<<
>>

ГЛАВА 2 МИФИЧЕСКИЕ ОБРАЗЫ И КУЛЬТЫ

В мифопоэтическом сознании окружающий общество мир мыслился на­селенным множеством мифических существ, духов природы, с которы­ми люди вступали в контакты. Эти сверхъестественные существа пред­ставлялись в форме природных и культурных объектов: небесных светил, растений, различных рукотворных предметов, представителей животного мира.
Мифическое сознание наделяло их способностями управлять при­родой, регулировать процессы жизни и деятельность коллективов, связы­вавших с ними свое происхождение. Присущее мифологическому мышле­нию, проецирующему все феномены внешнего по отношению к обществу мира, свойство уподоблять друг другу социальные и природные явления порождало семантические ряды внешне различных, но внутренне тож­дественных образов. В исторической перспективе эти семантические ря­ды удлинялись за счет появления новой иконографии мифических обра­зов. Вместе с тем усложнялось внутреннее содержание древних образов, отражающих новый уровень социальных отношений, возникали и новые образы.

В материальной культуре додинастического периода модель мира отра­жена в однородных по содержанию, но внешне различных образах холма, сакральной постройки, сосуда и конструкции из двух сосудов. В повест­вовательных текстах письменной традиции между космосом и его частя­ми, — небом, землей и воздушным пространством, их разделяющим, фик­сируются причинно-следственные связи, оформленные в виде божест­венной генеалогии. Возникает образ бога-творца, создавшего следующее поколение богов, персонифицирующих небо и землю. Все более явной ста­новится тенденция наделения богов антропоморфным обличьем, однако при этом сохраняются и древние образы, внутренне им тождественные: первобытный холм, воплощавший богов-творцов Атума и Птаха, сосуд, наряду с другими предметными, зооморфными и антропоморфными об­разами воплощавший образ небесной богини Нут. Вместе с тем Геб утра­тил раннюю предметную иконографию, выступая в антропоморфном об­лике, и лишь изображения его со змеиной головой указывают на сущест­вование и зооморфного обличья этого бога.

Если представления о богах, олицетворявших элементы космоса: небо, землю, воздушное пространс­тво, — формировались на протяжении додинастического периода, то бо­жественная генеалогия, изложенная в Гелиопольской космогонии, включая

ее последнюю ступень, связанную с именем бога Хора, сложилась, по-ви­димому, в прото/раннединастическое время. Построенная на традицион­ных представлениях о происхождении общества от мифических первопре­дков, она вместе с тем принципиально отличалась от древних генеалогий. Она была спроецирована не на общество в целом, а на личность царя, от­ражая, таким образом, концепцию божественного происхождения власти, начиная с самых ранних этапов существования государства.

Как звучали имена космических богов в дописьменный период, ска­зать, разумеется, невозможно, но нельзя исключать того, что они были тесно связаны с теми образами, в которых они запечатлены в материаль­ной культуре. Поэтому лишь с высокой степенью условности можно име­новать образы, представленные на памятниках этого времени, в соответ­ствии с письменной традицией. Вместе с тем, очевидно, что на основе мифических образов, рожденных в додинастический период, создавался древнеегипетский пантеон.

Религиозно-мифологические представления формировались в гомоген­ной по своей природе культуре Нагада, что нашло отражение в единстве образной системы, представленной в изобразительном материале, проис­ходящем из разных археологических памятников. Яркая по своему облику материальная культура додинастического времени, от бадарийского пери­ода и на всех этапах развития культуры Нагада, демонстрирует в букваль­ном смысле слова тиражированность образов, представленных на различ­ных предметах. Зоо- и антропоморфными скульптурными воплощения­ми увенчаны гребни, стержни, палетки, другие изделия мелкой пластики. Хорошо известны сосуды, сформованные в виде птиц, животных или час­тей их туловищ, были широко распространены статуэтки и амулеты. Фи­гуративные изображения представлены также в рельефе и рисунке в ви­де отдельных воплощений или в качестве элементов композиций на раз­ных предметах.

Итак, достаточно широкий диапазон образов, представленных в мате­риалах культур Бадари и Нагада, классификация, построенная на инвен­таризации конкретных воплощений, изучение их стилистики и иконогра­фии, анализ мотивов, сцен и структурного решения композиций, — все это в сочетании с известной хронологической локализацией археологи­ческих комплексов, из которых происходят артефакты, предоставляет ма­териал для сопоставления изобразительных источников со стадиями об­щественного развития, которым были присущи мифологические и рели­гиозные представления, отразившиеся в артефактах и изобразительном искусстве.

<< | >>
Источник: Шеркова Т. А.. Рождение Ока Хора: Египет на пути к раннему государ­ству.. 2004

Еще по теме ГЛАВА 2 МИФИЧЕСКИЕ ОБРАЗЫ И КУЛЬТЫ:

  1. Культура древних славян
  2. Оккультная символика разделения пантеона на группы тэнгриев
  3. 3. ВАВИЛОНСКОЕ РЕЛИГИОЗНОЕ МИРОВОЗЗРЕНИЕ
  4. 4. ИДЕОЛОГИЯ ЧЖОУ 173
  5. ПОСЛЕСЛОВИЕ КО ВТОРОМУ ИЗДАНИЮ (1987)
  6. Теории и версии о начале Руси и русской государственности
  7. ПРЕДИСЛОВИЕ
  8. Раздел 2. ПРЕДМЕТ И МЕТОДЫ ЭТНОЛОГИИ (ЭТНОГРАФИИ)
  9. Древность человека.
  10. КОММЕНТАРИЙ
  11. Очерк одиннадцатый ЭТНОСОЦИАЛЬНАЯ СТРУКТУРА ЧЕЛОВЕЧЕСТВА И ЕЕ ДИНАМИКА В ПЕРВОБЫТНООБЩИННОЙ ФОРМАЦИИ
  12. ТАЙНЫЕ РЕЛИГИОЗНО МАГИЧЕСКИЕ ОБЩЕСТВА В НИГЕРИИ
  13. Культ духов и культ предков
  14. Глава 7а Дж.-К. Дэвис РЕЛИГИЯ И ГОСУДАРСТВО