке южных созвездий, состоит из трех звезд, соответствующих в европейской астрономии самым ярким звездам в созвездии Скорпиона. Область Дунцзюнь находилась на землях совр. пров. Хэнань (уезды Пуян, Цинфэн, Нэйхуан и др.), где было ранее княжество Вэй. 151. Пиншу находилось на территории совр. уезда Хуаинь пров. Шэньси, недалеко от горного прохода Тунгуань. 152. Чжан Янь поясняет, что под владыкой озера Хаочи прежде имелся в виду У-ван, столица которого была в Хао, а под первым драконом подразумевался Ши-хуан. Намек сводился к тому, что Цинь погибнет, как погиб Чжоу- синь от рук У-вана. История эта явно придумана конфуцианцами. 153. Юйчжун (см. коммент. 130)— район к северу от Хуанхэ, поэтому Бэйхэ мы считаем более широким понятием, стоящем в определении к Юйчжун. Э.Шаванн на основании толкования в Чжэнъи передал это названиями двух пунктов (МИС, т. 2, с. 184). 154. Юньмэн— озеро на юге совр. уезда Аньлу в пров. Хубэй. Цзюншань (или Цанъушань)— горы, где, по преданию, захоронен легендарный Шунь; находились в совр. уезде Нинъюань на юге пров. Хунань (в гл. 1 это место названо Цанъу, — Истзап, т. I, с. 249, коммент. 132). 155. Цзигэ— по-видимому, какое-то сооружение, так как перед этим словом стоит глагол гуань — «осматривать». В перечне географических названий не значится. Э.Шаванн предполагает какое-то искажение. Хайчжу (по мнению Чжан Шоу-цзе, иероглиф хай здесь ошибка и должно быть цзян, т.е. Цзян- чжу) — река в пров. Аньхой; Даньян располагался в совр. уезде Цзяннин пров. Цзянсу; Цяньтан — совр. Ханчжоу пров. Чжэцзян; Чжэцзян — одна из рек одноименной провинции. 156. Куайцзи— гора в районе совр. уезда Шаосин пров. Чжэцзян (см.: Истзап, т. I, коммент. 159 к гл. 2, с. 275-276). Таким образом, путь Ши-хуана был очень длинным: он (если верить описанию) по большой дуге пересек совр. провинции Хэнань, Хубэй, Аньхой, Цзянсу и достиг Чжэцзяна. 157. Как показал в своем исследовании Г.Крил, словосочетание син-мин понималось многими учеными как «наказания и их названия» (Э.Шаванн, Р.Вильгельм, Д.Бодде и др.). Однако сам Г.Крил пришел к выводу, что это был важный термин периода Чжаньго—Хань, имеющий прямое отношение к управлению. Син-мин было доктриной Шэнь Бу-хая (см.: Хань шу, гл. 9, — ХШБЧ, т. I, с. 287; Тай-пин юй-лань, — ТПЮЛ, т. III, с. 2857) и встречается в ряде трактатов. Ли Сы рекомендовал Сыну Неба методы Шэнь Бу-хая (см. гл. 87 Ши цзи, — Истзап, т. VIII, с. 61-64); Гуань-цзы упоминал даже книги по этой доктрине (см.: ЧЦЦЧ, . 7, с. 376); Чао Цо применял ее в Хань (см. гл. 23 Ши цзи, — Истзап, т. IV, с. 62). Г.Крил интерпретирует син-мин как Performance and title — «исполнение [в соответствии] с названием [мер]», что и учтено в нашем переводе (см.: Creel Н., The Meaning of Hsing Ming, с. 199-211). 158. Надпись на горе Куайцзи отмечена в библиографической главе истории династии Суй, ее видели в 479 г. Цзы-лян и Фань Юнь (см.: Нань ши, гл. 57), т.е. в середине I тысячелетия она еще существовала. Утрачена, видимо, в эпоху Сун. Существует несколько копий надписи, наиболее старой считается копия Шэньту Цзюна, датируемая 1341 г. (см.: Янь Кэ-цзюнь, Полное собрание текстов, с. 123; Жун Гэн, Исследование надписей, с. 160). На стеле нет надписи, сделанной по приказу Эр-ши Хуана. Стела в Куайцзи несколько отличается по своему содержанию от ей подобных, в ней больше говорится о нравах, морали, взаимоотношениях людей. Вероятно, прав цинский ученый Гу Янь-у (XVII в.), связывающий это со стремлением Ши-хуана распространить китайские нравы среди южных народов, на землях которых эта надпись стояла (см.: Гу Янь-у, кн. 5, гл. 13). Надписью в Куайцзи заканчивается та часть главы, в которой почти подряд помещены тексты стел Цинь Ши-хуана. Хотя они и схожи, но у каждой из стел есть и свои особенности. Что же побудило Сыма Цяня включить почти все надписи в главу? Ю.Л.Кроль отвечает на это так: «Сыма Цянь поместил их здесь для того, чтобы проиллюстрировать самомнение Ши-хуана, лесть сановников, своими славословиями потворствовавших императору, иными словами, чтобы подкрепить свою концепцию гибели династии Цинь» (Кроль Ю.Л., Сыма Цянь — историк, с. 193). Примерно таково же мнение Б.Уотсона, который указывает на заметный в тексте Ши цзи контраст между панегириками стел и суровой действительностью, выявлявшей фальшь правителя Цинь (Watson В., Ssu-ma Ch’ien. The Grand Historian of China, c. 162-163). В этом есть своя правда, но не вся. Ведь любые хвалебные надписи древних царей (например, Шумера, Аккада и Вавилона) содержали такого рода гиперболы. Представляется, что включение в книгу надписей на стелах Цинь Ши-хуана позволило Сыма Цяню словами подлинных документов показать те беды, которые претерпел Китай в период раздробленности и войн чжухоу, продемонстрировать деятельность Цинь по объединению страны, по унификации законов, мер, письма, польза от которых была очевидна для ханьского историка, жившего в эпоху окрепшей централизованной империи (которая, кстати, унаследовала все институты Цинь). Все это позволяет шире оценивать значение публикации этих текстов, не сводя его лишь к критике Цинь Ши-хуана. 159. Цзянчэн находился на севере совр. уезда Цзюйюн пров. Цзянсу. 160. Лянь-ну — спаренный лук-самострел. Появился, по-видимому, в конце периода Чжаньго, получил широкое распространение в эпоху Хань. Раскопки близ Чэнду дали несколько медных замков таких самострелов (см.: Чжоу Вэй, Приложения, л. 48). 161. Юнчэншань, или просто Чэншань, — гора на крайнем восточном выступе Шаньдунского полуострова в уезде Юнчэн. 162. Пинъюаньцзинь— переправа у Пинъюаня в одноименном уезде пров. Шаньдун к югу от города Дэчжоу. Русло Хуанхэ, на которой находилась пере— - права, проходило севернее нынешнего на 80-100 км. 163. Чжунцзюйфулин— название должности в период Цинь-Хань, переведенное нами: «начальник царского выезда». По Тайпин юй-лань, он ведал лошадьми государева выезда, получал жалованье в 600 даней зерна в год и подчинялся тайпу — «главному имперскому конюшему» (ТПЮЛ, т. II, гл. 230, с. 1094). 164. Шацю находилось на территории совр. уезда Пинсян пров. Хэбэй, примерно в тысяче километров от столицы. 165. Вэньлянцзюй — большая колесница, предназначенная для дальних переездов государя. В нее запрягалась шестерка лошадей. С помощью устроенных в ней окон регулировались температура и воздухообмен. Позднее вэньлянцзюй стали использовать только в качестве погребальной колесницы. 166. Сысы Щ W,— «даровать [почетную] смерть», т.е. позволить покончить жизнь самоубийством. Подробно этот эпизод описан в гл. 87 Ши цзи (Истзап, т. VIII, с. 57-58). 167. Цзинсин располагался на территории одноименного совр. уезда пров. Хэбэй, к западу от Шицзячжуана. Здесь находится один из горных проходов через Тайханшань. Цзююань находилась к северу от излучины Хуанхэ, в Ордосе. Удлиненный маршрут процессии с гробом Ши-хуана — от Шаньдуна через Хэбэй и Шаньси на северо-запад к Ордосу и только оттуда к столице — может быть объяснен двумя причинами: желанием избежать населенных районов юга Шаньси и Шэньси и воспользоваться вновь проложенными прямыми дорогами к границе на севере. 168. Жэнь-юй (доел, «рыба-человек»)— один из видов скрытожаберных рыб (Chryptbranchus), водившихся в Японском море. Из нее добывали жир. 169. В настоящее время вблизи Лишаньских гор сохранился холм высотою 35-40 м, считающийся могильным курганом Цинь Ши-хуана. Но по описанию в гл. 6, склеп был вырублен в скале, так что курган — лишь символ могилы. Возможно, к нему ведет подземный ход. Будущие раскопки дадут ответ, насколько точно описание Сыма Цянем подземного склепа первого императора Китая. 170. Ланчжунлин возглавлял службу по охране императора и его внутренних покоев, в его подчинении находились телохранители и охранники в дворцах (Цинь хуй-яо дин-бу, с. 204). См. также коммент. 28 к данной главе. 171. Приближенные Эр-ши Хуана давали советы, исходя из чжоуской традиции. Идеальная схема зафиксирована в каноне Ли цзи: «Сын Неба имеет семь храмов — три левых (чжао), три правых (му) и один [храм] Великого предка; владетельные князья (чжухоу) имеют пять храмов — два левых, два правых и один [храм] Великого предка; сановники имеют три храма предков— один левый, один правый и один [храм] Великого предка; служивые имеют один храм предков, а простолюдины приносят жертвы на могилах...» (Ли цзи чжэнъи, кн. 2, — ШСЦ, т. 20, с. 569; об этом же говорится в Чжоу ли, в Гунъян чжуань и других книгах). По мере того как сменялись поколения императоров, неизменными у Сына Неба оставались три храма в честь первоос нователя дома и двух великих предков (для дома Чжоу это были: Хоу-цзи, Вэнь-ван и У-ван), а остальные предки соответственно отодвигались на одно колено и потом совсем исчезали из пантеона (см. также: Ван Го-вэй, Гуаньтан цзи-линь, т. 2, гл. 10, с. 469-271). 172. Дополнительные надписи, выбитые по приказу Эр-ши Хуана, отличаются от основных по структуре фразы и ее ритму. Перевод дополнительной надписи дан нами в соответствии с пояснениями Фан Бао и Накаи Сэкитоку (см.: ХЧКЧ, т. И, с. 485). 173. Ляодун— земли к востоку от реки Ляохэ. Вероятно, Эр-ши мог доехать до долины Ляохэ, но территории эти едва ли прочно входили в число циньских земель. 174. Слова Чжао Гао косвенно свидетельствуют о том, что в окружении Цинь Ши-хуана было немало представителей знати из княжеств, выдвинувшихся еще в период Чжаньго. 175. Ланы составляли группу чиновников невысокого ранга, они получали по 300 даней зерна в год. Однако слово лан вошло в название ряда должностей циньского и более позднего времени. Сыма Чжэнь упоминает о наличии в Цинь трех ланов: чжунлана ф №, вайлана g[5 и саньлана g[5, которые ведали некоторыми отраслями гражданского управления. Ланы входили также в число телохранителей императора: цзюйлан $ 6(5 следовал за колесницей императора, цилан Щ gp был конным телохранителем и т.д. (см.: Цзинь Шао- ин, Исследование циньских должностей, с. 478). Ду (он же Дусянь, или Дулин) находился на территории совр. уезда Чанъ- ань пров. Шэньси (см. коммент. 39 к гл. 5). 176. Выражение фу сы и Ш НИ— «успокоить всех варваров в четырех сторонах» встречается еще у Мэн-цзы в его разговоре с циским Сюань-ваном (Мэн-цзы чжу-шу, гл. 1, — ШСЦ, т. 39, с. 51), характеризуя один из элементов несбыточных претензий последнего. 177. Возможно двоякое членение этой фразы. Нами поставлена точка после слов цинь шоу — «птицы и звери», и все четыре понятия: собаки, лошади, птицы и дикие звери, сделаны объектом глагола шэ — «стрелять из лука». Это означает, что солдаты тренировались в стрельбе по ним (такова и пунктуация в новом издании Ши цзи, с. 269). Но при этом возникает одно сомнение: необычна стрельба по лошадям, если только не предположить тренировку в отражении вражеской конницы. Возможен второй вариант— всех перечисленных отнести к числу нуждавшихся в еде (собаки и лошади содержатся при императорском дворе, у военнослужащих и населения; птицы и дикие звери — в парках императора^ что и сделано Э.Шаванном (МИС, т. 2, с. 203), а также в Ши цзи сюань-чжу (с.\51). Но тогда огромная программа снабжения столицы продовольствием и фуражом сводится главным образом к кормлению скота и зверей. Нам представляется, что главное было — накормить гарнизон, поэтому так заботились о зерне и рисе. Отсюда и выбор первого варианта перевода. 178. Подробно о восстании Чэнь Шэна рассказано в гл. 48 Ши цзи (Истзап, т. VI, с. 152—162; перевод главы, сделанный Л.С.Переломовым,— см.: «Советское китаеведение», 1958, № 4, с. 192—205). Чэнь находилось на территории совр. уезда Хуайян пров. Хэнань (упоминалось в гл. 4, — Истзап, т. I, с. 188). \19.Ечжэ— название должности при Цинь. Входил в свиту государя, встречал гостей, следил за выполнением дворцового ритуала, иногда выполнял поручения императора в поездках по стране (см. Цинь хуй-яо дин-бу). При дворе Хань насчитывалось уже 70 ечжэ (см.: Хань шу, гл. 19, — ХШБЧ, т. II). Исходя из этих функций, мы даем условный перевод: «чиновник по поручениям». 180. У Чэнь— выходец из владения Чэнь. Командуя восставшими, занял десятки чжаоских городов и объявил себя чжаоским ваном; имел титул Усинь- цзюнь (Истзап, т. VIII, гл. 89, с. 81). Вэй Цзю — брат Вэй Бао, примкнул к восстанию Чэнь Шэ. Поставленный вэйским ваном, не сумел оказать сопротивления войскам циньского полководца Чжан Ханя, капитулировал и покончил с собой (Истзап, т. VIII, гл. 90, с. 93). Тянь Дань — выходец из знати княжества Ци. В ходе восстания объявил себя циским ваном. Убит войсками циньского Чжан Ханя под Линьцзи (Истзап, т. VIII, гл. 94, с. 140). Пэй-гун— будущий император Хань (см. гл. 8). Сян Лян происходил из семьи чуских аристократов Сян, дядя Сян Юя, которому посвящена гл. 7. Выступил против дома Цинь и был убит Чжан Ханем. 181. Предполагается, что Си— это небольшая река Сишуй у гор Лишань (совр. уезд Линьтун пров. Шэньси), сравнительно недалеко от столицы Сяньяна. 182. Чжан Хань занимал должность шаофу— «начальника налогового ведомства императорского двора». Эта должность была учреждена при Цинь, в ведение шаофу входил сбор для двора налогов «с гор, морей, озер и прудов» (см.: Хань шу, гл. 19,— ХШБЧ, т. II, с. 1118; Цинь хуй-яо дин-бу, с. 211), т.е. за пользование природными богатствами и водами. У шаофу был большой штат помощников (подробнее см.: Переломов Л.С., Империя Цинь, с. 49-51). 183. Текст гл. 58 подробно описывает состав помилованных на работах у горы Лишань. Это были тужэнь Щ К и ну чань-цзы шэн И (ШЦ, т. IV, с. 1954), что можно расшифровать как «преступники и наследственные частные рабы». Толкование этих терминов есть у Фу Цяня, Янь Ши-гу и др. Этого вопроса касались М.Вилбур (Wilbur М., Slavery in China during the Former Han Dynasty, c. 80-85) и Л.С.Переломов (см.: «Советское китаеведение», 1958, № 4, с. 202, примеч. 51-52). 184. Цаоян находился на территории совр. уезда Шэньсянь пров. Хэнань вблизи горного прохода Ханьгугуань. 185. Чжанши— название должности в Цинь. По-видимому, это один из высших офицеров, так как у Цзинь Шао-ина он упоминается среди военных чинов непосредственно перед командующим конницей (см.: Цинь хуй-яо дин- бу, с. 514). Ху Сань-син в комментарии к Цзы чжи тун-цзянь называет его помощником командующего (см.: ЦЧТЦ, т. I, с. 268). Позднее чжанши — помощник первого министра. 186. Чэнфу располагался на территории совр. уезда Босянь пров. Аньхой; Динтао — совр. уезд Цзинин пров. Шаньдун; Линьцзи — совр. уезд Кайфын пров. Хэнань. 187. Цзюйлу — совр. уезд Пинсян пров. Хэбэй. 188. В гл. 87 эта же мысль выражена несколько иначе: «Сын Неба пользуется настолько большим почетом, что [чиновникам] достаточно слышать его голос, обычные же чиновники не имеют возможности его лицезреть. Поэтому государь и именует [себя] Чжэнь — ,,Мы“» (Истзап, т. VIII, с. 64; см. также: Bodde D., China's First Unifier, с. 44). 189. Прославление простоты и нетребовательности героев древности Яо, Шуня и Юя встречается в Шан шу, у Чжуан-цзы и Мо-цзы. Слова, вложенные в уста Эр-ши Хуана, сходны с текстом Хань Фэй-цзы (Хань Фэй-цзы цзицзе, гл. 19,— ЧЦЦЧ, т. V, с. 340). В обращении Эр-ши к словам Хань Фэя Э. Шаванн усматривает известную иронию по отношению к Ли Сы, виновному в гибели философа. Шаванн отсылает читателя к сходному тексту гл. 15 труда Мо-цзы (см.: МИС, т. 2, с. 207), посвященной этой же теме. 190. Выражение вань чэн чжи го Щ Щ Щ — «государство с десятью ты сячами колесниц» было символом Сына Неба— императора, а выражение цянь чэн чжи цзя — «дом с тысячью колесниц» обозначало владе тельного князя и встречается у Мэн-цзы (Мэн-цзы чжэнъи, гл. 1,— ЧЦЦЧ, т. I, с. 22-23), откуда и могло быть взято историком. Указанные цифры, конечно, весьма условны. 191. Лян Юй-шэн, упоминая об отказе Эр-ши Хуана выслушать Ли Сы, несмотря на его неоднократные просьбы, считает включение имени последнего в число увещевателей императора ошибочным. Он пишет: «Фактически Ли Сы никогда не произнес ни одного слова [увещевания]. Вс зможно, Фэн Цюй-цзи и Фэн Цзе и увещевали [императора], а имя Ли Сы присоединили к тексту своего доклада» (ЛЮШ, кн. 3, гл. 5, с. 18). Столь категорическое утверждение комментатора вызывает сомнение, так как сам характер деятельности Ли Сы при правителях Цинь, в том числе при Эр-ши Хуане, исключает его молчание (об этом повествует и гл. 87 Ши цзи), хотя его непосредственное участие в последнем акте увещевания может быть и оспорено. 192. У син— пять тяжелыхчтелесных наказаний. Один из вариантов «пяти наказаний», по Хань шу, включал клеймение лба — цин, отрезание носа — и, отрезание ног — юэ, кастрацию —\ гун, уничтожение родни в трех коленах — и сань-цзу; смертную казнь — дапи (см.: ХШБЧ, т. III, гл. 23, с. 1976). Судя по гл. 87 Ши цзи, Ли Сы после тяжелы^ пыток разрубили пополам на площади, а род его уничтожили (см.: Истзап, т. VIII, с. 69). 193. Дата казни Ли Сы в различных главах Ши цзи указывается по- разному. В его жизнеописании (гл. 87) она отнесена к седьмой луне второго года правления Эр-ши, т.е. к 208 г. до н.э. Та же дата названа в гл. 15 (Истзап, т. III, с. 319). Но в гл. 6 казнь датирована зимой 207 г. Д. Бодде считает последнее ошибкой (Bodde D., China's First Unifier, с. 85). Если верить изложению событий в данной главе, Ли Сы погиб из-за увещеваний. На это же, т.е. на попытку убедить Эр-ши проводить более разумную политику, указывает и жалоба Ли Сы из тюрьмы в последней части гл. 87, хотя аутентичность этого текста ставится под сомнение. Одной из причин его гибели в гл. 87 назван наговор на него Чжао Гао. Как видим, разница немалая. Лян Юй-шэн в связи с этим замечает: «Это — место, которое господин [великий] астролог не сумел привести в порядок... неизвестно, который из двух вариантов подлинный». Ю.Л.Кроль высказывает предположение, «что, скорее всего, в шестой главе сохранились остатки связного рассказа о Ли Сы как о верном подданном, погибшем из-за честного „увещания11» (Кроль Ю.Л., Сыма Цянь — историк, с. 347-348). Нам представляется, что причиной гибели Ли Сы могло быть и то и другое — его увещевания и наговоры Чжао Г ао. В целом Сыма Цянь рисует Ли Сы как умного и расчетливого царедворца, думавшего и о судьбах империи, и о своей карьере. 194. История с оленем, выдаваемым за лошадь, служившая иллюстрацией беспринципности и трусости царской свиты, встречается у Хань Фэй-цзы, у Хуайнань-цзы, в Синь-юй Лу Цзя, в Лунь хэн Ван Чуна. Разнятся лишь детали; по-видимому, притча передавалась изустно и поэтому варьировалась. 195. В гл. 87 не упоминается о сне императора, зато введен эпизод убийства императором случайно зашедшего в парк человека, после чего Чжао Гао посоветовал Эр-ши удалиться в Ваньигун. 196. Вэйлин пуе, или просто вэйлин, — по-видимому, один из командиров дворцовой стражи. Ни в Хань шу, ни в Цинь хуй-яо дин-бу не упоминается. 197. В гл. 6 описание обстоятельств смерти Эр-ши сопровождается подробностями, отсутствующими в гл. 87. Кроме того, просьбы Эр-ши «оставить его живым», как справедливо отметил Такигава (ХЧКЧ, т. И, с. 497), удивительно похожи на историю циского Чжуан-гуна, убитого его чиновником Цуй Чжу (см.: Цзо чжуань,— ШСЦ, т. 30, Чунь-цю Цзо чжуань чжэнъи, кн. 4, гл. 36, с. 1449; повторено Сыма Цянем в гл. 32, — Истзап, т. IV, с. 56). Мы не разделяем мнения Ю.Л.Кроля о сомнительности толкования данного места (см.: Кроль Ю.Л., Сыма Цянь— историк, с. 363, примеч. 289), потому что расцениваем этот рассказ как использование Сыма Цянем классических сюжетов для создания более живой картины событий и для морализирования. 198. В данной главе Цзы-ин назван сыном старшего брата Эр-ши (Ху Хая). Но до этого старшим сыном Цинь Ши-хуана был назван Фу Су, детей которого, если они были, Чжао Г ао едва ли стал бы выдвигать. Следовательно, если верить тексту гл. 6, речь могла идти о сыне не названного здесь среднего сына Ши-хуана. Но это предположение не основательно. Ши-хуан умер в 50-летнем возрасте, Ху Хай погиб 24-х лет. Если какой-то старший брат Ху Хая достиг даже 30-35 лет, то как он мог иметь сына Цзы-ина, у которого оказались двое взрослых сыновей, с которыми отец советовался об убийстве Чжао Г ао. Простой подсчет и логика показывают ошибочность этого текста. В гл. 87 Сыма Цянь называет Цзы-ина уже младшим братом Ши-хуана. Хотя некоторые китайские комментаторы и Д.Бодде считают это место ошибочным, мы предполагаем, что Цзы-ин мог быть одним из многих братьев Ши- хуана. Ему могло быть лет 40-45, и тогда присутствие двух взрослых сыновей объяснимо. Накаи Сэкитоку предлагает отбросить знак цзы — «сын» и считать Цзы-ина просто старшим братом Ху Хая (ХЧКЧ, т. II, с. 498), но мы уже отказались от такого варианта. Поэтому текст гл. 87 выглядит правдоподобнее. 199. Башан находился в совр. уезде Чанъань пров. Шэньси. 200. Чжидао — пункт в 6-8 км от столицы Цинь, на территории совр. уезда Сяньян пров. Шэньси. 201. Цзя-шэн или Цзя И (201-169)— уроженец Лояна. В 20-летнем возрасте стал советником ханьского императора Вэнь-ди, но из-за интриг придворных попал в немилость и был сослан в Чанша. По возвращении из ссылки стал наставником наследника. Его биография дана историком в гл. 84 (Истзап, т. VII, с. 281-294). Кроме приведенных в его жизнеописании двух од, полных трагического звучания, после Цзя И осталась также книга Синь-шу («Новая книга»), три главы которой посвящены Цинь и нередко считаются отдельным трактатом Го Цинь лунь («Об ошибках дома Цинь»). Взгляды Цзя И на правление Цинь и причины гибели династии оказались созвучными взглядам Сыма Цяня, поэтому последний и восклицает: «О, сколь прекрасно, что учитель Цзя высказал свои мысли [о правлении Цинь]!» — и приводит его трактат в своих главах. Однако необходимо отметить, что части трактата Го Цинь лунь — первая о Цинь Ши-хуане, вторая об Эр-ши Хуане, третья о Цзы-ине — повторяются и перепутаны местами. Так, в данной, шестой главе идут сначала третья, а потом первая и вторая части. В гл. 48 вновь помещена первая часть, которая вводится от имени ханьского интерполятора Чу Шао-суня (см.: Истзап, т. VI, с. 159). Это обстоятельство давно .обсуждается историками и комментаторами (Бань Гу, Ин Шао, Пэй Инь, Цзоу Дань-шэн, Сюй Гуан, Сыма Чжэнь, цинские Ван Мин-шэн, Чжао И, Лян Юй-шэн), на это обращали внимание японские ученые Такигава Камэтаро и Накаи Сэкитоку, европейские и советские исследователи Э.Шаванн, Л.С.Переломов, Ю.Л.Кроль. Сводку существующих взглядов по этому вопросу дал в книге «Сыма Цянь— историк» Ю.Л.Кроль, который пришел к предварительному выводу, чтЪ эпилог гл. 6 в оригинале памятника состоял из второй и третьей частей трактата Цзя И, а первая часть была исто риком помещена в эпилог гл. 48. При таком порядке весь трактат без повторов помещен в Ши цзи, а его первая часть в гл. 6 является лишней и явно туда интерполирована. Окончательное решение этого вопроса требует дополнительных изысканий. 202. Хунмэнь — в восточной части совр. уезда Линьтун пров. Шэньси. Позднее здесь находился лагерь войск Сян Юя (см. гл. 7). 203. Хаоцзюнь (или чаще — хаоцзе) — «герои и смельчаки, выдающиеся люди, рыцари». Словосочетание это применялось достаточно широко, относясь как к знати, так и к отдельным простолюдинам. 204. Слова Цзя И о том, что целостность земель Цинь можно было сохранить, будь у Цзы-ина средние способности и толковые помощники, вызвали критику Бань Гу и других средневековых историков, ибо ставили под сомнение законность победы ханьского дома. Ю.Л.Кроль, разбирая этот вопрос, показал, что Сыма Цянь в данном случае косвенно критиковал императора У-ди, предостерегал его, выступая, таким образом, с позиций критика современности (см.: Кроль Ю.Л., Сыма Цянь — историк, с. 183-191). 205. Цзи — древнее оружие (скорее всего, оборонительного типа), изображается либо как копье-трезубец, либо как древнерусская алебарда с лезвием в виде полумесяца (см.: Чжоу Вэй, Очерки по истории боевого оружия Китая, карта 82). 206. Под «прежними ванами» (сянь ван) Цзя И, по-видимому, имел в виду мудрых правителей династий Ся, Инь и Чжоу. У Мэн-цзы в гл. 12 имеется сходное суждение, в котором он констатирует прогрессирующее падение авторитета власти к его времени. Он пишет: «Пять гегемонов были преступниками по сравнению с тремя ванами [древности], нынешние владетельные князья — преступники по сравнению с пятью гегемонами, а нынешние сановники— преступники по сравнению с князьями...» (Мэн-цзы чжэнъи, — ЧЦЦЧ, т. I, с. 494—495; Дж.Легг переводит слово цзуй жэнь как «грешники», — Legg J., The Chinese Classics, т. II, с. 435). Э.Шаванн усматривает в этом абзаце идею, отличную от предыдущих высказываний Цзя И, когда он хвалил период Чжоу (МИС, т. 2, с. 233). Но думается, что Цзя И подходит к периоду Чжоу двояко, хвалит, когда критикует крайности Цинь, и критикует, когда отстаивает принцип централизованной власти. 207. У сюй — «пять отношений», по смыслу этот термин близок к у лунь, или у цзяо — «пять отношений, пять норм поведения». 208. Этой фразой кончается третья часть сочинения Цзя И Го Цинь лунь, посвященная в основном последнему периоду Цинь. Со следующего абзаца следует первая часть этого же трактата. 209. Сяо-гун правил в 361-338 гг. до н.э. Теснина у гор Сяошань упоминалась в гл. 5 (см. коммент. 71). Проход и застава Ханьгу[гуань] находились в совр. уезде Линбао пров. Хэнань. 210. Ба хуан — образное выражение для обозначения всех окраинных районов тогдашнего Китая (сходно с другим выражением: ба цзи — «восемь пределов»). 211. Сихэ — название территорий к западу от Хуанхэ в совр. пров. Шэньси, прежде входивших в состав земель княжества Вэй. Здесь употреблено слово вай — «вне», что является ошибкой, так как при Сяо-гуне даже земли в Сихэ еще не вошли в Цинь. Такигава Камэтаро замечает, что союз князей по горизонтали в это время не существовал (ХЧКЧ, т. II, с. 506). 212. Хуй-ван правил в 337-311 гг. У-ван — в 310-307 гг. В сохранившемся тексте Го Цинь лунь, в гл. 48 Ши цзи (Истзап, т. VI, с. 160) и в Хань шу упомянуто помимо того имя Чжао Сян-вана, правившего в 306-251 гг. и сыгравшего важную роль в укреплении Цинь. Можно предполагать пропуск в гл. 6. О Ханьчжуне и Ба см. гл. 5, коммент. 132; о Шу — гл. 5, коммент. 168. В абзаце о приобретениях Цинь отмечены юг, запад и восток, но не упомянут север. В Го Цинь лунь слово бэй — «север» стоит перед заключительными словами — «на севере заняли важные для военных действий области». Это логично завершает перечисление приобретений Цинь и отвечает реальности, так как на севере циньцы отражали наступление войск Ци, Янь и Чжао. Возможен случайный пропуск слова бэй (на это указывали Лян Юй-шэн и Такигава). 213. Упоминаемые здесь лица— известные деятели периода Чжаньго: Мэнчан-цзюнь по имени Тянь Вэнь — аристократ из Ци (его жизнеописание дано в гл. 75,— Истзап, т. VII, с. 173-184). Пинъюань-цзюнь по имени Чжао Шэн — младший брат чжаоского Хуй Вэнь-вана (его жизнеописание дано в гл. 76, —там же, с. 185-195). Синьлин-цзюнь по имени У-цзи — младший сын вэйского Чжао-вана (его жизнеописание дано в гл. 77, — там же, с. 196-205). В перечне княжеств есть два под одним названием Вэй (омонимы и под одним тоном): первое Щ, второе Ш. 214. Шесть княжеств — это Хань, Вэй, Янь, Чу, Ци и Чжао (Сун, Чжуншань и другое Вэй были небольшими владениями и вскоре оказались захваченными более сильными соседями). Названные здесь деятели антициньской коалиции — советники, дипломаты и военные — в большинстве своем появляются в главах о знатных домах и в жизнеописаниях, некоторые упомянуты в Люй-ши чунь-цю. Только три имени неизвестны: Сюй Шан, Чжай Цзин и Дай То, так как больше нигде не упоминаются. Ван Нянь-сунь полагает, что Чжай Цзин — это не кто иной, как упомянутый в Чжаньго цэ Чжай Цян — советник княжества Вэй. Лян Юй-шэн отождествляет его с чжаоским Чжай Чжаном. Трудно оценивать эти сопоставления ввиду их неаргументированное™ (см.: ХЧКЧ, т. И, с. 508). 215. Сяо Вэнь-ван царствовал в 250 г. До н.э., всего несколько дней, а Чжуан Сян-ван — три года (249-247). По отношению к ним вновь употреблено выражение из летописи Чунь-цю —уши — «важных событий не произошло». 216. Выражение чжэнь чан цэШ?кШ в зависимости от принятого значения цэ может быть переведено либо как «введя в действие длительные планы», либо как «размахивая длинной плетью». Нами принято второе, согласующееся с ремаркой Янь Ши-гу (см.: ХЧКЧ, т. II, с. 509) и переводом Э.Шаванна. О люхэ см. коммент. 102. 217. Южные племена того времени назывались в древней литературе общим названием юэ, или байюэ— «все юэ». Среди них были племена оуюэ, миньюэ, наньюэ, лоюэ и др. Представители отечественной науки отмечают связь с юэ линии этногенеза чжуан-дунских народов, хотя и признают собирательное значение термина «юэ» (см.: «Народы Восточной Азии», с. 70). Вторжение циньских войск на юг в 214 г. до н.э. происходило достаточно быстро. 218. В тексте написано цяньшоу чжи минь — «народ, [состоящий из] черноголовых» (Э.Шаванн перевел так же), но получается тавтология, поскольку слово цяньшоу в Цинь уже стало означать «народ». Между тем в книге Цзя И, в Хань шу ив соответствующем месте гл. 48 Ши цзи вместо цяньшоу стоит тянься, что делает мысль вполне ясной: «народ Поднебесной». По-видимому, в гл. 6 ошибка. Здесь говорится о переплавке оружия, выплавке из этого металла вешал для колоколов и двенадцати статуй, но в Хань шу употреблено лишь три знака: сяо фэн-ди — «переплавил оружие, [острия мечей и наконечники стрел]», и не упоминаются вешала или стояки для колоколов. 219. Гора Хуашань— одна из пяти наиболее почитаемых вершин в древности. Находится на юге совр. уезда Хуаинь пров. Шэньси. 220. Этой фразой Цзя И, по нашему мнению, стремится преуменьшить влияние правления дома Цинь на основные территории Древнего Китая и подчеркнуть «варварский» характер установлений Цинь. Но факт принятия домом Хань большинства циньских институтов опровергает эту точку зрения. 221. Тао Чжу — это другое имя Фань Ли, бывшего мудрого советника юэ- ского вана Гоу Цзяня; покинув Юэ, он занялся торговлей и сильно разбогател (о нем см.: Истзап, т. VI, гл. 41, с. 16-27). И Дунь— уроженец княжества Лу; разбогател, занимаясь, по одним данным, скотоводством, по другим — добычей соли. 222. Жизненному пути Чэнь Шэ посвящена гл. 48 Ши цзи (Истзап, т. VI, с. 152-163), где Сыма Цянь подробно описал взлет и падение первого борца с Цинь. 223. Мы согласны с интерпретацией фразы у Ван Бо-сяна (см.: Избранное из «Исторических записок», с. 88), считающего, что речь идет о явлениях разного порядка. 224. Имеются в виду Эр-ши Хуан, убитый Чжао Гао, и Цзы-ин, убитый Сян Юем. 225. На этом кончается первая часть сочинения Цзя И, рассматриваемая многими учеными как интерполяция в данной главе. Главная мысль этой части сводится к осуждению жестокого правления Цинь и возвышению роли Чэнь Шэ, нанесшего смертельный удар династии. 226. Выражение цзинь-гу ^ мы понимаем как «в недавнем прошлом» в сопоставлении с чжун-гу ф^и шан-гу _h S т.е. со средней и далекой древностью. Это подтверждается и комментарием Чжан Ши-лу к Го Цинь лунь (см.: Чжунхуахо-е вэньсюань, с. 311). 227. Выражение юань-юань близко по значению к шумин — «народ», причем с оттенком похвалы — шань минь — «добрый, честный народ», поэтому взято «весь честный народ». 228. Идея гибкости управления соответственно моменту, переживаемому страной, встречается уже в «Книге перемен» (см.: ШСЦ, т. 2, Чжоу-и чжэнъи, кн. 2, гл. 8, с. 412) и в других древних сочинениях. Цзя И лишь развил ее в логически стройную схему. 229. Под тремя ванами, основавшими Поднебесную, обычно подразумеваются сяский Юй, шанский Чэн-тан и чжоуский Вэнь-ван (или У-ван). 230. Выражение хуай цзунмяо — «разрушал храмы предков» в ряде комментариев (у Сюй Гуана, Накаи Сэкитоку и др.) считается ошибочно вставленным и трудно объяснимым, так как Эр-ши никогда этого не совершал (см.: ЛЮШ, кн. 3, гл. 5, с. 25; ХЧКЧ, т. И, с. 516). 231. Дацзэ — название селения, в котором началось восстание Чэнь Шэ; находилось в пределах совр. уезда Сусянь пров. Аньхой. 232. На этом заканчивается вторая часть сочинения Цзя И и весь введенный или интерполированный в шестую главу текст Го Цинь лунь. 233. С этого абзаца вновь идет перечисление всех правителей Цинь, начиная с Сян-гуна, хотя в гл. 5 все правители Цинь уже были поименованы. Здесь добавлены некоторые детали: названия мест или дворцов проживания государей, места их захоронения и т.д. Наряду с этим встречается некоторое число несовпадений в именах, годах правления, что свидетельствует об использовании разных источников для гл. 5 и данной части, считающейся интерполированной в Ши цзи позднее (в книге Цзинь Дэ-цзяня приведена таблица разночтений в перечислениях, которые отмечены нами далее. См.: Цзинь Дэ-цзянь, с. 417^18). Лян Юй-шэн (ЛЮШ, кн. 3, гл. 5), Б.Уотсон (Watson В., Ssu-ma Ch’ien, с. 113), Такигава Камэтаро (ХЧКЧ, т. И, с. 518), Л.С.Переломов («Империя Цинь», с. 16) и др. полагают, что данное перечисление циньских правителей взято из «Записей Цинь»— Цинь цзи. Однако наличие в ряде книг и источников различных текстов по циньскому периоду со ссылкой на Цинь цзи (см. гл. 15 Ши цзи, Хуаян го чжи и др.) подтверждает мнение Курихара То- монобу и Ю.Л.Кроля о том, что, очевидно, существовали различные списки «Циньских записей», которыми пользовался и Сыма Цянь, и те, кто интерполировал эту часть в шестую главу (см.: Kurihara Tomonobu, Studies on the History of the Chin and Han Dynasties', Ю.Л.Кроль, Сыма Цянь — историк, с. 205-215). 234. Ранняя смерть Цзин-гуна привела к воцарению его сына, который в 5-й и 14-й главах Ши цзи именуется Нин-гуном, а здесь и в Хань шу— Сянь- гуном. Различие в титулах обусловлено, очевидно, сходством в начертании знаков, так как в табуированных именах эпохи Хань их нет (см.: Чэнь Юань, Примеры табуированных имен в исторических сочинениях, с. 130-132). 235. Чу-цзы был поставлен у власти пяти лет от роду, поэтому говорить о его правлении можно лишь условно. Историю его убийства см. в гл. 5. 236. Понятием «приближенные» мы перевели термин чжужэнь. Чжу трактуется комментаторами как пространство между княжеским входом в зал и за- тронным щитом, где располагались дворцовые чины. В Люй-ши чунь-цю также рассказывается о том, что Му-гун умел учиться у своих умных советников (ЧЦЦЧ, т. VI, Люй-ши чунь-цю, гл. 4, с. 38). Юн — столица Цинь в период Чуныцо, находилась на юге совр. уезда Фэн- сян пров. Шэньси. 237. В Чунь-цю, в 5-й и 14-й главах Ши цзи вместо Би-гуна написано Ай- гун. Лян Юй-шэн и другие комментаторы предполагают, что Ай-гун — более точное имя. 238. Два иероглифа, кан и цзин, стоящие после названия места захоронения, по предположению Чжан Вэнь-ху, означают имена предков Хуй-гуна и указывают на то, что его захоронили между их могилами. В этом случае, очевидно, пропущен какой-то знак, скорее всего — цзянь — «между». В согласии с такой версией мы ввели словосочетание «близ могил». 239. По общепринятым подсчетам, Дао-гун правил не пятнадцать, а четырнадцать лет. Имени Си-гуна среди циньских правителей не встречалось; возможно, здесь описка (вместо Цзин-гуна). Ла Гун-гун (так же в Ши бэнь) в 5-й и 14-й главах Ши цзи пишется как Ли Гун-гун. Ученые предполагают здесь фонетические вариации. 240. Иероглиф ши в названии места захоронения — Яоюйши, по мнению Лян Юй-шэна, не нужен, так как далее в аналогичных ситуациях его нет (см.: ЛЮШ, кн. 3, гл. 5, с. 27). Лин-гун в соответствии с 5-й и 14-й главами Ши цзи и дальнейшим изложением был сыном Чжао-цзы и, следовательно, внуком Хуай-гуна. > 241. Иероглиф су Ш перед именем Лин-гуна явно излишний, в других источниках он отсутствует и поэтому взят нами в скобки. Что касается Цзянь- гуна, то его генеалогия неясна. По данному перечню, он сын Лин-гуна. Если верить предыдущей главе, Цзянь-гун по имени Чжао-цзы был дядей Лин-гуна и сыном Хуай-гуна. По объяснению Соинь, Цзянь-гун — сын Ла Гун-гуна, младший брат Хуай-гуна (эта же версия есть в одном из сохранившихся и реконструированных списков Шибэнь, — см. список Цинь Цзя-мо, — Шибэнь ба чжун, с. 45). 242. В гл. 5 о ношении чиновниками мечей упоминалось в записи под шестым годом правления Цзянь-гуна, т.е. под 409 г. до н.э., здесь указан седьмой год и упомянуты байсины вообще. Вероятно, речь идет об одном акте и под байсинами следует понимать тех, кто занимал какие-либо посты (о значении этого факта см. коммент. 119 к гл. 5). 243. Чу-гуне, или Чу-цзы, см. коммент. 122 к гл. 5. 244. Сянь-гун — сын Лин-гуна, находившийся до этого на западе (см. гл. 5). 245. Первые 13 лет правления Хуй-вэнь именовался просто цзюнем — правителем. В 324 г. до н.э. он сменил титул на вана и повел новый счет годам правления. 246. Дао У-ван в гл. 5 и других источниках часто именуется просто У-ваном. 247. По данным гл. 5, Сяо Вэнь-ван умер на третий день своего пребывания у власти, но формально в таблицах 250 год до н.э. считается годом его правления. 248. Упоминаемые факты хозяйственного порядка, относящиеся к 379 и 374 гг. до н.э., отсутствуют в гл. 5. Открытие рынков свидетельствовало о быстром развитии обмена в Цинь. Составление подворных списков и разделение людей на пятерки, чтобы лучше ими управлять и их контролировать, в литера/ туре обычно связывается с предложениями Шан Яна и относится, вероятно, I к более позднему периоду— годам правления Сяо-гуна (см.: Истзап, т. VII, гл. 68, с. 88). Если признать точность данной записи, то остается предполо- I жить, что эти меры были предприняты за три-четыре десятилетия до Шан Яна. 1 249. В гл. 5 это знамение отнесено к шестнадцатому году Сянь-гуна (369 г. до н.э.), а здесь к 345 г. до н.э., т.е. к семнадцатому году Сяо-гуна. Ошибка, скорее всего, здесь. 250. В конце периода Чжаньго металлическое монетное обращение уже получило развитие в различных княжествах Китая (см.: Ван Юй-цюань, Возникновение и развитие денег в древности в нашей стране; Пэн Синь-вэй, История денежной системы в Китае; это подтверждают и материалы археологических раскопок). То обстоятельство, что в Цинь металлические деньги были введены в 336 г., свидетельствует о быстром росте экономики ранее отсталого окраинного княжества. Уже первые циньские монеты были круглой формы с квадратным отверстием посредине. 251. Из жизнеописания Шан Яна мы знаем, что разграничение полей межами для узаконения права частной собственности на пахотные земли было проведено в Цинь в середине IV в. (см.: Истзап, т. VII, гл. 68, с. 89). Здесь та же мера, выраженная той же формулой — ffl Щ§ Pf Е, отнесена к 302 г. и предварена словом «впервые». Здесь или очевидная ошибка (так, например, считает Лян Юй-шэн), или же при Чжао Сян-ване была сделана вторая попытка провести такое разграничение, поскольку реформы Шан Яна в этой сфере не были в свое время доведены до конца. 252. Ранее в гл. 6 говорилось, что в 209 г. Эр-ши Хуану исполнился 21 год, и вообще рассказ о нем еще в годы жизни отца, о его учении и поездках характеризует его как достаточно взрослого человека. В данном тексте утверждается, что в год прихода к власти ему было 12 лет. Явная ошибка— скорее всего, цифры поменяли местами. 253. От начала правления Сян-гуна в 777 г. до н.э. вплоть до конца правления Эр-ши в 207 г. до н.э. прошел 571 год. Откуда авторы взяли число 610, остается загадкой (это отметил еще Чжан Шоу-цзе). 254. С этого абзаца начинается текст, интерполированный в Ши цзи много позднее. Император Сяо Мин (или Мин-ди) правил при Восточной ханьской империи; семнадцатый год его правления — это 74 г. н.э., т.е. через полтора столетия после смерти Сыма Цяня. Танский Чжан Шоу-цзе писал, что хань- ский историк Бань Гу— составитель «Истории ранней Хань» — был призван Мин-ди, который спросил его о причинах гибели династии Цинь. Бань Гу дал свое толкование событиям конца Цинь, а позднее кто-то из историков или переписчиков включил эти соображения Бань Гу в текст гл. 6 Ши цзи. Мы приводим перевод этого отрывка, не принадлежащего кисти Сыма Цяня, как дополнительный материал, дающий позднеханьскую интерпретацию уже описанных и оцененных Сыма Цянем и Цзя И событий. В этом его ценность. 255. Учение о пяти стихиях, или пяти добродетельных сверхъестественных силах, —уд э с периода Чжаньго связывалось с периодом правлений и сменой династий (см.: Истзап, т. I, с. 221-222, коммент. 2 к гл. 1). В начале Хань существовала такая схема: династии Чжоу покровительствовала стихия огня, династии Цинь — стихия воды, а династии Хань — стихия земли. Однако исходя из конфуцианского осуждения династии Цинь и Цинь Ши-хуана за его жестокость появились попытки как-то исключить из этого цикла династию Цинь как «незаконную» и считать стихию воды покровительницей Хань. С этим, видимо, и связана фраза в тексте Бань Гу— жэнь бу дай му С 'Г' f'c Щ, что дословно означает: «Добродетельный [сын] не пришел на смену матери». Нами переведено: «Добродетельная [династия] не пришла на смену предшествующей», т.е. на смену чжоуской династии — «родительницы» пришел не хань- ский дом — «добродетельный сын», а циньский, лишенный добродетелей. 256. Люй Чжэн — Люйский Чжэн — оскорбительное прозвище Ши-хуана, намекающее на отцовство Люй Бу-вэя (см. коммент. 3 к настоящей главе). 257. Хэту— в китайских мифах так назывались изображения, будто бы вынесенные из вод Хуанхэ чудесной драконовой лошадью и послужившие легендарному Фу-си основанием для составления первых знаков — гексаграмм. 