<<
>>

2 Мировой экономическим кризис и буржуазная революция 1932 г.

В конце 1929 г. разразился мировой экономический кризис, последствия которого стали сказываться в Сиаме уже в следующем году. Вплоть до 1934 г. экспортные цены на важнейшие сиамские товары неудержимо катились вниз.
Цена тонны риса упала в 2,6 раза и составляла в 1934 г. 48 бат. Тонна олова, стоившая в 1929 г. 1660 бат, к 1934 г. подешевела вдвое — до 880 бат. В 4,7 раза упала цена каучука — -с 550 'бат за тонну в 1929 г. до 117 бат в 1934 г. Цены на импортные товары тоже понизились, но в значительно меньшей степени Мировой кризис сильно отразился на казне: государственные доходы с 107 млн. бат в 1929 г. сократились до 79 млн, бат в 1933 г. Но гораздо больнее он ударил по трудящимся. В 1931 г. крестьянская задолженность пре выси л а 143 млн. бат, что было выше стоимости всей кре- стьянской земли в целом. Если в 1925/26 г. в собствен- ность кредиторов перешло 19,4 тыс. раев земли кресть- ян-должников, то в 1932/33 т. — уже 231 тыс. раев, т. е. за один этот год кр из и с а было отобрано за долги почти в 12 раз ‘больше крестьянской земли, ч'ем в 1925/26 г. Особенно бурно процесс крестьянского обезземелива- н и я шел в наиболее высокотоварных районах Центра, прилегавших к Бангкоку. Согласно обследованию, проведенному в 1930/31 г. в восьми центральных провинциях, доля безземельных крестьянских хозяйств составляла в этих провинциях: в Таньябури (область канала Ранг- сит) — 94 %, в Бангкоке — 78, в Тонбури — 54, в Петча- бури — 46, в Аютии — 42, в Сарабури —? 36, в Лопбу- ри — 12, в Супанбури — 8%. Многие крестьяне цент- ральиых провинции, оудучи не в силах прокормиться в таких условиях, бросали все и бежали на Север, в мало- г» освоенные районы, чтооы начать там жизнь заново В Центре пустели деревни и целые районы. Сильно обезлюдел также Юг, где наиболее остро ощущалось катастрофическое падение цен на каучук. Если до 1929 г. Юг продавал каучука на 5—6 млн.
бат в год, то в 1932/33 г. продажа каучука дала только 400 тыс. бат. Между тем в Сиаме не было крупных капиталистических или помещичьих плантаций каучуконосов. Подавляющее большинство каучука производили крестьяне на мелких участках. Им мировой кризис принес полное разорение. Наряду с крестьянством разорялись ремесленники. Росла безработица в городах. Королевское правительство было бессильно сделать что-нибудь существенное для ликвидации бюджетного дефицита. Король Рама VII Прачатипок (1925—1935) уменьшил свой пажеский корпус с 3 тыс. до 300 человек и начал сокращать штаты в министерствах и армии. Но это только резко обострило его отношения с чиновниками и приблизило падение аб солютной монархии, которая и так уже была обречена. На рассвете 24 июня 1932 г. части сиамской армии окружили королевский дворец и другие правительственные здания, взяли под стражу и (поместили в тронном зале министра внутренних дел принца Након Савана и около 40 других членов правительства. Королю, находившемуся в это время в своей летней резиденции — Хуахине, был направлен ультиматум сроком в один час: либо он согласится на конституционное правление, либо на его место будет назначен другой король. Ультиматум от име- т о ни взявшей в свои руки власть Народной партии, возник- шеи в подполье незадолго до этого, подписали три полковника — Пья Пахон Поппаюхасена, Пья Сонг Сур а дет и Пья Ритти Аканей. Король капитулировал. 25 июня он ответил слезливым посланием: он человек болезненный, бездетный, лишенный всякой амбиции, к тому же сам собирался дать конституцию; поэтому, а также чтобы избежать кровопролития, хаоса и вмешательства иностранных держав, он принимает ультиматум, > июня Прачатипок возвратился в столицу и официально объявил амнистию членам Народной партии за насилие, совершенное во время переворота (они не оста лись в долгу и несколько месяцев спустя, 7 декабря, при несли ему официальные извинения за насильственные действия). 27 июня король подписал представленную ему временную конституцию, а министров-заложников стали постепенно освобождать из-под ареста.
28 июня начали действовать первый парламент страны — Ассамблея народных представителей (70 человек, назначенных Воен- ным советом Народной партии) и первое подотчетное этому п а р л а м е н ту правительство (Государственный совет) . Переворот 1932 г. был в широком смысле слова буржуазной революцией, так как объективно решил целый ряд ее задач. Вместе с тем этот переворот существенно отличался от классических буржуазных революций Запада. На Западе лидером буржуазных революций неизменно выступала сама буржуазия, увлекавшая за собой крестьянские массы и нарождавшийся рабочий класс. Европейская буржуазия всегда была отделена резкой сословной гранью от феодального класса и четко противопоставляла себя ему. В