<<
>>

О 3. Наступление европейских держав

До середины XIX в. европейские державы по разным причинам еще не могли приступить к крупным территориальным захватам в Индокитае. Англия, обосновавшаяся в 1786 г. на о-ве Пенанг, приобретенном у Кедаха, в 1800 г.
прикупила у него же небольшую провинцию на материке (Уэллесли), в 1819 г. обосновалась в Сингапуре, а в 1824 г. получила от голландцев Малакку. Все это были по к а торговые форпосты. Даже в итоге первой англо-бирманской войны (1824—1826) Англии удалось аннексировать, хотя и значительную, но все же только часть прибрежной полосы Бирмы (Аракан и Тенассе- рим), Франция до 1858 г. никаких территориальных владений в Индокитае не имела. В 50-х годах положение существенно меняется. Обе колониальные державы берут курс на крупные территориальные захваты. В 1852 г. в результате второй англобирманской войны Англия аннексирует всю Нижнюю Бирму. В 1858 г. Франция в союзе с Испанией вторгается во Вьетнам. После четырехлетней изнурительной войны ей удается захватить здесь три провинции в дельте Меконга. Территориально это приобретение было не очень велико, но правительство Наполеона III использовало его как основу д л я весьма далеко идущих политических О претензии. Английское и французское продвижение в Индокитае непосредственно затрагивало и интересы Сиама. Французское правительство сделало вид (хотя об этом не было ни слова во франко-вьетнамском мирном договоре 1862 г.), что вместе с частью вьетнамской территории к нему перешли также и все сюзеренные права на Камбоджу и Лаос, которые Вьетнам захватывал время от времени в предшествующие века. Фактическое же положение этого района к началу 60-х годов XIX в. совершенно не давало оснований для подобных притязаний Франции. Лаос, разделенный в 1707 г. на две части, находился под властью Сиама. При этом южная часть (королевство Вьентьян) после неудачного восстания в 1828 г. была полностью аннексирована Сиамом, а северная (Луанг прабанг) — входила в Сиам на правах вассального королевства.
Что касается Камбоджи, то здесь в 1845 г., после многолетней борьбы между Сиамом и Вьетнамом за верховную власть над страной, было заключено соглашение о совместном протекторате обоих этих государств над Камбоджей, кроме двух ее северо-западных провинций — Баттамбанг и Сиемреап, к ото р ы е еще в 1795 г. были включены в состав Сиама. В соответствии с этим соглашением представители Сиама и Вьетнама в 1847 г. совместно торжественно короновали камбоджийского короля Анг Дуонга (1841—1860), который, таким образом, стал вассалом обоих государств, сохранив, однако, с а м о с г о я т е л ь н о с т ъ в о виутр е н н и х д е л а х „ В 1860 г., в самый разгар франко-вьетнамской воины, Анг Дуонг умер, и на трон взошел его старший сын Нородом, получивший образование в Бангкоке. Уже в 1861 г. против Нородома поднял мятеж его младший брат Си Ватта, и Нородом вынужден был бежать на сиамскую территорию. Однако Рама IV Монгкут более дипломатией, чем силой вернул ему камбоджийский трон (март 1862 г.) и этим еще более привязал Камбоджу к Сиаму. В сентябре 1862 г. в столицу Камбоджи — Удонг явился с визитом губернатор французской колонии во Вьетнаме адмирал Бонар и потребовал от Нородома, чтобы он выплачивал Франции дань, которую Камбоджа раньше платила Вьетнаму. Нородому тогда удалось уклониться от решительного ответа. Но уже в августе 1863 г. в Удонге появляется новый французский губернатор, адмирал Лаграндьер, и 11 августа 1863 г. перед ли- цом серьезной военной угрозы Нородом подписывает договор о протекторате Франции над Камбоджей. Си а м заявил протест против такого бесцеремонного прикарманивания страны. С протестом выступила и Анг- лия, опасавшаяся усиления французов в этом регион Ратификация договора во Франции задержалась. Между тем из Бангкока в Удонг прибыла специальная миссия для обсуждения ситуации на месте. Несмотря на противодействие французского представителя в Камбодже Дул ар а де Лагре, сиамскому послу удалось добиться от Нородома подписания официального документа, подтверждающего его вассальную зависимость от Сиама (1 декабря 1863 г.).