258. Звезда Лан (или чаще Тяньлан — «Небесный волк») находилась, по старым картам неба, в западной его части. Соответствует Сириусу в созвездии Большого Пса. Звезда Ху (в гл. 6 под 94-м ключом, а обычно под 57-м ключом — «лук») находилась к юго-востоку от звезды Лан в том же созвездии. Со звездие Шэнь — одно из 28 зодиакальных созвездий в древнекитайской астрономии, состоящее из 7 звезд. Соответствует созвездию Орион. Фа — группа из трех звезд, примыкающая к Шэнь. Поэтому встречается название Шэнь-фа (см.: Указатель астрономических терминов, Истзап, т. IV). Согласно астрономическим трактатам в Ши цзи и Хань шу, древние люди связывали с изменением яркости звезд Лан и Ху появление большого числа разбойников (см.: Истзап, т. IV, гл. 27, с. 120; Хань шу, гл. 26. Пекин, 1964, кн. 5, с. 1278). Созвездие Шэнь связывалось в поверьях с казнями и убийствами. Фраза Бань Гу об этих звездах, таким образом, указывала на разбой и убийства при Ши-хуане. 259. Под чжэнь-жэнь — «настоящим человеком» — историк подразумевает основателя ханьской династии Лю Бана. 260. Пример с Чжэн-бо, пытавшимся покорностью и смирением умилостивить завоевателя, как бы поддерживает и поведение Цзы-ина, действовавшего в классическом духе соблюдения этикетов. О сдаче Чжэн-бо чускому Чжуан- вану рассказано в Гулян-чжуань (см.: ШСЦ, т. 34, кн. 2, с. 483). Из-за табу на иероглиф чжуан, входивший в личное имя императора Мин-ди, Бань Гу был вынужден величать правителя Янь-ван. 261. Чжоу Дань, или Чжоу-гун,— мудрый правитель и советник дома Чжоу (см.: Истзап, т. I, гл. 4). 262. Критика со стороны Бань Гу вышеприведенных слов Цзя И, с которыми в общем, по-видимому, солидаризировался и Сыма Цянь, может быть истолкована как несогласие с самой постановкой вопроса о существовании каких бы то ни было возможностей спасти Цинь, будь у Цзы-ина даже гениальные помощники. Здесь и укор авторам, осмелившимся сомневаться в неизбежности прихода дома Хань. Такого рода мысль содержится в исследованиях Ф. фон Заха (von Zach F., Die Chinesische Anthologie, т. II, с. 905) и Б.Уотсона (Watson В., Ssu-ma Ch'ien, с. 149). Ю.Л.Кроль не соглашается с этими выводами. Он считает, что Бань Гу порицает Цзя И и Сыма Цяня не за сомнения в праве Хань на императорский престол, а за непонимание ими перемен в реальной ситуации, которая означала, что спасти Цинь уже было нельзя (Кроль Ю.Л., Сыма Цянь — историк, с. 183-189). 263. Цзи-цзи был младшим братом Цзи-хоу— правителя небольшого царства Цзи. Правители этого владения происходили из одного с основателями чжоуского государства рода Цзян. Чтобы спасти храмы своих предков, Цзи- цзы отдал сильному княжеству Ци земли в Си (совр. уезд Линьцзы пров. Шаньдун), получив какую-то передышку. Конфуций считал этот акт проявлением мудрости и, как обычно в таких случаях, не назвал имени героя, а просто употребил термин родства цзи ^— «младший в роду Цзи» (см.: ШСЦ, т. 33, Чуньцю Гунъян чжуань чжу-шу, с. 178). Этим примером Бань Гу хотел, на наш взгляд, подчеркнуть, что истинная мудрость скромна и что Цзы-ин выполнил свой долг до конца как истинный конфуцианец. ГЛАВА СЕДЬМАЯ 1. Включение анналов Сян Юя, который официально не был правителем, или императором, Китая, в «Основные записи» издавна вызывало споры в китайской историографии. Уже историограф империи Хань и составитель Хань шу Бань Гу, назвав свои анналы ди цзи, т.е. «Записи [о деяниях] императоров», перенес записи о Сян Юе в раздел ле чжуань — «жизнеописаний» (см.: ХШБЧ, т. V, гл. 31, с. 3242), приравняв его к обычным деятелям эпохи. Историографы периода Тан Сыма Чжэнь (см.: ХЧКЧ, т. II, гл. 7, с. 531), Лю Чжи-цзи (см. его труд Ши тун — «Проникновение в историю», кн. 1, гл. 11, с. 5) считали помещение главы о Сян Юе в Бэнь цзи ошибкой Сыма Цяня. Фактически с таким выводом солидаризировался и Э.Шаванн (МИС, т. 1, с. CLXXVII, т. 2, с. 247). Однако многие ученые последующих столетий по-иному подошли к пониманию исторического метода Сыма Цяня, видя в «Основных записях [о деяниях] Сян Юя» отражение того действительного исторического факта, что Сян Юй правил страной несколько лет, явившихся связующим звеном между Цинь и Хань в общем процессе развития китайского государства (об этом писали Чжан Чжао и Фэн Цзин, — см.: ХЧКЧ, т. II, с. 532; Го Сун-тао, — см.: Ши цзи чжа-цзи, с. 47; Ван Бо-сян, — см.: Ши цзи сюань, с. 19 и др.). Того же мнения придерживается Б.Уотсон (Watson В., Ssu-ma Ch 'ien — Grand Historian of China, c. 111-112). Мы полагаем, что включение главы о Сян Юе в Бэнь цзи отнюдь не ошибка Сыма Цяня. Этим он: а) признавал подлинную роль Сян Юя в истории переходного периода — его роль правителя де-факто в 206-202 гг. до н.э.; б) показывал необходимость отражения истинного хода событий и соблюдения хронологической последовательности в историографии; в) приковывал внимание к одной из весьма сложных страниц китайской истории, пытаясь на примере судьбы Сян Юя выразить свою этическую концепцию (показать соотношение роли человека и Неба). 2. Сясян — уезд, учрежденный при Цинь. Находился на территории совр. уезда Суцянь пров. Цзянсу. 3. Здесь и в гл. 73 (Истзап, т. VII, с. 166) говорится об убийстве Сян Яня, а в гл. 6 сообщалось о его самоубийстве. Сыма Чжэнь предполагает, что Янь, окруженный циньскими войсками, видя безвыходность своего положения, покончил с собой. 4. Земли в Сян находились на севере царства Чу у реки Инхэ на территории совр. уезда Сянчэн пров. Хэнань. 5. В библиографической главе Хань шу в числе книг по разделу Бин син ши — «О военной ситуации и рельефе» упоминается давно утраченное сочинение Сян-вана (см.: ЭШУШ, т. I, с. 436). Однако приписывать его составление самому Сян Юю едва ли возможно, так как об этом не упоминается в его жизнеописании, да и в грамоте он был не силен. Скорее всего, речь идет о составленном кем-либо описании его битв. 6. Цзи — местность в царстве Чу, позднее уезд в Цинь (чтение взято по Кан-си цзыдянь, с. 995 и Ван Бо-сяну, с. 20) — совр. уезд Сусянь пров. Аньхой. Яоян— название уезда, учрежденного при Цинь, находился на северо- востоке совр. уезда Линьтун пров. Шэньси. Отсюда следует, что Сян Лян был арестован в районе циньской столицы (что он там делал — неясно), а протекцию ему оказал знакомый тюремщик из Цзи, проживавший в сотне километров от вотчины семьи Сянов. Цао Цзю позднее служил Сянам в чине дасыма и имел титул Хайчунь-хоу. 7. Учжун — совр. уезд Усянь пров. Цзянсу (вблизи озера Тайху); при Цинь был центром области Куайцзи. Очевидно, Сян Лян и Сян Цзи были вынуждены бежать на крайний юг тогдашнего Китая. 8. Термин цзы-ди, по Ван Бо-сяну, означает ту чжу дин чжуан ±_ Щ Т Я1 (Ши цзи сюань, с. 21), т.е. «возмужалые юноши из местных». Л.С.Переломов для более раннего времени трактует цзы-ди как «сыновья-братья», т.е. все молодое население патронимии (Книга правителя области Шан, с. 42-44), что не расходится с пониманием Ван Бо-сяна. Б.Уотсон переводит: retainers — «слуги, вассалы» (Records, vol. I, с. 38). 9. Куайцзи — в данном случае название горы в совр. уезде Шаосин пров. Чжэцзян (см. коммент. 156 к гл. 6), на которую поднимался Ши-хуан. Под названием Чжэцзян имеется в виду нижнее течение этой реки, позднее получившее название Цяньтанцзян. Сян Лян и Сян Цзи могли оказаться там на пути из Учжуна. 10. Для слова «поднять» использован иероглиф кан Л, который означает поднятие груза на палке силами двух и более человек. Этим подчеркивается особая физическая сила Сян Юя. Его рост выглядит явной гиперболой: при чи, равном 27,65 см, он составлял более 220 см (подробный комментарий по аналогичному сюжету см.: Истзап, т. VI, гл. 47, коммент. 15). 11. Дацзэ — см. коммент. 231 к гл. 6. 12. Шоу— правитель (начальник, губернатор) области, получал 2000 даней зерна. Должность, учрежденная в Цинь (см.: Цинь хуй-яо дин бу, с. 216). Цянь Да-чжао, ссылаясь на Хань цзи, называет правителя области Инь Тун (см.: ХШБЧ, т. V, гл. 31, с. 3244). 13. Выражение цзян си означает: «к западу от [реки Янцзы]цзян». На отрезке от Чжэньцзяна до Цзюцзяна Янцзы течет в направлении с юго-запада на северо-восток, поэтому в древности земли по западную сторону от нее, включая районы совр. пров. Аньхой и нижнего течения Хуайхэ, стали называть цзян си, хотя фактически, если иметь в виду направление течения всей Янцзы, это были районы цзян бэй, т.е. к северу от Янцзы, как позднее они и стали именоваться. 14. В Хань шу эта фраза вложена в уста не Инь Туна, а Сян Ляна (ХШБЧ, т. V, гл. 31, с. 3244). Цинский ученый Юй Юэ (1822-1906) полагал, что Бань Гу пользовался другими материалами (ХЧКЧ, т. И, с. 535). Однако едва ли такого рода речи могли быть зафиксированы в источниках. Мы, видимо, имеем дело с авторскими вариациями темы, и прав Лян Юй-шэн, не отдающий предпочтения ни одной из версий (ЛЮШ, кн. 3, гл. 6, с. 1). 15. Иньшоу — печать управителей разных рангов, которую носили на специальном поясе. Введена в Цинь, применялась в Хань. Сян Лян прежде всего завладел этим главным атрибутом власти. 16. Сыма — в период Чжаньго и в империи Цинь военачальник среднего ранга; хоу, или цзюньхоу— командиры подразделений, отрядов; сяовэй — командиры младших рангов. Данное перечисление указывает на то, что в повстанческой армии почти сразу же постарались ввести должности командиров нескольких степеней. 17. Должность пицзяна, которую получил Сян Юй, мы рассматриваем не как официальный титул, а как указание на исполнявшиеся им функции помощника Сян Ляна (см.: Ван Бо-сян, с. 24, примеч. 53). Перевод Б.Уотсона— lieutenant general — очевидная модернизация (см.: Records, vol. I, с. 39). 18. Чэнь-ван— титул вождя повстанцев Чэнь Шэна. Гуанлин— центр древнего уезда, находившийся к северо-востоку от совр. города Янчжоу в пров. Цзянсу (к северу от Янцзы). Чэнь Шэн потерпел в это время поражение от циньского военачальника Чжан Ханя. 19. Шанчжуго (дословно «высшая опора государства») — должность первого советника в княжестве Чу в период Чжаньго, соответствовавшая чэнсяну в других княжествах. Позднее эта должность исчезает и возрождается в военной иерархии в VI в. 20. Дунъян находился в 30-35 км к северо-западу от совр. уездного города Бинхуй в пров. Аньхой (в ее крайнем восточном выступе у озера Гао- баоху). Текст допускает двойное толкование: гонца мог послать либо Сян Лян, либо Чэнь Ин, желая найти сильного союзника. Нами принято первое; так же у Э.Шаванна (МИС, т. 2, с. 252) и у Б.Уотсона (Records, vol. I, с. 39). 21 .Линши — должность в уездах, соответствовавшая канцелярскому служке, писцу. Появилась при Цинь. Нами переведено: «приказный». При Хань число линши умножилось, сохраняя сходные функции, шли они ниже ланов (перевод Э.Шаванна «prefet», на наш взгляд, неточен). Чжанчжэ — честный старый служака или человек вне службы, но почитаемый, переведено нами: «старшой». 22. Подлинная фамилия Цин Бу была Ин. Наказанный за нарушение законов клеймением лица, он получил прозвище Цин Щ — «Клейменый». При Сян Юе выдвинулся, получил титул Хуайнань-вана, однако в конечном счете был убит (его жизнеописание см. в гл. 91 Ши цзи, — Истзап, т. VIII, с. 99-108). Точных данных о военачальнике Пу в источниках не сохранилось. Сяпэй — название уезда, учрежденного при Цинь. Центр уезда находился к востоку от совр. города Пэйсянь на севере пров. Цзянсу. 23. Пэнчэн — центр уезда, учрежденного при Цинь. Находился в совр. уезде Туншань пров. Цзянсу (циньские войска стояли в 25 км к западу от Пэйсяня). 24. В Хань шу вместо у дао $? Ш стоит ван дао t Ш — «утратил истинный путь» (ХШБЧ, т. V, гл. 31, с. 3246), что и учтено при переводе. 25. Хулин — название уезда, учрежденного при Цинь. Центр его находился в 30 км к юго-востоку от совр. города Юйтай в пров. Шаньдун (около 150 км севернее места боя). 26. Имеются в виду бывшие территории княжества Вэй в Хэнани, куда бежал чуский ван. Действительное место смерти Цзин Цзюя не известно. 27. Ли — название уезда, учрежденного при династии Цинь. Центр уезда находился на месте совр. города Сяи в пров. Хэнань. 28. Чжу Цзи-ши (см. гл. 48 Ши цзи) и Юйфань-цзюнь — соратники Чэнь Шэ в восстании против Цинь. Се— название уезда, учрежденного при Цинь. Центр уезда находился в 20-25 км юго-восточнее совр. уездного города Тэнсянь пров. Шаньдун (в 7080 км к востоку от Хулина). 29. Сянчэн находился на месте совр. уездного города того же названия в центре пров. Хэнань (более чем в 200 км к западу от места боев армии Сян Ляна). В тексте употреблен глагол кэн i/E — «убить, погубить, убить во рвах, закопать в землю». Нами, как и Э.Шаванном и Б. Уотсоном, взято значение «убить, истребить». Ван Бо-сян считает, что Сян Юй закопал всех заживо, что представляется нереальным (см. коммент. 148 к гл. 6). Лян Юй-шэн и Лин Чжи-лун отметили, что начиная с этой фразы Сян Цзи именуется Сян Юем по второму его имени. Причина такой перемены пока не объяснена. 30. Пэй — название уезда, учрежденного при династии Цинь и находившегося на территории совр. уезда Пэйсянь на севере пров. Цзянсу. Пэй-гун — один из первых титулов Лю Бана, будущего основателя династии Хань (см. гл. 8). 31. Цзюйчао — уезд в Цинь. Его центр находился северо-восточнее совр. уездного города Чаосянь пров. Аньхой у озера Чаоху. 32. Хуай-ван по имени Хуй прибыл в Цинь в 297 г. до н.э. для переговоров. Когда циньский Чжао Сян-ван потребовал от Чу территориальных уступок, Хуай-ван ответил отказом и был задержан в Цинь. Попытка бежать была неудачной, и Хуай-ван умер в заточении (см. гл. 5, а также: Истзап, т. V, гл. 40, с. 210-211). 33. Нань-гун («Почтенный муж с юга») — прозвище какого-то мага и прорицателя, может быть, даоса, относимого к школе «темного и светлого начал» (инь-ян цзя). В библиографической главе Хань шу названо сочинение, носящее его имя и состоящее из 31 главы (ХШБЧ, т. V, с. 3150). Предсказание Нань- гуна о неизбежной гибели Цинь от Чу, по-видимому, имело широкое хождение в ту эпоху и обрастало различными версиями, скорее всего придуманными уже после гибели Цинь. Например, пророчество о гибели циньской династии, в котором упоминается фраза о трех семьях в Чу, связывалось с будущей победой Сян Юя над армией Цинь у Саньхуцзинь — «Переправы трех семей». 34. Сюйи (иероглиф -д приравнивается к и) — название уезда, учрежденного при Цинь. Центр уезда находился северо-восточнее совр. уездного города того же названия в пров. Цзянсу у озера Хунцзэху. Э.Шаванн (МИС, т. 2, с. 257) и Ван Бо-сян (Ши цзи сюань, с. 110) относят Сюйи к пров. Аньхой, однако, согласно атласу КНР (Чжунго фэнь шэн диту, карта 17), он находится в Цзянсу. Усинь-цзюнь («Правитель, верящий в силу оружия») — титул, вполне отражавший символ веры Сян Юя. 35. Кан(Ган)фу— название уезда, учрежденного в Цинь. Его центр находился в 25-30 км к югу от совр. города Цзинин в пров. Шаньдун. 36. Дунъэ — название древнего поселения в Ци (в период Чуньцю называлось Хэи, в период Чжаньго — Эи, с Цинь — Дунъэ), постепенно выросшего в город; находился в 20-25 км к северо-востоку от совр. уездного города Янгу в пров. Шаньдун. 37. После восстания Чэнь Шэ потомок правящего дома в Ци Тянь Дань тоже поднял мятеж и объявил себя ваном. Придя на помощь армии Вэй, он потерпел поражение и был убит циньцами под Линьцзи. Его двоюродный брат Тянь Жун собрал разбитые циские войска и отступил к Дунъэ, где был окружен армией Цинь. Тогда Сян Лян пришел на помощь Тянь Жуну и разорвал кольцо осады (см.: Истзап, т. VIII, гл. 94, с. 140-141). После убийства Тянь Даня цисцы возвели на престол Тянь Цзя, а первым советником стал Тянь Цзяо. Но Тянь Жун, вернувшись в столицу Ци, изгнал их и поставил у власти сына Тянь Даня — Ши, а сам стал его первым советником. 38. Гао Ю, комментируя Чжаньго цэ, объясняет выражение юй го ЩЩ как «государство, делящее вместе с нами и горе и радость», т.е. союзное, дружественное государство (у Б.Уотсона— allied state, у Э.Шаванна— royame ami). В гл. 94 Ши цзи слова о несправедливости такого убийства вложены в уста не Сян Ляна, а чуского Хуай-вана (см.: Истзап, т. VIII, с. 141). 39. Иероглиф бе — «отделять, отдельный» в данном контексте мы передали словами «с разных сторон», имея в виду наступление двумя отдельными колоннами. Чэньян — название города, находившегося в 25-30 км от совр. уездного центра Хэцзэ в пров. Шаньдун (к югу от совр. течения Хуанхэ). Го Сун-тао считает, что иероглиф чэн в этом названии следует писать без ключевого знака ту — «земля» (Го Сун-тао, с. 48), что подтверждается рядом списков, но тогда это совсем другой населенный пункт. 40. Пуян находился к югу от совр. города того же названия на востоке пров. Хэнань (примерно в 60 км к северо-западу от Чэньяна). 41. Динтао— уездный город, находившийся вблизи совр. города того же названия в пров. Шаньдун (южнее Хэцзэ). Юнцю находился в совр. уезде Ци- сянь пров. Хэнань. Таким образом, войска передвигались то на запад, то на восток, столкновение противников происходило в своеобразном треугольнике Пуян-Динтао-Юнцю, стороны которого составляли 80-100 км. 42. Ли Ю — сын советника Цинь Ши-хуана Ли Сы (см. гл. 6), который в это время управлял областью Саньчуань (совр. Хэнань). 43. Вайхуан— поселение княжества Сун, со времени Хань— уездный город; находился примерно в 30 км к северо-востоку от совр. Цисяня в Хэнани, т.е. на пути к Динтао. 44. В современном тексте Ши цзи в этом месте стоят знаки си бэй — «северо-запад», но это явная ошибка, так как Динтао находился к югу или юго- западу от Дунъэ. В Хань шу в аналогичном контексте написано би чжи Динтао (ХШБЧ, т. V, гл. 31, с. 3249), т.е. «достиг Динтао», что, видимо, точнее. В ряде средневековых списков Ши цзи была произведена замена знаков (см.: Мидзусава Тоситада, т. И, гл. 7, с. 17) ввиду явной описки. Э.Шаванн, однако, оставил эти слова в переводе (МИС, т. 2, с. 260). Такигава и Ван Бо-сян отметили ошибку, Б.Уотсон оставил только слово «запад» (Records, vol. I, с. 42). Нами слова «северо-запад» взяты в скобки как очевидная описка. 45. В тексте стоит Сян Юй дэн, что позволяет дать перевод: «Сян Юй и другие». Б.Карлгрен, анализируя язык «Исторических записок», пришел к выводу, что в ряде случаев иероглиф дэн в Ши цзи и других текстах присоединяется к имени или слову как энклитика, не означая множественного числа (см.: Karlgren В., Sidelights of Si-та Th 'ien's Language, — «The Museum of Far East Antiquities», Bulletin No. 42, c. 302). В данном случае, как и в ряде других, мы учли этот вывод Б.Карлгрена. 46. Чэньлю находился на месте одноименного города в совр. пров. Хэнань западнее Вайхуана (примерно в 25 км от Кайфына). 47. Еще минский ученый Дун Фэнь, которого цитирует Лян Юй-шэн, заметил, что в прямой речи Сян Юй не должен был называть своего дядю полным именем, не полагалось в присутствии Сян Юя употреблять полное имя Сян Ляна и Лю Бану (ЛЮШ, кн. 3, гл. 6, с. 2). В Хань шу сказано: Лян цзюнь — «армия Ляна» (ХШБЧ, т. V, гл. 31, с. 3249), что больше соответствует этикету того времени и косвенно подтверждает справедливость соображений комментатора. Б.Уотсон передал эти слова не прямой, а косвенной речью: «они решили, что коль скоро армия Сян Ляна и их солдаты полны страха, им лучше, соединившись с войсками Люй Чэня, отойти на восток» (Records, vol. I, с. 43), что, казалось бы, удачно решает все проблемы. Но исходя из значения слова юэ 0 и грамматического знака най 7Ь, нами оставлена прямая речь. 48. Отход антициньских войск от Чэньлю до Пэнчэна составил более 250 км. О Пэнчэне см. коммент. 23. Дан — при Цинь центр области Данцзюнь, находился на месте совр. поселения Баоаньчжэнь, южнее города Даншань в пров. Аньхой (в 75 км западнее Пэнчэна). Этими эпизодами как бы завершается первый этап борьбы Сян Юя против Цинь, когда он боролся еще под эгидой Сян Ляна и особых успехов не имел. 49. Цзюйлу — уезд, образованный при Цинь. Его центр находился на месте совр. Пинсяна в пров. Хэбэй. 50. Ранее было сказано, что все упоминавшиеся руководители Чжао — Чжао-ван Се, Чэнь Юй и Чжан Эр — укрылись под защитой стен Цзюйлу. Несколькими строками ниже говорится, что Чэнь Юй во главе большого отряда стал к северу от города, т.е. вне кольца окружения. Ряд китайских комментаторов — Янь Ши-гу, Сюй Фу-юань, Лян Юй-шэн — считали, что в первом перечислении Чэнь Юй ошибочно упоминается среди вошедших в Цзюйлу (см., в частности: ЛЮШ, кн. 3, гл. 6, с. 2). Это мнение, казалось бы, подтверждается и жизнеописанием Чэнь Юя, где прямо сказано, что только двое, Чжао-ван Се и Чжан Эр, вошли в город, а Чэнь Юй на севере собрал несколько десятков тысяч солдат в Чаншане и стал лагерем к северу от Цзюйлу (см. гл. 89 Ши цзи — Истзап, т. VIII, с. 85), а также соответствующим местом из сочинения сунского Сыма Гуана Цзы чжи тун-цзянъ (ЦЧТЦ, гл. 8, с. 281). Можно, однако, представить себе, что вначале Чэнь Юй вместе с другими лидерами вошел в Цзюйлу (еще до окружения города циньскими войсками). В этот момент могло быть принято решение о выводе лишних войск из Цзюйлу и формировании северной группы. С военной точки зрения снабжать и кормить десятки тысяч солдат в условиях осады трудно, а наличие военной группировки, нависающей над противником вне осажденного города, сулит определенные выгоды обороняющимся. Кстати, устройство Чжан Ханем обвалованных дорог подтверждает, что он опасался нападений на пути снабжения армии. Эти нападения позже действительно совершались. Поэтому мы не видим противоречий в данном абзаце. 51. Сыту— в данном случае, скорее всего, военная должность. В древности — один из высших чиновников, ведавший приказом по делам культов и обучения. Здесь— один из высших командиров, занимавшихся вопросами снабжения армии, как трактует Ван Бо-сян. Б.Уотсон склоняется к чжоускому пониманию: minister of instruction (Records, vol. I, c. 43). Э.Шаванн оставил слово сыту без перевода и объяснений (МИС, т. 2, с. 262). Линъинь — так именовался в Чу первый советник (то же, что сян в других княжествах). 52. Область Данцзюнь находилась на территории совр. провинций Аньхой и Цзянсу (уезд Даншань и др.). 53. Упоминаемый здесь Аньян находился в 25 км к юго-востоку от совр. города Цаосянь в пров. Шаньдун (не следует путать с одноименным городом в Хэнани, близ которого была иньская столица). 54. Смысл поговорки здесь, очевидно, в том, что битва под Цзюйлу с цинь- ской армией не могла решить исход борьбы с Цинь, так как войска последней были разбросаны повсеместно. Сун И выжидал, предоставляя армии Чжао истощать силы Цинь. 55. Считается, что упоминаемые в приказе качества: свирепость, упорство, алчность и непослушание были присущи Сян Юю и подобным ему, — и поэтому Сун И как бы предупреждал их. Это отмечают Ху Сань-син (см.: ЦЧТЦ, т. I, с. 283), Ван Бо-сян (Избранное из «Исторических записок», примеч. 169) и Б.Уотсон (Records, vol. I, с. 45). 56. Уянь — название поселения, со времени Хань — уездного города. Находился к востоку от совр. города Дунпин в пров. Шаньдун. Посылая сына, Сун И стремился, вероятно, обеспечить лояльность правителей Ци и обезопасить свой фланг в ходе движения армии в северном направлении. 57. Речь идет о поражении чуской армии под Динтао и переезде напуганного Хуай-вана из Сюйи в Пэнчэн. 58. Под «одним шагом», или «одним действием», по-видимому, имеется в виду переправа через Хуанхэ и нападение на циньскую армию под Цзюйлу. 59. Употребленное здесь Сыма Цянем словосочетание чжи у $? to считается равноценным ди у ®!f§ — «сопротивляться, противодействовать». 60. Слово цзя равноценное шэ Ш, перед названием должности указывало на временный характер назначения, требовавшего утверждения чуского вана, которое вскоре и последовало. 61. Данъян-цзюнь— титул военачальника Цин Бу. Указанные назначения происходили, по мнению Сюй Гуана, в одиннадцатой луне третьего года правления Эр-ши, т.е. 206 г. до н.э. 62. Судя по карте, приложенной к книге Ши цзи сюань, и атласам, на пути от Аньяна к Цзюйлу имелись две водные преграды: Цчишуй и Хуанхэ. Так как ближе к Цзюйлу протекала Хуанхэ по своему старому руслу, можно полагать, что в данном случае речь идет о ней. Б. Уотсон без оговорок называет Хуанхэ в тексте перевода. Действия Сян Юя соответствовали рекомендациям древнекитайского стратега Сунь-цзы, который писал: «Когда солдаты подвергаются смертельной опасности, они ничего не боятся; когда у них нет выхода, они держатся крепко... когда ничего поделать нельзя, они дерутся» (цит. по: Конрад Н.И., Сунь- цзы. Трактат о военном искусстве, с. 51). 63. В гл. 73 «Исторических записок» Сыма Цянь, описывая деяния трех поколений циньских полководцев, Ван Цзяня, его сына Ван Бэня и внука Ван Ли, связывает судьбу последнего с концепцией о воздаянии потомкам за дела, совершенные их предками. Один из пришлых советников пророчествует: «Тот, кто является военачальником в третьем поколении, обязательно будет разбит. Почему это произойдет? Потому что убитых и подвергавшихся наказанию [его предками] было множество, и потомкам это приносит несчастье. А Ван Ли как раз и является военачальником в третьем поколении» (Истзап, т. VII, с. 166). В эпилоге главы историк, присоединяясь к этим взглядам, поясняет, что воздаяние было следствием нарушения кодекса нравственности в Цинь в целом, и этими генералами в частности (там же; об этом также см.: Кроль Ю.Л., Сыма Цянь — историк, с. 108-109). 64. Армия Сян Юя подошла с юго-востока и охватила полукольцом осаждавшие Цзюйлу части Ван Ли и Шэ Цзяня. Ей помог гарнизон города и северобережная армия Чэнь Юя. Циньская армия под командованием Чжан Ханя, стоявшая южнее, была, видимо, отсечена от группы осаждавших и тоже понесла поражение. Однако у Сыма Цяня имеются противоречия в описании этой битвы (не отмеченные в китайских комментариях). В данной главе утверждается, что на всех стадиях битвы войска чжухоу, пришедшие на помощь Цзюйлу, участия в ней не принимали, оставаясь наблюдателями. Но в гл. 89 «Исторических записок» сообщается, что после поражения, нанесенного войскам Чжан Ханя армией Сян Юя, Чжан Хань «отступил, и его войска разбежались. Тогда армии чжухоу осмелились ударить [по циньской армии] и, окружив [ее под] Цзюйлу, взяли в плен Ван Ли» (Истзап, т. VIII, с. 86). Очевидно, что в седьмой главе история битвы изложена более кратко, с изрядной аналогией Сян Юя, а заключительная стадия ее не описана. 65. Юаньмэнь — ворота в военном лагере древнего времени. При временной остановке сооружался лагерь, окруженный плотно составленными боевыми колесницами и повозками. Вход образовывался поднятыми дышлами. Описание такого лагеря помещено в Чжоу ли (Чжоу ли чжу-шу, кн. 1,— ШСЦ, т. 11, с. 212, комментарии ханьского Чжэн Сюаня и танского Цзя Гун- яня). 66. В Хань шу вместо слова чжухоу стоит бин , т.е. «и все войска подчинились ему» (ХШБЧ, т. V, гл. 31, с. 3552), что более точно, так как не все чжухоу были представлены здесь и не все подчинились Сян Юю (это обстоятельство замечено и Лян Юй-шэном). 67. Цзиюань — местность в нескольких десятках километров юго-западнее Цзюйлу, в совр. уезде Пинсян пров. Хэбэй. В тексте — Чжаннань, что следует понимать как южный берег реки Чжан- шуй (река давно изменила русло, изменилось и ее название). 68. Чжанши (см. коммент. 185 к гл. 6). В данном контексте мы трактуем эту должность как военную — «старший помощник командующего». Согласно комментарию Ван Бо-сяна и переводу Б.Уотсона — начальник канцелярии или главный секретарь. Представляется, что отправление начальника канцелярии в столицу к всесильному Чжао Гао могло быть истолковано как неуважительный поступок по отношению к центральной власти, поэтому нами дана иная классификация этой должности. 69. Сяньяне см. главы 5 и 6. Сыма Синь был задержан у ворот Сымамынь— внешних ворот императорского дворца. Назывались они так потому, что начальниками стражи при них были чиновники в должности сыма. О Чжао Гао и его роли в истории Цинь рассказывалось в предыдущей главе. 70. Янь и Ин — в разное время столицы чуского княжества в период Чжаньго. Янь располагался на правом берегу реки Ханьшуй, а Ин — на 150 км южнее, на левом берегу Янцзы (территория совр. пров. Хэбэй). Э.Шаванн и Б.Уотсон также переводят Янь-Ин названиями двух городов, имея, очевидно, в виду обе столицы (см. также ДМДЦД, с. 1025). Упоминание здесь Мафу- цзюня — явная ошибка. В главах 73 и 81 говорится о том, что Бай Ци разгромил армию Мафу-цзы Чжао Ко— сына Мафу-цзюня (см.: Истзап, т. VII, с. 160-161, 255-256). О толковании слова кэн см. коммент. 148 к гл. 6. 71. Бай Ци — талантливый полководец Цинь, завоевавший более 70 городов и получивший от Чжао-вана титул Уань-цзюня. Впоследствии из-за ссоры с Фань Суем был разжалован в солдаты и сослан в Иньми, где ему приказали покончить с собой. Его жизнеописание приведено в гл. 73 Ши цзи (Истзап, т. VII, с. 159-167). 72. Мэн Тянь — известный циньский военачальник. После объединения Китая под эгидой Цинь был послан с 300-тысячной армией против племен сюнну. Нанес им поражение и начал с помощью армии и согнанных крестьян и рабов строительство Великой стены. После смерти Цинь Ши-хуана Мэн Тянь был заключен в тюрьму в Янчжоу, где и погиб (его жизнеописание см. в гл. 88 Ши цзи, — Истзап, т. VIII, с. 72-77). Согласно его официальной биографии, Мэн Тянь принял яд и умер, но в письме Чэнь Юя говорится о его казни. Заслуживает внимания суждение Ван Бо-сяна о том, что Чэнь Юй умышленно применил это выражение для устрашения Чжан Ханя. Юйчжун отождествляется комментаторами с Юйси. Земли эти находились на северном берегу Хуанхэ, на территории совр. Ордоса во Внутренней Монголии. Янчжоу находился к северу от совр. города Цзычан (Аньдин) в пров. Шэньси. В тексте главы Мэн Тяню приписано приведение в порядок и устройство земель в районе Юйчжуна (по всей вероятности, имеется в виду создание там администрации и проведение учета населения). В некоторых списках Хань шу, однако, говорится лишь о нескольких десятках ли (ХШБЧ, т. V, гл. 31, с. 3253). Чжу И-синь и Ван Сянь-цянь считают «тысячу» — цянь более точным мерилом. Для такого большого района это более вероятно. 73. В письме употреблено слово цзун (пишется и $©, которое в период Чжаньго означало союз по вертикали против Цинь (см. главы 5 и 6). Чэнь Юй применяет этот старый термин к новой обстановке. 74. Нань мянь Ш ffi — «обратить лицо на юг», выражение, встречающееся в ряде древних сочинений, в частности у Чжуан-цзы (см.: ЧЦЦЧ, т. III, гл. 18, с. 111). Оно означало, что ван или император, верша государственные дела и участвуя в церемониях, всегда должен был стоять либо сидеть, обратясь лицом к югу. «Назовет себя правителем» — так мы переводим словосочетание чэн гу Ш Ш Словом гу обычно именовали себя самостоятельно правившие владетельные князья (чжухоу). 75. Саньху— название переправы через реку Чжаншуй, находившейся к западу от совр. города Линьчжан на крайнем юге пров. Хэбэй. 76. Юйшуй — река, которая, по свидетельству китайских географов, брала начало в горах Тайханшань около города Уань и впадала в Чжаншуй. В настоящее время не существует. 77. Река Хуаньшуй протекает к северу от города Аньян в пров. Хэнань. Здесь в ходе археологических раскопок обнаружены остатки столиц иньского государства (см.: Истзап, т. I, гл. 3), дворец иньского вана. То обстоятельство, что Сыма Цяню было известно местоположение иньской столицы, факт весьма примечательный. Это значит, что в его время сохранялись либо руины столицы, либо точные сведения об этом. 78. Юн — название столичного района или области циньского государства в пров. Шэньси. Очевидно, назначая Чжан Ханя номинально правителем исконных циньских земель и давая ему титул Юн-вана, Сян Юй хотел тем самым закрепить его переход на сторону противников Цинь. 79. Синьань — древний город, находившийся к востоку от совр. города Мяньчи в пров. Хэнань. Если данная локализация верна, то антициньские силы прошли от Аньяна до Мяньчи у Хуанхэ более 130 км. По-видимому, циньцы после поражения на севере уже не сумели организовать сопротивление. Нами последняя фраза выделена в отдельное предложение (как у Гу Цзе- гана) и отнесена к маршу всей антициньской армии. По пунктуации Такигава Камэтаро и переводу Б. Уотсона, она связывается лишь с авангардом. Текст Хань шу подтверждает первый вариант. 80. Словосочетание ушу мы рассматриваем как местоимение первого лица множественного числа «мы, нас» (об употреблении в такой функции слова шу упоминает и Люй Шу-сян. См.: Очерк грамматики китайского языка, т. II, ч. 1, с. 56). 81. О Гуаньчжуне см. коммент. 120 к гл. 6. 82. Дун И служил в армии Чжан Ханя в должности дувэя. Судя по толкованию Ван Бо-сяна и данным китайских словарей, это был военный чин, соответствовавший в воинских частях чему-то вроде начальника штаба или военного советника командующего, а в областях дувэй был командующим войсками или областным воеводой (у Б.Уотсона: colonel). 83. Сюй Гуан считает, что это побоище произошло в 11-й луне первого года ханьского правления, т.е. 206 г. до н.э. (ХЧКЧ, т. И, с. 556). 84. Ханьгу — название старинной заставы, находившейся к юго-западу от совр. города Линбао в пров. Хэнань. 85. Сишуй — река, берущая начало в горах Лишань и впадающая в Вэйхэ в 15 км от города Линьтун в пров. Шэньси в непосредственной близости от тогдашней циньской столицы. 86. Башан — древнее название долины Байлуюань на западном берегу реки Башуй. Находилась восточнее совр. города Чанъань в пров. Шэньси. 87. Цзосыма — один из высших командиров. Имелось два сыма — «левый» и «правый», поэтому нами и дан перевод «командующий левым крылом армии». 88. Ниже Фань Цзэн и Фань Куай утверждают, что Лю Бан, вступив в Сяньян, ничего себе из циньских сокровищ не присвоил. Об этом же говорится в восьмой главе Ши цзи и в анналах Гао-цзу в Хань шу (ХШБЧ, т. I, гл. 1, с. 29). Получается, что Цао У-шан клеветал на Лю Бана, подогревая алчность Сян Юя. Однако описание этих событий в разных главах заставляет более осторожно оценивать «безгрешность» будущего императора Хань. Во-первых, известно, что Лю Бан жаждал воспользоваться несметными богатствами циньских дворцов и наложницами в них (подробно, на основании ранних свидетельств, описал это Сыма Гуан, — ЦЧТЦ, т. I, гл. 9, с. 298-299) и только уговоры дальновидных сановников остановили его. Во-вторых, Сыма Цянь в гл. 53 «Исторических записок» сообщает, что военачальники Лю Бана грабили богатства Сяньяна (см.: Истзап, т. VI, с. 196). В-третьих, Лю Бан позднее одаривал Сян Юя и Фань Цзэна драгоценными пластинами из белой яшмы и сосудами для вина, а значит, как верно подметил Лян Юй-шэн, откуда-то их добыл (ЛЮШ, кн. 3, гл. 6, с. 4). Следовательно, в словах Цао У-шана при всех преувеличениях была и доля истины, хотя Лю Бан, вероятно, и отложил дележ большей части сокровищ до решения вопроса о власти. 89. Хунмэнь — название небольшой возвышенности, находившейся в 810 км к востоку от города Синьфэн вблизи упоминавшегося Линьтуна в Шэньси. В просторечии это место называется Сянванъин — «Лагерь Сян-вана». 90. Шаньдун — общее наименование всех земель и территорий, находившихся к востоку от циньских гор и застав. 91. Среди множества знамений, в которые верили древние китайцы, было и знамение в виде вещих паров или облаков, поднимавшихся над местами пребывания выдающейся личности — будущего вана или императора. Об этом мы писали в комментариях к гл. 1 (Истзап, т. I, с. 226, коммент. 24). Эти знамения описаны в Чжоу ли (ШСЦ, т. 13, Чжоу ли чжу-шу, кн. 3, с. 907) и в более поздних сочинениях. 92. Сян-бо, дядя Сян Юя по имени Чань, позднее получил титул Шэян-хоу. Должность цзоиня, существовавшая только в Чу, соответствовала высшему сановнику (цину) в других княжествах. Поскольку первого советника в Чу назы вали линъинь, некоторые комментаторы считают цзоиня помощником первого советника. Б.Уотсон перевел его в военный ранг: commander of the left (Records, vol. I, c. 50). 93. Чжан Лян— один из помощников и советников Пэй-гуна (Лю Бана). Титул Лю-хоу он получил позднее вместе с земельным наделом в уезде Лю (совр. уезд Пэйсянь пров. Цзянсу). Жизнеописание Чжан Ляна имеется в гл. 55 Ши цзи (Истзап, т. VI, с. 210-223). 94. В шести самых ранних списках Ши цзи, изданных в период Сун-Юань, в последней фразе вместо слова цун пишется ту Щ (см.: Мидзусава Тосита- да, т. II, гл. 7, с. 26); такую замену считал необходимой и Ван Нянь-сунь (Ду шу цза-чжи). Смысла это существенно не меняет. В Хань шу в этой же фразе употреблено слово тэ f#, что, по толкованию Су Линя и Янь Ши-гу, означает «напрасно, попусту» (ХШБЧ, т. I, гл. 1, с. 31). 95. В свое время Сян Лян поставил Хань Чэна править землями бывшего княжества Хань, присвоив ему титул Хань-вана. Чжан Лян был его помощником по общественным работам — сыту. Когда Лю Бан проходил с войсками через земли Хань, ханьский ван, учитывая опыт и знания Чжан Ляна, приказал ему сопровождать Лю Бана в походе. 96. Чжан Лян в речи именует Пэй-гуна, который даже не был еще ваном, «Великим ваном» — да ван ~кТ. Ряд комментаторов (Сюй Фу-юань, Лян Юй- шэн) усматривали здесь ошибку, тем более что в аналогичных сюжетах гл. 55 «Исторических записок» такое титулование не применяется. На наш взгляд, ошибки здесь нет. Умный сановник, зная тщеславие Лю Бана, сознательно льстит ему, чтобы убедить его принять советы. 97. В тексте сказано: цзоу-шэн Ш 4- Имеются два толкования этих слов: 1) коль скоро цзоу означает «мелкая рыбешка», значит речь идет о каком-то мелком, ничтожном человеке, которого и называть-то по имени не стоит (см.: Ши цзи сюань-чжу; таков же по смыслу перевод Б.Уотсона: some fool); 2) исходя из того, что во фрагментах древнего текста Чу Хань чунь-цю знак цзоу рассматривается как фамильный, здесь, может быть, упоминается некий конкретный советчик. Следуя этому мнению, Э.Шаванн перевел: «учитель Цзоу сказал» (МИС, т. 2, с. 275). Однако это имя в Ши цзи больше не встречается. Мы приняли первое толкование. 98. Выражение юэ вэй хунь-инь понимается обычно как «заклю чить брачный [династийный] союз; породниться через детей» — явление, частое в сложной борьбе царств и княжеств Древнего Китая. В гл. 55 Ши цзи при изложении того же эпизода использовано словосочетание цзе бинь-хунь Й Щ — «породниться с гостем» (Истзап, т. VI, с. 213). Аналогично перевели Э.Шаванн (МИС, т. 2, с. 276), Отакэ (ГГС, т. I, с. 171), так толкует и Ван Бо- ?ян. Б.Уотсон дает более узкое объяснение: swearing on oath of friendship — «давать клятву в дружбе» (Records, vol. I, с. 51), что, может быть, ближе к ре альности и условиям беседы. Однако данное сочетание знаков не имеет таких значений, и поэтому нами оставлен буквальный перевод слова хунь-инь. 99. Я-фу буквально означает «второй отец». Это почетное прозвище употреблялось по отношению к очень почитаемому человеку, стоящему как бы на втором месте — после родного отца. Для Сян Юя таким человеком был Фань Цзэн. 100. Юй-цзюэ — нефритовые подвески, которые, по толкованию Ху Сань- сина, представляли собой кольца или полукольца с прорезями (см.: ЦЧТЦ, т. I, с. 302), поднимая это кольцо с прорезью, Фань Цзэн намекал на созвучное названию подвески слово цзюэ — «решать, порешить», т.е. советовал Сян Юю поскорее кончать с его противником Лю Баном. 101. Сян Чжуан — двоюродный брат Сян Юя. 102. В первом издании данного тома авторы перевода передали выражение вэй жэнь бу жэнь Щ, А 'F S как «по характеру невыносим». Представляется, что скорее правы Ван Бо-сян (Ши цзи сюань-чжу, с. 41), Б.Уотсон (Records, vol. I, с. 52) и Т.Н.Никитина (рукопись), трактующие слова Фань Цзэна как упрек в ненужной жалостливости, мягкосердечии. (Комментарий А.Р.Вяткина.) 103. Фань Куай — уроженец одной с Лю Баном местности Пэй. Скрывался в горах вместе с Лю Баном, затем с успехом боролся против Цинь. В данном эпизоде спас Пэй-гуна от гибели. Жизнеописание его Сыма Цянь поместил в гл. 95 Ши цзи (Истзап, т. VIII, с. 146-151). 104. Цаньчэн, или пэйчэн,— название колесницы, в которую запряжены три лошади (см.: Шо вэнь цзе-цзы, изд. 1882 г., гл. 10, ч. I, сл. 9). Одновременно и чин телохранителя, сопровождающего правителя на колеснице. По описанию китайских источников, правитель сидел обычно справа, управляющий лошадьми — в середине, а цаньчэн — слева (об этом см. в Чжоу ли, — ШСЦ, т. 13, Чжоу ли чжу-шу, кн. 3, с. 1160; в Цзо чжуань, — ШСЦ, т. 28, Чунь-цю Цзо чжуань чжэнъи, кн. 2, с. 830). 105. В тексте сказано доу чжи цзю, т.е. чара для вина объемом в одно доу. Доу в эту эпоху соответствовало примерно 3,5 л (см.: У Чэн-ло, История мер и весов Китая, с. 58). Скорее всего, здесь — гипербола, выражающая огромные размеры подносимой чаши. В Хань шу в биографии Фань Куая отсутствует знак доу, что дало повод современному комментатору Ли Ли посчитать этот знак излишним и в Ши цзи (см.: ХЧКЧ, т. II, с. 562). 106. Перед словосочетанием чжи цзянь йгЕЙ — «свиная (кабанья?) лопатка» в тексте главы стоит иероглиф шэн 4 — «сырой, недожаренный, недоваренный». В первом издании использовано слово «полусырой», что делало ситуацию двусмысленной: награда выглядела издевкой. Речь, видимо, идет о таком приеме жарки мяса, который в европейской кухне называется «с кровью». У Б.Уотсона: parboiled (Records, vol. I, с. 53). Лян Юй-шэн вообще считает знак шэн излишним (ЛЮШ, кн. 3, гл. 6, с. 4). 107. Говоря о Цинь-ване, Фань Куай, очевидно, имел в виду Цинь Ши- хуана. 108. Чэнь Пин — приближенный Сян Юя. Его жизнеописание помешено в гл. 56 Ши цзи (Истзап, т. VI, с. 224-235). 