<<
>>

МИНШАТ АБУ ОМАР

В 15 км к северо-востоку от Телль Исвида (южного) и Телль Ибрагим Авада расположен памятник Миншат Абу Омар. Истинные его размеры не могли быть прослежены из-за плохой сохранности культурного слоя, представ­ленного фрагментами керамики, каменными орудиями, остатками фло­ры: зерном ячменя, эммера, льна, вики, чечевицы, косточками винограда и других фруктовых и травяных растений, а также костями животных, в первую очередь, мелкого рогатого скота, и рыб [Krzyzaniak, 1992, с.
151—153; Thanheiser, 1992, с. 167—168]. Следов построек на поселении обнаружено не было. Вместе с тем большой некрополь свидетельствует о существовании достаточно крупного населенного пункта, просуществовавшего на протя­жении длительного времени, в течение Нагада ПЬ—Нс (первая фаза), Нага­да Ildi—Ша2, (вторая фаза), Нагада Ша—ШЬ (третья фаза) и раннединас­тической эпохи (четвертая фаза), то есть от 3300 до 2900 гг. до н. э. [Кгоерег, Wildung, 1985, с. 92—97].

Большинство погребений этого некрополя (более 400 раскопанных мо­гил) относились к первой фазе. Обычные размеры могильных ям — 170 х 115 см, но в редких случаях они были значительно крупнее — 450 х 325 см. Отсутствие артефактов, которые отражали бы особый социальный статус или высокое имущественное положение умерших, похороненных в боль­ших могилах, не позволяют анализировать материалы в плане социальных реконструкций. Вещный материал распределен в могилах сравнительно равномерно, и его характер дает основание скорее интерпретировать мате­риалы в контексте религиозных представлений и ритуала носителей куль­туры Нагада.

Как и в некрополях Верхнего Египта, погребальный инвентарь в Мин­шат Абу Омаре состоял из сосудов, в том числе расписных сосудов типа D, шиферных палеток, а также индивидуальных находок. К их числу относят­ся: амулеты в виде условного изображения морды коровы или быка, хоро­шо известные в материалах некрополей из Верхнего Египта, миниатюрные кальцитовые лодочки, имитирующие изделия из папируса, медные брасле­ты, черешковые ножи, гарпуны, бусы из разных камней — яшмы, аметиста, фаянса, кальцита.

Найдены также коробочки для миниатюрных сосудов, жертвенный кальцитовый столик [Кгоерег, Wildung, 1985, с. 37 сл., 90 сл.]. Большинство умерших были похоронены лежащими в скорченной позе на правом боку, с головой, ориентированной на северо-северо-восток, и «ли-

цом», обращенным на запад (реже покойные лежали на левом боку, с «ли­цом», повернутым на восток) [Kroeper, Wildung, 1985, с. 25 26].

Из восьми погребений, относящихся к периоду первой династии, наибо­лее поздние датированы временем правления царя I династии Семерхета. Но несмотря на несопоставимую сравнительно с позднедодинастически- ми могилами малочисленность захоронений этого времени, большая часть вещного материала происходит именно из этих поздних погребений (даже при учете того факта, что они были ограблены еще в древности). Могиль­ные ямы сооружены более основательно, чем ранние, с применением сыр­цового кирпича; они обладали и более сложной планировкой. Централь­ное положение занимала погребальная камера, отделенная от камер для хранения погребального инвентаря. С особой тщательностью была соору­жена детская могила [Kroeper, 1992, с. 140].

С точки зрения ряда исследователей, изучающих социальную организа­цию додинастического и раннединастического общества, признак неорди­нарного оформления могилы перевешивает на чаше весов значимость бо­гатства погребального инвентаря. На наш взгляд, даже если разделять та­кой подход, в данном случае мы имеем слишком маленькую и не очень добротную выборку, поскольку закрытые комплексы — захоронения не дошли до нас, так сказать, в первозданном виде. На хронологически более ранних стадиях развития культуры Нагада отмечаются разные варианты соотношений между разнообразием и количеством вещного материала, с одной стороны, и качеством (включая и величину) могилы, — с другой.

В исторической перспективе прослеживается закономерность соче­тания двух факторов: чем лучше сооружена могила, тем полнее и богаче представлен находившийся в ней погребальный инвентарь.

При этом по­ловозрастной признак является, так сказать, величиной переменной. Но речь в этом случае идет о некрополях, принадлежавших социально-иму­щественной элите. В Миншат Абу Омаре погребения, относящиеся ко вре­мени первой династии, находились в черте большого кладбища, где на­ходились многочисленные захоронения позднедодинастического перио­да. Возможно, на периферии, где и был расположен этот археологический памятник, социально-экономические процессы, в большей степени свя­занные с традицией, происходили медленнее, чем в районах, тяготевших к столичным центрам. Традиционность сказывалась и в таких элементах погребального обряда, как захоронение детей в лучше и более тщатель­но оформленных могилах. Во всяком случае, начиная с бадарийского вре­мени, определенные особенности были присущи некоторым детским пог­ребениям. Впрочем, это касалось не устройства могил, а богатства погре­бального инвентаря. В контексте социальных реконструкций достаточно трудно отдать предпочтение одной из сторон погребального обряда — ус­тройству могил или характеру сопровождавшего погребение вещного на- юб

бора. Тем не менее, необходимо отметить, что типологические различия в устройстве могил зафиксированы уже на первой фазе развития культуры Нагада, при этом нет оснований говорить о том, что богатство и разнооб­разие погребального инвентаря было присуще только определенным ти­пам могил, во всяком случае, в синхронном срезе культуры. Поэтому так важен, на наш взгляд, анализ вещного контекста из погребений, при кото­ром обнаруживаются объекты, определенно свидетельствующие о неорди­нарном социальном или социально-имущественном статусе умершего.

Одно из ближайших к Миншат Абу Омару поселений, Телль эль-Фар- ка, содержавшее материалы вытеснившей местную маадийскую культу­ру — Нагада Ildi и Нагада III, также тяготело к Танисскому руслу Нила. Этот населенный пункт существовал вплоть до IV династии. Как и на дру­гих памятниках дельты, наиболее ранние кирпичные постройки относят­ся к слоям протодинастического времени. [Chlodnicki, Fattovich, Salvatori, 1992, с. 171,183].

<< | >>
Источник: Шеркова Т. А.. Рождение Ока Хора: Египет на пути к раннему государ­ству.. 2004

Еще по теме МИНШАТ АБУ ОМАР:

  1. МИНШАТ АБУ ОМАР
  2. КОНТАКТЫ ДОДИНАСТИЧЕСКОГО ЕГИПТА
  3. ПРОБЛЕМА «О» ДИНАСТИИ