На основании вновь подписанного документа Монгкут пригласил Нородома в Бангкок для совершения обпяда коронации. Ад м и р а л Лаграндьер угрожающе заявил, что это будет равносильно тяжкому оскорблению Франции. Тогда Монгкут предложил компромисс: Нородом только приедет в Бангкок, чтобы забрать камбоджийскую корону, находившуюся там на хранении. Но и это не ^страивало французских колонизаторов. Главным для французской военной дипломатии было показать пример другим, что с новыми подданными церемониться не станут. Когда Нородом в апреле 1864 г. выехал в Бангкок, Дудар де Лагре, заблаговременно вызвавший канонерки и морскую пехоту, захватил королев- ский дворец и поднял над ним французский флаг. К а м б од ж и й с ко му королю пришлось срочно вернуться. В кабинете его уже ждал договор о французском протекторате, подписанный Наполеоном III. Нородому не оставалось ничего другого, как со своей стороны ратифицировать его (17 апреля 1864 г.). Сиам еще три года вел дипломатическую борьбу про тив этого договора, но, естественно, был бессилен его отменить. В 1867 г. Монгкут был вынужден подписать с Францией договор, по которому Сиам отказывался от всех своих сюзеренных прав-на Камбоджу. В обмен на это Франции обещала от имени Камбоджи никогда не претендовать на провинции Баттамбанг и Сиемреап и п р и з и а в а J і а и х т е р р и т о р и е й - С и а м а, Наполеон III проявил такое «великодушие» за чужой и счет, потому что у него в это время зародился новый ко лониальный план. Исключительная стойкость, проявлен ная вьетнамцами в войне 1858—1862 гг., привела французское правительство к мысли, что не стоит спешить с дальнейшим завоеванием Вьетнама. Было решено после овладения Камбоджей приступить к захвату Лаоса. -гг С осуществлением этого плана весь Индокитайский полуостров был бы разрезан на две части, весь Вьетнам был бы охвачен с тыла французскими владениями, а главное, в руках Франции оказалась бы полностью величайшая река Юго-Восточной А з и и — Меконг, открывающая, как тогда полагали, наиболее удобный путь в Юго-Западный Китай, куда в эти годы наперегонки рвались как французские, так и английские колонизаторы.
Для разведывательной подготовки этой новой агрессии летом 1866 г. вверх по Меконгу направилась французская «исследовательская» экспедиция во главе с испытанным мастером колониальной авантюры Дударомде Лагре. Помощником его был молодой, но подававший большие надежды авантюрист лейтенант Гарнье. Раз ведка затянулась на два года. Дудар де Лагре, не вы О о о держав трудностей пути, умер близ китаискои границы. Но Гарнье довел экспедицию до конца. Он добрался до Юньнани и вернулся летом 1868 г. -в Сайгон с ценными г* / сведениями. Меконг оказался совершенно несудоходен для торговых судов и поэтому не мог послужить дверью в Юго-Западный Китай. В то же время па обратном пути Гарнье выяснил, что идеальным водным путем в ГО- ?іі* Западный Китай является Красная река (Хонгха), протекающая в Северном Вьетнаме. Данные разведки Гарнье снова изменили курс французской колониальной политики в Индокитае. Захват «У Лаоса временно отложили, ибо экономическая ценность этой страны для Франции была тогда ничтожной. Следующие полтора десятилетия были посвящены исключительно борьбе за овладение Северным и Центральным Вьетнамом, Эта задача оказалась весьма нелегкой, и Сиам получил передышку до середины 80-Х годов XIX в. В 80-х годах начался новый, наиболее для Сиама о опасный этап колониального проникновения европейских держав на Индокитайский полуостров. 1 января 1886 г., после третьей англо-бирманской войны, Англия объявила об аннексии Верхней Бирмы. Таким образом, вся Бирма стала английской колонией. На юге, постепенно подчиняя себе малайские султанаты, Англия тоже придвинулась к сиамской границе. На востоке Франция после долгой борьбы 25 августа 1883 г. принудила вьетнамского императора подписать договор о протекторате. Французские войска вышли на восточную границу Сиамского королевства на всем ее протяжении. Только к северу от Сиама оставалась незанятой европейскими колонизаторами неширокая полоса т ру д н о до с ту п н ы х горных княжеств, но Англия и Франция с двух сторон надвигались на эту полосу, и вопрос был то л ь ко в том, в какой точке они встретятся и замкнут кольцо вокруг Сиама.