109. Лишань — совр. гора того же названия находится вблизи города Сианя в пров. Шэньси. Чжиян — название уезда, учрежденного при Цинь, при Хань назывался Ба- лин. Центр уезда находился к востоку от совр. города Чанъань в пров. Шэньси. 110. Под великим военачальником Чжан Лян имел в виду Фань Цзэна с явным намерением польстить Сян Юю. 111. Под глупцом, с которым Фань Цзэн считал бесполезным разрабатывать какие-либо планы борьбы, имеется в виду Сян Чжуан — двоюродный брат Сян Юя. Именно ему Фань Цзэн поручал убить Пэй-гуна. Такигава Камэ- таро справедливо усматривает в этом скрытый укор и по адресу Сян Юя, не сумевшего действовать более решительно. 112. С точки зрения отдельных реалий и логики событий в истории бегства Лю Бана из лагеря Сян Юя можно найти немало сомнительного. Китайские ученые уже давно отмечали это обстоятельство. Об этом писал, например, минский Дун Фэнь, которого цитирует Лян Юй-шэн. К числу недоуменных вопросов относятся следующие. Как могли пять главных гостей и противников исчезнуть из хорошо охраняемого лагеря? Почему за столь длительное время, пока Лю Бан не добрался до своего лагеря, хозяева, и в первую очередь Сян Юй, не подняли тревоги? Почему охрана спокойно всех выпустила и по какой причине сопровождающие Лю Бана бежали за ним пешими? Разумеется, в истории чудесного спасения первого ханьского императора много нереального. Вероятно, в ее основе лежали какие-то подлинные события и встречи вождей восставших армий, но историческая канва обросла, несомненно, выдуманными ситуациями, и подходить к ней следует как к фольклорному материалу, не требуя исторической точности. Это согласуется с утверждениями некоторых западных синологов (в частности, см.: Stange Н., Die Monographie uber Wang Mang) о том, что основная канва таких рассказов существовала в устной традиции. 113. В тексте главы Сян Юй называется то по имени, то по титулу — Сян- ван. Трудно определить в каждом конкретном случае, почему историк применяет тот или иной прием (это отмечал и Лян Юй-шэн). С этого абзаца Сыма Цянь все настойчивее подчеркивает отрицательные черты характера и поступков Сян Юя: его неоправданную обстоятельствами жестокость, его алчность, подозрительность, коварство, мстительность, хотя и отдает при этом дань его храбрости, решительности, военным талантам. 114. Согласно Хань шу, этот совет был дан Сян Юю не безымянным человеком, как в гл. 7, а придворным по имени Хань-шэн (ХШБЧ, т. V, гл. 31, с. 3256). Эта версия повторена и в Цзы чжи тун-цзянь (ЦЧТЦ, т. 1, с. 304). Пэй Инь указывает, что в Чу Хань чунь-цю советник назван именем Цай-шэн. 115. В словах Сян Юя, выражающих его стремление вернуться в Чу богатым и знатным, чтобы «показать себя людям», нетрудно усмотреть тщеславие и уровень мышления провинциала, удельного князя. Приводя эти речи, Сыма Цянь, видимо, и стремился обрисовать эту сторону натуры Сян Юя. «Люди говорят, что чусцы — это всего лишь умытые мартышки в шляпах» — откровенная насмешка над чусцами, к которым принадлежал и Сян Юй. Выражение это бытовало, вероятно, среди жителей центральных районов, для которых Чу, как и Цинь, в период Чуньцю и даже Чжаньго все еще оставалось варварской периферией (следы такого подхода можно встретить у Мэн-цзы). Суть фразы, по толкованию Янь Ши-гу, в том, что, какую бы цивилизованную одежду или головной убор ни надеть на чусца, он все равно останется дикарем, похожим на обезьяну. 116. Хуай-ван подтвердил свое прежнее решение поставить ваном того, кто первым войдет в Гуаньчжун, а им оказался Лю Бан. Между тем Сян Юй ждал от Хуай-вана мандата на управление Поднебесной. Тогда Сян Юй находит способ убрать Хуай-вана. Прежде всего он награждает его титулом И-ди, в названии которого — явная двусмысленность. Хотя по первому значению иероглифов титул звучал как «Справедливый император», однако знак и имел также значения «временный, фиктивный, ненастоящий» — в частности в известных словосочетаниях и-фу— «неродной, приемный отец», и-цзы— «приемный сын», и-чи — «вставные, фальшивые зубы» и т.д. Сян Юй этим пожалованием явно намекал чускому вану, что его власть временна, фиктивна. Б.Уотсон заключил титул в кавычки: «Righteous Emperor». Э.Шаванн двусмысленности титула не отметил. Wl.JIu чжухоу-хоу Э — «У власти были поставлены потомки чжухоу». Имеются в виду потомки князей шести крупных княжеств периода Чжаньго (так у Э.Шаванна, Б.Уотсона, Ван Бо-сяна). Под «потомком чжухоу» можно подразумевать и чуского Хуай-вана, который был внуком другого Хуай-вана периода Чжаньго, правившего в 328-314 гг. до н.э., однако такое понимание представляется слишком узким, так как в ряде княжеств правили чжухоу независимо от чуского вана. 118. Относительно Ба см. коммент. 132 к гл. 5; о Шу— коммент. 168 к гл. 5. Ба и Шу занимали восточную и западную части совр. пров. Сычуань. Район Гуаньчжун— «земли среди застав»— включал коренные территории Цинь в Шэньси. Попытка Сян Юя и Фань Цзэна включить в состав последних Ба и Шу диктовалась одним: формально не нарушая условия, поставленного чуским ваном, все же не допустить Пэй-гуна к управлению важными и богатыми землями Цинь. 119. Район Ханьчжуна находился в верховьях реки Ханьшуй к югу от хребта Циньлин, занимая южную часть совр. пров. Шэньси и северо-западную часть пров. Хубэй. Наньчжэн — город, находившийся на месте одноименного города на юго- западе совр. пров. Шэньси. 120. Титул Юн-вана был дан Чжан Ханю несколько ранее, сейчас он лишь обрел реальность в виде пожалования областью. Фэйцю — название города, выросшего при династии Цинь на месте селения Цюаньцю, служившего некогда резиденцией чжоуского И-вана. В 205 г. был переименован в Хуайли. Находился в 5 км к юго-востоку от совр. уездного города Синпин в пров. Шэньси. 121. местоположении Яояна см. коммент. 6. 122. Относительно области Шанцзюнь см. коммент. 131 к гл. 5; Гаону — название уездного города, учрежденного при Цинь. Находился к востоку от совр. города Луши в пров. Шэньси. 123. Хэдун — название области, учрежденной при Цинь. Охватывала югозападную часть пров. Шаньси к востоку от Хуанхэ; Пиньян — в данном случае название города, находившегося к югу от совр. уездного города Линьфэнь в пров. Шаньси. Вэйский ван Бао пришел к власти с помощью чуского Хуай-вана и, сопровождая Сян Юя в его походах, мог рассчитывать получить в управление все земли Вэй. Но Сян Юй сохранил эти территории в своих руках, а Бао посадил править западными землями, титуловав его западновэйским ваном. Подробнее о Бао см. гл. 90 Ши цзи (Истзап, т. VIII, с. 93-98). 124. Существуют различные толкования слова цзяцю. Вэнь Ин принимает Цзяцю за двойную фамилию, а Шэнь Ян считает прозвищем. Однако большинство комментаторов считает Цзяцю названием места, что и принято в нашем переводе. Цзяцю— населенный пункт, расположенный в 10 км к западу от совр. города Цзыян в пров. Шаньдун. Хэнань — название района, земли которого при Цинь входили в состав области Саньчуань. При Хань — название отдельной области в северо-западной части совр. пров. Хэнань. Лоян— название города, расположенного в 10-121(м к северо-востоку от совр. Лояна в пров. Хэнань. Был столицей поздней ханьской империи. Раскопки последних десятилетий дали многочисленные свидетельства материальной культуры Лояна тех веков (см., в частности: отчет о раскопках 225 могил ханьской эпохи в районе Шаогоу в Лояне, — Ханьские могилы в районе Шаогоу в Лояне). 125. Иероглиф ||, согласно Кан-си цзыдянь (с. 885), читается в названии места и в имени как чжай, что и принято нами. Янчжай в период Чжаньго был столицей княжества Хань, при Цинь стал уездным центром; находился на месте совр. уездного города Юйсянь пров. Хэнань 126. Область Хэнэй— земли к северу от реки Хуанхэ, см. коммент. 52 к гл. 6. При Хань в этом районе была создана большая область, к которой ото шли южная часть пров. Хэбэй, юго-восточная часть пров. Шаньси и часть пров. Хэнань. Поскольку значительная часть этих земель в прошлом принадлежала к владениям иньского дома, Сыма Ан и получил титул Инь-вана. Чжаогэ— город на месте бывшей столицы иньского государства. Находился к северо-востоку от совр. уездного города Цисянь в пров. Хэнань. 127. Дай — название древнего владения, которое в период Чжаньго попало под власть княжества Чжао. Находилось на стыке северных частей совр. провинций Хэбэй и Шаньси. Отдав в управление Се эти земли, Сян Юй сменил и его титул. 128. Район Чаншаня (земли бывшего княжества Чжао) тоже находился на стыке провинций Хэбэй и Шаньси, но в средней части их границ. Сянго — в древности владение Синго, подчинившееся княжеству Цзинь, а потом — Чжао. При Цинь здесь создан уезд Синьду. Сян Юй сменил его циньское название. Город находился к юго-западу от совр. города Синтай в пров. Хэбэй. 129. Область Цзюцзян основана при Цинь, в нее входили земли, расположенные между Янцзы и Хуайхэ, в современном делении — части провинций Цзянсу, Цзянси и Аньхой. Это была весьма значительная, но малоосвоенная территория. Лю— уезд, учрежденный при Цинь, при Хань назван Люань. Центр уезда находился в 6-7 км к северу от совр. города Люань в пров. Аньхой, к западу от Хэфэя. 130. У Жуй занимал должность начальника уезда Поян, находившегося в совр. пров. Цзянси. Бай-юэ — собирательное название группы южных племен, входивших в древнее царство Юэ, покоренное Чу. Тогда, в период Чуньцю, юэсцы отошли в горные районы юга. По-видимому, У Жую удалось их частично собрать и повести против Цинь. Титул Хэншань-вана, скорее всего, происходил от названия гор Хэншань. Считалось, что земли юэсцев и власть их вождя распространялись на части совр. провинций Хубэй, Хунань и север Гуандуна. Чжу— название города, находившегося в 10 км к северо-западу от совр. города Хуанган в пров. Хубэй, на излучине Янцзы. 131. Чжуго, или шанчжуго, — см. коммент. 19. Область Наньцзюнь, созданная при Цинь, включала территорию совр. пров. Хубэй к югу от города Сяньян. Более позднее наименование области — Линьцзян, отсюда и титул Линьцзян-вана. Цзянлин находился на месте совр. города того же названия в пров. Хубэй близ города Шаши на Янцзы. 132. Хань Гуан был военачальником в княжестве Чжао. Выступив против княжества Янь и разбив его, он присвоил себе титул яньского вана, Сян Юй изменил ему титул на Ляодун-ван (о нем см.: Истзап, т. VI, гл. 48, с. 156). Область Ляодун была учреждена при Цинь и включала территории совр. провинций Ляонин, юго-востока Жэхэ и северо-востока Хэбэя, центр ее находился в Учжуне на месте совр. города Цзисянь в пров. Хэбэй (восточнее Пекина). 133. Разделив земли Янь на две части, Сян Юй отдал южные районы Цзан Ту. Цзи — древняя столица княжества; находился к юго-западу от современного Пекина. 134. Сян Юй разделил земли княжества Ци на три части: центральную, сохранившую название Ци, восточную, названную Цзяодун, и северо-западную, названную Цзибэй. Центром земель Цзяодуна, отданных во владение Тянь Ши, стал город Цзимо, находившийся недалеко от совр. города Пинду в пров. Шаньдун. Линьцзы находился на месте города того же названия в совр. пров. Шаньдун. 135. Э.Шаванн (со ссылкой на Тун-цзянь цзи-лань) и Такигава (ХЧКЧ, т. И, с. 570) отождествляли Боян с уездным городом Босянь, что в 15 юй от Тайаня в пров. Шаньдун. Ван Бо-сян ставит это под сомнение, так как Боян-Босянь находился на юге, а район Цзибэя — на севере провинции и, кроме того, при таком сопоставлении центры двух владений оказываются чуть ли не рядом. Комментатор идентифицирует Боян с поселением Болин, находившимся примерно в 15-18 км к северо-западу от города Бопин в совр. пров. Шаньдун (Ши цзи сюань чжу, примеч. 405 к гл. 7). Это толкование более аргументированно. 136. «Удалиться, бросив печать военачальника»— имеется в виду конфликт между близкими друзьями Чэнь Юем и Чжан Эром. Из гл. 89 Ши цзи нам известно, что Чэнь Юй сознательно не пришел на помощь осажденному в Цзюйлу Чжан Эру, так как считал, что это приведет к бессмысленной гибели его армии. После разгрома циньской армии объединенными силами Сян Юя и чжухоу состоялось выяснение отношений между Чэнь Юем и Чжан Эром, в результате которого Чэнь Юй отказался от своего поста, бросил печать командующего и с сотней верных воинов удалился (см.: Истзап, т. VIII, с. 85-87). Наньпи — название уезда, учрежденного при Цинь. Его центр находился в 3-4 км от совр. уездного города того же названия на юге пров. Хэбэй. 137. Начальник уезда Поян— это уже упоминавшийся У Жуй, получив ший титул Хэншань-вана. Иероглиф Щ читается как хуань и сюань. Согласно Кан-си цзыдянь, нами принято второе из них. ' 138. Сто тысяч дворов (ху) должны были составлять не менее чем 400 тыс. жителей, если считать в среднем по четыре человека на семью. Крайне сомнительно, чтобы подобный дар мог быть реально сделан такому сравнительно малому чину. Мы предполагаем, что в тексте ошибка: вместо ши вонь должно было бы стоять и вань, т.е. 10 тыс. дворов или семей. Такого рода описки уже встречались, однако китайские и западные комментаторы в данном месте никаких замечаний не сделали. 139. В понимании выражения ван цзю цзюнь 31 A SP— «стал править девятью областями» среди исследователей нет единства. Цинский ученый Яо Най (1731-1815) трактовал это выражение в широком смысле, считая, что в число названных здесь областей входили все территории на западе, включая Хань. На востоке они доходили до моря, на севере — до Хуанхэ, на юге — до Янцзы, т.е. охватывали почти все территории центра. Ряд комментаторов (минский Чэнь Жэнь-си, цинские Цюань Цзу-ван, Цянь Да-синь, Лян Юй-шэн и др.), различаясь в конкретном перечислении областей, сводят их в общем к пределам так называемого Западного Чу — бывших княжеств Чу и Лян (или Вэй). Подобное же толкование принял отечественный исследователь Л.С.Пе- реломов («Сян Юй взял себе девять циньских округов, расположенных на территории бывших царств Чу и Вэй», — «Империя Цинь», с. 209). Ван Сянь-цянь называет следующие области: Чу, Сышуй, Се, Дунхай (или Тань), Цяньчжун, Куайцзи, Наньян, Дан, Дун. В пользу второй точки зрения говорит и текст гл. 8 Ши цзи, и соответствующей главы Хань шу, где прямо сказано о девяти областях в землях Чу и Лян (ХШБЧ, т. V, гл. 31, с. 3258). О Пэнчэне см. коммент. 23. 140. Этот год по традиции называется первым годом правления династии Хань, или ханьского вана, хотя на самом деле прошло еще четыре года, прежде чем можно было говорить о реальной власти Хань над страной. В 206 г. до н.э. владетельные князья в новом составе, получив области и владения из рук Сян Юя, отнюдь не считали себя подданными Лю Бана. Они сразу же начали соперничество и борьбу друг против друга, всячески укрепляя свои вотчины. Выражение чжухоу ба си ся §g ШШ Ш Т мы трактуем в согласии со значением слова си в словаре Шо вэнь (раздел 12, с. 38)— «оружие, войско», т.е. «чжухоу прекратили военные действия, отозвали [войска]». Комментарии в словаре дают для си также эквивалент хуй— «командовать, управлять». В таком случае перевод будет: «вывели свои войска из-под командования [Сян Юя]» (так у Б.Уотсона). Толкования Янь Ши-гу, Такигава, Ван Бо-сяна соответствуют последнему пониманию. Имеется еще один вариант трактовки этого текста. Сыма Чжэнь (Соинь) считает, что си обозначает название упоминавшейся выше реки, где стоял с войсками Сян Юй. Тогда перевод должен быть: «чжухоу отозвали свои войска от реки Сишуй». Против этого варианта, однако, говорит необычный для названий рек послелог ся (обычно применяется шан) и, наконец, то обстоятельство, что войска чжухоу давно ушли со своих стоянок, уже участвовали в уничтожении Сяньяна и других акциях под руководством Сян Юя; таким образом, связывать их местопребывание с рекой Сишуй для описываемого периода несвоевременно. 141. Чтобы удалить чуского Хуай-вана из Пэнчэна, Сян Юй пытается опереться на примеры из далекой древности, следуя в этом конфуцианской традиции. 142. Область Чанша занимала часть совр. пров. Хунань к востоку от реки Цзышуй и северо-западную часть пров. Гуандун; Чэньсянь— название уезда этой области. Его центр находился на месте города того же названия в совр. пров. Хунань. 143. Наш перевод согласуется с пунктуацией Гу Цзе-гана и Ван Бо-сяна, начинающих фразу со слов: Цюй И-ди син... (у Э.Шаванна так же). У Такигава, однако, эти четыре иероглифа отнесены к предыдущему предложению и тогда перевод меняется: «стали переселять И-ди в Чэньсянь, торопя его с поездкой» (так у Б.Уотсона: pressing him to hurry on his way). Возможны оба варианта, в зависимости от членения предложений. 144. В «Исторических записках» и в более поздних сочинениях данные о времени и месте убийства императора И-ди и об исполнителях этого акта расходятся: в главах 7 и 8 названа четвертая луна первого года правления Хань, в гл. 91 — восьмая луна второго года правления Хань, а согласно Хронологическим таблицам — десятая луна второго года правления Хань (см.: Истзап, т. Ill, гл. 16, с. 342). Разница получается в полтора года. Что касается места расправы со «Справедливым императором», то в данной главе указывается район Янцзы вообще, в гл. 8 — район к югу от Янцзы — Цзяннань, в гл. 91 это уже Чэньсянь, куда его высылали. Могила И-ди находилась в Чэньсяне, и там в средние века приносили ему жертвы (см. Цзицзе). Впрочем, могила могла быть сооружена и не там, где был убит И-ди. Наконец, различаются исполнители приказа Сян Юя. В настоящей главе это Хэншань-ван (У Жуй) и Линьцзян-ван (Гун Ао), в гл. 91 — Цзюцзян-ван по имени Цин Бу, что совпадает с данными Хань шу (ХШБЧ, т. V, гл. 31, с. 3259). Ван Сянь-цянь в комментариях к Хань шу высказывает мнение, что приказ об убийстве получили все трое, а исполнил его Цин Бу. Хун Лян-цзи (1746-1809) добавляет, что владения этих ванов лежали на пути следования Хуай-вана и поэтому каждый из них получил такое распоряжение. Разнобой, таким образом, очевиден. Остается неясным, почему Сыма Цянь в гл. 7 сначала совсем не называет имени Цин Бу, а далее приписывает акцию именно ему. Можно лишь предполагать, что скрытый характер заговора породил различные версии, отраженные в разных главах. 145. Учжун — уездный город, учрежденный при Цинь. Находился на месте совр. города Цзисянь в пров. Хэбэй (см. коммент. 132). 146. Цзимо— центр владения Цзяодун, позднее— уездный город (см. коммент. 134). 147. Сань Ци Н W — имеется в виду три вновь созданных владения: Цзяодун, собственно Ци и Цзибэй, охватывавшие земли бывшего княжества Ци. Тянь Жун, обделенный при распределении земель, поднял мятеж и захватил все три части Ци. 148. О Пэн Юэ сообщается также в гл. 90 Ши цзи (Истзап, т. VIII, с. 9498). Он имел в то время более 10 тыс. воинов и не примыкал еще ни к одному из лагерей. Ханьский ван послал Пэн Юэ печать военачальника и требование наступать на Чу. В данной главе доверенный Хань-вана назван по имени — Тянь Жун. 149. Сян Юй, как рассказывалось ранее, отдал земли княжества Чжао Чжан Эру, а чжаоского вана Се отправил в отдаленный Дай (север Хэбэя и Шэньси). Чэнь Юй, ранее служивший Чжао-вану Се, хотел вернуть в Чжао прежнего вана и решил привлечь Тянь Жуна к борьбе против Чжан Эра. 150. Став гегемоном, Сян Юй стремился ослабить влияние прежних циньских районов и уменьшить возможность их захвата соперниками, с этой целью он разделил земли Гуаньчжуна на три владения: Юн, Сай и Чжай, которые иногда называли Саньцинь Н. Ш — «три циньских владения». События показали, что в дальнейшем это не помогло Сян Юю удержать их. 151. /Л и Щ — два иероглифа, транскрибируемые по-русски одним слогом хань. Однако в китайском языке они четко различаются как фонетически, так и семантически, представляют собой два слова и произносятся под разными тонами: Ш под 4-м тоном, Щ.— под 2-м тоном. Чтобы избежать путаницы в представлении русского читателя в случаях, когда рядом стоят такие омонимы, мы будем обозначать тон после слога в круглых скобках. Например: Хань(4)-ван, т.е. Лю Бан, владение Хань(2) и Хань(2)-ван, т.е. Чжэн Чан. Но применяться такой способ будет редко, ибо сплошная тонировка китайских однослогов усложнила бы чтение перевода. 152. В Чу многие начальники уездов носили титул гуна: Пэн-гун, Лю-гун, Тань-гун и др. В их числе был и Сяо-гун, который, как и остальные, получил титул по названию уезда. Уездный город Сяо находился к северо-западу от совр. уездного города Сяосянь в пров. Аньхой. 153. Мы исходим из того, что по поручению Лю Бана письма посылал Чжан Лян. Потому он называет Хань-вана по титулу и пересказывает его требования. С точки зрения грамматики отправку писем можно приписать и Лю Бану, и тогда письмо будет звучать: «Я, ханьский ван, лишился...», но дальнейшее изложение не соответствует такой версии. 154. Чэнъян— название города, находившегося в 30 км к северо-востоку от совр. города Хэцзэ в пров. Шаньдун. 155. Пинъюань— название древнего поселения, при Хань— уездного города. Находился в 10 км к югу от совр. города того же названия в пров. Шаньдун. 156. Западные переводчики трактуют выражение чжи Бэйхай в том смысле, что войска Сян Юя достигли берегов Северного (т.е. Желтого) моря. У Э.Шаванна: jusqu’a la mer du nord (МИС, т. 2, с. 296), у Б.Уотсона: as far as the northern sea (Records, vol. I, c. 61). Ван Бо-сян считает Бэйхай названием района от Линьцзы до Есяня, где позднее была создана область Бэйхайцзюнь. Мы согласились с последней трактовкой, хотя практически этот район граничил с морем и смысловое различие невелико. 157. О Тянь Хэне подробнее см. гл. 94 «Исторических записок» (Истзап, т. VIII, с. 140-145). 158. Здесь Сыма Цянь для описания действий Лю Бана по руководству войск чжухоу употребил нейтральный глагол бу — «управлять». Он же в следующей главе, а также Бань Гу в 1-й и 31-й главах Хань шу (ХШБЧ, т. I, с. 47; т. V, с. 3260) используют эмоционально более сильный глагол цзе — «понуждать». Оттенки, безусловно, разные. По мнению Ван Нянь-суня, Ван Сянь-цяня и др., цзе более отвечает духу действий Лю Бана, оказывавшего нажим на князей. Мнения комментаторов о составе чжухоу, оказавшихся под знаменами Лю Бана, расходятся. К этому времени в ранге владетельного князя — чжухоу состояло 18 человек, но лишь пятеро из них вошли в состав объединенной армии. Существует до десяти вариантов состава коалиции, предложенных ком- i ментаторами разных эпох (Ин Шао, Жу Чунь, Вэй Чжао, Янь Ши-гу, Лю Бинь, У Жэнь-цзэ, Дун Цзяо-цзэн, Чжао И и др.). Янь Ши-гу, например, доказывает, что это были правители владений Чаншань, Хэнань, Хань(2), Инь и Вэй. Точных подтверждений этому нет. Вызывает определенное сомнение и сама численность армии чжухоу: собрать, кормить и передвигать 560 тыс. воинов в тех 1 условиях было едва ли доступно. К тому же получается почти двадцатикратное преимущество перед армией Сян Юя в битве при Пэнчэне. Не очередное ли преувеличение китайских хронистов? 159. Лу — княжество эпохи Чжоу, в его границы входил центр совр. пров. Шаньдун, в основном уезды Цюйфу и Тайань. Хулин — см. коммент. 25 (уезд Юйтай на юге пров. Шаньдун). 160. Разгул ханьской армии не мог происходить без согласия и участия Лю , Бана. Сыма Цянь вторично отмечает эти черты ханьского вана. Когда он рвался к сокровищам и женщинам, его отговорили сановники; здесь, видимо, узды не оказалось. 161. Беспрецедентная победа численно меньших сил Сян Юя над огромной союзной армией может быть объяснена внезапностью нападения и полной беспечностью армии чжухоу, пировавшей в Пэнчэне. Неизбежная в таких случаях паника привела к растерянности и бегству. Проводя историческую парад- лель, английский синолог Г. Дабе пишет, что через одиннадцать лет после битвы при Каннах, где Ганнибал с 50-тысячной армией разбил 80-тысячную армию римлян, Сян Юй с 30-тысячным войском выиграл битву при Пэнчэне у огромной армии князей. «Эта удивительная победа может казаться невероятной,— замечает Г.Дабе,— но она зафиксирована заслуживающим доверия историком, который к тому же был на стороне тех, кто проиграл в этой битве» (Dubs Н., Han Kao-tsu and Hsiang-yu, с. 58). Добавим, однако, что в отличие от битвы при Каннах, являвшейся выдающимся образцом военного искусства, нападение Сян Юя и разгром армий чжухоу вряд ли были следствием высокого уровня тактики победителей. К тому же Сыма Цянь мог зафиксировать лишь существовавшее к его времени предание, не располагая точными данными об этой баталии. 162. Река Суйшуй брала начало на территории совр. уезда Цисянь в пров. Хэнань, поворачивала на восток через ряд уездов провинций Хэнань, Аньхой, Цзянсу и впадала в реку Сышуй. Сейчас протекает в основном по старому руслу, исключая нижнее течение, где сохранились лишь отдельные участки реки в уездах Сусянь, Линби, Сысянь. Линби — название города, находившегося к северо-западу от совр. города Сусянь в пров. Аньхой. 163. История о чудесном спасении Лю Бана благодаря неожиданно возникшему урагану, как и другие вещие знамения, призвана была показать божественное предопределение, волю Неба, в соответствии с которой Лю Бану был предназначен трон новой династии и ничто, даже самые тяжелые поражения, не могли помешать этому. Симптоматично, что в описании деяний Гао-цзу в следующей главе Сыма Цянь эту историю опустил, возможно выразив этим свое критическое отношение к ней. 164. О Пэй см. коммент. 30. Сяо-хуй — посмертный титул сына Лю Бана; его имя Ин. Лу-юань — посмертный титул дочери Лю Бана; ее сын Чжан Янь носил титул луского вана, поэтому она была Лу-тайхоу — «вдовствующей государыней Лу». В данном случае, как и в ряде других, мы встречаемся не с именами живых, тогда действовавших лиц царской фамилии, а с их позднейшими посмертными именами или титулами. Тэн-гун, он же — Ся-хоу Ин, был начальником уезда Тэн (отсюда и его титул). При Лю Бане он исполнял обязанности возничего. Стремление Лю Бана спасти свою жизнь даже ценою жизни собственных детей — еще один штрих к его характеристике. В Цзы чжи тун-цзянь рассказывается еще и о попытке Лю Бана казнить Тэн-гуна за его действия (ЦЧТЦ, т. I, с. 319). 165. Тай-гун— почтительное наименование отца, принятое у высшей знати. В данном случае речь идет об отце Лю Бана. Люй-хоу («императрица Люй») — позднейший титул Люй Чжи, жены Лю Бана. Ей посвящена гл. 9 «Анналов». 166. Шэнь И-цзи служил шэжэнем (чиновником двора) у Люй-хоу, жены Лю Бана. Позднее получил титул Пиян-хоу и был назначен на должность левого первого советника. При императоре Вэнь-ди отправлен в отставку и затем убит Хуайнань-ваном. 167. Чжоу Люй-хоу, по имени Цзэ, в то время еще не носил этого титула. Сяи — название уезда, учрежденного при Цинь; его центр находился к востоку от совр. уездного города Даншань в пров. Цзянсу западнее Пэнчэна. 168. Инъян — в период Чжаньго — город княжества Хань, был расположен в 8-9 км к юго-востоку от совр. Инъяна в пров. Хэнань, примерно на пол- пути между Пэнчэном и заставой Ханьгу. 169. Сяо Хэ — уроженец уезда Пэйсянь, земляк Лю Бана. В его жизнеописании (гл. 53 Ши цзи, — Истзап, т. VI, с. 196-202) отмечается, что он обладал большими знаниями и верно служил Лю Бану. При вступлении войск в Сяньян он прежде всего бросился спасать книги, документы и карты Цинь, благодаря чему лагерь Хань-вана получил точные данные о стране. Оставаясь на западе, Сяо Хэ умело управлял делами, посылал подкрепления Лю Бану. За заслуги получил титул Цо-хоу и земли, располагавшиеся на территории совр. уезда Юнчэн пров. Хэнань. В беседе с сановниками, приведенной в гл. 53, Гао-цзу ставил Сяо Хэ выше других военачальников. Он сравнивал его с охотником, который способен обнаружить следы зверя и указать на его логово, а других военачальников — с псами, способными лишь преследовать зверя (Истзап, т. VI, с. 197-198; см. об этом также: Ван Чун, гл. 13, § 37, с. 117; Ю.Л.Кроль, Сыма Цянь— историк, с. 156-158). 170. Лао жо вэй фу & Щ — «старые и юные, которые не входили в списки [привлекаемых к повинностям]». Жу Чунь пишет, что к юным — жо относились юноши до 23 лет, к старым— лао— люди после 56 лет (см.: ХЧКЧ, т. II, с. 583). Они не привлекались к трудовым повинностям, службе на границе и т.д., во всяком случае— не входили в основное податное население Гуаньчжуна, и их переброска не сказывалась губительно на хозяйстве. В армии Хань-вана, судя по дальнейшему изложению, они использовались на вспомогательных работах, доставке провианта, рытье укреплений. Следующая фраза — об усилении Хань-вана — относится, конечно, не к старым и юным, а ко всей сумме принятых мер. Бань Гу в Хань шу не упоминает о юных и старых, а лишь о солдатах, посланных из Гуаньчжуна (ХШБЧ, т. V, гл. 31, с. 3261). Б. Уотсон опускает это выражение вообще, а у Э.Шаванна— это люди, не попадающие в списки военнообязанных (МИС, т. 2, с. 301). 171. Слово бэй в выражении чэн шэн чжу бэй ШШ'ЖЖ — «используя успех, преследовали отступающих» трактуется нами в значении «быть разбитым, бежать». В переводах Э.Шаванна (МИС, т. 2, с. 301) и Б.Уотсона (Records, vol. II, с. 63) бэй выступает в основном значении — «север». Однако армия Хань двигалась в основном на запад, а не на север,, поэтому такой перевод представляется неточным. 172. Цзин— населенный пункт княжества Чжэн. Находился на юго-востоке совр. уезда Инъян пров. Хэнань; Со (или Дасочэн) находился в том же уезде. 173. Ао — название горы, находящейся к северо-западу от города Инъян в пров. Хэнань. При Цинь там были построены зерновые и продовольственные склады. 174. Титул Фань Цзэна связан с владением, пожалованным ему в Лияне. Город находился на месте совр. уездного города в пров. Аньхой. 175. Хань и юй эр Щ. Щ, §515 — «с Хань легко справиться». В этом выражении слово юй может трактоваться различно. Мы, как и Э.Шаванн, понимаем его в смысле «справиться», ибо, по мнению Фань Цзэна, противник ослабел и нельзя упускать момент. По Б.Уотсону, смысл сводится к тому, что у Хань легко вырвать уступки. Разница, как видно, в нюансах. 176. Употребленное здесь словосочетание тайлао означает прежде всего «большое жертвоприношение», когда подносят три больших туши — быка, барана и свиньи (кабана). В данной ситуации это символ торжественного, обильного угощения. 177. Для просьбы об отставке использовано выражение сы хайгу Щ Ш И\ которое означает «даровать [милость] моему бренному телу» и адекватно древней форме просьбы об отставке — ци шэнь инь туй Sif Ц | Щ. 178. Хуанъуцзюй— колесница с желтым пологом или верхом, предназначенная для Сына Неба. Цзоду— левое знамя, бунчук (из перьев и хвостов); укреплялось на перекладине царской колесницы с левой стороны (о сходном термине дуй Ц §| см.: Эр-я чжу-шу, гл. 3, — ШСЦ, т. 38, с. 106). Рассказ о колеснице и бунчуке явно предвосхищает события, так как Лю Бан еще не был объявлен Сыном Неба и не мог обладать такими регалиями. 179. В тексте употреблено восклицание ваньсуй Щ Ш— «Десять тысяч лет!» или «Многая лета!». Как отметил Чжао И, это выражение как поздравление и пожелание счастья и здоровья широко употреблялось в древности людьми всех социальных слоев. Позднее стало использоваться только по отношению к правителю как пожелание ему долгих лет жизни и даже как почетное обозначение особы императора. Чуские воины могли приветствовать победу и захват Хань-вана или же приветствовать своего руководителя Сян- вана. 180. О Чэнгао см. коммент. 259 к гл. 5. Следует добавить, что после 1949 г. средневековое название уезда Сышуй было сменено на древнее Чэнгао и уезд включен в особый округ Чжэнчжоу в Хэнани. Ныне относится к уезду Инъян. 181. Чжоу Кэ занимал должность юйшидафу. При династии Цинь этот сановник выполнял особо важные поручения императора, руководил судебными делами, государственными архивами (см.: Переломов Л.С. Империя Цинь, с. 53). В западной литературе переводится как «вельможный секретарь» (см.: Hulsewe A.F.P., Remnants of Han Law, vol. I, c. 15), или «главный секретарь» (см.: Records, vol. I, с. 64). Юйшидафу помогали первому советнику («премьеру»), поэтому их иногда называли «помощники первого министра». Надо полагать, что в нестабильной обстановке при Хань-ване наименование должности не соответствовало позднейшим функциям этого чиновника. 182. О Цун-гуне, кроме титула, ничего не известно. Вэйский Бао метался между враждующими лагерями. Получив от Сян Юя владение и титул запад- новэйского вана, он после занятия Лю Баном района Гуаньчжуна перешел на его сторону, а после поражения Хань у Пэнчэна вновь откололся от Лю Бана, впрочем, через некоторое время опять вернулся в лагерь ханьцев. Естественно, что Чжоу Кэ и Цун-гун опасались такого «союзника». О Вэй Бао см. также гл. 90 «Исторических записок» (Истзап, т. VIII, с. 93-98). 183. Юань— название уезда, учрежденного на землях царства Шэньбо. Находился в районе совр. города Наньян в пров. Хэнань. Шэ— название поселения в княжестве Чу, с периода Хань — уезд Шэсянь; центр его находился в 15 км к югу от совр. города Шэсянь в Хэнани. Таким образом, если точны эти отождествления, Лю Бан совершил переход на расстояние более 200 км. 184. Дата «четвертый год правления Хань» здесь, очевидно, преждевременна. По данным гл. 8 Ши цзи и гл. 1 Хань шу (ХШБЧ, т. I), это произошло в шестой луне третьего года Хань, что соответствует общему ходу развития событий. Прав Лян Юй-шэн, считающий, что эту дату следует перенести ниже — к описанию нападения на Чэньлю и Вайхуан (ЛЮШ, кн. 3, гл. 6, с. 9). В согласии с таким взглядом дата взята нами в квадратные скобки. 185. Сюу — город, возникший на месте древнего поселения Нинъи. Начиная с времени Хань — уездный город. Находился на месте совр. селения Сяо- сюу в уезде Хоцзя пров. Хэнань. 186. Гун — название уездного города, учрежденного при Цинь; находился в 15 км к юго-западу от совр. города Гунсянь в пров. Хэнань (лишь в 20-25 км западнее Чэнгао). 187. О Дунъэ см. коммент. 36 (уезд Янгу в пров. Шаньдун). Перипетии многолетней борьбы двух главных соперников за престол, Сян Юя и Лю Бана, с многочисленными походами, битвами и маневрами, осложненные к тому же частыми изменами чжухоу, дают весьма сложную и порой запутанную картину войны. Так и в данном эпизоде, варианты которого расходятся. В гл. 8 Ши цзи, в 1-й и 31-й главах Хань шу (ХШБЧ, т. I, с. 54; т. V, с. 3261) сообщается о форсировании войсками Пэн Юэ реки Суйшуй и о битве с Сян Шэном и Се-гуном у Сяпэя (на севере пров. Цзянсу), т.е. значительно южнее Дунъэ. Лян Юй-шэн видит несогласованность описаний в следующем: 1) как сообщает Хань шу, удар Сян-вана по войскам Пэн Юэ был нанесен в пятой луне третьего года Хань — до захвата чусцами Инъяна и Чэнгао, а по данным седьмой главы Ши цзи — после этого; 2) в главах идет речь о разных реках, разных действующих лицах и, скорее всего, о разных битвах (ЛЮШ, кн. 3, гл. 6, с. 10). Можно предположить, что происходили различные сражения, отраженные то в одной, то в другой главе. 188. Хуайинь-хоу— титул Хань Синя, присвоенный ему в более позднее время. См. его жизнеописание в гл. 92 «Исторических записок» (Истзап, т. VIII, с. 109-129). В восьмой главе этот титул не упоминается, там говорится о войсках Хань Синя, что более точно. 189. Чжэн Чжун — один из телохранителей (может быть, секретарей) Лю Бана — в тот период имел чин ланчжуна. Хэнэй— в данном случае местность, расположенная севернее Хуанхэ в районе боевых действий. 190. Лю Цзя — двоюродный брат Лю Бана. После установления династии Хань получил титул Цзин-вана. Впоследствии был убит Цин Бу. 191. Гуанъу — название горы, которая находится к северо-востоку от совр. уездного города Инъян в Хэнани. 192. В тексте— дун-хай, что толкуется нами не как «Восточное море», а как «восточные земли у моря», ибо Сян Юй стремился обеспечить безопасность своих восточных, чуских территорий. Ван Бо-сян подтверждает такое толкование наличием до сих пор в шанхайском диалекте названий сторон света с прибавлением слова хай — «море», дун-хай — «восток», нань-хай — «юг» и т.д. (Ши цзи сюань чжу, примеч. 508). 193. Во фразе использован знак цзу — «жертвенный стол», на котором раскладывали предназначенное для жертвоприношений мясо и другие продукты. Имеется в виду, что Сян-ван, поместив отца Лю Бана на этот стол, собирался сварить его как жертвенное животное. В летописи Чу Хань чунь-цю, отрывок из которой приводится в Тайпин юй-лань (ТПЮЛ, т. I, гл. 184, с. 895), говорится, что Сян-ван соорудил гао гэ Л5 Щ — «высокую подставку». Ю.Л.Кроль дает вариант перевода: «высокая наблюдательная вышка, передвигающаяся на повозке» (см.: «Критическая работа Сыма Цяня над текстом „Весны и осени княжеств Чу и Хань" Лу Цзя», с. 140), полагаясь, очевидно, на толкование Ли Ци, приравнивающего гао гэ к чао цзюй Щ J|L 194. Описание поведения Лю Бана в этом эпизоде, заимствованное Сыма Цянем, по-видимому, из Чу Хань чунь-цю, послужило в последующем основанием для разных оценок. Одни считали, что такое отношение к отцу компрометировало Лю Бана, представляя его жестоким и бессердечным (этого не избежал даже современный ученый Ван Бо-сян, см.: Избранное из «Исторических записок», примеч. 513). Другие склонялись к тому, что такой ответ характеризовал его прозорливость, умение не поддаться на провокацию Сян Юя (об этом упоминается, в частности, у Такигава, — ХЧКЧ, т. II, с. 590). Лю Бан, как и Сян Юй, был сыном своего времени, и осуждать его за поведение в тот момент с позиций морали сегодняшнего дня не имеет смысла. 195. Глагол пи Ш означает «истощаться, утомляться». В словосочетании чжуань цао Щ fit первый компонент означает «перевозки по суше», а второй — «перевозки по воде». 196. Лоуфань — название племени на северо-западных границах тогдашнего Китая. Представители этого племени славились искусством верховой езды и стрельбы из лука. Мнение китайских комментаторов Лю Бинь и Шэнь Тао о том, что Лоу Фань — фамилия и имя стрелка (таков и перевод Э.Шаванна), не подтверждается другими текстами. Так, в гл. 43 «Исторических записок» неоднократно упоминается племя лоуфаней (Истзап, т. VI), в гл. 95 сообщается о захвате десяти командиров лоуфаней (Истзап, т. VIII, с. 158). Такое понимание поддерживают Такигава Камэтаро и Накаи Сэкитоку. 197. Такигава Камэтаро приводит отрывок из комментария к книге Сюй Хань чжи («Продолжение описания Хань»), где цитируется, в свою очередь, сочинение Си чжэн цзи («Записи о западных походах»). Там говорится о наличии в то время на расстоянии примерно 200 шагов двух городищ на возвышенностях горы Саньхуан (или Саньши). Эти вершины разделял горный поток. По преданию, здесь и состоялась встреча Лю Бана и Сян Юя. В тексте стоит иероглиф цзянь Rf] — «между», однако, по мнению ряда ученых (Чжан Вэнь-ху, Лян Юй-шэн, Чжоу Шоу-чан, Ван Бо-сян), он должен быть заменен другим цзянь $3 — «горный поток, ручей». 198. Речь идет о десяти преступлениях, в которых Хань-ван обвинил Сян Юя и которые перечислены историком в следующей, восьмой главе, посвященной Г ао-цзу. 199. По мнению Лян Юй-шэна, Хань Синь— Хуайинь-хоу разбил войска Чжао годом раньше (в Хань шу в этом контексте Чжао не упоминается). Однако эта точка зрения представляется недостаточно основательной. Если считать, что Сыма Цянь упоминает обо всем районе к северу от Хуанхэ и рассказывает о действиях Хань Синя, совершенных за более длительный отрезок времени, тогда ошибки в тексте нет. 200. Лян Юй-шэн и Гу Цзе-ган считают иероглиф чжань Щ— «бой» излишним, соединяя союзом юй Й| имена двух действующих лиц: Хуайинь-хоу и Гуань Ина. Нами оставлен существующий текст, тем более что по смыслу оба варианта близки. 201. В гл. 31 Хань шу Сян Юй дает наказ одному Цао Цзю (ХШБЧ, т. V, с. 3262), поэтому в гл. 7 мы в согласии с наблюдениями Б.Карлгрена (см. коммент. 45) рассматриваем слово дэн как энклитику и не переводим его. Ван Бо- сян, сохраняя грамматическое значение дэн, объясняет это тем, что Сян Юй отдавал приказ троим: Цао Цзю, Сыма Синю и Дун И (Избранное из «Исторических записок», примеч. 528), множественное число сохранил и Б.Уотсон. Дасыма — в период Чжоу один из шести высшиЧ сановников — цинов, начальник военного приказа В империи Цинь именовался тайвэем. В 118 г. до н.э. ханьский У-ди восстановил для главы военного ведомства название должности — дасыма. Трудно, однако, предполагать, да и источники этого не фиксируют, что Сян Юй, свергнув власть Цинь, сумел создать стройную систему государственного аппарата, поэтому для введенной им должности дасыма мы приняли условный перевод: «старший военачальник», приравняв ее к шанцзянцзюнь. 202. О Чэньлю см. коммент. 46; о Вайхуане — коммент. 43. 203. Суйян — название уезда, учрежденного при Цинь. Главный город уезда находился на месте совр. уездного города Шанцю на крайнем востоке пров. Хэнань. 204. Сышуй — название реки, протекающей по территории совр. уезда Инъян в пров. Хэнань; впадает в Хуанхэ. 205. В Хань шу сообщается о самоубийстве лишь двух человек: старшего командующего Цао Цзю и старшего помощника Сян Юя — Сыма Синя (ХШБЧ, т. I, гл. 1, с. 56; т. V, гл. 31, с. 3263). Если обратить внимание на то, что Дун И, упомянутый в тексте, был дувэем — «старшим советником», а не чжанши— «старшим помощником», то следует признать основательными предположения ряда комментаторов (Лян Юй-шэна, Лу Вэнь-чао, Го Сун-тао) о наличии интерполяции в тексте седьмой главы. Мидзусава также сообщает, что в пяти ранних списках Ши цзи имя Дун И отсутствует (Мидзусава, т. II, гл. 7, с. 41). По всей вероятности, во фразе излишни четыре иероглифа: имя Дун И и титул Сай-вана. 206. Чжунли Мо — один из чуских военачальников и друг Хань Синя. О нем рассказывается в гл. 92 «Исторических записок» (см.: Истзап, т. VIII, с. 126). 