Сиаме крупное купечество и даже нарождающаяся промышленная буржуазия всегда были тесно связаны с феодалами сотнями различных нитей. Купцы выступали и как посредники, и как подставные лица крупных феодалов в торговле и откупах. Не прекращая своей деятельности, они сами входили в состав феодального класса, получали феодальные титулы, становились чиновниками и землевладельцами. В свою очередь, феодалы, даже самые крупные, со времен средневековья отнюдь не брезгали заниматься торговлей в отличие от западных собратьев. Поэтому далеко не все буржуа Сиама стремились к буржуазным 'преобразованиям (купцов-откупщи- ков, например, они просто разоряли) и далеко не все чиновники-феодалы были противниками этих преобразований. Носителями идей буржуазно-демократического движения в Сиаме с конца XIX в. стали европейски образованные чиновники (как гражданские, так и военные). Их точнее 'всего было бы назвать дворянской интеллигенцией, так как все сиамцы, получавшие чиновничью должность, независимо от социального происхождения автоматически становились дворянами, хотя и не наследственными. Как и декабристы в России, не будучи сами буржуа, они выражали интересы буржуазного развития. Водораздел внутри господствующих классов проходил не столько между буржуазией и феодалами, сколько между наследственной аристократиеи — членами королевского дома (принцами), и ненаеледственным дворянством — служилыми чиновниками.
Специфика Сиама —• многоженство —- приводила к тому, что потомство правящей верхушки было чрезвычайно многочисленным. Вплоть до начала XX в. каждый король оставлял после себя несколько десятков детей (у Чулалонгкорна их было 123), а его братья, как правило, от него не отставали. До первой половины XIX в. принцы как группа не принимали участия в управлении государством, а довольствовались зачастую скромной правительственной дотацией. Но со времен Рамы I, а особенно Рамы II началось широкое привлечение к власти королевских родственников. При Чулалонгкорне разросшийся клан принцев уже занимал почти все ведущие правительственные посты. Принцы первыми стали получать европейское образование, первыми стали выезжать на учебу за границу, и эта монополия на образованность еще более укрепила их власть во второй половине XIX в. Но с течением времени европейское образование начало становиться все более доступным и для служилого чиновничества. Этого требовали нужды государства. И принцы стали не такими уж необходимыми. В то же в р ем я они поглощали весьма существенную часть прибавочного продукта, производимого в стране. Огромные средства уходили также на содержание самого короля и его двора. В 1892 г., когда государственная казна была отделена от королевской, расходы на королевские нужды составили 29% государственного бюдже- та (а на просвещение —? 2%), в 1900 г. — 22 (4), в 1910 г. — 18 (2), в 1920 г. — 12% (на просвещение—3%). В 1930 г., после начала мирового экономического кризиса, Прачатипок, который во всем наводил экономию, урезал свои расходы до 8% бюджета, но все же и тогда они превышали расходы на образование, составлявшие 7%. Между тем уже перед первой мировой войной сиамская феодальная монархия стала анахронизмом. Сильное правительство Чулалонгкорна за 40 лет его (правления постепенно, «прусским» путем, уничтожило все основные феодальные институты и открыло дорогу буржуазному развитию страны. Из всей феодальной системы оно оставило непотревоженными только два элемен- та: абсолютную власть (самодержавие) короля и монополию наследственной аристократии на все ведущие посты в государственном аппарате. Неудивительно поэтому, что буржуазная революция 1932 г. была на редкость тихой и бескровной (в пей было убито всего два человека). Она лишь ликвидировала остатки феодализма в стране, уже не имевшие практически никакой социальной огюры и державшиеся только по инерции.
<< | >>
Источник: Э. О. БЕРЗИН. ИСТОРИЯ ТАИЛАНДА. 1973

Еще по теме 2 Мировой экономическим кризис и буржуазная революция 1932 г.:

  1. 13.2. Буржуазные революции в Латинской Америке, США, Японии
  2. Глава 16. Крупнейшие экономические кризисы. Феномен государственно-монополистической экономики
  3. 16.1. Экономические кризисы первой половины XX в.
  4. 16.2. Экономические кризисы второй половины XX в.
  5. Глава 7 Япония накануне буржуазной революции
  6. Мировой экономический кризис и создание очага войны на Дальнем Востоке (1929—1937)
  7. Глава 2 ЭКОНОМИЧЕСКИЙ КРИЗИС 1909-1913 гг.1
  8. САМООРГАНИЗАЦИЯ МИРОВОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ.
  9. МИРОВОЙ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ КРИЗИС И СВЕРЖЕНИЕ ДИКТАТУРЫ К, ИБАНЬЕСА
  10. ЭТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО КРИЗИСА Чесноков Н.Г.
  11. ЭКОНОМИЧЕСКИЙ КРИЗИС И ПОЛИТИКА ПРАВЯЩЕГО КЛАССА