Беспокойство Сиама было связано и с тем, что на территории Северного Вьетнама и Лаоса в это время действовали остатки тайпинских армий («красные флаги», «черные флаги»), перешедшие сюда после поражения крестьянской войны в Китае и враждовавшие не только с французскими колонизаторами, но и с л а ос ск о -с и а м с ки - ми феодальными властями. Еще в 1872 г. король Луангпрабаига Оун Кам обратился к сиамскому правительству за помощью против тайггинов, с которыми он не мог справиться. Сиамским войскам тогда удалось немного потеснить отряды «красных флагов». В 1883 г. лаосские и сиамские войска совершили поход против центральной базы тай пинов в княжестве Чан- нииь (на территории нынешнего Северного Вьетнама), но были разбиты. В 1885 г сиамские войска двинулись на I койство во фр а 1-щи и и усилило позиции сторонников «бега к Меконгу». 16 февраля 1892 г. французский посол в Лондоне Уэддингтон обратился к министру иностранных дел Англии лорду Солсбери с предложением разделить сферы влияния в Индокитае по Меконгу. Одновременно фран- цуоким послом в Сиаме был назначен Огюст Пави, Со- бытия вступили в решающую фазу. Все посвященные понимали, что борьба за малонаселенный и неплодородный Лаос будет лишь первым этапом. На карту была поставлена независимость Сиама, последнего суверенного государства Юго-Восточной Азии. Англия, к тому времени уже захватившая ведущие позиции в сиамской экономике, не была непосредственно заинтересована в аннексии Сиама, Ее более устраивало сохранение Сиама как буфера между своими и французскими владениями. Но идти на войну с Францией только ради достижения этой цели английскому правительству тоже не хотелось. Этим объясняется двойственная позиция Англии в последующих событиях. Англия советовала сиамскому королю, а им с 1868 г. был сын -Рамы IV Рама V Чулалонгкорн, не поддаваться давлению Фран- *3 О ци и, но не оказывала ему ни ка кои реальной помощи. Франция между тем искала только предлога, хотя бы самого ничтожного, -чтобы спровоцировать Сиам на войну, в результате которой можно было бы аннексировать не только левобережье Меконга, но и все Сиамское коро левство..