207. Лу Цзя — советник Хань-вана, известный своими политическими и ораторскими способностями. Написал сочинение Синь-юй («Новые речения»), состоящее из 12 глав. Его жизнеописание дано в гл. 97 Ши цзи (Истзап, т. VIII, с. 179-187). В ней Сыма Цянь упоминает о своем знакомстве с книгой Лу Цзя. 208. Хунгоу, по толкованию Ван Бо-сяна, частично совпадает с современной рекой Цзялухэ, которая пересекала уезд Чжунмоу в пров. Хэнань и далее — на юг и юго-восток — протекала еще по ряду уездов. Точное местонахождение Хунгоу — предмет дискуссии в комментаторской литературе, хотя все сходятся на том, что граница между Хань и Чу проходила где-то восточнее Инъяна и шла более или менее прямо от Хуанхэ к югу или юго-востоку (Чжан Вэнь-ху, Го Сун-тао и др.). 209. В 1-й и 31-й главах Хань шу изложение ограничивается констатацией присвоения Хоу-гуну титула Пинго-цзюня, ремарки Хань-вана по этому поводу не приводится. Чжан Вэнь-ху считал, что присвоение почетного титула и отрицательная оценка этого человека противоречат друг другу. Считалось, что 21 иероглиф, стоящий после титула, полностью или частично, позднейшая вставка, сделанная по фрагментам Чу Хань чунь-цю (см.: ХЧКЧ, т. II, с. 595). Однако мы не видим здесь противоречия. После успешной миссии Хоу-гуна Хань-ван мог усмотреть в нем способного и опасного деятеля, поэтому он не пожелал держать его при себе, а для вида наградил пышным титулом «Умиротворителя государства», звучащим достаточно иронически, тем более что титул не сопровождался земельным наделом. Существуют и другие истолкования этого места. Цуй Ши предлагает изъять фразу ни фо кэнь фу цзянь Щ Щ Щ Л из слов Хань-вана, перенести в конец и перед ней поставить имя Хоу-гуна. Смысл тогда будет такой: «Хоу-гун скрылся и его больше нельзя было встретить» (Цуй Ши, гл. 3, с. 11), но это требует большого изменения текста, что неприемлемо. Б.Уотсон, неизвестно на каком основании, вложил эту фразу в уста какого-то другого человека: Some one reminded (Records, vol. I, c. 68). 210. В это время власть Хань-вана более или менее прочно распространялась на земли следующих царств и княжеств: Ба, Шу, Цинь, Янь, Чжао, Хань(2), Вэй, Ци, Лян. Таким образом, Чжан Лян и Чэнь Пин были правы, утверждая, что Хань уже владеет большей частью Поднебесной. 211. В шести ранних списках Ши цзи стоит иероглиф Ш, в Хань шу— /I, в ряде списков — |Д. Все они читаются одинаково: цзи под первым тоном. Во всех случаях различна лишь причина, аргумент для нападения: «лучше воспользоваться моментом Ш (бедой Д, голодом |П) [в армии Чу]». У переводчиков фраза звучит в соответствии с принятым каждым из них вариантом: у Э.Шаванна: ces circonstances, у Б.Уотсона: Lack of food и т.д. 212. Иероглиф Ж в названии места читается цзя (комментарий Жу Чуня; Кан-си цзыдянь). Янцзя находился на месте совр. уездного города Тайкан в пров. Хэнань (примерно в 170 км к югу от Инъяна). 213. Пэн Юэ был первым советником правителя Вэй, о получении им титула Цзяньчэн-хоу ранее не упоминалось. В аналогичном месте Хань шу он назван просто советником в Вэй (ХШБЧ, т. I, гл. 1, с. 61). К тому же ранее Хань- ван вручил такой же титул (Цзяньчэн-хоу) Цао Шэню, и только после гибели Сян Юя Цао Шэнь стал Пинъян-хоу (см.: Истзап, т. VI, гл. 54, с. 204). Поэтому у комментаторов возникали обоснованные сомнения в правильности упоминания этого титула в связи с Пэн Юэ. 214. Гулин (позднее Гущи)— название города, находившегося в 20 км к северо-западу от совр. города Хуайян в пров. Хэнань. 215. Цзы-фан — прозвище Чжан Ляна. 216. Чэнь — столица древнего княжества Чэнь. Находилась на месте совр. города Хуайян в Хэнани. Таким образом, Чжан Лян предлагал отдать в управление Хань Синю районы совр. провинций Аньхой и Цзянсу, лежащие к северу от реки Хуайхэ. 217. Гучэн— название циньского города, выросшего на месте поселения Гуи, принадлежавшего в период Чуныцо княжеству Ци. Находился на территории совр. уезда Дунъэ пров. Шаньдун. ’ Чжан Лян предлагал отдать под управление Пэн Юэ восточную часть совр. пров. Хэнань и западную часть пров. Шаньдун. Бань Гу в Хань шу более подробно аргументирует необходимость именно таких пожалований, исходя из привязанностей и личных стремлений каждого. 218. Шоучунь находился на месте совр. уездного города Шоусянь в пров. Аньхой (недалеко от Хуайнаня на реке Хуайхэ). 219. Чэнфу— название города, находившегося на месте совр. деревни Чэнфуцунь в уезде Босянь пров. Аньхой. Гайся — название поселения, находившегося в 70 км от Чэнфу юго-восточнее совр. города Линби на северо-востоке пров. Аньхой. В гл. 8 Ши цзи и в гл. 1 Хань шу говорится также о четвертом участнике этого похода — Цин Бу. Его участие отмечено Сыма Цянем и в гл. 91 Ши цзи (Истзап, т. VIII, с. 104). Сыма Гуан в Цзы чжи тун-цзянь повторил эту версию (ЦЧТЦ, т. I, с. 351). По мнению Лян Юй-шэна, в седьмой главе пропущено упоминание о параллельных действиях Лю Цзя и Цин Бу и об их совместном приходе в Гайся (ЛЮШ, кн. 3, гл. 6, с. 13). С этим можно согласиться. 220. О Лю см. коммент. 129 (уезд Люань пров. Аньхой); Шу— название поселения, находившегося примерно в 50 юн от Лю — на месте совр. уездного города Шучэн в пров. Аньхой. 221. Накаи Сэкитоку считает, что последние три знака: ШШЛ — «...чтобы двинуться на Сян-вана» лишние (см.: ХЧКЧ, т. II, с. 598), ничем не аргументируя этот вывод. 222. Фраза сы мянь цзе Чу-гэ И ® Й 1ft — «со всех сторон слышны чуские песни» вошла в китайский язык как идиоматическое выражение: «оказаться в безвыходном положении, быть окруженным со всех сторон врагами». 223. В Чжэнъи сообщается, что в Чу Хань чунь-цю якобы приводились строфы другой песни, которую пела красавица Юй. В переводе она звучит так: Ханьское войско землю уже захватило, Со всех сторон доносятся песни Чу. Вана великого воля и дух иссякли, Мне же, ничтожной, что остается в жизни? Однако в комментариях текст этот считается более поздним, поскольку написан он пятистопными стихами, в начале Хань не встречающимися. Представляется неаргументированным мнение о том, что «в тексте Ши цзи остались только следы того, что когда-то в его источнике фигурировала эта песня», т.е. песня красавицы-наложницы Юй. См.: Кроль Ю.Л., Критическая работа Сыма Цяня над текстом «Весны и осени княжеств Чу и Хань» Лу Цзя, с. 142. Мы склонны считать, что наложница лишь вторила вану, что более естественно в подобной ситуации для человека низкого положения. 224. Иньлин — название уезда, учрежденного при Цинь. Центр его находился к северо-западу от совр. города Динъюань в пров. Аньхой (к югу от реки Хуайхэ). 225. Дунчэн — название уезда, учрежденного при Цинь; центр его находился в 25 км к юго-востоку от совр. уездного города Динъюань пров. Аньхой. 226. По преданиям, эта битва происходила у горы Сыкуйшань в 35 км к северу от совр. уездного города Хэсянь пров. Аньхой. 227. Чицюань-хоу — это Ян Си. Однако этот титул Ян Си получил значительно позднее, на седьмом году правления Гао-цзу. Поэтому здесь явный анахронизм. 228. Уцзян— населенный пункт, находившийся на берегу Янцзы в 20 км к северо-востоку от совр. уездного города Хэсянь пров. Аньхой. Здесь Сян Юй думал переправиться с отрядом через Янцзы, чтобы оторваться от преследователей, хотя, как показал далее Сыма Цянь, в последний момент у Сян Юя проснулись угрызения совести и он отказался переезжать. Если верить рассказу, здесь могли сыграть свою роль сознание обреченности в связи с волей небес и нежелание покинуть в последний момент своих конников (одна лодка всех забрать не могла). Китайский термин тин мы условно перевели словом «волость». Тин — низшая административная единица, созданная в III в. до н.э. в империи Цинь и объединившая десять ли — территориальных общин. Тинчжан — начальник тина, руководил своими помощниками, ведал выявлением и арестом нарушителей порядка, воров и разбойников, выполнял поручения уездных властей, наблюдал за порядком в своем тине (см.: Переломов Л.С., Империя Цинь, с. 59-60). 229. Ван И — ханьский военачальник, вскоре получивший титул Дуянь-хоу. 230. Титулы, полученные участниками расправы с Сян Юем, связаны с названиями пожалованных земель. Чжуншуй — уезд, учрежденный при Цинь. Его центр находился в 15 км к северо-западу от совр. уездного города Сяньсянь в пров. Хэбэй. Дуянь — уезд, учрежденный при Цинь; его центр находился в 10 км к юго-западу от совр. уездного города Наньян в пров. Хэнань. Чицюань — точное местоположение не определено; по Соинь, это видоизмененное название циньского уезда Дань- шуй (первое означает «Красный источник», второе — «Красная река»), находящегося в совр. уезде Сичуань в пров. Хэнань. Уфан — уезд, учрежденный при Хань; центр его находился в 20 км к западу от совр. уездного города Суйпин в пров. Хэнань. Неян — название уезда, учрежденного при Хань; центр его находился к югу от совр. уездного города Чжэньпин в, пров. Хэнань. Пожалования были небольшими и все вместе размещались на территории нескольких уездов Хэнани и Хэбэя, что соответствовало, видимо, значимости этих людей. 231. Сян Юй погиб в 202 г. до н.э., на пятом году формального правления династии Хань. Поскольку Сян Юй родился в 15-м году правления Цинь Ши- хуана, т.е. в 232 г., следовательно, он погиб тридцати одного года от роду. 232. Шэян — территория пожалования находилась в пределах совр. уезда Хуайань пров. Цзянсу. О Сян-бо см. коммент. 92. 233. Отношение Лю Бана к мертвому уже Сян Юю: объявление траура, похороны с почестями, даже плач по покойнику, наконец, награждения Сян-бо и других членов рода Сян владениями и титулами — соответствует принятым в то время порядкам (так поступили и с Чэнь Шэ — руководителем восстания низов) и говорит о том, что будущий ханьский император воздал должное своему поверженному врагу, который сыграл большую роль в победе над Цинь (об этом подробно пишет в своей монографии «Сыма Цянь— историк» Ю.Л.Кроль). Пожалование некоторым хоу из рода Сян права носить фамилию Лю, т.е. фамилию фактически царствующего дома, тоже свидетельствует о признании заслуг Сян Юя в становлении династии. 234. Чжоу-шэн — ученый ханьского времени. Кун Вэнь-сян считает его видным конфуцианцем начала Хань. Слова Сыма Цяня: «Я слышал, как ученый Чжоу говорил...» можно рассматривать как свидетельство личных встреч и бесед историка с Чжоу-шэном. 235. О двойных зрачках Шуня, прозванного Чун-хуа, см.: Истзап, т. I, с. 242, коммент. 93 к гл. 1. В древнем мире господствовала вера в генетическую связь правителей с мифическими героями древности. В Китае родословные всех основателей династий Чжоу, Цинь и Хань связывались с легендарными временами. Отсюда и попытка связать происхождение Сян Юя с легендарным Шунем. 236. Лун-му — «насыпи и десятины», т.е. поля и пашни. Намек на то, что Сян Юй поднялся из не очень знатного рода. 237. Перевод эпилога главы на русский язык имеется также в книге «Китайская классическая проза» в переводах В.М.Алексеева, с. 135-136. Эпилог отражает сложное отношение Сыма Цяня к Сян Юю. В первой его части показаны быстрое выдвижение Сян Юя, его успехи в сокрушении Цинь и превращение в гегемона— фактического правителя всего Китая. Историк подчеркивает, что таких примеров история страны за последние столетия не давала. Отмечается личная храбрость Сян Юя, его прямота, верность слову. Во второй части эпилога показан крах Сян Юя, постепенное нарастание неудач, ошибки в войне, самомнение, жестокость. Гибель Сян Юя признается как бы воздаянием за его ошибки, посланным ему Небом. И в то же время нельзя отделаться от ощущения известной симпатии Сыма Цяня к герою, он словно сожалеет о его заблуждениях: «Разве же это не заблуждение?» В литературе часто встречается трактовка личности Сян Юя лишь как человека жестокого и коварного «как представителя произвола» (в частности, см.: Кроль Ю.Л., Сыма Цянь — историк, с. 182). В такой характеристике, на наш взгляд, лишь часть истины. Коварства и жестокости хватало и у Лю Бана. Даже в этой главе историк не раз упоминает об истреблении населения городов ханьскими войсками. А разве нарушение Лю Баном соглашения о границе по Хунгоу не коварство? Нет оснований идеализировать Лю Бана и излишне сгущать краски в характеристике Сян Юя. Заключительные сцены поведения Сян Юя и его отношение к своим воинам снова показывают его положительные черты. Перед нами сложная личность, мастерски изображенная Сыма Цянем. ГЛАВА ВОСЬМАЯ 1. Ли — территориальная община, поселение (см. коммент. 228 к гл. 7). Термин и в данном контексте означает более крупную, чем ли, административную единицу — населенный пункт, небольшой город (о социальных функциях ли и и в эпоху Чжоу см.: Васильев Л.С., Аграрные отношения и община в Древнем Китае, с. 106-123). Пэй— название уезда, при Цинь входившего в состав области Сышуй (совр. уезд Пэйсянь пров. Цзянсу). 2. Подлинное имя первого ханьского императора было Бан ^(5. Этот иероглиф входил в число табуированных знаков. Это зафиксировано, в частности, в Ди-ван ши цзи Хуанфу Ми (см.: Ди-ван ши цзи цзи-цунь, гл. 7, с. 107) и отмечено в труде Чэнь Юаня «Примеры табуированных имен в исторических сочинениях» (гл. 8, с. 130). Цзи — второе имя Лю Бана. Предполагается, что так обозначалось его место среди братьев, так как цзи указывает на третьего по старшинству из сыновей (см.: ХЧКЧ, т. II, с. 611). 3. О Тай-гуне см. коммент. 165 к гл. 7. В Ди-ван ши цзи (с. 107) его титулуют Тайшан-хуаном и называют по имени — Чжи-цзя. 4. По одним данным, Лю Бан родился на 51-м году правления циньского Чжао Сян-вана, т.е. в 256 г. до н.э. В таком случае к моменту занятия престола ему было 56 лет, а умер он 62 лет. По другим данным, родился он в 247 г. до н.э. и умер 53 лет от роду. Ван Мин-шэн придерживается второй версии, считая что 51-й год правления Чжао Сян-вана притянут искусственно, так как это был год смерти последнего чжоуского правителя Нань-вана. По этой версии, Хуанфу Ми, стремясь создать непосредственную преемственность от Чжоу к Хань, ввел эту дату (Ван Мин-шэн, Суждения о семнадцати династийных историях, с. 19-20). Установить истинные даты сейчас едва ли возможно. Удивительные истории, связанные с Лю Баном и попавшие в главу, несомненно представляют собой дань Сыма Цяня господствующей традиции; цель этих историй — показать возвышение будущего ханьского правителя с помощью Неба, выражавшего свою волю через различные знамения. Подробное исследование отношения Сыма Цяня к Гао-цзу предпринял ЮЛ.Кроль (см. его работу «Сыма Цянь — историк», с. 134-150). Цзяо-лун — чешуйчатый дракон (см. Гуанъя). 5. Лицо Лю Бана должно было указывать на таинственную связь его рождения с драконом, с историей о чудесном зачатии будущего императора. Расположение родимых пятен, по древним поверьям, имело тайный смысл: например, родимое пятно на бедре предвещало большие свершения, на кистях рук, на лице— могло быть предвестником несчастья. Гадатели— фанши составляли схемы с указанием значений родимых пятен в зависимости от их расположения на теле. Число 72 имело сакраментальный смысл. Оно соответство вало числу дней, приходившихся на период господства каждой из пяти стихий в году, числу металлов на земле, числу древних правителей, приносивших жертвы Небу и Земле на горе Тайшань, и т.д. 6. Выражение и хо жу Щ. ШШ истолковывается либо как «великодушный, с открытой душой» (Э.Шаванн, Г.Дабс), либо как «разумный, понятливый» (Б.Уотсон). Нами взято первое значение. 7. В биографии земляка и сотоварища Лю Бана — Лу Ваня упоминается о том, что они вместе учились грамоте (см.: Истзап, т. VIII, гл. 93, с. 134); таким образом, Гао-цзу с детства готовил себя не к черной работе. 8. О тине см. коммент. 228 к гл. 7. Сышуй— см. коммент. 108 к гл. 6. В Хань шу написано: Сы шан, т.е. «на реке Сышуй». Там (в уезде Пэйсянь пров. Цзянсу) в свое время была найдена стела Гао-цзу и, по свидетельству Ко ди чжи, помещался храм его памяти. 9. У-фу Й Йв нашем переводе «матушка У». В ханьских текстах иероглиф фу, равноценный другому фу Ш или еще одному фу Щ, прибавлялся к фамилии, означая «женщина, хозяйка, дама». Чэнь Чжи приводит примеры надписей на дощечках из Цзюйяня, подтверждающих это употребление фу в подлинных документах эпохи Хань (Чэнь Чжи, Новые толкования к «Истории первых Хань», с. 1). 10. Нами принято толкование Чжан Шоу-цзе и Чжао И, которые.связывают наплыв посетителей в питейное заведение именно с приходом Г ао-цзу (так перевели Г.Дабс и Б.Уотсон). 11. Во время расчетов, чаще всего перед праздником весны, записи всех расходов и долгов предъявлялись к оплате, а после расчетов ликвидировались. Удачливые кабатчицы, изумленные особыми знаками судьбы Лю Бана, видимо, списывали его долги без оплаты. 12. В данной главе слово гуань — «смотреть» повторено дважды. Первое гуань мы связываем с цзун — «своевольно, по своему разумению, желанию» (так у Э.Шаванна, — МИС, т. 2, с. 327), а второе — с встречей с Ши-хуаном. Однако в Хань шу знак гуань не повторяется, что меняет смысл: «позволил себе взглянуть на Цинь Ши-хуанди». 13. Ван Мин-шэн сравнивает отношение будущих соперников к Ши-хуану. Сян Юй при виде императора дерзко воскликнул: «Этого можно свергнуть и занять его место!» (гл. 7), а Лю Бан был восхищен величием императора (Ван Мин-шэн, с. 17). Репликой Лю Бана историк вновь подчеркивал великое будущее этого человека. 14. Имени Люй-гуна в Ши цзи не встречается (титул этот упоминается в главах 8, 9, 18). Шаньфу— название уезда, основанного при Цинь. Находился на месте совр. уезда Шаньсянь пров. Шаньдун. 15. В тексте употреблено слово дафу i\^, которое здесь относится к уездным богатеям и чиновникам, пришедшим на прием, и может быть в данном случае переведено словосочетанием «знатные мужи, знатные гости». Чжао И включает в число таких дафу деревенских богатеев — сянхао и влиятельных чиновников — цзяньли. При династии Цинь существовал уже целый ряд титулов для низших категорий знати с этим словом: гуанъдафу, гундафу, удафу, цида- фу и др. (см.: ХЧКЧ, т. II, с. 615). Отсюда их общее наименование — дафу. 16. Примеры таких физиогномических пророчеств имеются во многих древнекитайских книгах. Философ Сюнь-цзы нападал на такого рода обычаи (Сюнь-цзы цзянь-ши, гл. 5, с. 47), что свидетельствует о их достаточно широком распространении. Люй-гун предложил Лю Бану свою родную дочь в качестве цзи чжоу це ЖЩ — дословно «прислужница с совком и метлой, наложница», а в переносном смысле — «жена». 17. Сына Лю Бана звали Ин, Сяо-хуй — его посмертный титул (о нем и Лю-хоу см. гл. 9). О Лу-юань см. коммент. 164 к гл. 7. 18. Хотя в данном месте главы поставлен иероглиф чан Щ— «часто, постоянно», однако из изложения видно, что речь идет об однократном действии, поэтому приравнено нами к другому чан Ц — «однажды, как-то». Это подтверждается и текстом Хань шу (ХШБЧ, т. I, с. 7). 19. Выражение гао гуй §§§ означало просьбу чиновника об отпуске для поездки в родные места, к семье. Мэн Кан (180-260) замечает, что такие отпуска согласно ханьскому законодательству предоставлялись за большие заслуги по службе. Упоминание слова тянь ЕВ — «поле» могло свидетельствовать о сохранившихся связях низшей прослойки чиновников с общиной и сельским хозяйством. 20. Эпизод со стариком-предсказателем введен в изложение, чтобы еще раз подчеркнуть «волю Неба», уже определившего судьбу Лю Бана и его семьи. 21. В волостном управлении — тине (см. коммент. 228 к гл. 7) имелись два служителя: тинфу, который следил за воротами, за помещением тина и т.п., и цюдао, которому вменялось в обязанность ловить «худых людишек», воров. Нами для перевода использовано старинное русское слово ярыжка (по В.И.Далю: «низший служитель полиции»), подходящее по значению, тем более что на Руси существовали и «земские и общинные ярыжки», вполне соответствующие по своим функциям цюдао. Э.Шаванн перевел цюдао глаголом, отнеся к действию Лю Бана (МИС, т. 2, с. 330), с чем трудно согласиться. О Се см. коммент. 28 к гл. 7. Уезд славился искусством изготовления головных уборов. 22. Шляпы, свитые из бамбукового лыка, по описанию Ин Шао, имели размеры в высоту 3 цуня и в ширину 7 цуней. Притча об этой шляпе должна была, по всей вероятности, характеризовать простоту нравов нового правителя. 23. Термин ту Щ, мы перевели: «посланные на принудительные работы». У этого слова есть несколько иное значение: «преступники, осужденные на каторжные работы»; однако исходя из того, что целая группа людей была поручена одному начальнику волости, есть основание считать их наказанными лишь принудительными работами (сходно у Э.Шаванна и Б.Уотсона). Гору Лишань большинство комментаторов отождествляет с горой в Шэньси близ тогдашней столицы Сяньян, где заблаговременно началось строительство усыпальницы для Цинь Ши-хуана (в этом случае ли Щ в тексте приравнивается к другому ли В, употребленному в Хань шу). Тот факт, что народ разбежался уже в пределах своего уезда, хотя путь до Сяньяна предстоял длинный, показывает сложность и малую эффективность таких мобилизаций. 24. Фэн — уезд, учрежденный при Хань, до этого территория его входила в уезд Пэйсянь. 25. По тогдашним поверьям, правители Цинь были потомками легендарного Шао-хао, приносили жертвы Белому императору— Бай-ди и находились под покровительством стихии металла. Ханьские правители вели свою родословную от легендарного Яо, принося жертвы Красному императору — Чи-ди, и считали себя связанными с элементом огня. Такой версии следовали Лю Сян, Лю Синь, Бань Гу и другие историки эпохи Хань. Она изложена и здесь. Однако в отношении господствующих стихий единства мнений не существовало. Если принять точку зрения Цзя И, да и самого Сыма Цяня в других главах Ши цзи, то дом Цинь связывался со стихией воды, а дом Хань — со стихией земли (об этом см.: МИС, т. 1, с. XXXVI, примеч. 1; Watson В., Ssu-ma Ch'ien. The Grand Historian of China, c. 146; Кроль Ю.Л., Сыма Цянь — историк, с. 137). 26. В тексте стоит слово гао ^ — «обвинить». Но в Люй-ши чунь-цю и в Хань шу употреблено ку ^ — «причинить вред, побить», более соответствующее ситуации и использованное в переводе. 27. Представления о вещих знамениях в местах пребывания будущего правителя Поднебесной, призванных передать «волю Неба», созрели, скорее всего, в период борьбы за единую империю, когда возникла реальная необходимость обожествления личности монарха. По описаниям ханьских авторов, знамения являлись в виде облаков всех цветов или паров, идущих от земли, из которых, как казалось людям, образовывались фигуры людей или драконов. Изложение этих притч встречаем и у Ван Чуна в Лунь хэн (см.: ЧЦЦЧ, т. VII, с. 19-20). 28. Четыре знака: цзы и ван ни @ Ш tE в аналогичном тексте Хань шу отсутствуют. Мы трактуем цзы и в том смысле, что Лю Бан опасался за свою жизнь, так как именно над ним люди отмечали знаки свыше. Коль скоро Цинь Ши-хуан собрался расправиться с таким человеком, Лю Бану пришлось скрыться (ван ши) и найти прибежище в горах. 29. Горы Маншань и Даншань находятся на юго-востоке совр. уезда Юн- чэн пров. Хэнань на границе с уездом Даншань пров. Аньхой, на расстоянии нескольких километров друг от друга. Одно из ущелий, как дань поверью, зовется Хуанцангу — «Ущелье, где скрывался император». 30. Относительно Цзи (уезд Сусянь пров. Аньхой) см. коммент. 6 к гл. 7. Восстание было поднято в селении Дацзэ того же уезда. 31. Чэнь (совр. город Хуайян в Хэнани) см. коммент. 216 к гл. 7. В Хань шу сказано, что Чэнь Шэ объявил себя чуским ваном (ХШБЧ, т. I, с. 11). Чу, уничтоженное в ходе создания единой империи Цинь, здесь играет роль знамени в борьбе против Цинь. Заметим, что Шэ — прозвище Чэнь Шэна. 32. Начинающий фразу иероглиф юань (по смыслу юй юань ШШ — «смотритель тюрьмы») относится к Цао Шэню, а словосочетание чжули — «старший над чиновниками» — к Сяо Хэ (их жизнеописания см.: Истзап, т. VI, гл. 53, 54), однако далее эти имена упоминаются в обратном порядке. Очевидно, произошла случайная перестановка и юань следует перенести на четыре иероглифа далее — к имени Цао Шэня. Бань Гу повторил фразу в этом же порядке, не обнаружив ошибки. Но Янь Ши-гу счел необходимым указать на нее читателям середины первого тысячелетия (см.: ХШБЧ, т. I, с. 11). 33. В тексте: шу ши бай жэнь U А, что означает «несколько десятков, вплоть до сотни». В параллельном тексте Хань шу слово «десяток» отсутствует, шу бай жэнь означает «несколько сот человек». Разница заметная, но, поскольку ошибка или описка возможна в каждом из вариантов, мы придерживаемся текста Ши цзи. 34. Фулао — «отцы-старейшины», группа местных общинных и сельских руководителей, старейшин, которые наряду с назначенными властями чиновниками отвечали в общинах-поселениях — ли и волостях — тин за выполнение обязательств и сбор налогов для государства, а также за исполнение повинностей, принесение жертв и т.д. Местные чиновники старались опираться на старейшин в управлении населением, действовали зачастую через них, советовались с ними. Институт старейшин— фулао свидетельствовал о силе общинных связей в Китае во II в. до н.э. (подробнее см.: Переломов JI.С., Об органах общинного самоуправления в Китае в V-III вв. до н.э., — в сб. «Китай и Япония. История и филология», с. 45-57). 35. Известное философское понятие у вэй ^ здесь использовано в разговорном варианте и в зависимости от интонации переводится двояко: либо «тогда уже ничего не поделаешь» (так у Э.Шаванна и Б.Уотсона), либо «нельзя доводить до этого» (так у Г.Дабса). Нами принят первый вариант. 36. О Хуан-ди см. коммент. 4 к гл. 1 Ши цзи (Истзап, т. I, с. 222), о Чи-ю — коммент. 10 к той же главе (там же, с. 224). Говоря о жертвах мифическому первопредку китайцев Хуан-ди — «Желтому императору», историк употребил слово цы |р)— 1) «весенние жертвы»; 2) «приносить жертвы предкам» (поскольку события происходили осенью, первое значение отпадает). Там, где сообщается о жертвах Чи-ю, применено слово цзи Щ — «жертвоприношения». По-видимому, смысл обоих терминов здесь сходен. Выглядит странным, что в гл. 8 объектами жертвоприношений одновременно становятся Хуан-ди и Чи-ю, которые в гл. 1, отражавшей мифологическую традицию времен Сыма Цяня, выступали как смертельные враги в борьбе за власть над территорией равнин. Как можно судить по многочисленным тол кованиям китайских комментаторов (см.: ХШБЧ, т. I, с. 12-13), Чи-ю в период Хань выступал и во второй своей ипостаси — как создатель оружия и потому как покровитель военных походов, за что ему и приносят жертвы (Сыма Цянь упоминает об этом в гл. 28, — Истзап, т. IV, с. 160). Для этого культа ханьцы соорудили и усыпальницу Чи-ю. 37. Синь Ш означало окропление кровью жертвенных животных ритуальной утвари, сосудов, оружия и других вещей — так обращались к Небу с мольбой о ниспослании удачи и счастья. Мэн-цзы упоминает об обряде окропления кровью колоколов (см.: ЧЦЦЧ, т. I, с. 47); в Ли цзи говорится об освящении таким способом черепашьих панцирей и стеблей тысячелистника перед гаданием (Ли цзи чжэнъи, кн. 3, гл. 17, — ШСЦ, т. 21, с. 815-816), о таких же ритуалах упоминается в Чжоу ли, Люй-ши чунь-цю и в других источниках. В данном случае кровью окропляются военные барабаны, чтобы, призывая в бой, они несли победу. Если руководствоваться текстом гл. 28 Ши цзи (Истзап, т. IV, с. 164) и гл. 15 Люй-ши чунь-цю (ЧЦЦЧ, т. VI, с. 161), то кровью жертвенных животных окропляли как барабаны, так и флаги, и тогда слово ци— флаги тоже подпадает под действие глагола синь. В издании «Исторических записок», подготовленном Такигава Камэтаро, в гл. 1 Хань шу, в комментарии Янь Ши-гу два синонима — ци и чжи объединены в значении «флаги и знамена» и входят в состав следующего предложения. Так у Э.Шаванна (МИС, т. 2, с. 336), Б.Уотсона (Records, vol. I, с. 82) и переводчика Хань шу Г.Дабса (Dubs Н., The History of the Former Han Dynasty by Pan Ku, vol. I, c. 41). Нам представляется что возможны оба варианта. У Жэнь-цзе, Ван Сянь-цянь, Ян Шу-да склоняются к первому, включая флаги в число окропляемых предметов. 38. О Хулине см. коммент. 25 к гл. 7 (уезд Юйтай пров. Шаньдун). Фанъ- юй — пункт, находившийся там же. Фэн — город в Пэй, совр. пров. Шаньдун (см. коммент. 24). 39. В Хань шу сообщается, что отряды Чжоу Чжана были разбиты циньским полководцем Чжан Ханем и бежали. Известно, что Чжоу Чжан покончил с собой. О реке Сишуй (уезд Линьтун в Шэньси) см. коммент. 181 к гл. 6. 40. В разные месяцы этого года У Чэнь объявил себя Чжао-ваном, Тянь Дань объявил себя Ци-ваном, Хань Гуан— Янь-ваном и Цзю— Вэй-ваном (см. также гл. 48 Ши цзи,— Истзап, т. VI, с. 155). «Род Сянов»— историк имеет в виду в первую очередь Сян Ляна и Сян Юя. 41. В империи Цинь во главе областей стоял своеобразный триумвират, включавший начальника области— цзюньшоу, командующего войсками области— цзюньвэя и представителя Верховной прокуратуры и цензората — цзюньцзяня (или цзяньюйши), контролировавшего работу всех чиновников (подробнее см.: Переломов Л.С., Империя Цинь, с. 55-56). Среди 36 областей, учрежденных Цинь Ши-хуаном, была область Сышуй. В гл. 8 мы встречаемся с названием Сычуань. Сходство в начертании древних знаков шуй и чуань (об этом писали Янь Ши-гу, Хэ Чжо, Цянь Да-чжао, Ван Сянь-цянь) часто приводило к их взаимозаменяемости в названиях мест. Эта область занимала территорию на севере совр. пров. Цзянсу и северо-востоке пров. Аньхой. 42. О Се (уезд Тэнсянь в пров. Шаньдун) см. коммент. 28 к гл. 7. Ци — населенный пункт в совр. уезде Тэнсянь пров. Шаньдун. 43. Канфу — название уезда, учрежденного при Цинь; центр его находился в 25 км от Цзинина в пров. Шаньдун. 44. В этом абзаце дважды упоминается Чжоу Ши, причем логики в тексте нет. Согласно первой фразе, Чжоу Ши прибыл с войсками к Фанъюю, но в бой не вступил; а вторая фраза возвращает к более раннему времени, сообщая, что вождь восстания Чэнь Шэ посылает Чжоу Ши отвоевывать земли. Все это вызвало предположения комментаторов о наличии интерполяции. Тем более что в тексте анналов Гао-цзу в Хань шу первой части отрывка из 11 иероглифов нет (ХШБЧ, т. I, с. 15). В связи с этим Гу Цзе-ган в новом издании Ши цзи сомнительные, по его мнению, шесть знаков: Чжоу Ши лай гун Фанъюй заключил в скобки как интерполированные. Тогда текст Сыма Цяня будет звучать так: «Постояв лагерем в Канфу, [Пэй-гун] перешел к Фанъюю, но в бой не вступил. Чэнь-ван послал...» (см.: ШЦ, т. I, с. 352). Лишними считает эти шесть знаков и Го Сун-тао (с. 62). Чжао Тай-чан, которого цитирует Лян Юй- шэн, предлагает девять иероглифов об отправлении Чэнь-ваном вэйского Чжоу Ши на захват земель перенести вперед и поставить перед фразой о прибытии Чжоу Ши, восстанавливая этим последовательность действий (ЛЮШ, кн. 3, гл. 6, с. 18). Мы оставили текст в существующем виде. 45. Когда-то территории княжества Лян принадлежали Вэй. После того как в 225 г. до н.э. Цинь Ши-хуан захватил почти все земли Вэй, последний из его правителей, Цзя, бежал в Фэн. Учитывая состав населения Фэн и его связи с Вэй, Чжоу Ши делает попытку сыграть на этом и убедить Юн Чи перейти на сторону Вэй, территории которого в этот период находились в руках вождя восстания Чэнь Шэ. 46. Лю — в период Чуныцо селение княжества Сун, при Цинь — уезд, позднее— владение Чжан Ляна. Находилось к юго-востоку от совр. города Пэйсянь на севере пров. Цзянсу. Цзин Цзюй — отпрыск правящего дома Чу. 47. Сыма И (в некоторых списках — Ни) был одним из циньских генералов, действовавших параллельно с Чжан Ханем. Таково мнение Лю Биня (XI в.), к которому присоединились Ван Сянь-цянь, Лян Юй-шэн, Г.Дабс и др. В этом случае первое предложение кончается на имени Чэнь Шэ, которого преследовал Чжан Хань. Однако возможно иное членение абзаца. Если к глаголу цун — «преследовать» отнести в качестве дополнения слова Чэнь бе цзян Сыма И, то перевод будет иным: «Чжан Хань, преследуя военачальника отдельного отряда армии Чэнь Шэ— Сыма И, повел войска на север...». В этом варианте Сыма И оказывается генералом в антициньском лагере. Так перевел Б.Уотсон (Records, vol. I, с. 83). Однако Сыма Цянь в гл. 54 ясно указывает: «Началось наступление на циньского военачальника Сыма И...» (Истзап, т. VI, с. 203), в гл. 95 сообщает о боях соратника Лю Бана — Фань Куая с Сыма И (Истзап, т. VIII, с. 146), что опровергает версию американского синолога. Кроме того, некоторые ученые, например Жу Чунь, рассматривают иероглифы сыма не как фамилию, а как указание должности (так, в частности, передал и Э.Шаванн, — МИС, т. 2, с. 339). Сян — древний город, находившийся на территории совр. уезда Сусянь пров. Аньхой (примерно в 150 юн юго-западнее Пэйсяня). О Дан см. коммент. 48 к гл. 7 (южнее совр. Даншаня в пров. Аньхой). 48. О Сяо см. коммент. 152 к гл. 7 (около Сяосяня в Аньхое). 49. Относительно Сяи см. коммент. 167 к гл. 7. 50. В циньской двадцатиступенной иерархии титулов удафу — 9-й титул. 51. Согласно тексту гл. 16 «Исторических записок» (Истзап, т. III, с. 327) и гл. 1 Хань шу (ХШБЧ, т. I, с. 17), город Фэн на этот раз был взят Пэй-гуном, а Юн Чи бежал в Вэй. Пэй и Фэн на первых порах служили для Пэй-гуна базой борьбы, лишь позднее он перебазировался на запад — в Гуаньчжун и южнее. 52. О городе Сянчэн (в пров. Хэнань) см. коммент. 29 к гл. 7. 53. Мы поставили здесь местоимение «они», исходя из описания того же события в гл. 16 Ши цзи и в Хань шу, где сказано, что Пэй-гун совместно с Сян Ляном (а возможно, и с другими руководителями армии) провозгласили внука Хуай-вана Синя чуским ваном (Истзап, т. III, с. 327; ХШБЧ, т. I, с. 17). Это совпадает с дальнейшим изложением их действий. Если исходить из структуры предыдущего предложения, где действует один Сян Лян, надо писать «он» (так поступили Э.Шаванн и Б.Уотсон). 54. Из предыдущей главы мы знаем, что Синя — внука Хуай-вана якобы нашли живущим среди простых людей и пасшим овец. По традиции, его нарекли титулом деда. Сюйи — см. коммент. 34 к гл. 7 (одноименный совр. уезд в Цзянсу). 55. Выражение «несколько месяцев», по-видимому, ошибочно. Синь был поставлен ваном в шестой луне, а нападение на Канфу произошло в седьмой луне (см. Хронологические таблицы и Хань шу), т.е. через десять-двадцать дней. Лян Юй-шэн считает, что вместо юэ — «месяцы» должно было быть написано жи — «дни» (ЛЮШ, кн. 3, гл. 6, с. 18). С ним следует согласиться. 56. И здесь, как и в предыдущем случае (см. коммент. 53 к данной главе), мы переводим «они», имея в виду Пэй-гуна и Сян Ляна. Это подтверждается главой 16 Ши цзи и главой 1 Хань шу, где говорится о совместной (гун) помощи Пэй-гуна и Сян Ляна Тянь Жуну, окруженному армией Чжан Ханя в Дунъэ (Э.Шаванн и Б.Уотсон относят эти действия к одному Сян Ляну, что также возможно, если иметь в виду его старшинство в руководстве). О Дунъэ (в пров. Шаньдун) см. коммент. 36 к гл. 7. 57. Перевод зависит от трактовки слова бэй Оно может означать «се- вер(З)» и может заменять другое бэй(4) ff— «покинуть, бежать, потерпеть поражение» (см. пояснения Фу Цяня и Янь Ши-гу). Нами взято второе значение. 58. О Чэнъяне (у совр. города Хэцзэ в пров. Шаньдун) см. коммент. 39 к гл. 7. О Пуяне (в Хэнани) см. коммент. 40 к гл. 7. 59. Как поясняет Чжан Шоу-цзе, недалеко от Пуяна протекала тогда Хуанхэ, служившая естественной преградой наступающим. В остальных направлениях циньские войска выкопали защитные рвы, соединив их с Хуанхэ. Таким образом, город оказался хорошо защищенным и чусцы не отважились на штурм. 60. О Динтао (уезд Цзинин пров. Шаньдун) см. коммент. 186 к гл. 6. 61. Юнцю (уезд Цисянь пров. Хэнань) см. коммент. 13 к гл. 6. 62. Ли Ю — сын Ли Сы, бывший в то время начальником области Саньчу- ань. См. также коммент. 42 к гл. 7. 63. Вайхуан (уезд Цисянь пров. Хэнань). См. коммент. 43 к гл. 7. 64. Сянь мэй ffifa — «держать во рту кляп, палку». В древнекитайской армии существовал такой порядок: при ночных внезапных атаках солдат заставляли брать в рот кусочек дерева или палочку, чтобы исключить возможность разговоров на марше или при подходе к противнику. В Чжоу ли встречается даже особый чин — сяньмэйши, который, правда, служил не в армии, а ведал порядком при жертвоприношениях, во время которых запрещалось переговариваться (см.: ШСЦ, т. 14, Чжоу ли чжу-шу, кн. 4, гл. 37, с. 1327-1328). 65. О Чэньлю (в пров. Хэнань) см. коммент. 46 к гл. 7. 66. Как говорилось в гл. 7, Чжан Хань стал к югу от города и построил огороженную дорогу для снабжения. К северу от города стоял чжаоский Чэнь Юй с несколькими десятками тысяч навербованных солдат — это и была северобережная армия. Поскольку эта армия не была окружена циньцами, мы, во избежание путаницы, ввели в скобках слово «недалеко». О Цзюйлу см. коммент. 187 к гл. 6. 67. Здесь впервые историк дает — словами военных — характеристику некоторых личных качеств Сян Юя. В предыдущей гл^ве, посвященной Сян Юю, такое выразительное описание черт его характера отсутствовало. Торопливости и дерзости Сян Юя противопоставляются великодушие и высокие достоинства Лю Бана. Таков один из приемов древнего автора, нередко помещавшего критические оценки одного героя в главу о другом лице (об этом см. вводные статьи в т. I «Исторических записок»). 68. О Дан см. коммент. 48 к гл. 7. Чэнъян — древний город на юго-востоке совр. уезда Пусянь пров. Шаньдун (в Хань шу, видимо ошибочно, назван Ян- чэн, что отмечено Ван Сянь-цянем). Гунли— название селения или уезда к западу от Чэнъяна (иероглиф Ц имеет несколько чтений). 69. В тексте «Исторических записок» — очевидная ошибка, связанная с употреблением слова Вэй. Речь идет о поражении циньских армий, а не вэй- ских сил. В гл. 16 прямо говорится о нападении на две циньские армии (Истзап, т. III, с. 329), в Хань шу написано: «разбил две армии», то же самое сказано в Цзы чжи тун-цзянь. Такигава Камэтаро предполагает, что замена ци Й, стоящего в Хань шу, на вэй Щ в гл. 8 Ши цзи произошла случайно — из-за фонетической близости этих знаков в древности (см.: ХЧКЧ, т. II, с. 633). С ним следует согласиться. 70. Фраза об ударе по армии Ван Ли под Цзюйлу к действиям Пэй-гуна не относится, это осуществили войска Сян Юя. В Хань шу этих слов нет. По-видимому, прав Лян Юй-шэн, считающий эту фразу излишней вставкой (ЛЮШ, кн. 3, гл. 6, с. 19). Б.Уотсон взял все предложение в скобки (Records, vol. I, с. 86). 71. Пэн Юэ — военачальник княжества Ци, возникшего вновь в период ослабления империи Цинь. Чанъи — древний город, находившийся в 20 км к северо-западу от совр. уездного города Цзиньсянь в пров. Шаньдун. 72. Относительно Ли (у города Сяи в совр. пров. Хэнань) см. коммент. 27 к гл. 7. 73. В абзаце, связанном с походом Пэй-гуна на запад, обнаруживаются отдельные неточности и противоречия с описанием в других главах. Так, в гл. 16 прибытие Пэй-гуна в Ли и усиление его войск зафиксировано в двенадцатой луне, а встреча с Пэн Юэ — во второй луне, т.е. через два месяца. Нет упоминания и о неудачной битве Пэй-гуна и т.д. В комментаторской литературе все это подробно рассмотрено (см., в частности, работу Лян Юй-шэна). Очевидно, что обилие битв и походов, неточности в информации могли порождать такого рода несогласованность. Шэньту — название должности, сходной с сыту — «управляющий работами». В перечне должностей империи Цинь не числится. Можно предположить, что в отдельных княжествах появлялись должности, отличные от имперских. У Пу в Хань шу именуется У Манем. 74. Гаоян — название древнего поселения, находившегося к западу от совр. уездного города Цисянь в пров. Хэнань. Ли И-цзи, или Ли-шэн («Господин Ли»),— один из старейшин в Гаояне. Его жизнеописание дано в гл. 97 «Исторических записок» (см.: Истзап, т. VIII, с. 175-187). Там рассказывается, что он «надзирал за воротами» селения или общины — ли цзянь мэнь ли М 5Ё (ШЦ, т. V, с. 2691). Так же определяет его деятельность Хань шу. Известно, что в древности, когда односельчане уходили на полевые работы й приходили с них, старейшины или один из них, назначенный надзирать за воротами, провожал и встречал общинников, следил за порядком. По-ввдимому, к III в. до н.э. Гаоян стал уже крупным поселением и могла появиться специальная должность «надзирающего за воротами» (о по рядках в ли рассказано в комментарии Хэ Сю к Гунъян чжуань, — см.: ШСЦ, т. 34, Чунь-цю Гунъян чжу-шу, кн. 2, гл. 16, с. 492—493). Однако в гл. 8 вместо слова вэй Щ, — «быть, являться, служить», употребленном в гл. 97 и в Хань шу, стоит слово вэй Ц — «сказать, говорить». Это меняет смысл. Могут быть два предположения: либо вместо одного вэй ошибочно поставлено другое и следует переводить по тексту гл. 97: «Ли И-цзи, надзиравший за воротами поселения, сказал...» (так, с оговоркой, у Б.Уотсона), либо, приняв версию данной главы, переводить в том смысле, что он говорил эти слова другому человеку, служившему (у Пэй-гуна) в должности надзирающего за воротами (так перевел Э.Шаванн, сославшись в примечании на другие тексты). Мы приняли второе и потому, что в гл. 97 сообщается о беседе Ли-шэна с кавалеристом Пэй-гуна, который отговаривал его от встречи с последним, ссылаясь на то, что Пэй-гун не любит ученых-конфуцианцев (Истзап, т. VIII, с. 175). 75. Кайфын — название древнего города и уезда. Город находился в 25 »см к югу от одноименного совр. города в пров. Хэнань. 76. Байма — название уезда, учрежденного при Цинь. Его центр находился в 10-12 км к востоку от совр. уездного города Хуасянь в пров. Хэнань. Если это отождествление правильно, тогда войска Лю Бана двигались не на запад, как сказано в главе, а на северо-запад. Но может быть, существовало и другое Байма — западнее. 77. Цюйюй — название поселения, находившегося к востоку от совр. уездного города Чжунму в пров. Хэнань (недалеко от Кайфына). 78. Относительно Ин(2)яна см. коммент. 5 к гл. 6 (одноименный уезд в Хэнани). 79. Инъ(3)ян — название древнего поселения, находившегося к юго-западу от совр. уездного города Сюйчан в пров. Хэнань (более 80 км к югу от Хуанхэ). 80. Хуаньюань — проход, горная дорога в одноименных горах к юго-востоку от совр. уездного города Гунсянь в пров. Хэнань. Находился на землях бывшего княжества Хань на дороге к Лояну. Э.Шаванн перевел двумя дополнениями: «занял территории Хань и Хуаньюань (МИС, т. 2, с. 347), что едва ли оправдано, так как эти территории несоизмеримы по величине. Хань понимается нами как определение к проходу, находившемуся в бывшем княжестве Хань. 81. Пинъинь — название поселения, находившегося к востоку от совр. уездного города Мэнцзинь в пров. Хэнань. При Хань стал уездным городом. 82. О Лояне см. коммент. 124 к гл. 7. 83. Янчэн — поселение на территории совр. уезда Дэнфэн в Хэнани. 84. Чжоу — название поселения, позднее уездного города, находившегося в 25-27 км к юго-востоку от совр. уездного города Лушань в пров. Хэнань (Пэй-гун прошел, таким образом, до 100 км к югу). 85. Относительно Юань (в районе совр. города Наньян на юге Хэнани) см. коммент. 183 к гл. 7. 86. В Ши цзи здесь сказано: гэн ци чжи Ж Ш ^ • Если исходить из основного значения глагола гэн, это означает «сменил знамена и флаги» (у Э.Шаванна и Б.Уотсона в переводе сохранено именно такое значение). Смена знамен может проводиться, чтобы ввести противника в заблуждение, но в условиях ночного рейда подобная операция кажется бессмысленной. В этом же эпизоде в Хань шу использован глагол янь fg — «согнуть, свернуть» (ХШБЧ, т. I, с. 24). Представляется, что это отвечает духу неожиданного для противника боя. Поэтому для перевода и принято «свернуть знамена и флаги» (мнение Лян Юй-шэна сходно с этим). Смысл подобного действия хорошо передается известным выражением янь ци си гу — «[двигаться], свернув знамена и приглушив барабаны», т.е. скрытно. 87. В главе: ли жэнь 3? А, в параллельном тексте Хань шу — ли минь й. Ясно, что речь идет о чиновниках и народе. 88. Даньшуй (ныне Даньцзян) — название реки, протекающей из пров. Шэньси к югу и юго-востоку и сливающейся с рекой Сишуй недалеко от совр. уездного города Сичуань на юго-западе пров. Хэнань. Пэй-гун шел прямо на запад, направляясь в южную часть совр. пров. Шэньси и тем самым обходя с юга известные укрепленные заставы Цинь. 89. В главе сказано: цзян Силин — «сдались у Силина». Сдавшиеся хоу не могли находиться далеко в стороне от основного пути Пэй-гуна, однако известное поселение под этим наименованием расположено далеко на севере и Лю Бан не мог там оказаться. Бань Гу в Хань шу вообще опустил упоминание о месте их сдачи (ХШБЧ, т. I, с. 25). Может быть, два знака — силин — случайная вставка. Чжан Вэнь-ху отмечал, что есть списки Ши цзи, в которых иероглиф лин отсутствует (см.: Мидзусава, т. И, с. 35); тогда смысл будет более определенный: «сдались на западе», т.е. на пути армии Пэй-гуна. Существующий текст «Исторических записок», однако, вынуждает оставить Силин в переводе. 90. Хуян — название уездного города, находившегося в 4-5 км к югу от совр. уездного центра Танхэ в пров. Хэнань (юго-восточнее Наньяна). 91. Начальником уезда Поян — По-цзюнем был У Жуй (см. гл. 7). 92. Си — название поселения, позднее уездного города в области Наньян, находившегося к северу от совр. уездного города Сичуань на западе пров. Хэнань. Ли — название поселения, с Хань — уездного города, находившегося в 5- 6 км от совр. уездного центра Нэйсян на западе пров. Хэнань. 93. В гл. 6 имя гонца к Чжао Гао не было названо, здесь он именуется Нин Чаном. 94. О Гуаньчжуне см. коммент. 120 к гл. 6. Относительно того, чей это был посланец, возможны два предположения: а) он был послан к Пэй-гуну от Чжао Гао (так у Э.Шаванна,— МИС, т. 2, с. 351; у Г.Дабса,— The History, vol. I, с. 54); б) вернулся тот посланец, которого Пэй-гун ранее отправлял в Цинь, и привез оттуда предложения Чжао Гао (так у Б.Уотсона,— Records, vol. 1, с. 89). Вероятно, допустимы оба предположения. 95. Угуань— название заставы, находившейся к востоку от совр. уездного города Шансянь в пров. Шэньси (см. коммент. 112 к гл. 6). Ланьтянь— уездный город в пров. Шэньси (примерно в 75 км к северо-западу от Шансяня). Здесь же располагалась застава, известная под названием Яогуань, или Лань- тяньгуань. О посылке Лу Цзя к циньским военачальникам не упоминается ни в его биографии в гл. 97 Ши цзи, ни в главах 40 и 43 Хань шу, что ставит под сомнение его участие в этой миссии. 96. Таким образом, на первом этапе борьбы с Цинь главные плоды победы достались Лю Бану. Ван Мин-шэн верно отмечал, что сначала оба соперника шли вместе и, более того, Сян Лян не раз помогал Лю Бану укрепить силы. Да и потом, не будь побед Сян Юя над циньцами в Цзюйлу, пленения Ван Ли и капитуляции Чжан Ханя, едва ли Лю Бану удалось бы так легко одержать победу. Однако Ван Мин-шэн чуть ли не осуждает Лю Бана за неблагодарность по отношению к Сян Юю, исходя из конфуцианского понимания норм поведения (Ван Мин-шэн, гл. 2, с. 18). Но законы борьбы, естественно, были вне такого рода соображений. 97. Здесь капитуляция последнего циньского правителя Цзы-ина (октябрь-ноябрь 207 г. до н.э.) считается начальной датой правления дома Хань. Официальная дата, принятая в литературе, — 206 г. до н.э. В Хань шу факт перехода власти к новой династии подкреплен небесным знамением, когда «пять планет соединились в созвездии Дунцзин» (ХШБЧ, т. I, с. 27). Но Сыма Цянь не отнес это знамение к году основания династии, как Бань Гу, а связал его с периодом подъема могущества Хань (см.: Истзап, т. IV, гл. 27, с. 150), что, как показал Г.Дабе, более осторожно, так как в 207 г. подобных астрономических явлений не наблюдалось (см.: The History, vol. I, с. 151— 153). О Башане см. коммент. 198 к гл. 6. 98. Сдача Цзы-ина на милость победителя подробно описана в гл. 6. О Чжидао см. коммент. 200 к гл. 6. 99. В гл. 53 Ши цзи (Истзап, т. VI, с. 196) и затем в гл. 1 Хань шу (ХШБЧ, т. I, с. 29) к этому эпизоду добавлена важная деталь: советник Лю Бана — Сяо Хэ первым вошел в циньские палаты, собрал письменные документы Цинь: указы, приказы, карты, записи и книги — и вывез их. Последовавшее разграбление и сожжение Сяньяна солдатами Сян Юя благодаря этому не привело к полному уничтожению письменных источников Цинь. Часть этих документов сохранилась и послужила в эпоху Хань материалом для создания истории Цинь (на это указывал и Г.Дабс, — The History, vol. I, с. 48, примеч. 1). 100. О трактовке термина фулао см. коммент. 34. 101. Перевод фразы зависит от понимания знака юэ. Если этот знак отнести к начальным словам юй фулао юэ Щ- то юэ выступает в только что встречавшемся значении «договориться» и следует перевести: «я хочу договориться с вами, отцы-старейшины». Такова трактовка большинства ученых: Ван Ин-линя, Такигава Камэтаро (ХЧКЧ, т. И, с. 643), Э.Шаванна (МИС, т. 2, с. 353), Г.Дабса (The History, vol. I, с. 58), Л.С.Переломова (Переломов Л.С., Об органах общинного самоуправления в Китае в V-IIIвв. до н.э., с. 55). Существует и другое толкование, соединяющее юэ с фа Щ }?• Тогда это словосочетание можно понимать в смысле «временный закон», «краткий, сокращенный закон». В пользу этого варианта говорит текст гл. 23 Хань шу, где юэ фа выступает самостоятельно, вне связи со старейшинами (ХШБЧ, т. III, с. 1979). Мы присоединяемся ко второму толкованию. 102. Сведение всех наказаний и законов к трем лапидарным положениям было, разумеется, временной пропагандистской мерой Лю Бана, направленной на привлечение симпатий жителей Цинь. Уже вскоре понадобились другие средства принуждения, присущие всякому классовому обществу. Об этом ясно пишет Бань Гу: «Но после этого варвары не подчинились, войны не утихли, законы, уложенные в три раздела, оказались недостаточными, чтобы покончить с пороками, и тогда первый советник Сяо Хэ собрал циньские законы, взял из них то, что соответствовало времени, и составил свод законов из девяти разделов» (ХШБЧ, т. III, гл. 23, с. 1980). К сожалению, полностью содержание первого ханьского законодательства до нас не дошло, сохранились лишь отдельные его части (об этом см.: Hulsewe A.F.P., Remnants of Han Law, vol. I, c. 26-27). 103. О Ханьгугуань см. коммент. 209 к гл. 6. 104. В Хань шу эти действия Сян Юя отнесены к двенадцатой луне. Лян Юй-шэн полагает, что датировка Хань шу более правильна, а слова «в одиннадцатой луне» в Ши цзи следовало бы перенести выше — до сообщения о созыве старейшин. 105. Г.Дабе приводит описание сражения за Ханьгугуань из сочинения танского Оуян Сюня (557-641) И вэнь лэй-цзюй, который, в свою очередь, цитирует Чу Хань чунь-цю. По этому описанию получается, что первым к заставе подошел Фань Цзэн и при помощи горящих связок соломы хотел поджечь ворота; тогда ворота заставы открылись (см.: The History, vol. I, с. 60). 106. Чтобы устрашить противника мощью, военачальники преувеличивали подлинную численность своих войск. Прием, известный и в других странах. 107. Подробное описание этих событий дано в гл. 7. Возвратившись от Пэй-гуна и Чжан Ляна, Сян-бо — дядя Сян Юя — все объяснил племяннику. В гл. 7 Ши цзи и в гл. 1 Хань шу говорится об устном сообщении Сян-бо. В гл. 8 употреблено выражение вэнь юй ~%Ш — «письменно объяснил, передал». Это вызывает сомнения, ибо, возвратившись ночью, перед началом ата ки, назначенное на раннее утро, Сян-бо едва ли мог что-либо излагать письменно, да в этом и не было нужды, учитывая характер взаимоотношений дяди и племянника. Справедливо мнение Лян Юй-шэна, что слово вэнь — «письменно» здесь ошибка, поэтому нами оно взято в скобки. 108. Подробнее о действиях Сян Юя и судьбе Хуай-вана см. гл. 7. 109. Дата начала года в Китае в разные эпохи до нашей эры менялась, но порядковые числа лун — месяцев не изменялись. Иногда при датировке событий периода Цинь и Хань применялся то старый, то новый отсчет, поэтому одни и те же события в Ши цзи и в Хань шу подчас датируются разными месяцами. В данной главе пожалования титулов и территорий, произведенные Сян Юем, отнесены к первому месяцу года — чжэн юэ. В Хань шу даны уточнения: под начальной луной сообщается о новом титуле Хуай-вана и об отношении Сян Юя к нему, под второй луной — о всех пожалованиях. Может быть, Бань Гу располагал более точными данными. 110. Все указанные выше пожалования и титулы перечислены в гл. 7, и мы отсылаем читателя к соответствующим страницам главы и комментариям 118 139, содержащим необходимые пояснения к именам и географическим названиям. Различия между главами 7 и 8 сводятся к отдельным перестановкам и пропускам. В данной главе из 18 ванов упомянуты лишь 13. Пропущены пожалования Бао (титул западновэйского вана), Чэну (титул Хань(2)-вана), Тянь Ши (титул Цзяодун-вана), Тянь Ду (титул Ци-вана), Тянь Аню (титул Цзибэй- вана). Причины таких пропусков установить трудно. 111. толковании выражения бин ба си ся см. коммент. 110 к гл. 7. 112. Сян Юй ограничил военные силы Лю Бана, разрешив ему взять с собой лишь 30 тыс. солдат, но фактически с ним ушло больше людей. Ду — при Цинь уезд Дусянь, при Хань — уезд Дулин. Находился на юго- востоке совр. уезда Чанъань пров. Шэньси, т.е. в непосредственной близости от столицы. Ли — название вытянутой на несколько десятков километров горной долины, пересекающей хребет Циньлин и служившей дорогой из Гуаньчжуна в Ханьчжун. Называлась также Цзыугу. 113. Чжаньдао или гэ дао— настил или мостки на труднопроходимых участках горных дорог. В скалах пробивались углубления, где укреплялись слеги и бревна, а на них настилались доски. Разборка и сжигание таких настилов исключали возможность быстрой погони или нападения. 114. Отголоски этих событий сохранились в фольклоре Китая. В Сун ши — «Истории [династии] Сун» (через тысячелетие после похода Лю Бана) приводится одна из таких песен ханьских солдат: Горы Ушань высоки, так высоки и огромны, Воды Хуай глубоки, трудно их нам перейти, Как бы желали к себе на восток мы вернуться, Но сломан наш мост и не чинят его. То, что собрали мы, высоты не составит, А перейти через воды, какой нужен мост? А воды бурлят и кружат перед нами, С берега смотрим упорно в заветную даль. Слезы бегут, увлажняя нашу одежду, Люди ж, пришедшие из дальнего далека, Только мечтают вернуться к себе обратно, Что же им можно сейчас сказать? (Сун ши, глава о музыке Юэ чжи, цит. по Ван Сянь-цяню, — ХШБЧ, т. I, с. 41. Имеется английский перевод этой песни у Г.Дабса, — The History, vol. I, с. 69). 115. Об уезде Чэньсянь и области Чанша см. коммент. 142 к гл. 7. 116. В коммент. 144 к гл. 7 отмечены не совпадающие данные о времени, месте и исполнителях убийства чуского И-ди. 117. Сян Юй, как известно, дал Чэнь Юю во владение лишь три уезда, что и вызвало недовольство последнего. 118. В Ши цзи (так же, как и в Хань шу) говорится о том, что Лю Бан с войсками проследовал через гу дао Й Ш - Одни комментаторы рассматривают эти знаки как название уезда, лежавшего к юго-западу от резиденции Юн-вана на территории совр. уезда Фэнсянь пров. Шэньси. Пройдя Гудао, ханьский ван должен был выйти с юго-запада в район города Баоцзи, что он и сделал, вступив в бой у Чэньцана (к такому пониманию склонились Пэй Инь, Мэн Кан, Ван Сянь-цянь, Такигава Камэтаро, Ян Шу-да; соответственно переводят Э.Шаванн и Г.Дабс). Другие толкователи понимают гу дао по значению иероглифов — «прежняя дорога», имея в виду, что Хань-ван, восстановив настилы, вернулся частично по старому пути в центр Шэньси (к такой трактовке пришел Накаи Сэкитоку; Б.Уотсон перевел: by the old road). Могут быть верны оба толкования. Лю Бан находился в Наньчжэне, путь в столицу пролегал и через уезд Гудао, будучи одновременно и тем старым путем, по которому ханьцы пришли туда. Нами избран второй вариант как более общий, не связанный с одним конкретным уездом на пути. 119. Чэньцан— название уезда, учрежденного при Цинь. Находился на востоке совр. уезда Баоцзи пров. Шэньси. 120. Хаочжи — древний город, располагавшийся в нескольких километрах от совр. уездного города Цяньсянь в Шэньси. 121. Фэйцю (около города Синпин в Шэньси, менее чем в 20 км от Сяньяна) см. коммент. 120 к гл. 7. 122. Об областях Лунси и Бэйди (на территории совр. пров. Ганьсу и Автономного района Внутренняя Монголия) см. коммент. 85 к гл. 6; об области Шанцзюнь (северные районы пров. Шэньси и Внутренней Монголии) см. коммент. 131 к гл. 5. 123. Се Оу носил титул Гуанпин-хоу, а Ван Си — титул Цинъян-хоу. 124. О Наньяне см. коммент. 220 к гл. 5. Б.Уотсон ошибочно назвал Люй- хоу матерью Лю Бана, а не его женой (см.: Records, vol. I, с. 95). 125. Янцзя — название населенного пункта близ совр. уездного города Тайкан в пров. Хэнань. 126. Как и раньше (см. коммент. 151 к гл. 7), в случаях омонимии мы вынуждены применять тонировку одинаково звучащих по-русски слогов: Хань(4)-ван — для Лю Бана и Хань(2)-ван — для Чжэн Чана. 127. Что касается области Вэйнань, то существовал циньский уезд такого же наименования (на территории совр. уезда Вэйнань в пров. Шэньси). По Сюй Гуану, эта область располагалась на территории округа Цзинчжао в совр. уезде Хуасянь пров. Шэньси рядом с уездом Вэйнань. Область Хэшан Сюй Гуан приравнивает к округу Фэнъи, располагавшемуся на территории совр. уезда Дали у восточных границ пров. Шэньси к северу от Вэйхэ. Чжунди в словарях отсутствует. По Сюй Гуану, это округ Фуфэн западнее Сяньяна. Если указанные отождествления верны, то три вновь созданные области — Вэйнань, Хэшан и Чжунди — охватывали территорию центральной Шэньси по обе стороны реки Вэйхэ. В Хань шу, кроме того, сообщается, что в это же время в прежней области Юнчжоу было создано более 80 уездов (ХШБЧ, т. I, с. 50). 128. Укрепления в районе Хэшан, по мнению Ци Шао-наня (1703-1768), относились к северным участкам Гуаньчжуна, граничившим с территорией сюнну. Важно заметить, что в это время, по сообщению Бань Гу в Хань шу, в этом районе свирепствовал страшный голод, наблюдалось людоедство и часть населения была отправлена в более благополучные места в Шу и Хань- чжуне (ХШБЧ, т. I, с. 50). 129. Шань (Шэнь) находилось на западе совр. пров. Хэнань, на южном берегу Хуанхэ недалеко от города Линбао. 130. Сыма Цянь не называет адресата приказа об уничтожении циньских алтарей, но в Хань шу написано: «приказал народу», т.е. действие приказа распространялось и на все семьи. Уничтожались циньские шэ-цзи. Шэ — жертвенник, на котором приносились жертвы в честь духов Земли— ту-шэнь. Цзи— жертвенник, на котором приносились жертвы духам всех злаков — гу-шэнь. Такого рода жертвы с просьбами о ниспослании счастья и с докладами о своих делах приносились и Сыном Неба, и князьями, и главами семей. В Ли цзи говорилось: «Сын Неба на алтаре духов Земли и злаков приносит в жертву большое лао, владетельные князья на алтаре духов Земли и злаков приносят в жертву малое лао» (Ли цзи чжэнъи, кн. 2, гл. 12, — ШСЦ, т. 20, с. 578). «Большое лао» — подношение трех животных: быка, барана и свиньи (прерогатива Сына Неба). «Малое лао»— подношение двух животных: барана и свиньи (прерогатива чжухоу). См.: Ли цзи, гл. Цзяо тэ шэн; Цзо чжуань, 6- й год Хуань-гуна; Гунъян чжуань, 8-й год Хуань-гуна. Поскольку земля и злаки символизировали самую основу существования государства, термин шэ-цзи постепенно стал синонимом понятия «государство, престол». Таким образом, смена алтарей символизировала утверждение новой династии. 131. Линьцзинь— название уезда, учрежденного при Цинь. Находился на территории совр. уезда Дали пров. Шэньси, прилегая к Хуанхэ. Инь-ван — титул Сыма Ана. О Хэнэе см. коммент. 126 к гл. 7. 132. О Пинъине (к востоку от совр. уездного города Мэнцзинь в пров. Хэнань) см. коммент. 81. 133. Синьчэн— название уезда, учрежденного при Хань; располагался на юге уезда Лоян совр. пров. Хэнань. Саньлао — старейшины, занимавшие несколько более высокое положение, чем фулао. В период Чжаньго саньлао, по-видимому, отвечали в первую очередь за культовые отправления общины и участвовали в назначении общинников на различные посты. Л.С.Переломов считает, что они возглавляли межобщинные культовые объединения (см.: Переломов Л.С., Об органах общинного самоуправления в Китае, с. 56). Бань Гу в анналах Гао-цзу сообщает, что первый ханьский император принял меры к включению саньлао в административные органы. Достойный член общины не моложе 50 лет избирался саньлао волости, одного из волостных саньлао включали в тройку руководителей уезда (ХШБЧ, т. I, с. 45). Однако обычными государственными служащими они еще не стали, оставаясь советниками назначенных государством чиновников и служа как бы связующим звеном между аппаратом и низами. 134. По древним ритуалам (еще эпохи Чжоу), чиновники и правители в знак траура обнажали руку до плеча. 135. Император или князь сидел обычно лицом к югу, а приближенные должны были стоять перед ним лицом к северу (это правило соблюдалось и на пиршествах). Отсюда выражение «сидящий лицом к югу» иносказательно означало «правитель», а «стоящий лицом к северу» — «подданный, слуга». 136. Фраза нань фу Цзян Хань ися Ш У? ?ГШ Ш Т не вполне ясна. Плыть с армией вниз по рекам Ханьшуй и Янцзы Лю Бан практически не мог. Он находился в среднем течении Хуанхэ, откуда прямых водных путей в южные районы не существовало (на это указывал и Ху Сань-син в комментарии к Цзы чжи тун-цзянь). К тому же у ханьцев не было такого большого флота, чтобы перебрасывать на юг армию по воде. Поэтому глагол фу истолкован нами не буквально, а в более общем смысле: «спуститься на юг к рекам Янцзы и Ханьшуй» — с явной целью напасть на коренные земли Чу. 137. О Чэнъяне см. коммент. 154 к гл. 7. 138. О Пинъюане см. коммент. 155 к гл. 7. 139. Пэнчэн (см. коммент. 23 к гл. 7) был в это время главным городом и ставкой Сян Юя. О спорах по поводу указанных пяти чжухоу мы упоминали в коммент. 158 к гл. 7. Современный ученый Ян Шу-да считает более или менее доказанным участие следующих армий: правителей Вэй, Хэнани, Хань(2), Инь, Чжао (см.: Ян Шу-да, Заметки о Хань шу, с. 11). 140. Эти события подробно отражены в гл. 7. О владении Лу см. коммент. 159 к гл. 7, о Хулине — коммент. 25 к гл. 7, о Линби и Суйшуй — коммент. 162 к гл. 7. 141. Как явствует из рассказа в гл. 7 Ши цзи и в гл. 1 Хань шу, чусцам удалось захватить отца и жену Лю Бана. Мать Лю Бана умерла раньше этих событий, а дети его были подобраны Лю Баном по дороге и с большими трудностями вывезены из окружения. Сын вскоре был объявлен наследником престола. Таким образом, упоминание в числе захваченных матери и детей Лю Бана в гл. 8 противоречит другим версиям, на что обращали внимание китайские комментаторы. Некоторые ученые интерпретируют слова фуму ци цзы стоящие в главе, не как конкретное перечисление степеней родства, а как общее понятие «родные». Представляется, что такое истолкование удачно решает вопрос. 142. О Сяи см. коммент. 167 к гл. 7. Дан— название уезда, учрежденного при Цинь. Находился на землях совр. уезда Даншань пров. Аньхой. 143. Юй — древний город, находившийся на территории совр. уезда Юй- чэн пров. Хэнань к западу от Даншаня. 144. Здесь говорится о спасении только сына Лю Бана, спасенная дочь не упоминается. Причина в том, что сын был наследником престола, а девочка, даже принцесса, играла маловажную роль в политике государства и ее судьба не особенно занимала хронистов. 145. Относительно Яояна (уезд Линьтун в Шэньси) см. коммент. 6 к гл. 7. 146. О Фэйцю (уезд Синпин в Шэньси) см. коммент. 120 к гл. 7. 147. Об Иньяне (одноименный уезд в Хэнани) см. коммент. 168 к гл. 7. О Цзин и Со см. коммент. 172 к гл. 7. 148. Об области Хэдун (на юго-западе Шаньси) см. коммент. 123 к гл. 7. Область Тайюань занимала центральные районы совр. пров. Шаньси (хотя и не входила в число земель княжества Вэй). Область Шандан занимала юго-восток Шаньси. Таким образом, эти три области охватывали территорию почти всей совр. пров. Шаньси (кроме сев.-запада). При упоминании областей и времени их создания обнаруживаются некоторые неточности и противоречия. Земли района Тайюань некогда входили в состав княжества Чжао, и такая область уже была создана после свержения чжаоского вана Се. Поэтому упоминание Тайюани, скорее всего, ошибка. Не случайно, в гл. 16 Ши цзи названы только две области: Хэдун и Шандан, образованные после захвата земель Вэй (Истзап, т. III, с. 349), а в гл. 92 Ши цзи — лишь одна область Хэдун (Истзап, т. VIII, с. 113). Можно предположить, что события разного времени здесь оказались соединенными вместе. Отметим еще одну деталь. В Хань шу (а затем и в Цзы чжи тун-цзянь) события, связанные с вэйским ваном, отнесены ко второму году правления Хань, а не к третьему, как в данной главе. Лян Юй-шэн высказывается в пользу второго года Хань, т.е. 205 г. до н.э. (ЛЮШ, кн. 3, гл. 6, с. 27). 149. О Цзинсине см. коммент. 52 к гл. 6. 150. Относительно Ао (уезд Инъян в Хэнани) см. коммент. 173 к гл. 7. 151. Предложения Чэнь Пина и претворение их в жизнь изложены в главах 7, 8, 56 Ши цзи, отличаясь лишь в деталях, дополняющих общую картину. Подвергнув критике тактику Лю Бана, Чэнь Пин одновременно показал силу и слабости Сян Юя и предложил попытаться внести разлад в отношения Сян Юя и его помощников. Первой задачей стало лишить Сян Юя помощи умного Фань Цзэна. Это якобы и было осуществлено при помощи денег и дезинформации (см. гл. 7 в данном томе и гл. 56, — Истзап, т. VI, с. 227-228). В этом предании, изложенном Сыма Цянем в нескольких главах, сомнительно следующее: во-первых, нигде не указано, кому и когда это золото вручалось; во- вторых, 40 тыс. цзиней золота (один цзинь в начале Хань составлял 258 г) должны были весить более Ют! Ясно, что такого количества золота Лю Бан не имел и тем более не мог возить с собой в трудные походы. Передать такое количество драгоценного металла какой-либо посланец тоже не смог бы. Следовательно, конкретную цифру 40 тыс. цзиней золота следует понимать фигурально — как большую сумму. 152. Юань-шэн (пишется или которого не получал (см. гл. 7). 163. Имеются в виду три циньских военачальника: Чжан Хань, получивший титул Юн-вана, Сыма Синь, получивший титул Сай-вана, и Дун И, получивший титул Чжай-вана. По смыслу обвинение относится ко всем трем генералам (так толкует Ли Ци, переводит Г.Дабс). Однако Э.Шаванн (МИС, т. 2, с. 376) и Б.Уотсон (Records, vol. I, с. 103) переводят единственным числом, имея в виду одного Чжан Ханя, что едва ли верно. 164. Основные прегрешения Сян Юя изложены в первых девяти пунктах обвинения. В последнем, десятом пункте, казалось бы повторяющем уже известные преступления Сян Юя, дается морально-этическая оценка методов его управления. Пункт этот чисто конфуцианский, и в нем, с точки зрения ханьского историка, должна была быть заложена большая обличительная сила. Другое дело — следовало ли его нумеровать. Накаи Сэкитоку предполагает, что три слова: цзуй ши е ff -f- -fb,— «это — десятое преступление» — являются излишней вставкой. Мидзусава Тоситада отмечает, что в одном из сунских ' списков Ши цзи не было цифры 10 (Мидзусава, т. II, гл. 8, с. 50), но этого еще недостаточно, чтобы исключить эти слова из существующего текста. 165. Обвинительный вердикт Лю Бана— весьма интересный исторический документ (хотя и переданный традицией в устной форме). В нем уже отразились г политические и моральные устои формировавшейся ханьской империи: чисто конфуцианское осуждение убийства государя подданным, осуждение нарушений слова и договора. Особо подчеркнута аморальность и жестокость Сян Юя, хотя сам Лю Бан и весь ханьский лагерь, как явствует из Анналов, проявлял не меньшее вероломство, алчность и жестокость, вырезая целые города. Оба обращения Лю Бана к жителям Гуаньчжуна и его обвинительная речь помещены в сборнике древних текстов, составленном Янь Кэ-цзюнем (1762— i 1843) (Янь Кэ-цзюнь, Полное собрание текстов, т. I, с. 131), и могут рассмат риваться как записи того времени. Ю.Л.Кроль считает даже последнюю речь «аутентичным документом III в. до н.э.» (Кроль Ю.Л., Сыма Цянь — историк, с. 333), что выглядит преувеличением по отношению к устному выступлению, о котором могли сохраниться в лучшем случае пометы писцов-секретарей. ' 166. Этим нехитрым маневром Лю Бан хотел преуменьшить перед лицом врага серьезность своего ранения и избежать паники в войсках. 167. О Яояне (на территории совр. уезда Линьтун пров. Шэньси) см. коммент. 6 к гл. 7. 168. Последние 19 иероглифов о Пэн Юэ полностью повторяют фразу на с. 375, — ШЦ, т. I (см. также с. 182 нашего перевода). Цуй Ши и Такигава полагают, что в первом случае, под 3-м годом правления Хань, упоминание этих * событий излишне. Но Лю Чжан-вэнь рассматривает это повторение как наме ренный акцент историка на значении действий Пэн Юэ. 169. О разделе Поднебесной, о советах Чжан Ляна и Чэнь Пина несколько подробнее говорится в гл. 7. , 170. Относительно Янцзя (уезд Тайкан в Хэнани) см. коммент. 212 к гл. 7. О Гулине (у города Хуайян в Хэнани) — коммент. 214 к гл. 7. 171. По совету Чжан Ляна, Лю Бан обещал передать Хань Синю после победы над Чу все земли к востоку от Чэнь, а Пэн Юэ— все зем- ли к северу от Суйяна; только тогда оба полководца выступили в поход (см. гл. 7). 172. О Шоучуне (уезд Шоусянь пров. Аньхой) см. коммент. 218 к гл. 7. 173. Из текста Ши цзи трудно понять, кого должен был встретить Чжоу Инь. Однако в Хань шу ясно указано, что он встретил Цин Бу и они совместно расправились с населением Чэнфу (ХШБЧ, т. 1, гл. 1, с. 62). В новом издании Ши цзи Гу Цзе-ган взял в скобки знак чжи как излишний, и, таким образом, имя Цин Бу стало дополнением к глаголу ин — «встречать». На ненужность знака чжи указывал еще Лян Юй-шэн (ЛЮШ, кн. 3, гл. 6, с. 20). Мы приняли во внимание эту поправку. 174. В главе написано суй хэ Щ fqj, что можно принять за фамилию и имя адъютанта Лю Бана, упоминавшегося ранее. Таков перевод Э.Шаванна (МИС, т. 2, с. 378), Отакэ (ГГС, т. I, с. 221). Однако Суй Хэ нигде не упоминается как военачальник, кроме того, в гл. 7 Ши цзи и в гл. 1 Хань шу иероглиф хэ вообще отсутствует в данном отрывке, а суй выступает в основном значении — «следовать». Поэтому Лян Юй-шэн, Ван Сянь-цянь, Такигава, Гу Цзе-ган считают хэ ошибочно интерполированным в текст. Мы, как и Б.Уотсон, перевели без учета этого знака. 175. О Чэнфу и Гайся см. коммент. 219 к гл. 7. Гайся находился севернее реки Хуайхэ в совр. пров. Аньхой. Наступавшие на Сян Юя армии пытались окружить его с четырех сторон: с юга от городов Шу и Лю шла армия Чжоу Иня, входившая до этого в состав чуских войск; несколько западнее из Шо- учуня продвигались отряды Лу Цзя и Пэн Юэ; прямо с запада на восток наступала армия самого Лю Бана, а рядом с ней и следом — войска Цин Бу; с севера же на юг двигалась армия княжества Ци под командованием Хань Синя. Все эти события, связанные с прибытием Хань-вана в Янцзя и Гулин и с последующими сражениями объединенных сил Лю Бана с чуской армией, отнесены в гл. 7 Ши цзи, в гл. 1 Хань шу, в Цзы чжи тун-цзянь (ЦЧТЦ, т. I, с. 350) к зиме пятого года правления Хань (ноябрь 203 г.). Только в гл. 8 они почему-то описаны еще под четвертым годом правления Хань. Естественно предположить, что слова «пятый год» могли быть случайно передвинуты в тексте на несколько строк ниже. Конечно, речь идет.о разнице максимум в два месяца и смысла это существенно не меняет, но разнобой налицо. 176. Военачальника Куна звали Си, он носил титул Ляо-хоу. Военачальника Фэя звали Чэнь Хэ, он носил титул Фэй-хоу. 177. Цзян-хоу по имени Чжоу Бо был земляком Лю Бана. Вначале командовал отрядом и носил титул Вэйу-хоу, потом получил титул Цзян-хоу. Служил Гао-цзу и последующим императорам Хань на разных должностях: тай- вэя, сяна. Его жизнеописание дано в гл. 57 «Исторических записок» (Истзап, т. VI, с. 236-245). Имя военачальника Чая — Чэнь У. Для текста Анналов, и в частности для гл. 8, характерны пестрота и разнобой в употреблении имен, должностей и титулов. Наиболее часто встречаются следующие комбинации и случаи: а) только фамилия и имя: Лю Цзя, Чжоу Инь, Пэн Юэ и др.; б) только титул без имени: Лю-хоу, Хайчунь-хоу, Цун-гун и др.; в) фамилия с титулом или званием: Хань-ван Синь, Чжао-ван Се, Кун- цзянцзюнь, Ли-шэн и др.; г) соединение части титула и должности: Фэй- цзянцзюнь— «военачальник Фэй» (это Чэнь Хэ с титулом Фэй-хоу), Чай- цзянцзюнь— «военачальник Чай» (это Чэнь У с титулом Чай-хоу) и т.д. Объяснить выбор того или иного приема трудно. В этом сказывались политические симпатии историка, желание в отдельном случае выразить свое отношение к историческому персонажу, указать место данной личности в описываемом событии, и, наконец, обычная для древних текстов свобода в обращении с именами и титулами, варьируемыми весьма широко. 178. Лян Юй-шэн отмечает ряд неточностей в последнем отрывке. Это, во-первых, преждевременное употребление титула «император» по отношению к Хань-вану; во-вторых, употребление прежнего титула Хань Синя — Хуайинь-хоу, хотя он уже был объявлен Ци-ваном; в-третьих, неверное титулование Чжоу Бо и Чэнь Хэ, которые получили титулы Цзян-хоу и Фэй-хоу лишь на 6-м году правления Хань (ЛЮШ, кн. 3, гл. 6, с. 30). Следует отметить, что большого значения все это не имеет, так как именно в новых качествах названные люди остались известными в Анналах. 179. В гл. 8 после имени Сян Юя стоит иероглиф цзу который может означать как существительное «солдаты» (Э.Шаванн, — МИС, т. 2, с. 379; Б.Уотсон, — Records, vol. I, с. 105), так и наречие «в конце концов». Однако в параллельных фразах гл. 7 Ши цзи (ШЦ, т. I, с. 333) и гл. 1 Хань шу (ХШБЧ, т. I, с. 62), а также в Цзы чжи тун-цзянь (ЦЧТЦ, т. I, с. 351) стоит слово е Щ— «ночь», что соответствует логике изложения, так как Сян Юй находился ночью в своей палатке. Поэтому в согласии с мнением Чжан Вэнь-ху (см. ХЧКЧ, т. II, с. 670), Г о Сун-тао (с. 69) и других комментаторов, считающих цзу ошибкой, мы в переводе этот знак опускаем, поставив в скобках слово «ночью». 180. О Дунчэне (уезд Динъюань пров. Аньхой) см. коммент. 225 к гл. 7. Накаи Сэкитоку считает, что разбитые части чуской армии после бегства Сян Юя оставались в окружении под Гайся и фраза об истреблении 80 тыс. воинов относится к действиям ханьской армии в целом, а не к одному Гуань Иню. 181. Хуай-ван в свое время уже пожаловал Сян Юю титул луского гуна, поэтому Лю Бан и решает похоронить его в Лу. О значении подобных церемоний по отношению к поверженному врагу см. коммент. 233 к гл. 7. Целью этих актов было внушать уважение к знати вообще. 182. В гл. 1 Хань шу эта мысль выражена более четко: «Не может быть использовано имя (титул), в котором пустое название и нет содержания» (ХШБЧ, т. I, с. 65). 183. Бань Гу вводит в текст слово минь— «народ», т.е. хочет выразить мысль, что его титулование послужит для блага народа. 184. День цзя-у приходится на вторую луну этого года, что отмечено в Хань шу (ХШБЧ, т. I, с. 65), в комментариях Сюй Гуана, Лян Юй-шэна и др. Подсчеты ученых (Э.Шаванн их приводит,— МИС, т. 2, с. 381; см. также: «Тун-бао», т. 6, с. 24) показывают, что это был третий день второй луны, т.е. 28 февраля 202 г. до н.э. Таким образом, в гл. 8 пропущены два слова: эр юэ 12 Я — «во второй луне». Река Сышуй — в данном случае река, протекавшая на границе уездов Цао- сянь и Динтао в пров. Шаньдун. Это косвенно подтверждают гл. 99 Ши цзи (Истзап, т. VIII, с. 199) и гл. 43 Хань шу (ХШБЧ, т. V, с. 3589), где местом возведения Лю Бана в ранг императора назван Динтао. Северо-западнее Динтао до новейшего времени существовала площадка, именовавшаяся Гао-цзу тань — «Алтарь Гао-цзу», с которой предания связывали акт его интронизации. 185. Линьсян — древний город и центр области Чанша; находился на территории совр. уезда Чанша пров. Хунань. 186. Большинство указанных имен, титулов и названий мест встречались в седьмой и в данной главе и уже прокомментированы нами. Весь абзац рассматривался при переводе как текст указа Гао-цзу, что подтверждает и публикация Янь Кэ-цзюня (см. его «Полное собрание текстов», с. 131). В переводах Э.Шаванна (МИС, т. 2, с. 381), Отакэ (ГГС, т. I, с. 223) и Б.Уотсона (Records, vol. I, с. 106) в речь или указ включены только первые фразы об И-ди и Хань Сине, остальное излагается косвенной речью как описание действий Гао-цзу. Такая интерпретация, вероятно, тоже возможна, однако недостаточно аргументирована. Неясно, почему в указ попали только фразы о Хань Сине, да и то не полностью (в новом издании Ши цзи под редакцией Гу Цзе-гана весь абзац выступает как единое целое). 187. С этого момента Лю Бан (Лю Цзи) именуется его посмертным титулом — Гао-цзу («Высокий предок»). 188. Как явствует из гл. 51 (Истзап, т. VI, с. 180) и гл. 93 (Истзап, т. VIII, с. 134) Ши цзи, титул Линьцзян-вана в это время носил Гун Вэй— сын Гун Ао. Имя Хуаня до этого не упоминалось. Поэтому мы согласны с мнением Сюй Гуана, Лян Юй-шэна, Такигава Камэтаро, Э.Шаванна, Б.Уотсона и др., что в тексте гл. 8 допущена ошибочная замена знака Вэй на Хуань, и вводим в скобках Вэй. 189. Термин чжухоу-цзы переведен нами «члены семей чжухоу» (так у Г.Дабса, Б.Уотсона). Цинский ученый Чжоу Шоу-чан (1814-1884) поясняет цзы словосочетанием чжишу— «родственники». Сунскнй ученый Сун Ци толкует более расширительно: чжухоу гожэнь, т.е. «все люди чжухоу» (см.: ХШБЧ, т. I, с. 66). Но исходя из социальных условий того времени и политики Гао-цзу, создававшего себе опору среди знати, не следует расширять категорию населения, пользовавшегося льготами. 190. Указанные льготы преследовали, видимо, цель закрепить новую власть прежде всего в землях Цинь. В гл. 8 Сыма Цянь сообщает о мерах Гао-цзу лишь по отношению к знати. Бань Гу рассказывает об этом подробнее. Он, в частности, пишет: «Что касается людей, которые за прошедшее время собирались и совместно искали убежища и горах и болотах, чьи имена и число не записаны, то ныне, коль скоро Поднебесная уже умиротворена, предлагается каждому вернуться в свой уезд и получить обратно прежний ранг, свое поле и дом» (ХШБЧ, т. I, гл. 1, с. 66). Далее следует призыв к хорошему обращению с этими людьми, приказ освободить всех тех, кто был продан в рабство из-за голода, и т.д. Изложение Ши цзи проигрывает в полноте. 191. Имя Гао Ци (повторенное и в Хань шу) больше не встречается в Ши цзи, и личность этого человека остается неизвестной. Поскольку ниже, в ответе Гао-цзу, употреблено местоимение единственного числа гун 3J-, многие комментаторы (Цянь Да-чжао, Такигава Камэтаро и др.) считают, что советы давал один Ван Лин, а имя Гао Ци попало в текст по ошибке. 192. Ю.Л.Кроль полагает, что рассуждения Гао-цзу о причинах его победы и поражения Сян Юя существовали в письменном виде в источниках типа «Ханьские произведенные записи», «Переданное императором Гао-цзу» и др. (Кроль Ю.Л., Сыма Цянь — историк, с. 333-334). Думается, что обоснование власти дома Хань в зафиксированном виде появилось в начале Хань, но не обязательно при Лю Бане. 193. Лю Цзин, носивший ранее фамилию Лоу, был солдатом пограничного гарнизона. За полезный для империи совет о расположении столицы Гао-цзу даровал ему титул Фэнчунь-цзюнь и право носить царскую фамилию Лю. 194. В Хань шу мятеж Цзан Ту упоминается под седьмой луной. В пользу этой даты говорит то обстоятельство, что десятая луна приходится уже на шестой год власти Хань и далее в тексте говорится об осени, но после десятой луны осень наступить не могла. Таким образом, в гл. 8 — ошибка: вместо ци — «семь» случайно написано ши — «десять» (случай нередкий из-за схожести начертаний этих двух знаков). 195. Цзан Ту был пленен в девятой луне, но остановить восстания это, видимо, не смогло, что и вынудило Гао-цзу дополнительно послать Фань Куая на замирение земель Дай. 196. Высокая степень почтения к знатному гостю при встрече его у себя дома требовала взять в руки метелку и, пятясь назад, осторожно разметать перед ним дорожку, да так, чтобы метелка прикрывалась широким рукавом халата, дабы не обеспокоить гостя поднимающейся пылью. Так поступил и отец Лю Бана. 197. Сумма подношения в 500 цзиней золота (около 129 кг) также представляется нереальной. Может быть сумма даров называлась чисто символически или же словом цзинь обозначалась золотая монета-слиток весом 8-15 г. 198. Юньмэн— название озера, находившегося на территории совр. уезда Аньлу пров. Хубэй; о Чэнь см. коммент. 216 к гл. 7. 199. Циньчжун— то же, что Гуаньчжун, т.е. исконные циньские земли среди застав. 200. О Ланъе (уезд Чжучэн в Шаньдуне) см. коммент. 96 к гл. 6; о Цзимо (около города Пинду в Шаньдуне) см. коммент. 134 к гл. 7. Что касается западных пределов Ци, то в главе упоминаются границы, проходившие по чжо хэ Щ ?5J. В новом издании Ши цзи оба иероглифа подчеркнуты как название. Но реки Чжохэ нет в Китае, а имеющаяся река Чжошуй протекала в уездах Иду и Шоугуан в пров. Шаньдун, ближе к востоку, чем западу. Поэтому мы первый знак исключаем из названия реки и берем в основном значении: «мутный, грязный» (так у Ян Шу-да, в переводах Э.Шаванна, Г.Дабса и Б.Уотсона). Под хэ, как много раз прежде, понимается река Хуанхэ. Она действительно была мутной и служила естественной границей земель Ци. 201. В выражении цы дун си Цинь е lib Ж (5 Ш Ф мы разделяем по функции слова дун — «восток» и си — «запад». Первое рассматривается как обстоятельство места, а второе — как определение. Перевод «на востоке имеется [свое] западное Цинь» означает, что своеобразный, хотя и не столь хорошо защищенный, как Цинь, бастион есть и на востоке. Этот бастион— Ци. Однако данное предложение допускает и другую трактовку, указывающую на наличие двух Цинь, сходных по условиям обороны и богатствам, — на востоке и на западе. Именно так передали Э.Шаванн (МИС, т. 2, с. 387), Г.Дабс (The History, vol. I, с. Ill), Б.Уотсон (Records, vol. I, c. 109). Однако указательное местоимение цы говорит, на наш взгляд, скорее в пользу единственного числа. 202. В Хань шу яснее: «простил Хань Синя и даровал ему титул Хуайинь- хоу». Поскольку это по существу был возврат прежнего титула, нами добавлено слово «вновь». 203. Племенам сюнну— северо-западным соседям древних китайцев — посвящена гл. 110 «Исторических записок» (Истзап, т. VIII, с. 323-354). Имеется русский перевод гл. 110, опубликованный В.С.Таскиным в книге «Материалы по истории сюнну». М., 1968, с. 34-62, комментарии: с. 117-151. Маи— резиденция Хань-вана Синя, название уездного города периода Цинь. Находился в 20 км к северо-востоку от совр..уездного города Шосянь в пров. Шаньси. 204. Пинчэн — название уездного города при Хань, находился к востоку от совр. уездного города Датун в пров. Шаньси. Из гл. 110 Ши цзи известно, что вождь сюнну Маодунь, притворно отступая, заманил ханьскую армию на север и Г ао-цзу, оторвавшись от основных сил, раньше других прибыл в Пинчэн, где и был окружен. 