Таким предлогом, за неимением лучшего, послужили два «инцидента»: высылка сиамскими властями двух французских чиновников из Удона (совр. Удонтани) надо полагать, за шпионаж) и «гибель» французского чиновника Маеси в Лаосе (он умер от 'болезни). Несмотря на ничтожность этих событий, они вызвали целую бурю во французском парламенте. В феврале 1893 г. генерал- губ е р н а т о р Ф р а нцу зс к о го И н до ки т а я де Ланесан получил инструкцию от своего правительства предпри- О нять энергичные меры на сиамскои границе, если немед ленно не будет «возмещен ущерб», [ месяца, как Пави разъяснил сиамскому что следует понимать под этим «возме- щением ущерба». Он потребо іу о всей территории к востоку от Меконга, мотивируя свое требование тем, что она является собственностью Вьет нама (читай в тех условиях: Франции). Сиамское правительство предложило передать решение вопроса иа международный арбитраж. Но Нави даже не стал обсуждать это предложение. В апреле 1893 г. французские войска тремя колоннами вторглись на территорию Лаоса. Одна колонна, под командованием капитана Торе, захватила г. Стунгтренг (Стынгграенг) на Меконге и о-в Кхонг на этой реке. Другая колонна начала наступление на Мыонгпин, третья двинулась в район Каммона. Военные действия начались, но война объявлена не была. Это давало французской дипломатии возможность любую попытку сопротивления сиамских властей объяв- лять вооруженной агрессией и сурово треоовать возмездия. Когда один из сиамских отрядов контратаковал французов на о-ве Кхонг и захватил в плен капитана То- рё, французское правительство потребовало его немед ленного освобождения и строгого наказания «виновных». Никакие апелляции Сиама к здравому смыслу не были приняты во внимание. Характерно, что министр иностранных дел Англии лорд Розбери поддержал в этом вопросе Францию. Торё был освобожден, но французы, говоря современным языком, продолжали эскалацию войны. В конце мая в Сиамском заливе появились четыре французские канонерки. 13 июня 1893 г. в новой стычке на территории Лаоса были убиты французский сержант Гросгюрен и несколько солдат французской колониальной армии. Это «чудовищное преступление» сиамцев послужило поводом для еще большего взрыва истерии в колониалистских кругах Франции и нового грозного «протеста» француз ского правительства. Сиамскому правительству стало ясно, что большая война стоит уже у самого порога страны и что Сиам может рассчитывать только на себя. В ответ на о бр ащение за помощью к правительству Англии (24 апреля 1893 гЛ и США (1 7 мая 1893 г.) последовали лишь вежливые со- болезнования. Король отда л приказ принять меры к за- граждению устья Менама (здесь были затоплены баржи, а в дно забиты бревна), Было мобилизовано в армию 10 тыс. человек. Спешно начались работы по укреплению крепости Пакнам, защищавшей вход с моря. На банкете в Пакнаме, куда Рама V Чулалонгкорн прибыл для осмотра укреплений, он обратился к чиновникам и офицерам со словами: «Я хочу сообщить всем вам, что если произойдет что-либо, я не испытаю ни малейшего страха и не покорюсь обстоятельствам. Я прошу вас верить и полагаться на то, что мы поддержим друг друга и будем защищать нашу страну». 23 июня французское правительство отдало приказ своему дальневосточному флоту сосредоточиться ,в Сайгоне и быть готовым выступить на Бангкок. В самом Бангкоке еще с марта 1893 г. уже стояла на якоре канонерка «Лютен». 