205. В гл. 8 события изложены предельно кратко, и поэтому не всегда совпадают с другими главами. Известно, что ханьский император при помощи хитрых уловок сумел вырваться из окружения и потом пошел на заключение мирного договора с сюнну. Однако земли владения Дай еще продолжали слу жить объектом нападений сюнну и перешедших на их сторону Чжао Ли, Ван Хуана и Чэнь Си. 206. Чанъань — столица ханьского Китая. Располагалась на берегу реки Вэйхэ в нескольких километрах от западных пригородов совр. города Сиань — центра пров. Шэньси. В последние десятилетия ведутся раскопки стен и зданий Чанъани. 207. Дунъюань— название уезда, учрежденного при Цинь. Главный город уезда находился к югу от совр. уездного города Чжэндин в пров. Хэбэй. 208. Дворец, точнее комплекс дворцов, Вэйяигун («Дворец бесконечного») располагался в юго-западной части Чанъани (в 8-10 км от современной Сиа- ни). Весь дворцовый комплекс постепенно был обнесен стеной длиною почти 11 км, с массивными воротами в ней. Всего насчитывалось 43 дворцовых здания, описания которых сохранились в исторической литературе. 209. Божэнь — название поселения, с Хань — уездного города. Находился к западу от совр. уездного города Таншань в пров. Хэбэй. В гл. 89 «Исторических записок» и в гл. 1 Хань шу этот эпизод расцвечен подробностями. Перед ночевкой Гао-цзу спросил о названии места, которое он ассоциировал с иероглифами бо жэнь зй Л — «вредить людям» и из-за этого якобы не остался здесь ночевать, и тем избежал гибели (Истзап, т. VIII, с. 90; ХШБЧ, т. I, с. 79). 210. В 8-й и 18-й главах Ши цзи низложение Лю Чжуна датировано восьмым годом династии Хань, т.е. 199 г. до н.э., а в Хань шу — двенадцатой луной седьмого года, т.е. 200 г. Лян Юй-шэн считает вторую дату более точной. В названии титула должен быть знак д[5, ане р как в гл. 8. 211. Переселение знатных родов, осуществленное по совету Лю Цзина, преследовало цель ослабить сопротивление местной аристократии, которая в период падения Цинь вновь подняла голову, стремясь к децентрализации власти. Мера эта применялась и Цинь Ши-хуаном, а правители Хань лишь повторили ее. 212. Чжи — круглая чара или чаша для вина, размером примерно до 10 см в диаметре и 7 см в высоту; объем чжи составлял 3/4 шэна (т.е. порядка 250 г). 213. Лии (уезд Линьтун в Шэньси) — см. коммент. 49 к гл. 6. Ханьские источники объясняли переименование тем, что отец Гао-цзу скучал по родному селению ^>эн, поэтому и дали название Синьфэн («Новый Фэн») и переселили туда его земляков. Может быть, переименование связано с тем, что близ Лии был захоронен Цинь Ши-хуан. 214. Гао-цзу всеми мерами пытался расколоть лагерь восставших. В Хань шу сказано отчетливее: «...все, кто сумеет покинуть Чэнь Си и Ван Хуана и вернуться, будут помилованы» (ХШБЧ, т. I, гл. 1, с. 83). 215. Ханьдань— в период Чжоу селение княжества Вэй, затем — столица Чжао. При Цинь— центр одноименной области. Находился на юго-западе совр. уезда Ханьдань пров. Хэбэй. В просторечии иногда называется «городом чжаоского вана» — Чжаованчэн или еще короче — Чжаочэн. 216. Цюйни— название древнего поселения, с Хань— уездного города. Находился в 10-11 км к юго-востоку от совр. уездного города Ваньсянь в пров. Хэбэй. 217. Ляочэн— название древнего поселения в княжестве Ци. С Хань — уездный город. Находился в 7-8 км к северо-западу от совр. уездного города того же названия в пров. Шаньдун. 218. Из императорского эдикта, приводимого в Хань шу, ясно, что владение Чжао, находившееся к югу от гор, с трудом справлялось с управлением северными районами, которые к тому же граничили с землями кочевых племен сюнну и часто подвергались набегам. Поэтому было вновь произведено выделение владения Дай. О Цзиньяне (уезд Тайюань в Шаньси) см. коммент. 7 к гл. 6. 219. Даты этих событий в различных главах не совпадают. В гл. 8, а также в главах 91 и 93 «Исторических записок» казнь Пэн Юэ отнесена к лету (см.: Истзап, т. VIII, с. 105, 136). В гл. 17 Ши цзи (Истзап, т. III, с. 371) и в гл. 1 Хань шу оба события — возведение в ранг ванов двух сыновей Гао-цзу и мятеж Пэн Юэ — датированы третьим месяцем, т.е. весной 196 г. Титул Хуайян-вана отдавал во владение сыну Гао-цзу Ю землю вокруг города Чэнь в Хэнани. 220. Се — город в совр. уезде Тэнсянь пров. Шаньдун. 221. Э.Шаванн замечает, что Чану, сыну Г ао-цзу, в это время могло быть не более двух-трех лет (МИС, т. 2, с. 396). 222. Куайчжуй находился к западу от Цзи в совр. уезде Сусянь пров. Аньхой. 223. Чжу тя— старинный струнный инструмент с 5, 13 либо 21 струной (типа цитры или гуслей, по струнам которых ударяли бамбуковыми палочками). 224. Термин танмуи исторически менял свое содержание. В эпоху Чжоу чжухоу, прибывавшие на аудиенцию к чжоускому вану или на церемонию жертвоприношений высшим духам в столице и на горе Тайшань, обязаны были подготовиться к этому событию: вымыться с дороги, очиститься постом. Для этой цели каждому владетельному князю выделялось отдельное подворье, где он останавливался и где держал свою челядь (см.: Ли цзи, — ШСЦ, т. 20, кн. 2, гл. 13, с. 637). В этом значении термин танмуи можно перевести «банное подворье». С укреплением единого государства императоры, ваны, императрицы и принцессы стали под этим же названием заводить лично им принадлежащие поместья (вотчины), с которых они получали доходы. Население этих поместий получало определенные льготы, как мы видим в случае с Лю Баном. (В русской исторической литературе слово «поместье» ассоциируется с феодальной системой отношений, но нами оно используется вне связи с формаци онной характеристикой общества.) Во втором значении термин можно перевести «банное поместье (вотчина)». 225. Относительно местонахождения реки Таошуй, или, по Сюй Гуану, Дао- шуй, нет ясности. Уже комментаторы Су Линь и Жу Чунь не могли сказать, где она находилась. Сюй Гуан указал очень неопределенно: «между Янцзы и Хуайхэ». Лян Юй-шэн, анализируя возможные пути отступления Цин Бу от Хуайхэ до Пояна, полагает, что речь, скорее всего, идет о реке Бишуй в области Цзюцзян, название которой по сходству знаков написано ошибочно (ЛЮШ, кн. 3, гл. 6, с. 37). Гу Цзу-юй (1631-1693), поддержанный Ван Сянь-цянем, считает, что речь идет об озере Таоху между провинциями Чжэцзян и Цзянси. 226. Данчэн — с Хань уездный город. Находился на востоке совр. уезда Вэйсянь пров. Хэбэй. В гл. 57 Ши цзи (Истзап, Т. VI, с. 238) и в гл. 1 Хань шу (ХШБЧ, т. I, с. 91) усмирителем владения Дай назван другой военачальник Хань — Чжоу Бо, нанесший поражение Чэнь Си. 227. Г о Сун-тао справедливо подметил, что для всех ванов названы лишь титулы и только в одном случае упомянуто имя Чэнь Шэ. Это выпадает из общего порядка, поэтому комментатор два иероглифа имени считает излишней вставкой (Го Сун-тао, с. 72). 228. В Хань шу это повеление передано в форме императорского указа — чжао. Ханьский император стремился показать, что он чтит своих предшественников и не будет ущемлять прерогативы князей. Такой шаг диктовался непре- кращающимися восстаниями в бывших княжествах в первые годы власти Хань. В указе, кроме того, говорилось об освобождении семей, назначенных присматривать за могилами знати, от всех других повинностей (ХШБЧ, т. I, гл. 1, с. 91). 229. Образное выражение: «В простой холщовой одежде с мечом длиною в три чи в руках» (три чи при Хань — примерно 83 см) адекватно понятию «простолюдин, незнатный, простой солдат». 230. Бянь Цяо — анатом, отец китайской пульсологии, один из первых известных крупных врачей древности (VI-V вв. до н.э.). Его имя и медицинские достижения, ему приписываемые, через несколько веков после его смерти обросли легендами, объединив, по-видимому, деятельность многих лиц. Его жизнеописание историк поместил в гл. 105 Ши цзи (Истзап, т. VIII, с. 246-252). 231. Выражение бай суй чжи хоу 5 равноценно сы чжи хоу ft fs — «после смерти, после кончины». 232. Слово най Jb здесь трактуется как местоимение 2-го лица — жу Накаи Сэкитоку предположил, что вопрос о дальнейших преемниках и ответ Гао-цзу являются позднейшим добавлением (см.: ХЧКЧ, т. И, с. 692), но ничем не аргументировал своего мнения. В Хань шу ив Цзы чжи тун-цзянь этот диалог полностью сохранен. 233. Фраза цяо цзе эр дай Ш Л.ШШ — «поднять ногу, встать на цыпочки и ждать» служит для выражения нетерпения и ожидания. 234. Сюй Гуан отметил, что храм Лю Бану ранее уже был создан в Фэн, поэтому в Пэй, очевидно, создавался второй подобный храм. Отсюда слово юань Jjft в данном контексте означает не «основной», а «второй». 235. Этот отрывок из эпилога восьмой главы имеет важное значение для понимания мировоззрения Сыма Цяня, его концепции исторического кругооборота и, следовательно, его философии истории (перевод отрывка был дан нами во вступительной статье к т. I «Исторических записок», с. 121-122). Эта концепция историка исследуется в статье Н.И.Конрада «Полибий и Сыма Цянь» (с. 54-88), в монографии Ю.Л.Кроля «Сыма Цянь — историк» (с. 8592), в работе Б.Уотсона «Сыма Цянь. Великий историк Китая» (Watson В., Ssu-ma Ch'ien. The Grand Historian of China, c. 142-143). Исследователи в общем сходятся на том, что историческая цикличность, отраженная в смене господствующих политических и моральных категорий, отнюдь не отрицает прогресса в историческом развитии и не приветствует стагнацию в развитии общества. Безусловно понимавший, как далеко ханьский Китай его времени ушел от далекой древности, Сыма Цянь все же оставался в плену теории о циклической смене моральных качеств и категорий, тем самым отдавая дань традиционной «теории о смене пяти элементов», определявшей все другие круговые циклы. Трактовка соответствующих терминов в переводах эпилога главы отличается в оттенках значений. Так, для слова чжун JjS нами принят русский эквивалент «прямодушие» (так же у Н.И.Конрада; у Ю.Л.Кроля— «искренность, преданность»; у Э.Шаванна — sincere, у Б.Уотсона — good faith); для слова цзин У нас принято слово «почтительность» (у Конрада — «инстинкт почитания, почитать», у Кроля— «благоговейное почитание», у Шаванна — respect, у Уотсона— piety); для слова вэнь у нас принят перевод «внешняя изысканность (у Конрада — «культура», у Кроля — «цивилизованность, культура», у Шаванна — politesse, у Уотсона — refinement). Соответственно антиподы этих трех моральных качеств, т.е. изъяны, которые приводили к падению нравов и в конечном счете к смене династии, переведены следующими словами: еЩ — у нас — «неотесанность» (у Конрада — «дикарство», у Кроля — тоже «неотесанность», у Шаванна— grossiers, у Уотсона — rusticity); гуй — у нас — «суеверие» (у Конрада — «культ темных божеств, дьявольщина», у Кроля — «суеверное поклонение духам», у Шаванна — superstitieux, у Уотсона — superstitious concern for the spirit); сы Щ — у нас — «неискренность» (у Конрада — «фальшивость», у Кроля — «внешнее (неискреннее) соблюдение узаконений», у Шаванна— frivole, у Уотсона — hollow show). Весь этот цикл смены господствующих моральных категорий служил проявлением тянь тун — определенного Небом миропорядка, некоей якобы имманентно присущей историческому развитию силой. 236. Горы Чанлин находились к северу от Вэйхэ в Шэньси. Надмогильный курган Г ао-цзу находится на востоке Чанлина в общем пантеоне ханьских императоров. ГЛАВА ДЕВЯТАЯ 1. В «Исторических записках» весь 15-летний период, с 194 по 180 г. до н.э., описан в анналах императрицы Люй, хотя формально 194-188 гг. считались временем правления сына Г ао-цзу — Хуй-ди, а после него императрица для проформы возводила на престол последовательно сначала сына дочери Сюаньпин-хоу, а затем сына Чаншань-вана по имени И. В действительности все эти годы она правила империей самовластно с помощью родичей из клана Люй. Средневековые китайские историографы (в частности, Лю Чжи-цзи и Чжэн Цяо) осуждали Сыма Цяня за то, что он посвятил главу описанию деяний императрицы-узурпатора, а не законному императору Хуй-ди. Бань Гу, составлявший «Историю ранних Хань» через полтора столетия после Сыма Цяня, по-видимому придерживаясь ортодоксальных взглядов верхушки общества, пошел компромиссным путем и разделил этот период на две части. Описание первых шести лет дано им в анналах императора Хуй-ди, а последующие восемь лет— в анналах императрицы Люй. Сыма Цянь поступил более объективно, ибо из приведенных в главе фактов явствует, что весь этот период правила сильная и властная женщина— вдовствующая императрица Люй. 2. Жу-и получил этот титул в 198 г. до н.э., после усмирения мятежа Гуань Г ао, советника чжаоского вана Чжан Ао. 3. Речь идет о походах Гао-цзу на восток в 197-196 гг. против поднявших восстание Чэнь Си и Цин Бу. 4. На одиннадцатом году правления Хань (196 г. до н.э.) именно императрица (пока Гао-цзу был в походе) весной ускорила расправу с Хуайинь-хоу Хань Синем, а летом с Пэн Юэ, уничтожив их родню в трех поколениях. Эти факты, вероятно, и имел в виду историк. 5. Чжоу Люй-хоу звали Люй Цзэ. Погиб он, по мнению Хун Лян-цзи, на восьмом году правления Гао-цзу (199 г. до н.э.) во время похода против Хань- вана Синя (см.: ХЧКЧ, т. II, с. 701). 6. В тексте употреблен термин юнсян тХ #, обозначавший одно из дворцовых помещений с длинными галереями и переходами, предназначенное для женщин. Более позднее название — итин ШШ — «флигели, внутренние покои дворца». 7. О Башане (недалеко от Чанъани в Шэньси) см. коммент. 86 к гл. 7. 8. Во фразе сказуемое шэ ft — «стрелять». Однако в Тайпин юй-лань цель раннего выезда императора указана точнее — шэ чжи Щ, — «пострелять фазанов», т.е. поохотиться (ТПЮЛ, т. I, гл. 87, с. 146). Мы даем перевод «на охоту». 9. Искалеченную женщину поместили в^э?, т.е. в «отхожее место, яму». В аналогичном тексте Хань шу находим словосочетание цзюй юй Щ (равноценное ку-ши ШШ)— «подвал, низкое помещение, яма». Скорее всего, это было подвальное помещение, отведенное под черные службы, где находились и ямы для сбора нечистот. Слово чжи — «свинья» в литературе нередко связывалось с понятием о прелюбодеянии (чжи-фу— «любовник»). Поэтому Люй-хоу, очевидно, и употребила кличку «человек-свинья». 10. Добровольный уход Хуй-ди от управления и разгульная жизнь, которую он вел, рассматривались в исторической литературе как свидетельства его слабости и безответственности. Сыма Гуан в послесловии обвиняет императоров в отсутствии чувства долга (ЦЧТЦ, т. I, с. 410). Надо полагать, он был действительно слабовольным и сопротивляться властной и жестокой Люй-хоу не смог, а соратники покойного императора поддержки ему не оказали. 11. Относительно термина танмуи («банное поместье») см. коммент. 224 к гл. 8. 12. Накаи Сэкитоку (см.: ХЧКЧ, т. II, с. 706) отмечает, что муж Лу-юань — Чжан Ао был еще жив, следовательно, ее сын Янь не стал луским ваном. Но в таком случае дочь императрицы не следовало именовать ван-тайхоу — вдовствующей княгиней. Здесь, как и во многих других случаях, — частое для древних книг перенесение более поздних титулов на ранние периоды. 13. Ди — по словарю Шо вэнь, резиденция, подворье чжухоу, ванов, позднее — начальников областей в столице и ее пригородах. Чжухоу пользовались этими подворьями при приездах для очередных представлений императору. 14. В комментариях к Хань шу и в тексте гл. 2 этой книги указывается, что над сооружением стены вокруг Чанъани трудились 140 тыс. человек. Стена была завершена в девятой луне пятого года правления Хуй-ди (ХШБЧ, т. I, с. 108). Если эта дата более точна, что весьма вероятно, так как выражение «на пятом-шестом годах» необычно для анналов, где события датируются с точностью до дней, то можно предположить в девятой главе ошибку. Вместо слов лю нянь — «шестой год» должно было бы стоять цзю юэ — «девятая луна» (такого мнения придерживался Лян Юй-шэн). Стена вокруг Чанъани, по свидетельству источников, имела в окружности до 63 ли, т.е. примерно 30 км. Двенадцать больших ворот, защищенных башнями, соединяли во всех направлениях столицу с периферией страны. О комплексе дворцов Вэйянгун говорилось в коммент. 208 к гл. 8. 15. Хуй-ди умер 23 лет от роду. Похоронен он в Аньлине. В противоположность Сыма Гуану ханьский Бань Гу в эпилоге его анналов назвал Хуй-ди «великодушным и гуманным монархом», сожалея о его гибели (ХШБЧ, т. I, с. 109). Однако у Сыма Цяня, да и у Бань Гу, нет описания каких-либо реальных поступков этого номинального монарха, которые подтверждали бы его высокие качества. Сыма Цяня отделяло от этого периода всего 70-80 лет, и он не дал высокой оценки Хуй-ди, поэтому заключение Бань Гу представляется данью конфуцианской традиции. 16. Рассуждения пятнадцатилетнего пажа императора и его советы премьер-министру страны по политическим вопросам, на наш взгляд, явно придуманы и введены в текст лишь для того, чтобы показать, как протекал захват власти кланом Люй. Цзочэнсяном в это время был Чэнь Пин, ючэнсяном — Ван Лин. 17. Сяо Хуй умер в восьмой луне, а похоронен в девятой луне. Длительный разрыв во времени между физической смертью и датами захоронения монархов и князей определялся традицией и ритуалом. В Ли цзи сказано: «Сына Неба в течение семи дней [после кончины] обряжают и кладут в гроб, в течение семи месяцев его хоронят» (ШСЦ, т. 20, Ли цзи чжэнъи, кн. 2, с. 566). При этом принимались меры, предохраняющие тело от разложения: гроб тщательно шпаклевали, в рот покойнику клали специальные травы, натирали тело и т.д. (об этом см.: Васильев Л.С., Культы, религии, традиции в Китае, с. 147— 154). 18. Хуй-ди сыновей не имел, поэтому был взят ребенок у какой-то красавицы в императорском гареме. Очевидно, из-за этого имя нового императора ни у Сыма Цяня, ни в других ханьских источниках не называется. 19. В Древнем Китае заключение многих важных соглашений, союзов и произнесение клятв сопровождалось, как и у других народов, церемониями, символизировавшими верность даваемому слову. С периода Чжоу такая церемония включала ритуал помазания уголков губ участников соглашения кровью приносимых тут же в жертву животных. Упоминание об этом встречается у Мэн-цзы (ЧЦЦЧ, т. I, Мэн-цзы чжэнъи, гл. 12, с. 497), в гл. 76 «Исторических записок» (Истзап, т. VII, с. 186). Из слов Ван Лина можно заключить, что в начале Хань сохранялись еще какие-то реликты этого обряда. 20. Вера в то, что души умерших людей продолжают свои земные отношения в потустороннем мире, отражена в фольклоре и в древних источниках. В загробном мире китайцы видели точную копию мира земного. Мы уже познакомились с описанием гробницы Цинь Ши-хуана (см. гл. 6), в которой имитировались вселенная и царский двор. В данном месте впервые в Ши цзи мы встречаемся с тем, что потусторонний мир назван дися — «под землей, внизу, в том мире». В надписи на тазе периода Восточной Хань, найденном в 1935 г., приведено перечисление всех «подземных чиновников» и даров, им положенных, что подтверждает существование таких верований в эпоху Хань (см.: Го Мо-жо, Эпоха рабовладельческого строя, с. 121-122). 21. Смысл ответа Чэнь Пина и Чжан Ляна таков: необходимо позаботиться о будущем империи, о сохранении власти Хань на длительный период. Умные сановники предпочли не вступать в конфликт с властной и сильной Люй-хоу, проводившей достаточно разумную политику, а пойти навстречу ее желаниям. При этом они стремились не только сохранить свои жизни, но и власть царского дома, надеясь, вероятно, на временный характер господства клана Люй. 22. В эпоху Чжоу соотношение левой и правой сторон, их значение в ритуале, в иерархии чинов не было строго определенным. В Даодэцзине, например, говорится, что в добрых делах превыше всего левое, в дурных — правое (см.: ЧЦЦЧ, т. III, с. 18), но зато старший командующий, например, занимал правую сторону. В Цзо чжуань встречаются фрагменты, из которых явствует, что в некоторых княжествах предпочтение отдавалось левой стороне. Такие же упоминания имеются в Ши цзине и Шан шу. По мнению Такигава, в период Чжаньго уже превалировала правая сторона, что было воспринято в Цинь и соответственно в Хань. Только после Хань левая сторона вновь становится главной (ХЧКЧ, т. II, с. 709-710). Подробно этот вопрос разобран у Ван Мин- шэна (Ван Мин-шэн, Суждения о семнадцати династийных историях, с. 199201). 23. Ланчжунлин (см. коммент. 28 к гл. 6) — начальник охраны внутренних дворцовых ворот, начальник телохранителей (у Б.Уотсона ошибочно: a palace secretary, — Records, vol. I, с. 326). 24. В надписи на Ланъетайской стеле упоминался луньхоу Фэн У-цзэ с титулом Усинь-хоу (см. гл. 6). Если речь идет о том же, немолодом уже человеке, то в тексте какая-то неувязка, так как Фэн У-цзэ не принадлежал к роду Люй. Вполне возможно, что это другой, малоизвестный родственник клана Люй. 25. Шаофу — один из высших сановников периода Цинь-Хань. Бань Гу сообщает, что шаофу ведал сбором налогов с гор и морей (т.е. промыслов), с искусственных водоемов и озер; налоги шли на содержание императорского двора (см.: ХШБЧ, т. II, гл. 19, с. 1118). Шаофу можно назвать «начальником налогового ведомства императорского двора» (об этой должности см. также: Переломов Л.С., Империя Цинь, с. 49; а также примеч. 18 к гл. 6). 26. Лян Юй-шэн подмечает известную путаницу в изложении событий четвертого месяца. Вначале говорится о награждении заслуженных чиновников Г ао-цзу титулом хоу, затем этот перечень прерывается сообщением о смерти Лу-юань и о Чжан Яне. В конце вновь идет речь о хоу. Комментатор предлагает перенести 26 иероглифов начиная с упоминания Лу-юань в конец абзаца, после титула Наньгун-хоу, чтобы не нарушать логики, а все предложение о Лю Чжане из 17 иероглифов— отнести ко второму году правления Люй-хоу (ЛЮШ, т. 3, гл. 7, с. 5). Если сопоставить текст Ши цзи с Цзы чжи тун-цзянь, то, действительно, заметна непоследовательность в «Исторических записках» и поэтому соображения Лян Юй-шэна имеют свой резон, однако столь радикально изменять существующий текст главы мы не осмелились. 27. О детях покойного императора сказано: хоугун цзы — «дети из заднего дворца», т.е. из женской половины дворца, гарема императора. Были ли они сыновьями покойного императора или нет, неизвестно. Видимо, именно по этой причине Сыма Гуан употребляет более осторожное выражение: со мин Сяо Хуй цзы — «именуемые сыновьями [императора] Сяо Хуя» (ЦЧТЦ, т. II, с. 421). Систематически вытесняя сторонников и родичей Гао-цзу, принадлежавших к роду Лю, императрица заменяла их членами семьи Люй и подставными сыновьями наложниц. 28. Люй Ши-чжи — старший брат Люй-хоу — упоминался ранее с титулом Цзяньчэн-хоу. Посмертно получил титул Кан-вана. Здесь же употреблены вместе оба титула — Цзяньчэн и Кан-ван (хоу). Можно предположить, что ошибочно соединены вместе его титул при жизни и посмертный титул. 29. Люй Сюй — младшая сестра императрицы Люй-хоу. Случаи дарования женщине титула и ранга хоу были редкими в исторической практике Китая. Однако здесь сыграло роль то обстоятельство, что власть находилась в руках Люй-хоу. Люй То был сыном Люй Ина (см.: Истзап, т. III, гл. 19, с. 594). Люй Гэн-ши, согласно Хронологическим таблицам, управлял землями района Тэн (см. там же, с. 596), а землями Чжуйци правил другой отпрыск рода Люй — Люй Шэн (см. там же, с. 590). Такие же данные и в Хань шу. Следовательно, в гл. 9 ошибочно указан титул Люй Гэн-ши (на это указывали Хан Ши-цзюнь, Такигава, Накаи). 30. Должность тайвэя — главы военного ведомства, главного воеводы — была установлена еще при Цинь. Ранее уже упоминалось о существовании такой должности и в период междоусобной борьбы (см. коммент. 201 к гл. 7). Таким образом, эта должность могла отсутствовать лишь временно. 31. Песня Чжао-вана дошла до Сыма Цяня, по-видимому, в устной передаче. Она помещена в гл. 38 Хань шу, причем разница в тексте незначительная, не изменяющая смысла. 32. Быть похороненным не на кладбище своего рода или своей семьи считалось в древности большим позором, особенно для знатного лица. 33. Как отмечал Г.Дабс, подсчеты ряда ученых— П.Хоана, Т.Опползера, Ф.Гинцела и др., занимавшихся астрономическими исследованиями, подтвердили, что в районе Чанъани днем 4 марта 181 г. до н.э. произошло полное солнечное затмение (сводка этих сведений дана в переводе «Истории первых Хань», опубликованном Г.Дабсом, — The History, vol. I, с. 212-213. Там приведены ссылки на труды: Hoang P., Catalogue des eclipses de soleil et de lune dans les documents chinois, — «Varietes sinologiques», № 56, Changhai; Oppol- zerTh., Canon der Finsternisse, Vienna, 1887; Ginzel F., Spezieller Kanon der Sonnen und Mond Finsternisse fur das Landergebiet der Klassischen Altertums wis- senschaften und den Zeitraum von 900 vor. Chr. bis 600 Nach Chr. Berlin, 1899; Neugebauer P.V., Astronomische Chronologic, Berlin, 1929 и др.). Затмение 181 г. до н.э. — единственное затмение, упомянутое Сыма Цянем за период царствования императрицы Люй-хоу. Оно должно было показать недовольство небесных сил господством рода Люй и предречь скорую гибель Люй-хоу и ее сородичей (об этом см. также: Кроль Ю.Л., Сыма Цянь — историк, с. 236; Eberhard W., The Political Function of Astronomy and Astronomers in Han China, c. 62-66). 34. Таким путем Люй-хоу прямо или косвенно устранила трех сыновей Гао-цзу: Жу-и, Ю и Хуя, последовательно носивших титул Чжао-вана. 33. Яньский Лин-ван тоже был сыном Гао-цзу, поэтому после его смерти императрица сначала объявила о ликвидации владения Янь, чтобы отобрать эту вотчину у родичей Гао-цзу, а затем через месяц восстановила владение, назначив туда члена своего рода Люй Туна. 36. Фу — очистительные жертвы, которые, согласно Шо вэнь, приносились в знак очищения от скверны и перед молением о счастье. Мэн Каи писал, что подобное очищение нередко происходило на берегу реки Башуй в третьей луне года. Идентичны жертвам си. 37. О Чжидао (уезд Сяньян в Шэньси) см. коммент. 200 к гл. 6. 38. Здесь и несколько ниже слово Юань в титуле Чжан Яня поставлено, очевидно, по ошибке, так как выше говорилось, что его отец Чжан Ао получил посмертный титул Лу Юань-вана. Сын не мог носить посмертного титула отца. Это отметил и Накаи Сэкитоку (см.: ХЧКЧ, т. II, с. 719). Это мнение, казалось бы, подтверждает и гл. 32 Хань шу, где сказано, что Янь стал Лу-ваном — без слова Юань (ХШБЧ, т. V, с. 3290). Однако в гл. 89 (Истзап, т. VIII, с. 91) Сыма Цянь по аналогии с гл. 9 называет Яня вновь Лу Юань-ваном. Причину этого объяснить трудно, возможны лишь два предположения: либо посмертный титул Чжан Ао был назван не точно, либо в титуле его сына слово Юань — лишнее, присоединяясь ко второму мнению, мы поставили Юань в скобки. ЪЭ.Даечжэ — при Хань старший над другими ечжэ, которые ведали приемом прибывающих к императорскому двору гостей, церемониями их представления государю. По своим функциям они близки к церемониймейстерам двора. 40. Что касается имени Чжана, то данные различных глав Ши цзи расходятся. Он именуется Чжан Ши в гл. 9, Чжан Цзэ— в гл. 19 (Истзап, т. III, с. 600), Чжан Цзы-цин — в гл. 51 (Истзап, т. VI, с. 181). В Хань шу он так же именуется по-разному: в гл. 3 — Чжан Ши-цин (ХШБЧ, т. I, с. 117), в гл. 35 — Чжан Цин. В комментариях в Вэнь сюань отмечалось, что Чжан Ши имел второе имя — Цзы-цин (см.: ХЧКЧ, т. II, с. 720). Кроме того, Лян Юй-шэн говорит о сходстве и взаимозаменяемости знаков § иЩ (читающихся сейчас цзэ и ши). По-видимому, речь идет об одном и том же человеке, но сходство зна ков (ши, цзэ) и путаница в употреблении основного и второго имени привели к различным вариантам написания. 41. Гуаньнэйхоу— высокий ранг знатности, стоявший в эпоху Цинь на 19-м месте (последний, 20-й ранг— самый высокий). Гуаньнэйхоу в отличие от большинства других вельмож получал право взимания налогов с закрепленного за ним владения. 42. Сравнивая данные различных источников, комментаторы пришли к заключению, что речь идет о двух гарнизонах или группах войск, охранявших столицу и двор от возможного нападения извне. Так называемая Северная армия охраняла дворец Чанлэгун, находившийся к северо-востоку от столицы, а Южная армия охраняла комплекс дворцов Вэйянгун — к юго-западу от столицы (см.: ХЧКЧ, т. II, с. 720-721). Государи и их наследники жили то в одном, то в другом дворце. Это объяснение косвенно подтверждается текстом девятой главы ниже, когда перед смертью императрица требует бдительно охранять дворцы. 43. Дата смерти Люй-хоу вызывала споры. В данной главе день синь-сы включен в изложение событий, происходивших в седьмой луне (так в гл. 22 Ши цзи, — Истзап, т. III, с. 763; в гл. 19 Хань шу, — ХШБЧ, т. II, с. 1160; в Цзы чжи тун-цзянь, — ЦЧТЦ, т. II, с. 430). Однако, согласно календарю Чанли, в седьмой луне не было дня синь-сы (об этом говорится в Тун-цзянь као-и, выдержки из которой приведены в комментариях к труду Сыма Гуана), этот день относят к восьмой луне. Э.Шаванн, разбирая дни цикла, считает, что Сыма Цянь и Бань Гу ошибались и день синь-сы, 18-й в порядке цикла, приходился на конец шестой луны, т.е. на 21 июля. Французский ученый отмечает еще две неточности в тексте гл. 9: день бин-у из восьмой луны следует перенести в седьмую, а день цзи-ю из дополнительной девятой луны в обычную девятую (МИС, т. 2, с. 427-428). Г.Дабс, отмечая, что П.Хоан относит этот день к началу восьмой луны, останавливается на дате 18 августа (The History, vol. I, с. 201). Б.Уотсон последовал за ним. Разница, как видим, получается почти в месяц. 44. Чжусюй-хоу был сыном Дао Хуй-вана Фэя и, следовательно, внуком Гао-цзу. Наследственному дому Дао Хуй-вана посвящена гл. 52 Ши цзи (Истзап, т. VI, с. 184—193). 45. См. гл. 52 Ши цзи (Истзап, т. VI, с. 185-186). 46. См. коммент. 34. 47. Цюйчжоуский хоу Ли Шан — полководец, выступивший одновременно с Чэнь Шэ и Пэй-гуном против Цинь. Его биография дана в гл. 95 Ши цзи (Истзап, т. VIII, с. 151-153). 48. В Хань шу также указана восьмая луна, однако в Цзы чжи тун-цзянь (ЦЧТЦ, т. II, с. 433) — девятая луна. Коль скоро, по подсчетам ученых, дни бин-у и гэн-шэнь не должны были встретиться на протяжении одного восьмого месяца, так как между ними разрыв в 41 день, в Ши цзи и Хань шу, по-видимому, допущена ошибка и следовало писать цзю юэ — девятая луна. Таково же мнение Чжан Вэнь-ху, Г.Дабса и Б.Уотсона. 49. Цао Ку — сын Цао Шэня, известного деятеля конца Цинь — начала Хань. О нем см. гл. 54 Ши цзи (Истзап, т. VI, с. 203-209). 50. Дянькэ — начальник посольского приказа (ведомства). Эта должность была введена еще в Цинь и сохранилась в Хань. В обязанности дянькэ входили сношения с владетельными князьями и с покоренными «варварскими» племенами мань и и. Позднее, при Цзин-ди, начальник посольского приказа стал называться дасинлин, а при У-ди— дахунлу (см.: ХШБЧ, т. II, с. 1115; ЦЧТЦ, т. II, с. 433-434). У Г.Дабса и Б.Уотсона — the director of guests. 51. Ли Цзи, по второму имени — Ли Куай, — сын соратника Пэй-гуна Ли Шана (см.: Истзап, т. VIII, гл. 95, с. 153)— помог противникам рода Люй захватить гарнизон Северной армии. Позднее получил титул, но в конце концов провинился и был снят. 52. По мнению Ван Ин-линя (1223-1296), в делах, не связанных с определением виновности (при похоронах, стрельбах и т.д.), обнажали левую руку; только лица, обвиненные в преступлениях, обнажали правую руку. Если это так, то приказ об обнажении правой руки в поддержку рода Люй был намеком на преступность клики императрицы. Однако Цюань Цзу-ван (1705-1755) считает такое утверждение недостоверным, так как известно, например, что солдаты восставшей за победу справедливости армии Чэнь Шэна закатывали именно правый рукав. 53. Последняя, состоящая из 13 иероглифов фраза о беседе Пинъян-хоу с первым советником повторяет мысль предыдущего абзаца и отсутствует в аналогичном тексте глав Хань шу и Цзы чжи тун-цзянь. Можно согласиться с мнением Лян Юй-шэна и других комментаторов, что имело место случайное совпадение или интерполяция этих 13 знаков. Без всякого ущерба для изложения их можно было исключить из Ши цзи. 54. Выражение чжи со ли Щ pff ±L — «если утвердится поставленный ими на престоле» мы отнесли к одному малолетнему императору, связывая это логически с дальнейшими поисками кандидата в государи. Однако если иметь в виду всю группу малолетних, извлеченных Люй-хоу из гарема и назначенных ванами, то можно передать это и множественным числом: «если утвердятся те, кого они поставили». Именно так перевели Э.Шаванн (МИС, т. 2, с. 438) и Б.Уотсон (Records, vol. I, с. 338). 55. Фацзя — парадная императорская колесница, в которую в период расцвета Хань впрягалось 36 лошадей. Во время выездов Сына Неба сопровождало более 40 колесниц сановников, девять штандартов развевались на передней части императорского экипажа. Разумеется, к описываемому моменту подобная пышность не относится и выезд Дай-вана был, вероятно, достаточно скромным, но парадная колесница была подана. 56. Слова: «скончался, [пробыв на троне] двадцать три года. Его посмертный титул— император Сяо Вэнь», переданные 11 иероглифами, представляются для данной главы, не посвященной Вэнь-ди, излишними. Заслуживает внимания мнение Чжан Вэнь-ху, считавшего, что эти знаки добавлены позднее (ХЧКЧ, т. И, с. 735). 57. Во фразе «правители и подданные вместе стремились к отдыху [от суеты] и прекращению [излишней] деятельности» употреблено словосочетание у вэй, переводимое как «недеяние, безучастность, свобода от страстей и сует, квиетизм». Это выражение часто встречается в лексиконе даосистов и в памятнике даосской философской мысли Даодэцзин, отражая проповедь покоя и пассивности перед лицом всесильного и предопределенного миропорядка (по выражению Б.Уотсона— the political ideal if «non-action» or laisser-faire, — Records, vol. I, c. 340). Однако едва ли здесь следует искать связь этих слов с даосскими идеями. Верно, на наш взгляд, пишет Т.П.Григорьева, что в основе ряда конфуцианских положений «лежит тот же принцип „недеяния", ненарушения естественных законов, единых для природы и человека» (Григорьева Т.П., Махаяна и китайские учения, с. 97). Таким образом, у вэй — отнюдь не чисто даосская категория. В данном случае Э.Шаванн (МИС, т. 2, с. 442) и Б.Уотсон считают, что у Сыма Цяня подчеркнут контраст между трагическими годами сражений и реформ в период Цинь, острой борьбы и кровопролитных войн в годы междуцарствия и правления Гао-цзу с более спокойной жизнью страны при императрице Люй-хоу. Хотя глава и заполнена событиями, связанными с бескомпромиссным соперничеством двух кланов — Лю и Люй, но то были «верхушечные страсти», не наносившие заметного ущерба хозяйству страны и благосостоянию рядовых жителей. Стремление к какому-то относительному покою в те годы было, как говорит нам историк, всеобщим. 58. Высокая оценка положению в стране при Люй-хоу, данная в послесловии Сыма Цянем, почти дословно повторена и в эпилоге главы у Бань Гу. Следовательно, она отражает господствовавшее при Хань представление об этом периоде. В контрастности описания борьбы при дворе на протяжении всей главы и спокойствия и довольства в народе, отмеченного в эпилоге, можно усмотреть отрицательное отношение историка к дворцовым интригам, к столкновению дворцовых клик в борьбе за влияние и власть. С этим Сыма Цянь не раз сталкивался сам при императоре У-ди и от этого пострадал. ГЛАВА ДЕСЯТАЯ 1. Сяо Вэнь-ди был четвертым сыном Гао-цзу. Его фамилия и имя — Лю Хэн. Иероглиф Хэн fg как входящий в имя императора был табуирован и в некоторых географических названиях (например, в названии горы Хэншань) и именах обычно заменялся знаком Чан Однако в Ши цзи это табу не всегда соблюдалось, здесь семь раз встречается Хэн (главы 8, 27, 28, 67) и четыре раза Чан (главы 9, 59). Последнее явно относится к более позднему времени (см.: Цзинь Дэ-цзюнь, с. 49). 2. Чжунду — древний город, находившийся на территории совр. уезда Пинъяо пров. Шаньдун. 3. В речи Сун Чана (внука известного государственного деятеля периода Чжаньго, Сун И) названы правители отдельных владений — княжеств, известные в основном из предыдущей главы. Это Чжусюй-хоу Лю Чжан, Дунму-хоу Лю Син-цзюй, правитель У — Лю Пи, правитель Чу — Лю Цзяо. В Хуайнани правил Лю Чан, в Ланъе правил Лю Цзэ, в Ци правил Лю Сян, т.е. все они представляли род и фамилию Лю и являлись родичами Гао-цзу. 4. Текст гадания состоит из трех строф по четыре иероглифа в каждой. Пророчество написано рифмованным стихом: ган, ван, гуан (иероглиф Щ, стоящий в конце первой строки, согласно исследованию Б.Карлгрена, в тайское время читался еще ган. См.: Karlgren В., Analytic Dictionary of Chinese and Sino-Japanese, c. 316). Удвоение ган-ган, в современном чтении— гэн-гэн, трактуется комментаторами как 5 — «перемены». В гадании фигурирует словосочетание тянь-ван ^ ЗЕ— «небесный ван», которое встречается в Цзо чжуань в применении к правителям Чжоу. Ссылка на сяского Ци делается потому, что с Ци началось, как передают древние сказания, наследование престола от отца к сыну (фактически этот переход совершился много позднее, в классовом обществе). Приход к власти сына Г ао-цзу — Хэна как бы восстанавливал прерванное родом Люй «законное» престолонаследие в Хань. 5. Колесница, в которой ехали Дай-ван и Сун Чан, названа цаньчэн. Так же называли телохранителей правителя, ехавших на ней (см. коммент. 104 к гл. 7). Цань — это экипаж, в который запряжены три лошади (см.: Шо вэнь цзе цзы, гл. 10, ч. 1, с. 9-10, изд. 1882 г.); он упоминается и в сочинениях чжоуской эпохи, в частности в Цзо чжуань (18-й год Вэнь-гуна). Другое название этой колесницы — пэйчэн; известно, что она использовалась во время поездок на жертвоприношения (см.: Чунь-цю Цзо чжуань чжэнъи, кн. 2, — ШСЦ, т. 28, с. 830; Чжоу ли чжу-шу, кн. 3, — ШСЦ, т. 13, с. 1160). Колесница, или экипаж, в котором ехали Чжан У и другие сопровождавшие императора лица, назван чэнчжуань. По объяснению Жу Чуня, это колесница, в которую запрягалась четверка низкорослых лошадей, т.е. экипаж был рангом ниже. 6. Чжоу Бо поднес Дай-вану си фу g Щ. Си — это императорская печать, о ней уже говорилось (см. коммент. 26 к гл. 6). Не совсем ясно, что имеется в виду под фу. Основное значение — «верительная бирка» — здесь не подходит. Остается предположить, что это какие-то инсигнии высшей власти. Бань Гу в аналогичной фразе опускает знак фу, но в последующем тексте восстанавливает его. Сыма Гуан приводит оба иероглифа, причем в современном издании с пунктуацией они разделены запятой, как два понятия (ЦЧТЦ, т. II, с. 437). В европейских переводах — Э.Шаванна (МИС, т. 2, с. 448), Г.Дабса (The History, vol. I, с. 226), Б.Уотсона (Records, vol. I, с. 344) — также даются два понятия, хотя перевод фу словосочетанием «верительные грамоты» — credentials у двух последних представляется модернизированным. 7. Цзунчжэн — название должности, учрежденной при Цинь и сохранившейся в империи Хань. Ведал делами, связанными с членами правящего дома, исключая самого императора, поэтому нами и дан перевод «глава княжеского приказа». В начале нашей эры при императоре Пин-ди должность была переименована в цзунбо. 8. Иньань-хоу— жена Цзин-вана Бо, брата Гао-цзу. Вдовствующая княгиня Цин Ван-хоу была женой другого брата Гао-ди — Лю Чжуна. Э.Шаванн, основываясь на комментарии Жу Чуня, полагает, что речь идет только об одной женщине — вдове Цин-вана с титулом Иньань-хоу (МИС, т. 2, с. 449). Традиция испрашивания советов у знатных и известных женщин, присвоение некоторым из них даже титула хоу (например, Лю Сю — жене Сяо Хэ) свидетельствует о сохранявшемся в начале Хань достаточно высоком общественном авторитете и статусе знатной женщины. Возможно, в этом проявились остатки материнского права, унаследованные от ранних эпох и по традиции переданные в Хань (этих проблем касались Чэнь Мэн-цзя, Ло Чжэнь-юй (1866-1940) и др.). 9. Как известно из предыдущих глав, с эпохи Чжоу чиновники уже разделялись на ранги и в соответствии с местом на иерархической лестнице получали натуральную оплату в виде твердо фиксированных количеств зерна и других продуктов, которые нередко поступали от пожалованного им «на кормление» податного населения. Дань в то время составлял 27-30 кг (см. коммент. 12 к гл. 6). Чиновник с довольствием в 2 тыс. даней в год, таким образом, мог получать в месяц более S т зерновых. Если иметь в виду, что дань риса стоил до 1600 монет, а с одного му поля собирали 1,5-2 даня зерна, можно представить себе, какой значительной суммой располагал чиновник даже не самого высшего ранга. 10. Чу-ван по имени Лю Цзяо — младший брат Гао-цзу и дядя Лю Хэна. Он не упоминался в числе лиц, причастных к этим событиям, но как пожилой и уважаемый человек занимал важное положение, и Лю Хэн попросил узнать его мнение. 11. Когда хозяин принимал гостя, первому полагалось садиться лицом к западу, когда правитель принимал подданных или вассалов, ему полагалось садиться лицом к югу. Дай-ван, для вида несколько раз отказываясь от трона, вел себя сначала как хозяин дома с гостями, а потом уже как будущий сюзерен с вассалами. Символически в этом уже выражалось его согласие занять трон. 12. Длительная процедура отказа Дай-вана от престола не вяжется с его стремительным отъездом из Дай и действиями в столице. Изложенную здесь историю можно рассматривать и как дань конфуцианской традиции, требовавшей многократных отказов, и как стремление анналистов представить Лю Хэна образцом скромности и добродетели. 13. В Хань шу этот эдикт начинается с перечисления адресатов распоряжения: первого советника, главы военного ведомства и главного цензора (ХШБЧ, т. I, с. 128). Выражение цзянь-чжэ И #, по толкованию Янь Ши-гу, означает: «этот промежуток времени». Скорее всего, имеется в виду период, когда власть захватила фамилия Люй (Г.Дабс даже вставил в скобках: «со времени последнего законного правителя», — The History, vol. I, с. 230). 14. В качестве местоимения первого лица император употребил слово чжэнь — «Мы», которое использовалось Цинь Ши-хуаном (см. коммент. 74 к гл. 6). 15. По Янь Ши-гу, ранг знатности давался главам семей и кланов, а их женам отпускалось мясо и вино для устройства пира в честь нового правителя. При этом количество продуктов не было точно зафиксировано, возможно оно было не одинаковым в различных районах (см.: ХЧКЧ, т. II, с. 746). Пу, согласно Шо вэнь, общий пир, попойка, гуляния, устраиваемые по повелению государя. Таким путем правитель стремился прослыть щедрым и заботливым. 16. Цзо Р'Р означает парадную лестницу, предназначенную для государя, или ступени, ведущие к трону (см.: Шо вэнь). Накаи Сэкитоку считает выражение цзи цзо ЕР P'F сходным с цзи вэй Щ) Ц (см.: ХЧКЧ, т. II, с. 747) — «занять трон, подняться по ступеням на трон» (так перевел Б.Уотсон, — Records, vol. I, с. 346). Возможно соединение двух действий: «поднялся по лестнице в храм» (так у Э.Шаванна, — МИС, т. 2, с. 452). В пользу второго варианта говорит текст Хань шу, где выражение цзи цзо вообще опущено и упоминается лишь о посещении храма (ХШБЧ, т. I, с. 129). 17. В описании событий первого года правления Сяо Вэня Лян Юй-шэн обнаружил ряд неточностей и ошибок. Он считает, что император совершил торжественное восхождение на трон в десятой луне, в день гэн-сюй (15 ноября); а в день синь-хай (16 ноября) он посетил храм Гао-ди. (Чжао И также разделяет эти две церемонии, что подкрепляет избранный нами вариант.) Должностные перемещения Чэнь Пина, Чжоу Бо и Гуань Ина комментатор относит к дню синь-мао одиннадцатой луны, а возврат земель Ци и Чу, основываясь на Хань шу (ХШБЧ, т. I, с. 130), — к двенадцатой луне (ЛЮШ, кн. 3, гл. 7, с. 14). Однако текст главы не допускает внесения подобных поправок. 18. Слово юэ — «говорить, сказать» в данном случае мы перевели: «объявил», потому что в Хань шу этот текст цитируется как эдикт императора. 19. Пожалования земель вместе с населявшим их народом расширяли систему крупных владений Хань. В гл. 129 Сыма Цянь писал: «Те, кто получал жалованные земли, кормились за счет налогов и сборов, каждый двор в год вносил двести [монет?]. Владелец тысячи дворов получал двести тысяч [монет?], часть средств из них шла на представление императору, на визиты и подарки чжухоу» (ШЦ, т. VI, с. 3272). Отсюда ясно, какие огромные доходы ста ли получать родичи и ближайшее окружение Вэнь-ди. Впрочем, цифры пожалований золотом, исчисляемые тоннами благородного металла, вызывают, как и ранее, сомнения. Империя только консолидировалась, междоусобицы и борьба клик при дворе не могли способствовать созданию крупных запасов золота. По-видимому, понимая нереальность приводимых цифр, Г. Дабе от себя внес пояснение в перевод: «пусть ему будет обеспечен доход, [эквивалентный] пяти тысячам цзиней золотом» (The History, vol. I, с. 232). При всей вероятности такого понимания и близости его к реальному положению вещей китайский текст все же не дает оснований для подобного перевода. 20. Выражение шоу ну ^ ^ — «превращать в рабов членов семей» уже встречалось в гл. 6. На наш взгляд, здесь речь идет о государственных рабах, ра- бах-преступниках. Позднее ханьские императоры издавали декреты об их освобождении, что свидетельствует о распространении этой формы рабства в Хань. 21. Слова императора о поисках мудрого и добродетельного мужа, которому можно было бы уступить трон, являются данью чжоуской конфуцианской традиции, прославлявшей подобные «отречения» Яо и Шуня (об этом см.: Фань Вэнь-лань, Древняя история Китая). Выражение ци ань чжи й $ ^мы относим к вопросу о назначении наследника, с чем император пока предлагает повременить (так у Г.Дабса, Б.Уотсона, Отакэ, примерно так же трактует Янь Ши-гу, — ЦЧТЦ, т. II, с. 441). Э.Шаванн соединил две фразы и иначе истолковал эту мысль: Que dirai-je au peuple pour l’apaiser (МИС, т. II, с. 455), что, на наш взгляд, неточно. 22. У-ван (Лю Пи) был сыном Лю Чжана— старшего брата Вэнь-ди, т.е. приходился Вэнь-ди двоюродным братом. Заметим, что в Хань шу отдельное перечисление достоинств Лю Пи опущено, на что обратил внимание еще Ван Сянь-цянь. Возможно, это произошло из-за того, что при Цзин-ди он принял участие в борьбе против императора. Именно упоминание о добродетелях Лю Пи, отмечает Б.Уотсон, подтверждает аутентичность текста речи, включенного в данную главу (Records, vol. I, с. 348). 23. В Хань шу перед последней фразой стоит местоимение цзе Щ — «все». Если принять версию Хань шу, то смысл будет таким: «они оба, обладая большими добродетелями, помогают нам». 24. В данной главе вместо имени старшего сына Ци — будущего императора Цзин-ди — стоит слово моу — «некий, такой-то». В гл. 11, специально посвященной Цзин-ди, его имя также не названо. Иероглиф ци Щ, входящий в имя Цзин-ди, как известно, был при ранних Хань табуирован и в других именах заменялся знаком кай Ц§ (об этом см.: Чэнь Юань, Примеры табуированных имен в исторических сочинениях, с. 130). Однако при поздних Хань это табу уже не было таким строгим, в аналогичном абзаце Хань шу написано: «ваш сын Ци» (ХШБЧ, т. I, с. 131). В действительности Лю Ци не был старшим сыном Лю Хэна. У него было трое сыновей от первой жены, но они рано умерли. 25. Мать Ци, сына Лю Хэна, объявленного наследником, была наложницей. Ее возведение в сан императрицы определялось, во-первых, тем, что она мать будущего императора, а во-вторых, как объясняют Гу Янь-у, Хэ Чжо и другие комментаторы, владетельные князья почти все принадлежали к роду Лю и их дочери не могли стать женами императора, ибо еще соблюдалась определенная экзогамия — браки внутри одного рода или фамилии запрещались (ХЧКЧ, т. II, с. 752-753). Такие реликты экзогамных норм встречаются и в других восточных классовых обществах. 26. Эти и последующие речи и высказывания Вэнь-ди предваряются в Ши цзи одним и тем же словом юэ 0, которое может быть истолковано и как передача прямой речи («сказал») и как цитата из эдикта («объявил, заявил», — см. коммент. 18). В Хань шу все эти тексты представлены как отрывки императорских эдиктов: чжао юэ fg В. Коль скоро и Сыма Цянь и Бань Гу несомненно пользовались материалами архива ханьского двора и в значительной мере на них могли строить описания царствований первых императоров, мы рассматриваем заявления Вэнь-ди как отрывки эдиктов, в которых излагались основы его политики, и поэтому юэ передаем словом «объявил». 27. В тексте главы говорится, что эти шесть человек поднимаются до уровня «девяти цинов» — чжи цзю цин Щ.ЗъШ, т.е. до уровня высших должностных лиц. В числе так называемых девяти цинов в империи Цинь и в начале Хань (по одному из вариантов) входили: фэнчан — глава обрядового приказа, ланчжунлин — начальник внутренней дворцовой стражи, вэйвэй — начальник охраны внешних дворцовых ворот, тайпу— главный конюший, тине эй — глава судебного приказа, дянькэ— глава посольского приказа, цзунчжэн — глава княжеского приказа, чжису-нэйши — глава ведомства зерна и финансов, шаофу— начальник налогового ведомства императорского двора. Танский Чжан Шоу-цзе приводит для всего периода династии Хань список цинов, который несколько отличается от данного: в нем ланчжунлин именуется гуанлу, добавлены должности дахунлу — глава посольского приказа, дасынун — глава земледельческого приказа и исключены чжису-нэйши и дянькэ. При Вэнь-ди состав цинов мог быть переходным от системы Цинь к Хань. Разумеется, шесть человек не могли занимать девять постов, поэтому выражение цзю цин следует понимать как обобщенное понятие «все цины». 28. Э.Шаванн заметил, что Вэнь-ди, пожаловав ранее титул своему дяде по матери Бо Чжао, во избежание зависти и недовольства остальных родственников даровал титулы дяде своего брата Хуайнань-вана и дяде Ци-вана. Оба они были родичами по материнской линии (МИС, т. 2, с. 460). Титул Сы Цзюня в разных главах Ши цзи и Хань шу встречается в нескольких вариантах: Цинго- хоу, Цинду-хоу, Цзинъу-хоу, Цзинсяо-хоу, Янь-хоу. Поскольку в пожалованных землях существовал населенный пункт, именуемый Цинго, Ян Шу-да считает остальные вариации ошибочными (Ян Шу-да, Заметки о «Хань шу», с. 30). 29. История с отставкой Чжоу Бо рассказана и в его биографии (Истзап, т. VI, гл. 57, с. 239). В совете неизвестного, как отметил Б.Уотсон, отражена убежденность древних китайцев в том, что изобилие удач обязательно рано или поздно приводит к их противоположности — к беде. 30. В тексте после числительного цянь юй — «тысяча с лишним» сохранилось слово суй Ш — «год», буквально следовало перевести: «создали владения на тысячу с лишним лет» (так, например, у Э.Шаванна). Но это явная несуразица. Известно, что владения и племенные образования начала Чжоу, которых действительно насчитывалось множество, довольно быстро исчезли, завоеванные более крупными царствами и княжествами, и уже в период Чуньцю их число сократилось до нескольких десятков. Ван Нянь-сунь и другие комментаторы считают, что речь идет о числе царств и владений начала Чжоу, а не о длительности их существования. В согласии с этим мы исключили слово «год» из перевода как случайную интерполяцию (в Хань шу знака суй нет). 31. Г.Дабе констатирует, что, по данным астрономов, 2 января 178 г. до н.э. действительно произошло частичное затмение солнца, наблюдавшееся и в районе Чанъани (в каталоге Опползера затмение значится под № 2447). В гл. 27 Хань шу оно локализуется в созвездии Унюй (см.: ЭШУШ, т. I, с. 418), т.е. в созвездии Водолея. Однако в Хань шу а отличие от гл. 10 Ши цзи нет упоминания о втором затмении солнца— через две недели, 17 января. Этого затмения в период полнолуния не должно было быть. Видимо, вторая запись в Ши цзи ошибочна (это отмечали Сюй Гуан, Лян Юй-шэн, Накаи Сэкитоку и др.). Г.Дабс упоминает о происшедшем в это время лунном затмении (у Опползера означенного под № 1580 и отнесенного к 16 января). Известно, что в анналах лунные затмения не фиксировались. Следовательно, данную запись можно либо совсем исключить как явно лишнюю и не корреспондирующую с остальными, либо считать, что в порядке исключения отмечено лунное затмение, и тогда иероглиф жи В — «солнце» следует заменить в тексте на юэ Я — «луна». 32. Перед словом цзянь — «видеть» стоит ши Ш < которое в согласии с мнением Янь Ши-гу мы приравниваем к цзэ Ц — «упрекать, порицать». 33. Сань гуан — имеется в виду свет солнца, луны и звезд, т.е. всех опекающих мир и стоящих над человеком великих источников света и, значит, жизни. 34. Эдикт Вэнь-ди — интересный образец раннеханьской пропаганды конфуцианских догм, заимствованных из Лунь юя, Ли цзи и других сочинений. Император многократно кается в своих слабостях, просит советов, обещает уменьшить тяготы народа, даже приказывает распустить императорскую гвардию. История Хань доказывает, что эти декларации были далеки от действительности. Советники Вэнь-ди, по всей вероятности, пытались утвердить в Хань конфуцианские нормы, но, не будучи в силах понять потребности растущей империи, слепо копировали чжоуские идеи и порядки. Лишь при У-ди вырабатываются основы синтезированной формы ханьского конфуцианства. 35. Цзитянь, или цзетянь, или дицзи — «жертвенное государево поле» — участок, на котором взращивались злаки для жертвоприношений в храме предков правящего дома. На этом поле император (ван) весной должен был символически открыть пахоту, которую затем продолжали его ближайшие помощники. Такое поле располагалось в окрестностях столицы, в одном из парков или при храме. После символического обряда — начала пахоты — крестьяне или государственные рабы обрабатывали все поле (в чжоуское время считалось, что государево поле для жертв должно иметь тысячу му). В Ли цзи в главе Юэ лин этот обряд описан так: «Возглавляя трех гунов, девять цинов, чжухоу и сановников, император самолично участвовал во вспашке государева жертвенного поля. Сын Неба вспахивал три [борозды], гуны — пять борозд, а цины и чжухоу— девять» (ШСЦ, т. 21, с. 681). Ритуал этот сохранялся в той или иной форме весь период средневековья. 36. Фраза и Ци Цзюйцзюнь Ц ЩШ SS может быть переведена: «[Область] Цзюйцзюнь во владении Ци». Однако это нарушает общую структуру абзаца (поэтому, видимо, вся фраза опущена у Бань Гу). Области под таким названием в словарях нет. Позднее Вэнь-ди выделил из Ци владение Цзычуань с главным городом Цзюй. Если Чжусюй-хоу был поставлен править именно в этом районе, то Цзюй находилось на северо-востоке совр. пров. Шаньдун в уезде Шоугуан. В нашем переводе эта территория связывается с владением Лю Чжана (так у Э.Шаванна и Отакэ). Б.Уотсон считает Цзюйцзюнь владением предыдущего лица, т.е. Лю Пи-цина (Records, vol. 1, с. 352). 37. Предания говорят, что подобный порядок был установлен при легендарных Яо и Шуне. Дающий правителю советы выходил вперед, останавливался под знаменем и во всеуслышание высказывал свои рекомендации. Порицания за ошибки в управлении излагались около специально установленного столба, позднее тексты порицаний записывались на особых арках при входе во дворец. Об этом сообщается в трактатах Гуань-цзы и Хуайнанъ-цзы. Последний рассказывает, что при Яо люди, осмелившиеся ,что-то советовать правителю, становились около барабана, а при Шуне для тех, кто выступал с хулой, установили специальный столб (Хуайнань-цзы, гл. 9, — ЧЦЦЧ, т. VIII, с. 149). Ин Шао полагает, что такие порядки отменила лишь династия Цинь. Но ясно, что развитое классовое общество Чжоу уже исключало широкое использование подобных институтов, если они вообще существовали когда-либо в реальной жизни. 38. По-разному толкуется выражение хоу сян мань SB ffl Я- Пэй Инь (ссылаясь на книгу Хань шу инь и) и вслед за ним Сыма Чжэнь объясняют это как понимание названными людьми абсурдности этих проклятий и прекращение их (перевод Б.Уотсона: «позднее один из участников нарушал клятву и докла дывал об этом деле» — не точен). Го Сун-тао (с. 83) полагает, что люди говорили друг другу всякую чепуху, не имевшую реальных оснований. Нами принято это последнее понимание, что совпадает в основном и с переводом Г.Дабса. 39. Верительные знаки разных типов, в том числе и ху-фу, существовали с эпохи Чжоу, поэтому слово чу ?/J — «впервые» можно отнести лишь к династии Хань. По-видимому, были введены какие-то новые формы бирок. В гл. 77 Сыма Цянь упоминает о наличии ху-фу в княжестве Вэй (см.: Истзап, т. VII, с. 199, 363). В ряде сборников надписей на древних сосудах, примеры из которых приводит Ян Шу-да, имеются и надписи на верительных бирках такого типа (Ян Шу-да, Заметки о «Хань шу», с. 31). Бирка ху-фу представляла собой отливку фигуры тигра со сложенными лапами и чаще связывалась с военными приказами и действиями. На спине животного в два столбца наносилась надпись, исполненная древним стилем чжуань. Разделенная по оси на две части, бирка служила для связи со столицей. Одна ее половина оставалась в императорском дворце, другая вручалась доверенному лицу. При складывании половин и их совпадении так, чтобы можно было прочитать надпись, подтверждалась подлинность приложенного императорского приказа. Чжан Янь считает, что бронзовые и бамбуховые бирки (ши-фу), как более простые и дешевые, пришли на смену древним верительным знакам, выделывавшимся из яшмы — гуй и чжан Щ. В десятой главе говорится о вручении бирок начальникам областей и советникам во владениях, в Хань шу советники не упомянуты (ХШБЧ, т. I, с. 138). Из-за недолговечности материала (бамбука), из которого были сделаны бирки ши-фу, они не сохранились. 40. Солнечное затмение, как подтверждает Г.Дабс в своем исследовании, отмечено в соответствующих астрономических каталогах (у Опползера под № 2449). В Чанъани оно наблюдалось в середине дня. Как сообщается в гл. 27 Хань шу, солнце находилось в созвездии Доу под 23° (см.: ЭШУШ, т. I, с. 418), т.е. в созвездии Водолея (см.: The History, vol. I, с. 284). 41. Земли к югу от Хуанхэ — район Ордоса, расположенный на плато внутри северного изгиба Хуанхэ. Эти земли, изобиловавшие лугами и озерами, предоставляли благоприятные условия для кочевого скотоводства племен сюнну. 42. О Гаону (прежний уезд Луши; совр. уезд Суйдэ пров. Шэньси) см. коммент. 122 к гл. 7. Текст эдикта мы заканчиваем на упоминании Гаону, что соответствует варианту Хань шу и переводам Э.Шаванна и Б.Уотсона. Гу Цзе-ган включил в эдикт и фразу о поручении Гуань Ину выступить против сюнну (см.: ШЦ, т. I, с. 425), что представляется ошибочным. 43. Цайгуань — название военной специальности. Упоминается в биографии Чжоу Бо (ШЦ, т. IV, гл. 57, с. 2065). По толкованию Хань шу инь-и, цайгуань был лучником с тяжелым луком. Ученый III в. Цзинь Чжо отмечает, что Шэньту Цзя натягивал тетиву тяжелого лука ногой. Этим же термином назы вались конные лучники (такого мнения придерживался и комментатор Чэнь Цзань). Так, в биографии лянского цензора Хань Ань-го упоминается Ли Си, командующий конными лучниками — цайгуань-цзянцзюнь (Истзап, т. VIII, гл. 108, с. 308). Переброска конных лучников в Чанъань могла быть предпринята с цепью укрепить оборону столицы после отправки армии против сюнну. 44. В начале главы говорилось, что Лю Хэн, назначенный Дай-ваном, имел резиденцию в Чжунду. В гл. 8, где сообщается, что в 196 г. до н.э. Гао-цзу назначил своего сына Хэна Дай-ваном, резиденцией последнего назван Цзиньян. Чжунду находилось на территории совр. уезда Пинъяо пров. Шаньси; Цзиньян — название уезда, при династиях Цинь и Хань, входившего в состав области Тайюань. Очевидно, в гл. 8 был назван не пункт, а уезд, а здесь упомянуты оба названия, что и дало основание нашему переводу. Однако в географической главе Хань шу оба названия отнесены к разным уездам. Жу Чунь на этом основании предполагает наличие последовательно двух столиц ДаЙ-вана (см.: ЦЧТЦ, т. И, с. 457), что, на наш взгляд, менее вероятно. 45. Причины восстания Лю Син-цзюя — единственного крупного мятежа при Вэнь-ди— указаны в труде Сыма Гуана. Син-цзюй считал себя обиженным. Активный участник расправы с родом Люй, он получил лишь небольшое владение. Кроме того, он ратовал за возведение на престол Лю Сяна, а не Лю Хэна. Отсутствие Вэнь-ди в столице и уход армии показались ему удобным моментом для восстания (см.: ЦЧТЦ, т. II, с. 457). 46. Цзипу-хоу фигурирует в литературе под двумя фамилиями: в данной, 10-й, и в 18-й главах Ши цзи (Истзап, т. III, с. 482-483), в гл. 16 Хань шу (ХШБЧ, т. И, с. 777) он назван Чэнь У; в главах 1 и 44 Хань шу и в Цзы чжи тун-цзянь — Чай У. Трудно сказать, какой вариант точнее. 47. В Хань uty ив Цзы чжи тун-цзянь говорится о самоубийстве Лю Син- цзюя. 48. События четвертого и пятого годов правления Вэнь-ди здесь не упомянуты. Между тем в Хань шу сообщается о важных мерах: о дальнейших льготах клану Лю, о разрешении в 175 г. до н.э. свободной отливки монет, что вызвало серьезный кризис. Цзя И, осуждая эти меры, писал: «Люди бросают сохи и мотыги, льют металл. Фальшивых денег становится с каждым днем больше, а хлеба не становится больше...» (ХШБЧ, т. III, с. 2039; ЦЧТЦ, т. И, с. 464465). В схему «добродетельного» правления Вэнь-ди эти факты не укладывались, может быть, поэтому они и были опущены. 49. Яньдао находился на территории совр. уезда Инцзин пров. Сычуань. Поскольку его населяли племена мань, он относился к административной единице дао ill. Цюнду (в гл. 118 именуемый Цюнью, — ШЦ, т. VI, с. 3079) располагался в том же совр. уезде Инцзин. 50. В «Исторических записках» годы 173-168 ничем не отмечены. Между тем в Хань шу в этот период упоминается ряд неблагоприятных знамений: по жар во дворце (173 г.), появление кометы (172 г.), засуха (171 г.), прорыв дамб на Хуанхэ (168 г.). В.Эберхард в своих исследованиях показал, что в «Истории ранних Хань» за первое столетие зафиксировано более ста различных природных катаклизмов, аномалий или редких явлений, в то время как в «Исторических записках» их всего 34 (разница заметна, как мы видим, и для периода правления Вэнь- ди), что отражает, по мнению американского ученого, положительное отношение Сыма Цяня к первым ханьским императорам, ибо каждое такое событие — реальное или придуманное — имело политический смысл, выражало «предупреждение Неба» о нерадивости правителя (см.: Eberhard W., The Political Function of Astronomy and Astronomers in Han China, c. 45). 51. Мичжу— жрец при дворе, тайный прорицатель (у Э.Шаванна— 1е prieur secret, — МИС, т. 2, с. 473; т. 3, с. 448; у Б.Уотсона — secret [private] in- vocator, — Records, vol. I, c. 356). Бань Гу объясняет ликвидацию поста мичжу тем, что жрец старался переложить ошибки императора на нижестоящих (ХШБЧ, т. III, с. 2102). Слово ми указывает на секретность этого поста, который, по мнению Сыма Гуана, существовал еще в империи Цинь. Хун Лян-цзи (1746-1809) отождествляет мичжу и дяныии, однако с этим трудно согласиться, так как дяньши, согласно Чжоу ли, главным образом следил за жертвенным полем государя (ШСЦ, т. 11, гл. 4, с. 144-145), хотя иногда и брал на себя вину за ошибки правителя. 52. Тайцанлин, или тайцанчжан, — начальник складов с государственными запасами зерна, создаваемыми на случай особых обстоятельств. В данном случае речь идет о Чуньюй И, более известном в эпоху Хань в качестве талантливого медика (его жизнеописание помещено в гл. 105 Ши цзи, — Истзап, т. VIII, с. 252-273). В гл. 105 он также именуется Тайцан-гун. 53. Выражение сянь юй цзуй ШШШ — «втягиваться, погрязать в преступлениях» встречается у Мэн-цзы (ЧЦЦЧ, т. I, гл. 1, с. 56). 54. Строфа из «Оды благосклонному государю», входящей в Шицзин (ШСЦ, т. 9, Мао-ши чжэнъи, кн. 5, с. 1502). Нами использован стихотворный перевод А.А.Штукина (см.: Шицзин, с. 367). 55. О введении в Цинь различных форм оброка или податей говорилось в гл. 5 (коммент. 146). Эдикт Вэнь-ди позволяет заключить, что первые ханьские императоры продолжали многочисленные поборы с крестьянства. Цзу часто понимается как поземельный оброк, шуй — как подать или оброк общего вида, позднее — налог. 56. В эдикте Вэнь-ди находим отголоски взглядов Хань Фэй-цзы и других сторонников легизма, считавших земледелие основой благосостояния страны, а торговлю непроизводительным, паразитическим занятием (Хань Фэй-цзы, гл. БашоиУ ду). Попытка Вэнь-ди отменить земельные налоги, по-видимому, была направлена к развитию земледелия и ослаблению местных правителей. Отмена эта просуществовала менее десяти лет, в 156 г. налог на пахотные земли был восстановлен. 57. Крепость Чжаоно находилась в совр. уезде Пинлян пров. Ганьсу. В гл. 110 «Исторических записок» (Истзап, т. VIII, с. 337) сообщается, что предводитель сюнну с 140 тыс. конников вторгся в ханьские земли. Сжигая по дороге дворцы императора и князей, шаньюй подошел к району Чанъани. Это было одно из самых крупных вторжений сюнну в ханьский Китай (описание кампании см. также: Таскин B.C., Материалы по истории сюнну, вып. I, с. 47). 58. Цинский Го Сун-тао под тремя военачальниками подразумевает Чжан Сян-жу, Дун Чи и Луань Бу (см.: Го Сун-тао, гл. 1, с. 84). Однако, по нашему мнению, следует руководствоваться изложением событий в гл. 110 «Исторических записок» и в Цзы чжи тун-цзянь, где названы другие имена: Лу Цин, назначенный в область Шаньцзюнь, Вэй Су— в область Бэйди и Чжоу Цзао— в область Лунси (см.: Истзап, т. VIII, с. 337; ЦЧТЦ, т. II, гл. 15, с. 497). 59. По чжоуским ритуалам, Сын Неба подносил Верховному владыке жертвенного быка — си-ню, в храме предков подносил благовещий нефрит — цзя-юй или красную яшму, оборачивая дары специальной шелковой тканью — лян-би (см.: Ли цзи чжэнъи, кн. 1, гл. 5, — ШСЦ, т. 19, с. 227-228). Из текста эдикта видно, что этот ритуал существовал и в начале Хань. 60. Иероглиф сянь Щ в данной главе рассматривается комментаторами как подмена мянь Ш — «долгий, тянуться». Такая подмена оправданна, так как в Хань шу употреблен знак ми Щ — «далекий». 61. О пяти стихиях и их кругообороте см. коммент. 2 к гл. 1 (Истзап, т. I, с. 221) и коммент. 255 к гл. 6. Первые представления о борьбе и взаимосвязи могучих начал природы, «стихий» появились в Китае в период Инь-Чжоу. Оформились они в определенную систему о пяти добродетельных силах — стихиях уд э в конце периода Чжаньго в учении Цзоу Яня (в сочинениях Конфуция, Лао-цзы, Мэн-цзы такой системы еще нет). Считалось, что династия Чжоу правила под покровительством стихии огня. Династия Цинь, как видно из гл. 6, считала себя под покровительством стихии воды, победившей стихию огня. Для династии Хань вопрос был решен не сразу, так как учение Цзоу Яня еще окончательно не утвердилось в сознании. Как показал в своем исследовании Гу Цзе-ган, в первом столетии господства дома Хань шла борьба вокруг этого вопроса. Противоборствовали две точки зрения: одни считали, что, поскольку царствование дома Цинь было коротким, стихия воды себя не исчерпала и поэтому покровительствует и Хань; другие полагали, что в Хань господствует стихия земли, победившая стихию воды. При Вэнь-ди, несмотря на попытки Цзя И, Гунсунь Чэня и др. закрепить за Хань в качестве господствующей стихию земли, для чего было привлечено и знамение в виде желтого дракона, якобы явившегося в Чэнцзи, окончательно сменить представление о господствующей стихии еще не удалось. Только при У-ди сложилась известная схема, которая выглядела так: при легендарном Хуан-ди господствовала стихия земли, при «династии» Ся— стихия дерева, при династии Инь— стихия металла, при династии Чжоу— стихия огня, при династии Цинь— стихия воды, при династии Хань— снова стихия земли (подробнее об этом см.: Гу Цзе-ган, Что было в политике и истории от учения о кругообороте пяти стихий, с. 19-25). 62. Чэнцзи — уезд, созданный при Хань; находился на территории совр. уезда Циньань пров. Ганьсу. История о появлении желтого дракона повторяется в главах 4 и 27 Хань шу (ХШБЧ, т. I, с. 146; т. III, с. 2103). В более поздних компиляциях— в Це-фу юань-гуй (законченной в 1013 г.) и в своде Юй хай, составленном Ван Ин-линем (1233-1296), добавлено еще одно знамение — появление на солнце иероглифа ван 1Е— «править» (на это указывает и Г.Дабс, ссылающийся на Шэнь Цинь-ханя, — The History, vol. I, с. 258). Это знамение, по-видимому, должно было прославлять правление Вэнь-ди. 63. Боши — ученые мужи, эрудиты. Это звание появилось еще в период Чжаньго; в Циньской империи насчитывалось несколько десятков боши. Согласно Хань гуань-и, при Вэнь-ди находилось не менее 70 таких ученых- советчиков. Ван Го-вэй отмечает, что сначала боши были просто грамотными, опытными людьми, к периоду же У-ди они превратились в начетчиков и знатоков классических конфуцианских книг (см.: Ван Го-вэй, Гуаньтан цзи-линь, кн. 4, с. 1063). Поэтому их стали именовать у-цзин боши (см.: Чжоу Гу-чэн, Общая история Китая, т. I, с. 250). 64. Относительно Юн см. коммент. 78 к гл. 7. 65. Из гл. 28 Ши цзи явствует, что под пятью императорами здесь понимаются Бай-ди— Белый император, Цин-ди— Синий император, Хуан-ди — Желтый император, Чи-ди — Красный император и Хэй-ди — Черный император, в честь которых и был сооружен жертвенник в Юн (см.: Истзап, т. IV, с. 165). 66. В тексте написано да-ли ^ Щ — «ответная церемония». Но, поскольку речь идет об основной церемонии жертвоприношения, что подтверждается описанием в главах 4 и 27 Хань шу, слово «ответная» в нашем переводе опущено. 67. Считалось, что священные треножники — символы власти дома Чжоу — не перешли (или не полностью перешли) к циньскому дому, ибо Цинь рассматривалась конфуцианской ортодоксией как узурпаторская династия. Поэтому перед ханьским домом и ставилась задача найти все треножники, чтобы обеспечить устойчивость власти. Юйин 5.31 — название прекрасной яшмы (по другой версии — прекрасного цветка), которая, по даосским легендам, приносила долголетие. Упоминается в Хуайнань-цзы, а также в «Чуских элегиях» Цюй Юаня (русский перевод строфы: «Я выпиваю настойку из белой толченой яшмы». См.: Цюй Юань, Стихи, с. 87). 68. Красный цвет в данном случае символизировал летний расцвет природы. 69. Императору доложили, что россказни Синьюань Пина о всевозможных знамениях ложны. Обманутый государь приказал казнить его вместе с родней (см.: Истзап, т. IV, гл. 28, с. 168-169). Это обстоятельство замедлило в сознании людей принятие идеи о покровительстве стихии земли при Вэнь-ди. 70. Историк употребил словосочетание сы-хуан, которое в интерпретации Эр-я указывало на окраинные, малонаселенные районы и дикие местности в направлении всех четырех сторон света. В древности эти районы называли так: на севере— Гучжу, на юге— Бэйху, на западе— Сиванму и на востоке — Жися, — см. ШСЦ, т. 38, Эр-я чжу-шу, гл. 7, с. 271. Во времена Вэнь-ди словосочетание сы-хуан могло обозначать окраинные территории ханьского государства и соседние племенные образования, связанные с Хань различными формами общения. 71. В гл. 110 «Исторических записок» приводится переписка между Вэнь- ди и вождем сюнну—Лаошан-шаньюем по имени Цзиюй (см.: Истзап, т. VIII, с. 338-339). Граница между Хань и сюнну была определена по Великой стене (см. также: Таскин B.C., Материалы по истории сюнну, вып. I, с. 47-49). Письма Вэнь-ди к сюнну и обращение к народу помещены как официальные документы в сборнике древних текстов, составленном Янь Кэ-цзюнем (см.: Янь Кэ-цзюнь, Полное собрание текстов периодов глубокой древности, трех эпох, династий Цинь и Хань, трех царств и шести династий, т. I, гл. 2, с. 136-137). 72. Юньчжун — область, созданная при династии Цинь на землях бывшего княжества Чжао. Располагалась на территории совр. Автономного района Внутренняя Монголия. 73. Названные географические пункты имеют следующие координаты: Фэйху — проход в горах в совр. уезде Лайюань пров. Хэбэй; Цзюйчжу — горы на севере совр. пров. Шаньси, проходы в которых использовались для проникновения сюнну, Силю — северо-запад совр. уезда Сяньян пров. Шэньси, на северном берегу реки Вэйхэ; Башан — долина восточнее города Чанъань (см. коммент. 86 к гл. 7); Цзимэнь — на северо-востоке совр. уезда Сяньян пров. Шэньси. Таким образом, против сюнну были выставлены к&к бы два эшелона войск: в первый входили отряды, занявшие горные проходы и важные пункты на севере в совр. провинциях Хэбэй, Шаньси, Шэньси; во второй — гарнизоны, располагавшиеся на ближних подступах к столице Чанъани и прикрывавшие ее с севера. Термин ху— хусцы (уже встречавшийся в гл. 6) служил для общего наименования северных и северо-западных «варварских» племен, в первую очередь сюнну. 74. Упоминание о продаже рангов можно понимать как разрешение местным старейшинам, низшей знати, главам кланов, а также, вероятно, и более знатным лицам торговать своими рангами и титулами, чтобы справиться с го лодом. Слово минь Л; — «народ» — носит здесь, разумеется, весьма условный характер. 75. Подробнее эти события изложены в гл. 113 «Исторических записок» (ШЦ, т. VI, с. 2970). Вэй — не фамилия, а чин правителя южных племен — юз; его фамилия Чжао. 76. Цзи — маленький столик на низких ножках, за которым сидели на циновках. Чжан — «посох, трость», которой пользовались пожилые люди (при дворе разрешалось появляться с посохом только по достижении 80 лет). Такой дар мог означать признание старости и немощи (словосочетание цзи-чжан встречается в Ли цзи, — ШСЦ, т. 19, с. 101,170 и др.). 77. О советах Юань Ана см. также гл. 101 Ши цзи (Истзап, т. VIII, с. 210217). 78. Весь раздел главы, повествующий о милостях Вэнь-ди, его действиях и поведении, со слов «[Из-за бедствий] император умножил свои милости...» в Хань шу помещен с незначительными изменениями в эпилоге гл. 4, от имени самого историка Бань Гу после слов: цзань юэ ff 0 (ХШБЧ, т. I, с. 154-155). Это дало основание Г.Дабсу предположить, что весь раздел интерполирован в «Исторические записки» из «Истории ранних Хань». Текстуальные различия английский синолог объясняет тем, что в распоряжении интерполятора был якобы более ранний вариант эпилога Бань Гу (см.: The History, vol. I, с. 272). Однако можно предполагать и обратное: Бань Гу взял для эпилога текст Сыма Цяня (на это указывали Фу Янь, Ван Сянь-цянь и др.). В целом следует отметить, что образ Вэнь-ди явно идеализирован, его добропорядочность и милости, им даруемые, преувеличены. 79. Иероглиф цзянь Щ в данном конкретном случае принят нами как эквивалент другого цзянь Щ, встречающегося в Чжоу ли, — «обрезать, подрезать». Мэн Кан (180-260) и Цзинь Шао (III в.) приравнивают jj§? к сянь Ш — «идти босиком». С этим согласился Янь Ши-гу, это же приняли Л.Виже (Wieger L., Textes historiques, vol. I, с. 356) и Э.Шаванн (МИС, т. 2, с. 489). При траурных обрядах были случаи, когда надевалась специальная матерчатая обувь, а иногда шли босиком. Следовательно, возможны разные толкования цзянь. 80. Дедай, по трактовке И ли, — повязка или пучок из конопли или пуэра- рии, укрепляемые на голове или поясе при траурных церемониях. В комментариях Цзя Гун-яня к И ли говорится, что ширина повязки была девять цуней (ШСЦ, т. 17, Или чжу-шу, кн. 3, с. 822), в эдикте Вэнь-ди ширина ограничена тремя цунями, что диктовалось стремлением к уменьшению затрат. 81. Слово бу ^5, связанное с колесницами и оружием, трактуется двояко. Ин Шао считал, что эдикт запрещал покрытие колесниц и оружия полотном (Цзицзе). Э.Шаванн (и мы в согласии с ним) принял это объяснение. Фу Цянь (125-195) толкует бу в значении «распространять, выставлять», т.е. как запрет выстраивать или выставлять колесницы и войска с оружием. К этому присоединились Ли Цы-мин (1829-1894), Г.Дабс и Б.Уотсон. 82. Встречающиеся во фразе термины: да-хун A&I (равноценный да-гун j\ pj), сяо-хун /J\ ftl (равноценный сяо-гун /J\ Й) и сянь Ш — указывают на вид траурной одежды (существовали также одежды чжань-цуй |Ff Ш, цзи-цуй Щ Ш, си-ма Я Ift и ряд других). Эти одежды, различавшиеся по покрою и форме, по материалу, из которого шились, предназначались для строго определенной группы родственников. Для траура в рамках клана или рода, например, насчитывалось пять видов одеяний, каждый со своим сроком ношения. Указанные термины переданы нами как «большие, малые и тонкие траурные одежды» (у Б.Уотсона: deep mourning, light mourning, thin garments). Сроки траура, указанные в эдикте Вэнь-ди, были укороченными, особенно если вспомнить, что обычно между днем смерти императора и его захоронением, как упоминал Лю Бинь (1022-1088), проходило более ста дней, в течение которых траурная одежда не снималась (см.: ХШБЧ, т. II, с. 778). 83. Известно семь категорий обитательниц женской половины царского дворца— наложниц императора: фужэнь, мэйжэнь, бацзы, лянжэнь, цицзы, чанши, шаоши (подробнее см.: Истзап, т. VI, коммент. 1 к гл. 49, с. 340-341). 84. Из Хань шу известно, что в этот день Вэнь-ди был похоронен в своей усыпальнице в Балине. По мнению Такигава Камэтаро, в Ши цзи здесь пропуск. 85. Эдикт следующего императора, Цзин-ди, выглядит в данной главе излишним. Бань Гу не случайно поместил его в анналах Цзин-ди, Накаи Сэкито- ку полагает, что в первоначальном тексте главы этого эдикта не было, но когда анналы Цзин-ди были уничтожены, эти наставления не пропали и были внесены в десятую главу. Либо кто-то внес их сюда из Хань шу. Таково же мнение Чжан Вэнь-ху (см.: ХЧКЧ, т. И, с. 780). Однако в этом суждении есть противоречивость: если одиннадцатую главу уничтожили, а потом восстановили по Хань шу, то и данный эдикт должен был попасть в анналы Цзин-ди. Таким образом, интерполяцию нельзя считать доказанной. 86. Жертвенное вино чоу (чжоу) употреблялось при летних жертвоприно шениях. Оно закладывалось в первой луне и поспевало к восьмой луне, отличалось чистотой и крепостью. . Танец «Военной добродетели» был создан на четвертом году правления Г ао-цзу — в 203 г. до н.э., чтобы воспеть успехи империи, достигнутые военной силой. Танец «Начал цивильности» получил свое название в 201 г., основывался на ритуальных танцах в честь легендарного Шуня. Танец в честь пяти стихий получил свое название при Цинь Ши-хуане в 221 г. (описание танцев см.: ХШБЧ, т. III, с. 1917-1924). Мэн Кан добавляет, что в танце «Военной добродетели» танцоры держали в руках щиты и боевые топоры, в танце «Начал цивильности» — перья и флейты, в танце «Пяти стихий» головные уборы и одежды танцоров имитировали цвета пяти элементов — стихий. 87. В главе вновь повторен термин жоусин — «тяжелые телесные наказания», хотя об отмене их уже говорилось. В аналогичном месте в Хань шу (гл. 5) сказано об отмене наказания кастрацией. Ван Сянь-цянь предполагает, что произошло случайное усечение иероглифа фу на жоу Й. Это соображение учтено при переводе. 88. В Лунь юе слова Конфуция стоят в обратном порядке: сначала говорится о столетнем управлении и искоренении зла, а потом о человеколюбивом управлении (см.: ЧЦЦЧ, т. I, Лунь юй чжэнъи, гл. 16, с. 288). В этих словах Конфуция, цитируемых Сыма Цянем, некоторые ученые, в частности Такигава Камэтаро (см.: ХЧКЧ, т. II, с. 783), Б.Уотсон (Records, vol. I, с. 366) и Г.Дабе (The History, vol. I, с. 275), усматривают косвенную критику У-ди, который был далек от образа добродетельного Вэнь-ди. ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ 1. Аутентичность данной главы с ханьского времени подвергалась сомнению, ее считали одной из десяти утраченных глав Ши цзи (об этом см. вступительную статью к т. I «Исторических записок», с. 76-77). Вэй Хун (I в.) в труде Хань цзю и писал, что в главе о Цзин-ди Сыма Цянь резко высказался о недостатках императора, и когда император У-ди прочитал главы об отце и о себе, он пришел в ярость и изъял их. Эта версия позднее неоднократно повторялась, например, в жизнеописании Ван Су в «Истории троецарствия» (Вэй шу, гл. 13, — ЭШУШ, т. II, с. 959) и в других сочинениях. Одни ученые полагали, что одиннадцатая глава заимствована из Хань шу (Сыма Чжэнь, Чжэнь Цяо, Лян Ци-чао), другие приписывали ее составление известным интерполяторам Чу Шао-суню, Лю Синю, Ши Цэню; Юй Цзя-си (1883-1955) приписал авторство гл. 11 Фэн Шану (см.: Юй Цзя-си, Исследование об утраченных главах, с. 17-26). С другой стороны, многие ученые, к которым присоединились и мы, считают гл. 11 аутентичной и принадлежащей кисти Сыма Цяня. Версия о недовольстве У-ди текстом гл. 11 не находит полного подтверждения. В жизнеописании Вэй Яо в «Истории царства У» сообщается, что У-ди высоко ставил таланты историка и стремился дать Сыма Цяню возможность закончить его труд (см.: ЭШУШ, т. II, с. 1071). Лян Юй-шэн версии о фальсификации главы считал неверными (ЛЮШ, кн. 3, гл. 7, с. 39-42). Сам Сыма Цянь в гл. 130 писал о содержании гл. 11: «Владетельные князья стали самовольными и разнузданными, первым поднял мятеж правитель владения У. В столице были проведены казни, и семь княжеств повинились. Поднебесная соединилась в одно, наступило великое спокойствие и достаток. [Об этом я] и составил „Основные записи [о деяниях] Сяо Цзина"» (ШЦ, т. VI, с. 3303). Видно, что в намерения историка не входила резкая критика Цзин-ди. Подлинность главы признают Ван Мин-шэн («Суждения о семнадцати династийных историях», с. 7), Цуй Ши («Исследование истоков „Исторических записок11», кн. 1, гл. 3, с. 15). В этом не сомневались Э.Шаванн (МИС, т. 1, с. CCIV, т. 2, с. 496), Г.Дабе (The History, vol. I, с. 291), Б.Уотсон (Records, vol. I, с. 367) и др. В то же время нельзя не видеть и некоторых особенностей и несовершенств одиннадцатой главы (особенно по сравнению с десятой). Многие ученые — Люй Цзу-цянь, Чэнь Чжэнь-сунь, Э.Шаванн, Г.Дабс, Б.Уотсон — отмечали неполноту главы, сравнительную бедность стиля, отсутствие в ней эдиктов императора и цитат из речей, слишком частые упоминания о знамениях. Все это позволяет предполагать, что глава не была окончательно отделана Сыма Цянем и поэтому оказалась скуднее остальных ханьских бэнь цзи. Б.Уотсон писал: «Похоже, что Сыма Цянь написал конспект и заключительные слова главы, как он ее задумал выпустить, и оставил остальное в форме черновых материалов, которые он собирался включить в нее... Может быть, он отложил завершение главы в надежде собрать больше материалов по этому близкому к нему периоду. Или, может быть, он потерял надежду получить возможность честно написать про отца, пока он служил при дворе сына» (Records, vol. I, с. 367). 2. Лян Юй-шэн отмечал, что первое число четвертой луны в тот год совпадало с циклическими знаками цзя-у, день под знаками и-сы приходился на 12-е, а день и-мао — на 22-е число. В главе же 22-е число упоминается раньше 12-го. Видимо, какая-то ошибка в тексте. В Хань шу точных дат этих событий не дано, что подтверждает доводы комментатора. 3. В Хань шу иной акцент: «В пятой луне приказал [собирать] подати с обрабатываемых земель в половинном размере». Из гл. 10 мы знаем, что Вэнь-ди в 167 г. до н.э. отменил подати, теперь, через одиннадцать лет, Цзин-ди восстановил их в половинном размере. Накаи Сэкитоку полагает, что Сыма Цянь употребил глагол чу — «исключить, снять» не совсем удачно. Действительно, Сыма Гуан написал яснее: фу шоу Ш$. — «вновь стал собирать» (ЦЧТЦ, т. II, с. 511). 4. В Хронологических таблицах внук Сяо Хэ именуется не Си, а Цзя, его титул не Улин-хоу, а Уян-хоу (см.: Истзап, т. III, гл. 18, с. 465). По-видимому, в источниках встречались два варианта имени и титула. 