8 июля в Сиамском заливе появились две новые французские канонерки — «Энконстан» и «Комет», которым было поручено осо'бое -задание. После того как сиамцы отклонили требование пропустить эти канонерки в Бангкок, вечером 13 июля «Энконстан» и «Комет» вошли в устье Менам а и вступили в перестрелку с береговой ба тареей в Пакнаме. Возможно, из-за надвинувшейся темноты стрельба сиамцев была не слишком прицельной, и французские корабли прорвались в Бангкок, потеряв убитыми всего двух матросов. Положение в Бангкоке в эту ночь было крайне напряженным. К королевскому дворцу срочно стягивались войска. Но было уже ясно, что даже уничтожение трех канонерок не решит проблемы. Вслед за ними в течение нескольких дней мог прибыть весь французский дальневосточный флот. Оставался только один выход — капитуля ция. Скрепи сердце, министр иностранных дел Сиама принц Девавонг явился к французскому капитану и поздравил его с блестящим проявлением воинского мастерства во время прорыва по реке. Это было все, что сиамские дипломаты в этот момент могли противопоставить «дипломатии канонерок». Французское же правительст- 13 о во, действуя по уже известной схеме, немедленно заяви- ло «самый энергичный протест» против «преступного» сопротивления сиамских артиллеристов и потребовало удовлетворения. Претензии Франции были сформулированы в ульти- матуме, врученном сиамскому представителю zu июля 1893 г. Согласно ему Сиам должен был 1) признать права Франции на левобережье Меконга и острова на нем; 2) эвакуировать в течение месяца все войска с этой тер- агрессии против французских кораолеи и матросов на р. Менам и против французских подданных в Сиаме»; 4) выплатить денежное вознаграждение семьям убитых и наказать виновных; э] выплатить компенсацию в 2 млн. франков за «различный ущерб, причиненный французским подданным»; 6) депонировать в банке 3 млн. франков для обеспечения упомянутых выплат или же передать Франции право сбора налогов в провинциях Сиемреап и Баттамбанг. Сиамское правительство приняло все пункты ульти матума, кроме первого. Пави предупредил, что в таком случае он покинет Бангкок, и высказался по поводу вы текающих из этого последствий. Тут заволновалась Анг лия. Но когда французское правительство заверило лорда Розбери, что не собирается аннексировать весь Сиам и согласно на сохранение его как буферного государства, британский министр успокоился и рекомендовал Чу л а- лонгкорну принять ультиматум. Правительство Сиама все же пыталось отспорить еще хоть что-нибудь. 22 июля Чулалонгкорн согласился на территориальные уступки при условии сохранения чисто формального сюзеренитета Сиама над Луангпрабаигом. Тогда 24 июля Пави выехал из Бангкока. Началась морская блокада Сиама. Английский посол в этой ситуации по инструкции своего правительства решительно потребовал принятия ультиматума. После этого у Чуда лонг- кор] I а не оста вал ось вы бора. 28 июля Сиам согласился удовлетворить все требова- ния Франции. Но в ответ на это она 30 июля предъявила дополнительным ультиматум из -следующих пунктов: сиамская провинция Чантабури будет оккупирована французскими войсками до тех пор, пока Сиам не выведет свои войска с левобережья Меконга; 2) Сиаму запрещается держать свои войска в 25-километровой полосе вдоль Меконга; 3) сиамские военные суда выводятся с оз. Тонлесап (Сап); 4) в городах Корат и Нан (в восточной части Сиама) открываются французские консульства. Этот ультиматум Сиам также принял. 3 августа 1895 г. блокада б ы л а снята, а 5 августа т о р ж е ств у ю щи й Пави вернулся в Бангкок и снова поднял флаг над зданием французского посольства. сиамцы скрупулезно выполнили вс< матумов, не освобождали ее И лет. 3 октября 1893 г. между Францией и Сиамом был под писан формальный договор, закрепивший все уступки вырванные Францией. По этому договору полностью де милитаризованная зона охватывала не только 25-кило метровую полосу к западу от Меконга, но и провинции Баттамбанг и Сиемреап. Таким образом, сиамцы обяза ны были держать всю свою восточную границу открытой едвещало их стране в будущем ничего доброго. Действительно, наиболее ретивые колониалисты во Франции уже были недовольны договором и считали, что наступление на Сиам надо продолжать. В следующем, 1894 г. между Англией и Францией раз' горелся спор из-за последнего неподеленного кусочка ин- докитаискои территории к северу от 1_,иама. По соглашению, заключенному в конце 1893 г., здесь, в верховьях Меконга, между владениями двух колониальных держав, должна была быть создана 80-кило'метровая буферная зо на, для определения которой создавалась англо-фран цузская пограничная комиссия. В этой зоне было расположено небольшое княжество Кенлченг. В его столице — Мыонгсинге на конец декабря 1894 г. была намечена встреча английского (Джордж Скотт) и французского (О гюст Пави) представителей для окончательного решения пограничных вопросов. Оказавшийся между двумя огнями правитель Кенг- ченга князь Мыосе не знал, что ему делать в сложившейся ситуации, и ничуть не верил, что ему оставят хоть какую-нибудь самостоятельность. По-видимому, Пави вн у - /Я* О шал ему оольшии страх, потому что, не дожидаясь при о о езда комиссии, он поднял над своей резиденцией французский флаг. Но первыми в Мыонгсинг прибыли англичане. Мыосе пришлось бежать, а Скотт распорядился сорвать французский флаг. Когда 1 января 1895 г. в Мыонгсинг прибыл запоздавший Пави, он увидел, что над городом развевается английское знамя. О полюбовном соглашении больше не могло быть и речи. Внешне о незначительный инцидент получил огромный резонанс в обеих колониальных державах. Фактически Англия и Франция в течение нескольких месяцев находились на ний, которые в 1898 г. были перенесены из Парижа в Бангкок. Прибывший сюда весной 1898 г, первый российский посланник А, Е. Оларовский также принял участие в этих переговорах и старался по возможности ослабить давление Франции на -Сиам. Так, весной 1899 г. по инициативе А. Е. Оларовского был организован визит в Бангкок генерал-губернатора Французского Индокитая Поля Думера. Во время этого визита была достигнута предварительная договоренность о возвращении Сиаму провинции Ча н та бури и ремилитаризации 25-километровой зоны в обмен за уступку Франции районов Луангпра- банга, лежавших на правом берегу Меконга. Но формальное соглашение по указанным вопросам последовало еще не скоро. Франко-сиамский договор, подписанный в 1902 г., не был ратифицирован француз- СЕЙМ правительством, как недостаточно выгодный. Только в феврале 1904 г. был, наконец, заключен договор, по которому в обмен на эвакуацию Чантабури Си ам уступал Франции правобережные районы Луангпра- баига, провинции Мелоупрей, Тонлерепу, Бассак, округа Крат и Даисай. Кроме того, Сиам обязывался содержать в своих северо-восточных областях вооруженные силы только из сиамцев и под командой сиамцев. Строительство портов, каналов, железных дорог в этих провинциях дозволялась вести только сиамским подданным и на сиамские капиталы. Предусматривалось сотрудничество Франции и Сиама в постройке железной дороги Пном пень—Б а тт а м б а н I Два месяца спустя, 8 апреля 1904 г., между Францией Англией был подписан знаменитый договор, получив- ший название Антанты. Бывшие соперники стали союзниками и договорились о разделе сфер влияния во всем мире. В Сиаме граница между сферами влияния была проведена иря!мо посередине страны- по Менаму. В пере- воде с дипломатического я з ы к а на обыкновенный это означало, что А н г л и я и Франция могут присвоить себе по половине Сиама. Но Сиам и теперь сумел сохранить государственную независимость. Здесь на помощь сиамской диплОхМатии вновь п р и ш л и м е ж и мпер и а л и с т ические противоречия. К тому времени в Сиаме уже захватила прочные позиции третья колониальная держава Германия (например, если в 1892 г. английские суда составляли 87% судов, плававших в Сиам, а германские — 2%, то в 1900 г. доля английских судов упала до 38%, а германских поднялась до 51%). Этот новый соперник мешал полюбовному разделу. К тому же после марокканского кризиса летом 1905 г. стало очевидно, что мировая война не за горами, и ни Франция, ни Англия не считали своевременным пускаться в этой обстановке на новые колониальные авантюры в Индокитае. Территориальное наступление на Сиам еще не закончилось, но вопрос о захвате коренных сиамских земель был снят. Более того, в последовавших договорах уступки, хотя и не равноценные, носили двусторонний характер. 