5. В 205 г. уже объявлялась обязательная регистрация мужчин (см. гл. 7). Янь Ши-гу считает, что ранее регистрации подлежали все мужчины старше 23 лет, в гл. 11 этот ценз снижен до 20 лет (см.: ХШБЧ, т. I, гл. 5, с. 161), что могло диктоваться потребностями армии. Шэнь Цинь-хань, напротив, утверждает, что ранее население несло повинности и платило подати с 15-летнего возраста, а теперь вышло послабление — с 20 лет. Но, судя по основной направленности мер, предпринятых Цзин-ди, прав Янь Ши-гу. 6. Здесь упоминается о выезде двух сыновей Сяо Цзина в свои владения, однако титулы и земельные пожалования получили шесть его сыновей: Дэ — Хэцзянь-ван, Янь— Линьцзян-ван, Юй— Хуайян-ван, Фэй— Жунань-ван, Пэн-цзу — Г уанчуань-ван, Фа — Чанша-ван. I. Ряд природных знамений: комета, град, изменения в движении планет — предвещали грядущие беды. Изменившееся положение планеты Инхо (Марс) на звездном небе обычно связывали с возможной войной. 8. Центр уезда Наньлин находился к юго-востоку от совр. города Чанъань в пров. Шэньси; центр уезда Дуйсюй — к востоку от совр. уездного города Яосянь в пров. Шэньси. 9. Занимая пост юйшидафу и обладая большим влиянием на императора, Чао Цо проводил активную политику ослабления власти чжухоу, что и послужило основной причиной мятежа. Понимая, что мятеж в значительной степени вызван мерами, предложенными Чао Цо, и желая успокоить восставших, император предал его казни. Подробнее см. гл. 101 Ши цзи (Истзап, т. VIII, с. 215-219). 10. В Хань шу приводится текст императорского эдикта по этому поводу, в котором говорится, что У-ван Пи и другие подняли мятеж и обманом повели за собой чиновников и народ. Но, поскольку зачинщики были уже уничтожены, император амнистировал низших чиновников, народ и солдат, разбежавшихся из восставших отрядов, и чуского княжича И (см.: ХШБЧ, т. I, гл. 5, с. 162). II. Наследником был назначен сын Сяо Цзина по имени Жун (см. гл. 5 Хань шу, — ХШБЧ, т. I). 12. Янлин— название усыпальницы, которую Цзин-ди вскоре начал строить для себя; располагалась в 20 км к востоку от совр. уездного города Сяньян в пров. Шэньси, в районе пантеона всех ханьских императоров. 13. В 168 г. до н.э. Вэнь-ди, добившись успокоения страны, упразднил заставы и отменил контроль за въездом и выездом. В описываемый момент Цзин-ди восстановил все снова, видимо опасаясь влияния мятежа семи князей. 14. В тексте главы нет слова минь — «народ». Здесь сказано: «набрал и переселил». Слово «народ» внесено в перевод на основании Хань шу (ХШБЧ, т. I, гл. 5, с. 163). 15. Цзянду— название владения, главный город которого находился в 2025 км от совр. одноименного уездного города в пров. Цзянсу. 16. Лу Вэнь-чао, Лян Юй-шэн и др. считают фамильный иероглиф Чжао поставленным ошибочно, так как столичного воеводу именовали Вэй Вань, что подтверждается и Таблицами, поэтому знак Чжао взят нами в скобки. 17. Под чидао имеются в виду дороги для быстрой связи, построенные при Ши-хуане (см. гл. 6, коммент. 86). Вдоль этих дорог через каждые три чжана (примерно 9-10 м) были высажены деревья. Объяснения причин вырубки деревьев источники не дают. Пруд Ланьчи также был сооружен при Ши-хуане. Как свидетельствует книга Сань-Цинь цзи, на которую ссылается Чжан Шоу- цзе, в пруд была проведена вода из реки Вэйхэ, вокруг насыпаны холмы, поставлено изваяние кита. Лю Бо-чжуан утверждает, что к этому времени пруд пришел в запустение и его решили засыпать. 18. Здесь первый наследник назван Ли-тайцзы, т.е. не собственным именем, а по родовой фамилии его матери. Ли была наложницей Цзин-ди, и ее сын Жун некоторое время считался наследником престола. 19. Как отметил Г.Дабе, датировка этого затмения в Ши щи ошибочна. Фактически, по подсчетам астрономов, видимое в Китае солнечное затмение происходило на месяц раньше, 22 января 160 г. до н.э., т.е. в день гэн-инь одиннадцатой луны (The History, vol. I, с. 336). По-видимому, переписчики случайно вместо одной черточки поставили две и получилась двенадцатая луна. 20. Мать Цзяодун-вана была дочерью Цзан Эр — внучки яньского вана Цзан Ту. В гарем императора она попала под именем Ван-фужэнь, так как ранее была женой Ван Чжуна. Ее сын Лю Чэ и стал Цзяодун-ваном. В борьбе против императорской наложницы из рода Ли и ее сына Жуна (перед тем объявленного наследником) победила Ван-фужэнь. Два иероглифа мин Чэ — «его звали Чэ» считаются позднейшей вставкой в текст (таково, в частности, мнение Чжан Вэнь-ху). Мидзусава Тоситада отмечает, что в десяти ранних списках Ши щи этих двух знаков нет (Мидзусава, т. II, гл. 11, с. 13). Факт интерполяции подтверждается и тем, что знак чэ входил в имя царствовавшего при Сыма Цяне императора У-ди и из-за табу не мог быть внесен в летопись. 21. При Цзин-ди еще не существовало строгого порядка наименования эр правления, однако один и тот же император в связи с определенными событиями мог менять периоды своих правлений и вести счет годам сначала. Всего могло быть три подразделения: начальный период— цянь |и, средний, или второй, — чжун ф и последний, или третий, — хоу fg. В данном случае смена периода могла быть связана с назначением нового наследника. 22. В гл. 18 Ши щи (Истзап, т. III, с. 471), в главах 16 и 42 Хань шу (ХШБЧ, т. II, с. 764; т. V, с. 3558) Цзо-цзюй назван не сыном, а внуком Чжоу Чана. Очевидно, в данной главе ошибка и вместо щы — «сын» должно быть сунь — «внук», что и отмечено в скобках. 23. В главе употреблено выражение щинь гу Ш 0 — «наложить строгий запрет» (встречается еще в Цзо чжуань, — ШСЦ, т. 29, с. 1012). По объяснению Кун Ин-да, оно означает, что нельзя допускать к службе провинившихся чиновников. Очевидно, Цзин-ди решил смягчить эти запреты и привлечь на свою сторону большее число чиновников на местах. 24. Местоположение Хэншань установить не удалось; Юаньду — уезд в совр. пров. Ганьсу. 25. Когда Пэн-цзу, носивший титул Гуанчуань-вана, стал Чжао-ваном, а Чэ, носивший титул Цзяодун-вана, стал наследником престола, освободившиеся титулы и соответствующие владения император передал двум другим сыновьям. Вэнь Ин (II—III вв.) и Вэй Чжао (197-273) сообщают, что Чжан Шан — советник владения Чу, наставник чуского князя Чжао И-у, советник владения Чжао Цзянь Дэ и нэйши Ван Хань во время восстания семи князей убеждали своих ванов не бунтовать. Их не послушали и казнили. Теперь Цзин-ди в знак благодарности за верность отцов трону даровал титулы хоу Дан-цзюю — сыну Чжан Шана, Чжоу — сыну Чжао И-у, Хэну — сыну Цзянь Дэ и Ци — сыну Ван Ханя (см.: ХЧКЧ, т. II, с. 794). У помянутый выше Линьцзян-ван — это бывший наследник Жун. Как сообщается в гл. 122 Ши цзи (ШЦ, т. VI, с. 3133) и в гл. 5 Хань шу (ХШБЧ, т. I, с. 165), он покончил с собой. 26. Затмения, видимого в Северном Китае, как утверждает Г.Дабс, в этот день не было. Следовательно, оно придумано чиновниками и попало в анналы (Ши цзи и Хань шу) лишь как еще одно «предостережение» правителю. (О подобных фактах см.: Bilenstein Н., The Interpretation of the Portents in the T'sien- Han-Shu, c. 137.) 27. Главный цензор— юйшидафу— должность, установленная при Цинь (подпись главного цензора имеется на стелах) и сохраненная при Хань (с менявшимися названиями). По иерархической лестнице следовал за первым советником. У него имелись два помощника— чжунчэна ф (см.: ХШБЧ, т. II, гл. 19, с. 1103). Но нигде не упоминается о таких помощниках при чжухоу, и неясно, кому они подчинялись: правителю княжества или главному цензору. Скорее всего, в данном месте термин чжунчэн поставлен ошибочно, на что обращал внимание еще Лян Юй-шэн (ЛЮШ, кн. 3, гл. 7, с. 34). Бань Гу и Сыма Гуан сообщают о ликвидации не должностей помощников при чжухоу, а их главных цензоров— юйшидафу (ХШБЧ, т. I, гл. 5, с. 165; ЦЧТЦ, т. II, с. 538), которых они у себя, по-видимому, назначили, копируя центральный аппарат. 28. В жизнеописании Чжоу Я-фу сообщается не о двух, а о пяти сдавшихся князьях сюнну (Истзап, т. VI, гл. 57, с. 244), которым император вопреки совету Чжоу Я-фу даровал ранг лехоу. Лян Юй-шэн, цитируя другие источники, называет даже цифру семь. В данном контексте, по-видимому, выделены две наиболее знатные фигуры. 29. В Хань шу смерть Чжоу Я-фу отмечена под 143 г. до н.э., т.е. на четыре года позднее. Лян Юй-шэн и Такигава Камэтаро указывают, что зимой 147 года Чжоу Я-фу был лишь снят с поста первого советника, поэтому вместо слова сы Щ — «умер» должно быть мянь % — «снят с поста» (ХЧКЧ, т. II, с. 794). Гу Цзе-ган внес мянь в текст. 30. Это затмение действительно имело место. В гл. 27 Хань шу говорится, что солнце в это время находилось в созвездии Вэй — Скорпион (по каталогу Опползера затмение значится под № 2523, — см.: The History, vol. I, с. 337). 31. Цзин-ди решил переименовать значительную часть должностей, сохранявшихся с династии Цинь. Часть терминов встречалась в тексте, функции не которых ясны из русского перевода. Расшифруем остальные: чжуцзюэ- чжунвэй, а по-новому — дувэй, надзирал за лехоу, ведал учетом титулов и другими столичными делами; чансинь-чжаньши, а по-новому — чансинь-шаофу, ведал дворцом императрицы; цзянсин, а по-новому — дачанцю, по данным Ван Сянь-цяня, — высший сановник императрицы, надзиравший за ее приближенными и евнухами, жаловал подарки родичам императрицы; чжису-нэйши, а по-новому — данун, ведал распределением продуктов земледелия, руководил сбором налогов, в его ведении была и часть ремесел (условно мы назвали его «начальник ведомства по зерну и финансам»); данэй, по объяснению Вэй Чжао, ведал столичными складами. (О функциях названных чиновников см.: Хань шу, гл. 19, — ХШБЧ, т. И, с. 1105-1128.) 32. Затмение, отмеченное и в Хань шу, имело место в действительности. Солнце находилось в то время в созвездии Чжэнь, соответствующем в европейской астрономии созвездию Ворон. В каталоге Опползера числится под № 2530 (см.: The History, vol. I, с. 338). 33. Юшучжан— одиннадцатый ранг знатности по двадцатиразрядной шкале, существовавшей при Цинь и Хань (у Г.Дабса и Б.Уотсона переведено описательно: senior chiefs of the miltitude). Вновь объявлена амнистия преступникам— шестая по счету в период правления Цзин-ди (в 154, 153, 150, 149, 145, 143 гг.). Встает вопрос: сколько же было преступников в Хань и за какие провинности они наказывались, если была необходимость чуть ли не каждый год подряд их амнистировать (полностью или частично — не указывается)? Одно из двух: либо по-прежнему действовали строгие, оставшиеся от Цинь законы и народ при Вэнь-ди и Цзин- ди страдал от чрезмерных повинностей, налогов и от разных тягот, несмотря на громкие слова о добродетелях этих монархов, сказанные в анналах; либо записи об амнистиях не имели конкретного содержания и носили декларативный, политический и религиозный смысл. По нашему мнению, действовали оба фактора: суровость законов и наказаний, непрерывно порождавшая их нарушение и рост числа «преступников», а также политические и религиозные мотивы. Об этом писал А.Хулсве: «Их политическую роль легко понять, амнистии приносили облегчение от суровой „легистской" системы с ее разнообразными и частыми наказаниями в целом, они заверяли „мятежников" и „бандитов", что те имеют шанс начать жизнь снова, и тем привлекали на сторону правительства колеблющиеся элементы. Их религиозный аспект заключался, с одной стороны, в попытке восстановить нарушенную гармонию в природе, которая включала и человека... поэтому амнистии декларировались после зловещих происшествий подобно затмениям и землетрясениям; с другой стороны, было желание создать благоприятные „космические" условия в связи с вступлением императора на трон» (см.: Hulsewe A.F.P., Remnants of Han Law, vol. I, c. 249). 34. В 143 г. и в следующем, 142 г., несмотря на стихийные бедствия, разрешают и устраивают гулянья и попойки по всей стране. Хань шу детализирует: «Летом всеобщее гулянье („попойка“ — пу gjf) продолжалось пять дней, народу было разрешено покупать и продавать вино...» (ХШБЧ, т. I, гл. 5, с. 169). До этого, с 147 г. такие гуляния были запрещены. Мотивы разрешения неясны. Может быть, анналисты приводили сведения о разгуле (действительные или вымышленные) для контраста с мерами дальнейшей экономии и для критики Цзин-ди. 35. Затмение 143 г., отмеченное и в Хань шу, действительно наблюдалось в Китае. Солнце находилось в это время в созвездии И, по европейским небесным картам — в созвездии Чаши. 36. Судя по календарям, составленным в XIX-XX вв. для прошлых периодов, день жэнь-чэнь в этот год (29-й год 60-летнего цикла) не мог быть в восьмой луне; следовательно, в тексте ошибка (см.: ЛЮШ, кн. 3, гл. 7, с. 37; МИС, т. 2, с. 507; Records, vol. I, с. 373). Бань Гу в этом месте дат не приводит. 37. В 151г. Вэй Ваню уже был пожалован титул Цзяньлин-хоу, и, таким образом, здесь этот титул присваивается ему вторично. Лу Вэнь-чао считает слова о присвоении титула ошибочно вставленными (см.: ХЧКЧ, т. II, с. 798). Лян Юй-шэн предполагает, что допущена перестановка слов и титул должен стоять перед именем, но тогда следует предположить интерполяцию слова фэн — «жаловать». 38. Запрет использовать лошадей на токах в такой неурожайный год мог преследовать две цели: во-первых, сократить потери зерна, затаптываемого лошадьми, и, во-вторых, предоставить работу по обмолоту людям. Однако конный обмолот в Китае не был широко распространен, и эта мера могла касаться лишь ограниченного круга работ. 39. Яньмэнь — название области, земли которой занимали северо-западную часть совр. пров. Шаньси к северу от Нинъу. 40. Абзац наполнен описанием необычных явлений в природе, которые, по-видимому, должны были предвещать близкую смерть императора. В Хань шу всего этого нет. Солнечного затмения, наблюдавшегося в Китае, в этом году быть не могло (The History, vol. I, с. 339). He могло быть в один и тот же день солнечного и лунного затмений. Учеными высказано предположение, что в эти дни свирепствовала пыльная буря, закрывшая солнце и придавшая ему необычный цвет. Тогда лишь иероглиф ши ^ — «затмение» вставлен ошибочно (в современном тексте он взят в скобки). Пять планет, как говорится в главе, «пошли обратно» и остановились в области Тайвэй. По объяснению в астрономической главе «Истории династии Цзинь», Тайвэй — это «небесный чертог Сына Неба, помещающийся в обители пяти императоров» (ЦЧТЦ, т. II, с. 545-546). Воспроизводя земные порядки, древние астрономы-астрологи размещали вокруг этого чертога созвездия, отводимые для 12 чжухоу и 9 цинов. Так как место императора должно было находиться в центре, мы в данном случае перевели Тайвэй как «средняя часть неба». Чем же объяснить такое нагнетание в главе о Цзин-ди стихийных бедствий и необычных природных явлений? Вопрос о видах и роли знамений в эпоху Хань исследован в последние десятилетия в работах Г.Биленстайна, В.Эбер- харда и Ю.Л.Кроля. В.Эберхард пришел к заключению, что «функция астрономии, астрологии и метеорологии была чисто политической, а на основе смутной веры в связь необычных природных явлений и социальной жизни выросла практика использования этой веры в качестве оружия в политической борьбе» (Eberhard W., The Political Function of Astronomy and Astronomers in Han China, c. 70). Г.Биленстайн видел в частом упоминании знамений косвенную критику политики императора со стороны чиновников. Рассматривая, в частности, одиннадцатую главу и отмечая различный подход Сыма Цяня и Бань Гу к правлению Цзин-ди, исследователь подчеркивает обвинительный характер текста Сыма Цяня: «Возможно, Бань Гу, выражая свое мнение, думал об общих условиях жизни простых людей, которые были совсем не плохими, в то время как Сыма Цянь основывал свое мнение на обстоятельствах административного характера и особенно на атмосфере, царившей среди высших чиновников в столице...» (Bilenstein Н., Interpretation of the Portents in the Tsien- Han-Shu, c. 139). Ю.Л.Кроль, соглашаясь с указанными авторами, подчеркивает, что «Сыма Цянь с помощью тенденциозного отбора знамений стремился критиковать Цзин-ди, но положительно относился к царствованиям первых четырех ханьских императоров» (Кроль Ю.Л., Сыма Цянь— историк, с. 121). Мы не разделяем такой категоричности суждения. Из материала глав явствует, что Сыма Цянь неоднозначно относился к первым пяти ханьским императорам. У каждого из них (в том числе и у Гао-цзу) он находил положительные и отрицательные черты. Что касается Цзин-ди, то хотя анналы о нем и носят печать спешки и неполны, все же говорят о Цзин-ди как о личности, стремившейся укрепить единую империю, побороть центробежные тенденции, в какой-то мере уменьшить тяготы народа (снижение налогов, денежные дары главам кланов и семей, пятикратное повышение рангов знатности и др.). А знамения, бедствия, безусловно, введены для критики его действий, для предупреждения возможных ошибок правителя. > 41. Цзин-ди правил 16 лет и умер в возрасте 48 лет, получив посмертное имя Дэ-ян (см.: ТПЮЛ, гл. 88; Ди-ван ши цзи цзи-цунь, с. 110). 42. Под «чужими фамилиями» — и-син Л Ш имеются в виду чжухоу и ваны, не принадлежавшие к правящему роду Лю. 43. Чжу-фу Янь предложил императору несколько расширить права чжухоу, позволить им наделять землями своих детей, что привело к разделу сильных владений и ослаблению отдельных чжухоу и тем самым затруднило организацию дальнейших восстаний против дома Хань. Жизнеописание Чжу-фу Яня см. в гл. 112 «Исторических записок» (ШЦ, т. VI, с. 29532962). ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ 1. Оригинал 12-й главы «Основных записей» считается утраченным. В гл. 130 Сыма Цянь писал о содержании гл. 12: «Дом Хань поднялся и правил [уже] пять поколений, когда в годы цзянь юань наступило его процветание. Вне страны племена и иди были отброшены, внутри страны усовершенствовали законы и меры, принесли жертвоприношения фэн и шань, сменили исчисление начала года, изменили цвета одежд. [Об этом я и] составил двенадцатую главу «Основных записей» о деяниях нынешнего государя» (ШЦ, т. VI, с. 3303). Существующий текст главы, однако, не отвечает этой характеристике. Кроме первых 73 иероглифов, говорящих об У-ди в стиле других глав анналов, все остальное изложение полностью совпадает со второй частью гл. 28 Ши цзи (с незначительными текстуальными изменениями), сообщающей только об одной стороне деятельности У-ди: о его вере в духов, в знамения, о деталях ритуала и особенно о жертвоприношениях Небу и Земли — фэн-шань. Неаутен- тичность главы подтверждается характерной деталью: в гл. 28, написанной Сыма Цянем в период правления У-ди, император именуется либо «Нынешний Сын Неба» — либо «Нынешний государь» — , что соответствует правилам. Во вступительной части существующего текста гл. 12 и в названии главы император именуется посмертным титулом — Сяо У, который не мог быть известен историку, умершему раньше государя. Чжан Янь, Сыма Чжэнь, Ван Мин-шэн считают, что включение части гл. 28 Ши цзи на место гл. 12 после утраты оригинального текста было произведено известным ханьским интерполятором Чу Шао-сунем. Юй Цзя-си на основании ряда сопоставлений предполагает, что это было сделано позднее, в эпоху Цзинь (ЮЙ Цзя-си, Исследование об утраченных главах книги Придворного историографа, с. 31). Он, вероятно, прав, так как перед интерполяциями, осуществленными Чу Шао- сунем, всегда стояло его имя. Таким образом, неаутентичность гл. 12 признана наукой (таково же мнение Пэй Иня, Лян Юй-шэна, Цуй Ши, Э.Шаванна, Б.Уотсона и других ученых). Стремясь сохранить в русском издании последовательность имеющихся текстов Ши цзи, мы даем перевод всей главы, несмотря на отмеченные выше факты (учитывая при этом также то обстоятельство, что перевод гл. 28 появится лишь в четвертом томе издания). 2. Согласно Соинь, У-ди был девятым сыном Цзин-ди и называть его средним сыном не точно. Юй Цзя-си, разбирая этот вопрос, полагает, что слова чжун-цзы — «средний сын» указывают лишь на то, что У-ди был не старшим и не младшим сыном Цзин-ди, а одним из средних сыновей. 3. У-ди родился на первом году правления своего отца Цзин-ди, т.е. в 156 г. до н.э. При вступлении на престол в 140 г. ему было 16 лет. 4. На этом месте кончается небольшое вступление к главе, состоящее из 73 иероглифов и добавленное, как мы указывали в коммент. 1, позднее. Далее следует вторая часть гл. 28 Ши цзи. 5. Словосочетание цзянь шэнь ШШ (или цзинь шэнь ШШ) переведено описательно: «носившие за поясом памятные дощечки». Впервые этот термин встречается в Ли цзи (см.: ШСЦ, т. 22, с. 1234). Так называли чиновников, носивших большой пояс шэнь за который засовывались памятные дощечки для записей — цзинь Jg- 6. Ханьский У-ди в 104 г. до н.э. перешел к системе отсчета начала года с первого дня первой луны, которая, согласно легендам, применялась при Ся. Этот порядок официально просуществовал до XX в. 7. Юн — ханьский уезд, центр которого был расположен к югу от совр. уездного города Фэнсян в пров. Шэньси. Пятью жертвенниками, по сведениям, имеющимся в Чжэнъи, были: Фучжи Й$ И§, построенный циньским Вэнь-гуном для жертвоприношений Белому императору— Бай-ди; Мичжи Щ И§, построенные циньским Сюаиь-гуном для жертвоприношений Синему императору — Цин-ди; Шанчжи _h В# и Ся-чжи т И#, построенные циньским Лин-гуном для жертвоприношений Красному императору— Чи-ди и Желтому императору— Хуан-ди; Бэйчжи it И#, построенный ханьским Г ао-цзу для жертвоприношений Черному императору — Хэй-ди. 8. Словом сяньхоу называли друг друга жены родных братьев, т.е. невестки. 9. Пинъюань-цзюнь — почетный титул, который император У-ди, вступив на престол, пожаловал Цзан Эр — своей бабке по линии матери. 10. Шэньцзэ-хоу — титул одного из заслуженных сановников Гао-цзу (см.: Истзап, т. III, гл. 18, с. 520). В данном случае, вероятно, имеется в виду один из его потомков. В гл. 28 Ли Шао-цзюнь именуется шэжэнем — приближенным или секретарем бывшего Шэньцзэ-хоу (Истзап, т. IV, с. 170). В Хань шу он просто назван «одним из людей Шэньцзэ-хоу» (ХШБЧ, т. III, с. 1216). Очевидно, знак жу А— «вводить, представлять», стоящий в гл. 12, — ошибка и должно быть жэнь А — «человек». 11. Выражение ши у Щ толкуется двояко. Жу Чунь приравнивает знак у к словосочетанию гуй у — «земные духи, души умерших», а Чэнь Цзань считает, что у означает яо у — «лекарственные снадобья». Дальнейший текст говорит в пользу объяснения Жу Чуня. , 12. Уань-хоу— титул, который У-ди пожаловал Тянь Фэню, младшему брату вдовствующей императрицы. 13. Легенда о Ань Ци-шэне сохранилась в сочинении ханьского периода Ле сянь чжуань («Жизнеописания святых»). По этой легенде, Ань Ци-шэн, уроженец района Ланъе, жил на берегу Восточного моря и торговал лекарствами. Было ему тысяча лет от роду. С ним три ночи подряд беседовал Цинь Ши-хуан, пожаловав ему груду золота. Однако Ань Ци-шэн исчез, оставив все пожалованное богатство и письмо: «Ищи меня через тысячу лет у подножия горы Пэнлай». 14. Рассказы о превращении киновари в золото, как подметил Э. Шаванн, косвенно свидетельствуют о развитии алхимии в Древнем Китае (МИС, т. 3, с. 465). Упоминание Сыма Цянем дань-ша (%i)— киновари, т.е. сернистой ртути, в качестве исходного продукта для опытов по получению золота позволяет предположить, что алхимики в Китае шли тем же путем, что и алхимики других стран. Позднее у арабов, например, представления об элементах мироздания тоже были связаны с ртутью и серой. 15. В Цзицзе приводится мнение Вэй Чжао о том, что знаки хуан чуй обозначают не название местности, а фамилию и имя. При такой интерпретации приказ был обращен к двум лицам: Хуан Чую и Куань Шу (см.: ХЧКЧ, т. II, с. 810). Но Сюй Гуан толкует, на наш взгляд, более убедительно. Хуан и Чуй, по его мнению (поддержанному Ван Мин-шэном), — названия двух уездов в районе Дунлай, а ши— должность писца, или историографа. Имя Куань Шу встречается в Ши цзи пять раз; о проезде Ши-хуана через уезды Хуан и Чуй упоминается в гл. 6. Наш перевод исходит из этих фактов. 16. В гл. 28 Ши цзи (Истзап, т. IV, с. 171) и в гл. 25 Хань шу (ХШБЧ, т. III) этот маг именуется Мю Цзи. По-видимому, в данной главе ошибка: вместо мю поставлен иероглиф сю. Кроме того, излишен знак бо Щ, так как ранее стоит его заменяющий знак Щ. 17. Большое лао — бык, баран и свинья. 18. По объяснению Мэн Кана (Цзицзе), сяо— название мифической птицы, якобы пожирающей свою мать, а поцзин — название мифического зверя, пожирающего своего отца. Желая истребить таких птиц и зверей, Хуан-ди, как передает легенда, приказал чиновникам приносить их в жертву. 19. Кожаные деньги из шкуры белого оленя, по описанию гл. 24 Хань шу, делались размером в один квадратный чи, с обшитыми цветной каймой краями. Вручались владетельным князьям при приемах у императора. Под белым металлом, как поясняется в гл. 30 Ши цзи, имелся в виду сплав серебра и олова. Деньги этого типа были трех достоинств: монеты круглой формы с изображением дракона, весившие 8 лянов, по стоимости приравнивались к трем тысячам медных монет; монеты квадратной формы с изображением лошади приравнивались к 500 медным монетам; монеты овальной формы с изображением черепахи приравнивались к 300 медным монетам. Уменьшился и вес медных монет — вместо 4 шу стал 3 шу (см.: Истзап, т. IV, с. 208-209). 20. Единорог линь — легендарное животное. Изображался с телом оленя, покрытым разномастной шерстью, хвостом быка, ногами лошади, с круглыми копытами и одним рогом. Считалось, что линь появляется лишь тогда, когда страной управляет гуманный правитель. В это верил и Конфуций. 21. Под пятью священными пиками — у юэ имелись в виду горы Тайшань, Хуашань, Хэншань, Суншань и Хошань. 22. Как известно, для обозначения дней в древнем китайском календаре употреблялись циклические знаки. Каждые два знака были связаны с одной из пяти стихий: цзя и и со стихией дерева; бин и дин со стихией огня и т.д. Каждой стихии соответствовал определенный цвет: дереву — зеленый, огню — красный, земле — желтый и т.д. Поэтому в дни, обозначенные знаками цзя-и, Вэнь-чэн должен был запрягать повозку зеленого цвета, ибо господствовала стихия дерева. Этому же должны были служить определенные рисунки на повозках. Маги и колдуны усердно поддерживали эту систему. 23. В гл. 28 вместо иероглифа вэй Щ, «делать» стоит другое вэй {Щ — «ложный». Очевидно, в гл. 12 ошибка. Б.Уотсон опознание почерка на шелке приписал самому императору (см.: Records, vol. I, с. 42), что тоже возможно. 24. Фу Цянь считает Юшуй названием уезда. Мы приняли это толкование. Цзинь Чжо утверждает, что это река. Янь Ши-гу полагает, что Юшуй — фамилия, а Фа-гэнь — имя. 25. Как известно, периоды правления У-ди следуют в таком порядке: цзянь- юань (140-135), юань-гуан (134-129), юань-шо (128-123), юань-шоу (122-117) и т.д. В тексте главы период юань-шо пропущен. Этот странный пропуск Гу Янь-у объясняет тем, что указанный выше порядок, известный из таблиц, был установлен позднее и первые периоды были установлены задним числом (см.: ХЧКЧ, т. II, с. 816). Видимо, в то время еще не утвердилось их точное чередование. Чжу И-синь высказал мнение, что Сыма Цянь назвал лишь те периоды правления, которые были связаны с важными событиями и знамениями: начало царствования, появление кометы, поимка единорога (см.: ХШБЧ, т. III, с. 2113). Чье предположение точнее, сказать трудно. Возникший при У-ди порядок присвоения годам правления императоров особых названий сохранялся в Китае до Синьхайской революции 1911 г. 26. Должность тайшигуна (придворного историографа и астролога) в описываемое время занимал отец Сыма Цяня — Сыма Тань (см. вступительные статьи к т. I «Исторических записок»). В гл. 25 Хань шу его имя внесено в текст. 27. Фэньинь — название уезда, учрежденного при Хань. Был расположен к северу от совр. уезда Жунхэ пров. Шаньси. 28. В гл. 25 Хань шу (ХШБЧ, т. III, с. 1223) и в гл. 28 Ши цзи (ШЦ, т. III, с. 1390) вместо иероглифа ци Ш — «флаг» употреблен ци Щ— «шахматная фигура», что более правильно и понятно (см.: Истзап, т. IV, гл. 28, с. 176, 306). Комментарий Чжэнъи ссылается на пояснения Гао Ю к трактату Хуайнань- цзы, а комментарий Соинь— на слова Гу Янь-у, который сообщал, что для указанных целей брали кровь курицы, смешивали ее с игольчатой железной рудой, этим составом покрывали шахматные фигуры, они намагничивались и в результате непрерывно притягивались или отталкивались друг от друга на доске. Может быть, Луань Да знал этот способ, производивший впечатление колдовства. 29. В аналогичном тексте гл. 28 Ши цзи и гл. 25 Хань шу титул Тяньдао- цзянцзюня отсутствует. Там упомянуты три титула: командующего — «чинов ника Неба» (Пэйтяньши-цзяицзюнь), командующего— «чиновника Земли» (Диши-цзянцзюнь), командующего— «высшего совершенства» (Датун-цзян- цзюнь). Если вспомнить о ранее данном ему титуле «командующего пятью выгодами» (Ули-цзянцзюнь), получается именно четыре печати. Очевидно, титул Тяньдао-цзянцзюня включен здесь в гл. 12 ошибочно, он появится несколько позднее. 30. Фактически в тексте главы использованы две гексаграммы из «Книги перемен»: цянь — «творчество» и цзянь jiff — «течение». В гексаграмме цянь есть такие слова: «Летящий дракон находится в небе. Благоприятна встреча с великим человеком». По толкованию Ю.К.Щуцкого, под драконом имеется в виду император, находящийся в расцвете сил. С высоты он легко обнаруживает великого и мудрого человека (см.: Щуцкий Ю.К., Китайская классическая «Книга перемен», с. 200). В гексаграмме цзянь есть слова: «Лебедь приближается к утесу. В питье и пище уравновешенность. Счастье» (там же, с. 350). Под диким гусем или лебедем некоторые комментаторы понимают сановника, а под утесом — императора, который может стать для первого опорой. По-видимому, У-ди сослался на эти гексаграммы, полагая, что в лице Луань Да Небо послало ему выдающегося помощника. 31. Бай-мао — белый камыш, имевший ритуальное значение. Употреблялся при жертвоприношениях еще с древности. При династии Хань император, наделяя чжухоу владениями, вручал им землю разных цветов, завернутую в белый камыш. Владению на востоке соответствовала земля зеленого цвета, на западе — белого, на юге — красного, на севере — черного, в центре — желтого. Подстилка из камыша, использованная при вручении печати Луань Да, очевидно, должна была символизировать его высокое достоинство. 32. Через горы Чжуншань протекала река Цзиншуй; горы находятся в уезде Цзинъян пров. Шэньси. 33. Под Да-ди — Великим императором, по мнению Янь Ши-гу, имеется в виду легендарный правитель древности Фу-си. 34. По преданию, жертвенник в Сун был построен чжоуским У-ваном после победы над домом Инь в назидание потомкам. Он пришел в запустение, когда дом Чжоу начал утрачивать свою верховную власть. 35. Текст гимна «Приготовления к жертвоприношению» в поэтическом переводе А. А. Штукина звучит так: Входят они в переходы из храмовых зал. После овец осмотрели, как надо, быков... В малые смотрят, а также в большие котлы... Тихо: ни крика, в манерах надменности нет. Будет в награду им долгая старость дана. (см.: Шицзин, с. 441). 36. Пункт, где мифический император Хуан-ди нашел треножник, здесь назван Юаньхоу, в гл. 28 Ши цзи— Юаныцой (Истзап, т. IV, с. 179), в гл. 25 Хань шу— Мянь-хоу (ХШБЧ, т. III, с. 2120). Ван Нянь-сунь считает, что речь идет об уезде Юаньцюй в районе Цзиинь. Однако для легендарного периода отождествление едва ли целесообразно. О Гуйюй Цюе см.: Истзап, т. I, с. 228, коммент. 27 к гл. 1. 37. Названные горные вершины расположены следующим образом: Хуашань— в совр. уезде Хуаинь пров. Шэньси; Шоушань— в совр. уезде Сянчэн пров. Хэнань (по Э.Шаванну, в соседнем уезде Яньши той же провинции,— МИС, т. 3, с. 487); Тайши (то же, что Суншань)— в совр. уезде Дэнфэн пров. Хэнань; Тайшань— известная гора в совр. уезде Тайань пров. Шаньдун; Дунлай — предположительно в совр. уезде Есянь пров. Шаньдун. 38. Нельзя не отметить, что легендарный первопредок китайцев Хуан-ди показан здесь не только суеверным, но и жестоким. 39. Гукоу— «Вход в долину». По толкованию Янь Ши-гу, это название места у гор Чжуншань (совр. уезд Цзинъян пров. Шэньси). Ранее долина называлась Ханьмэнь — «Ворота холода», так как оттуда всегда тянуло прохладой. Считается, что там Хуан-ди встретился со святыми. 40. Глагол чу Ш мы толкуем в смысле «очистить [путь], открыть» (так у Э.Шаванна, — МИС, т. 3, с. 490). Трудно согласиться с интерпретацией Б.Уотсона, считающего, что с восьми сторон путь демонам был закрыт: were blocked (Records, vol. II, с. 52). 41. Бэйдоу ЗкЦ Северный ковш. По комментариям, это звезды альфа, бета, гамма и дельта Большой Медведицы. Дух этого созвездия, по поверьям, владычествовал над смертью. 42. Юаньян — название ханьского дворца, находившегося к северо-западу от совр. уездного города Чуньхуа в пров. Шэньси. 43. В существующем тексте главы написано: сы цзи ла цзянь сы Ш Ж Ш И fa), что дословно означает: «приносить жертвы сы... а также [жертвы] в двенадцатой луне». В таком виде это выражение трудно для объяснения. В гл. 28 Ши цзи (ШЦ, т. III, с. 1395) и в гл. 25 Хань шу (ХШБЧ, т. III, с. 2124) вместо сы стоит иероглиф цю — «осень», и тогда понятно употребление знака цзянь — «во время» и союза цзи — «и». Нами произведена соответствующая замена слова (в новом издании «Исторических записок» иероглиф цю также внесен в скобках в текст). 44. По верованиям ханьцев, дух Тай-и постоянно проживал вблизи Полярной звезды. Там же, в группе окружающих Полярную звезду светил, находилось обиталище Верховного владыки — Цзы-гун Щ 'Ш- Три звезды первого ряда ковша назывались Иньдэ Ц? Щ, или Тянь-и ^ — (см. гл. 26 Хань шу). Вероятно, имелись в виду три звезды Малой Медведицы. 45. Данный абзац представляет собой продолжение отрывка, где говорилось об отъезде Луань Да на восток в поисках своего учителя. 46. Гоуши — название ханьского уезда, центр которого находился к югу от совр. уездного города Яньши в пров. Хэнань. 47. Под Тай-ди имеется в виду легендарный Фу-си. 48. Кунхоу — название 23-струнного щипкового музыкального инструмента (типа лютни). Трааиционные комментарии связывают происхождение этого названия с географическим пунктом Кун и фамилией Хоу — создатель лютни. В истории династии Суй говорилось о западном происхождении этого музыкального инструмента. 49. Цяошань (другое название — Цзыушань) — горы на северо-западной границе пров. Шэньси, в совр. уезде Хуанлин, простирающиеся и на территорию соседней пров. Ганьсу. Там была сооружена и почиталась «могила» Хуанди, которой поклонялись даже в XX в. Местоположение Сюйжу неизвестно. 50. Чжоу-гуань — первоначальное название книги Чжоу пи («Установления и ритуалы Чжоу»). Ван-чжи — название раздела книги Ли цзи («Записи о ритуалах»), охватывающего цзюани 11-13. 51.Чжунъюй— совр. уезд Дэнфэн пров. Хэнань (подробнее см. коммент. 132 к гл. 28 Ши цзи, — Истзап, т. IV, с. 309). 52. По Вэй Чжао, под восемью духами — 6а шэнь имелись в виду духи Не ба, Земли, темного и светлого начал, солнца, луны, звезд, а также четырех времен года. Существуют и другие варианты. 53. Согласно Хань шу инь и, под Великим гуном подразумевался император У-ди. 54. Фэнгао — название уезда, учрежденного при династии Хань; центр его находился к северо-востоку от совр. уездного города Тайань в пров. Шаньдун. 55. Фэнцзюй— сокращенное название должности фэнцзюй дувэй— «воевода, обслуживающий царские колесницы». В гл. 19 Хань шу отмечается, что У-ди ввел эту должность, поручив фэнцзюям ведать колесницами и экипажами императора. Цзы-хоу, или Хо Шань — сын знаменитого ханьского полководца Хо Цюй- бина. 56. Бо — уезд, учрежденный при Хань. Его центр находился к юго-востоку от совр. города Тайань в пров. Шаньдун. Ицю (чтение И — по Чжэн С юаню) — уезд, учрежденный при Хань; центр его находился к югу от совр. уездного города Фэйчэн пров. Шаньдун. Личэн — уезд, также учрежденный при Хань; центр его находился на месте одноименного совр. города в пров. Шаньдун. 57. Цзеши — вершина на берегу моря, не отождествляемая с какой-либо определенной горой (см.: Истзап, т. I, с. 257, коммент. 30 к гл. 2). Цзююань — уезд, учрежденный при Хань; его центр находился к востоку от совр. уездного города Уюань в пров. Суйюань. 58. Юань-дин j? ЯП— букв, «первый треножник»— название периода правления (116-111), связанное с находкой чудесного треножника. Юань-фэн jtM — букв, «первая насыпка жертвенного холма» — название периода правления (110-105), связываемое с созданием жертвенных холмов на горе Тайшань и около нее. 59. Дунцзин Ж #. или Цзинсю # Щ, — одно из 28 зодиакальных созвездий в китайской астрономии, первое среди семи южных созвездий. Соотносится с созвездием Близнецы в европейской астрономии. Саньтай Н Ш Си) — созвездие из шести звезд, невдалеке от Большой Медведицы. 60. Дэсин Ш Ш. — букв. «Звезда добродетели». Одно из китайских наименований планеты Сатурн. См. также: Истзап, т. IV, с. 310, коммент. 143. 61. Шоусин Ш Ш. — «Звезда долголетия». Имеется несколько отождествлений, одно из них приравнивает ее к звезде Canopus (Канопус, или альфа Киля). 62. Синьсин Ш ? («Звезда доверия») приравнивается к Тусин i ?, отождествляемой, как и Дэсин, с Сатурном. 63. Чжи, или линчжи, — грибовидное растение, которому приписывали способность продлевать жизнь (см. коммент. 143 к гл. 6). 64. Ваньлиша — название пункта, находившегося, по мнению Такигава, к северу от совр. уездного города Есянь пров. Шаньдун. 65. Гадание на костях курицы, согласно Чжэнъи, проходило так. Ловили курицу и собаку и совершали моление духам. Затем животных убивали, варили и приносили в жертву, т.е. поедали в ритуальных целях. Последующие действия производились с куриными глазами: если на поверхности хрусталика (видимо, при дополнительном нагревании или прокаливании) образовывались трещины, по форме напоминавшие фигуру человека, это считалось благоприятным знаком. 66. Линсин 8 JI — «Чудотворная звезда», которую Ван Сянь-цянь считает символом предка чжоусцев — Хоу-цзи, поэтому ее связывали с земледелием. Э.Шаванн отождествлял с сигмой и тау созвездия Девы. 67. Хуйчжун — название земель к северо-западу от совр. уезда Лунсянь пров. Шэньси. > 68. Озеро Минцзэ находилось в совр. уезде Чжосянь пров. Хэбэй. Сихэ — ханьская область, располагавшаяся по обоим берегам Хуанхэ между областями Шанцзюнь и Тайюань. 69. Наньцзюнь — название области, учрежденной при Цинь на землях княжества Чу, т.е. на территории совр. пров. Хубэй. Цзянлин— название уезда, учрежденного при Хань. Ныне— одноименный уезд пров. Хубэй. 70. Цянь — название уезда, учрежденного при династии Хань; центр уезда был расположен к северо-востоку от совр. уездного города Хошань пров. Аньхой. 71. Сюньян — название ханьского уезда; его центр находился к северу от совр. уездного города Хуанмэй в пров. Хубэй на берегу Янцзы. Цзунъян — наг звание уезда, учрежденного при Хань; его центр находился к юго-востоку от совр. уездного города Тунчэн в пров. Аньхой. 72. Озеро Пэнли отождествляется с совр. озером Поянху в Цзянси. 73. Тай-чу ®— букв, «великое начало». Такое наименование периода правления (104-101) было принято в связи с ведением нового календаря. 74. По традиционным толкованиям, Фэн-хоу был советником легендарного Хуан-ди, Фэн-цзюй — его наставником, а Ци-бо — придворным лекарем. 75. Дунтай — название горы, находящейся к югу от совр. уездного города Линьцзюй в пров. Шаньдун; Фаньшань— название горы, расположенной к северо-востоку от того же города. 76. Эпилог гл. 12, написанный от имени Придворного историографа и совпадающий, как мы знаем, с эпилогом гл. 28, свидетельствует о том, что Сыма Цянь во время службы при дворе и поездок с императором лично наблюдал за церемониями и жертвоприношениями, принятыми при дворе Хань, посещал храмы, записывал различные истории и речи. Он собрал эти материалы, обработал их, нарисовав картину засилья при дворе У-ди магов и шарлатанов, господства суеверий и нескончаемых жертвоприношений. Разумеется, в главе изображена лишь одна сторона жизни двора, причем весьма лаконично. Из остальных глав, особенно из жизнеописаний активных деятелей Хань, можно почерпнуть сведения об энергичных действиях У-ди и его окружения во многих областях внешней и внутренней политики. И все же материал гл. 12 (28) раскрывает важную часть духовной жизни верхушки ханьского общества в конце II в. до н.э.
<< |
Источник: Сыма Цянь. Исторические записки (Ши цзи). Т. 2. 1972

Еще по теме КОММЕНТАРИЙ:

  1. Комментарий 1.1.
  2. Комментарий 1.1.
  3. Соблазны комментария
  4. Комментарий к статье 186
  5. КОММЕНТАРИИ К ТЕЗИСАМ
  6. 3. Греческие комментарии и комментаторы Аристотеля
  7. Т. Ю. БОРОДАЙ СИМПЛИКИЙ И ЕГО КОММЕНТАРИЙ
  8. М. С. ПЕТРОВА ПРИРОДА МИРА В КОММЕНТАРИИ НА «СОН СЦИПИОНА» МАКРОБИЯ
  9. КОММЕНТАРИИ
  10. эпоха комментариев
  11. КОММЕНТАРИЙ ИЗБРАННЫХ МЕСТ КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ
  12. КОММЕНТАРИЙ
  13. Комментарий
  14. Комментарии
  15. Глава 8. Комментарий
  16. 1.2.2. Метаязыковой комментарий и его базовые характеристики
  17. 1.3.2. Метаязыковой комментарий в англоязычном художественном дискурсе как проявление естественной метаязыковой рефлексии
  18. 2.1. Способы речевой организации метаязыковых комментариев
  19. 2.2.2.2. Метаязыковой комментарий, представляющий комплексную, объективную информацию о значении языкового знака
  20. 2.3. Метаязыковой комментарий как элемент идиостиля писателя