23 марта 1907 г. был подписан франко-сиамский договор, по которому к Франции переходили древние камбоджийские провинции Баттамбанг и Сиемреап. В обмен на это Сиаму возвращались округа Дансай и Крат, где жило коренное тайское население. Франция отказывалась от права экстерриториальности в Сиаме для своих азиатских подданных, составлявших основную массу французских подданных в этой стране. В 1909 г. был заключен договор между Сиамом и Англией. По нему Сиам уступал Англии свои вассальные малайские султанаты Келантан, Тренгану, Перлис и Кедах общим населением 270 тыс. человек). В обмен на это Англия отказалась от права экстерриториальности и предоставила Сиаму заем для строительства железной дороги на Малаккском полуострове.. Таким образом, в ходе более чем полувековой борьбы, искусно используя противоречия колониальных держав, Сиаму удалось не только сохранить независимость О О О и целостность своей коренной национальной территории, о но и частично восстановить свои суверенитет, серьезно ущемленный договорами середины XIX в. Разразившаяся в 1914 г. первая мировая война дала новые шансы сиамской дипломатии. В начале войны Си- ам заявил о своем нейтралитете и предоставил убежище германскому торговому флоту, находившемуся в Южных морях, а в июле 1917 г., когда стало ясно, на чью сторону клонится победа, объявил Германии войну. Это обеспечило Сиаму участие в Версальской конференции, а впоследствии место в Лиге наций. І. товаров, неуклонно падала. Так, пошлина на экспорт риса — 4 бата за койян, или около 1200 кг, — «составляла в 1855 г. 13,3% экспортной цены, уже в 60-х годах она упала до 8%, а к 1890 г. составляла около 6% экспортной цены.) Чтобы пополнить казну, пришлось в 1855 г. заменить во всем Центральном и Южном Сиаме нату- о ральиыи поземельный налог денежным (с поправкой, внесенной в 1856 г., взималось 0,25 бата с 1 рая, т. е. 0,16 га, суходольной земли и 0,375 бата с 1 рая поливной) . Пока не развилось денежное обращение и пока рост цен на мировом рынке не начал оказывать влия- ния в конечном счете и на крестьянское хозяйство, а это произошло не скоро, крестьянам добывать деньги б ы л о очень трудно, а выбивать деньги из них или платить за них (разумеется, вернув потом свое сторицей) могли только все те же феодалы. Лишить феодалов прав на крестьян означало и освободить их от обязанности доставлять в казну налоги, собранные с этих крестьян (феодал за недоимку отвечал своим имуществом). Поэтому первые шаги по ликвидации крепостной за- виси мости были очень робкими. В 1865 г. король Монгкут запретил продавать в рабство детей старше 15 лет без их согласия. 21 марта 1868 г. этот закон был дополнен другим, по которому мужья не могли продавать своих жен без их согласия. Для поощрения роста свободных крестьянских хозяйств в 1857 г. власти издали закон, по которому вспаханная целина на год освобождалась от налогообложения. В 1868 г. был принят направленный против ростов- о о щичества закон о максимальном процентной ставке. Впрочем, сразу же обнаружилось много способов его обходить. Чтобы уменьшить непроизводительные расходы, Монгкут сократил затраты на церковь. При нем число монахов в Бангкоке упало с 10 тыс. до 5 тыс. После смерти Монгкута (октябрь 1868 г.) наступила четырехлетняя пауза регентства, пока Чулалонгкорн н достиг совершеннолетия и не начал лично управлять государством. В первый же год реального правления нового монарха был принят ряд важных законодательных мер, в частности увеличен до трех лет срок невзимания налога на поднятой целине. 12 июля 1874 г. была создана комиссия из 12 высших чиновников для выработки указа об освобождении детей долговых рабов. 21 июля Чулалонгкорн в речи на засе- О дании этой комиссии изложил свою программу, преду- сматривавшую «постепенность в облегчении бремени народа». Поскольку нет никакой возможности быстро освободить рабов, заявил король, надо встать на путь постепенного уменьшения их стоимости. 8 октября 1874 г. был опубликован первый указ, подготовленный комиссией. Согласно ему все дети долговых рабов, родившиеся после 1 октября 1868 г., автоматиче ски становились свободными при достижении 21 года. До этого возраста их разрешалось выкупать по новому, гораздо более низкому, чем раньше, тарифу, к тому же по- степенно уменьшающемуся: от 32 бат для мальчиков и 28 бат для девочек в возрасте 8 лет до 4 бат для юношей и 3 бат для девушек в возрасте 18—20 лет. Та- кие расценки обосновывались тем, что рабы с восьмилетнего возраста личным трудом постепенно возмещают хозяину свою стоимость. Далее в указе говорилось, что все лица, родившиеся после 1 октября 1868 г., по достижении 21 года уже не могут быть проданы в рабство. Этот указ, не распространявшийся на вассальные княжества севера страны, был, конечно, половинчатым. Он, по сути дела, предусматривал освобождение за выкуп (хотя и довольно умеренный) только одной группы крепостного крестьянства. Его основные достоинства должны были начать проявляться только с 1889 г., когда впер вые в истории Сиама должна была возникнуть группа людей старше 21 года, ни при каких условиях не подлежащих продаже в рабство. Что же касается детей и молодежи, которые не достигнут к этому времени 21 года, а также лиц среднего поколения (родившихся до 1868 г.), то они по смыслу указа и после 1889 г. вновь могли попасть в крепостную зависимость. Но крестьянская реформа на этом не кончилась. Пос- ле 1874 г. был принят ряд новых законодательных мер. Был опубликован указ, в котором провозглашалась необходимость уничтожения долгового рабства в целом. В соответствии с этим указом все долговые рабы в основных районах Сиама (кроме вассальных княжеств) по достижении 60 лет становились свободными. Кроме того, если раньше сумма долга оставалась неизменной в течение
<< | >>
Источник: Э. О. БЕРЗИН. ИСТОРИЯ ТАИЛАНДА. 1973

Еще по теме О 3. Наступление европейских держав:

  1. § 117. Основные черты государственного устройства державы Чингиза
  2. Ф. А. ПЕТРОВ ОРГАНЫ САМОУПРАВЛЕНИЯ В СИСТЕМЕ САМОДЕРЖАВНОЙ РОССИИ: ЗЕМСТВО В 1864—1879 ГГ.
  3. 18. Р.Г.Скрынников. У истоков самодержавия.
  4. 2. Дворцовые перевороты 30—40 годов XVIII века Укрепление самодержавной власти.
  5. Россия в системе европейских отношений
  6. ГЛАВА 1 ГОЛ 1786-й. Соседство лвух империй. Курилы. Сахалин. Пекин. Корея
  7. ГЛАВА I ГОЛ 1917-й. Интервенция. Приморье. Приамурье. Забайкалье
  8. Комментарии
  9. О 3. Наступление европейских держав
  10. 2. РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ В КОНЦЕ XVIII – ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIXв.
  11. 3. РОССИЯ В ЭПОХУ КАПИТАЛИЗМА
  12. 4. РОССИЯ В КОНЦЕ XIX – НАЧАЛЕ XX в.
  13. От униатства к самодержавию
  14. § 5. Особенности российского капитализма и внутренняя политика самодержавия во второй половине ХК века
  15. § 6. Самодержавие накануне революции 1905-1907 гг.
  16. Европейская  политика и  восточный вопрос
  17. ИМПЕРИИ И РЕЛИГИИ ПРИ РАННЕМ КАПИТАЛИЗМЕ: ЭКСПАНСИЯ ЕВРОПЕЙСКИХ ЦИВИЛИЗАЦИЙ
  18. ГЛАВА 36 ДЕРЖАВА, ВЫНУЖДЕННАЯ СТАТЬ МИРОВОЙ, И «ХОЛОДНАЯ ВОЙНА»
  19. Кубинский ракетный кризис 1962 г. и его европейская параллель