<<
>>

НЕКРОПОЛИ НАГАДЫ

О достаточно высокой плотности населения в районе Нагады на протя­жении всего периода развития культуры Нагада свидетельствует большое количество погребений. В районе Нагады и Балласа обнаружены несколь­ко расположенных на краю нижней пустыни некрополей, различающих­ся количеством могил и вещного материала [Petrie, Quibell, 1896, с.

33—34]. В общей сложности в Нагаде были раскопаны 2149, а в Балласе 900 погре­бений, подавляющее большинство которых отличалось малым количест­вом артефактов. И лишь небольшой процент составляли богатые погребе­ния, в отдельных случаях содержавшие до 8о сосудов [Petrie, Quibell, 1896, с. 9].

Самый крупный некрополь в Нагаде, расположенный вблизи «южно­го города», насчитывал 1953 раскопанные могилы, по большей части со­державшие не более одного или двух предметов. Другой некрополь — В — включал 133 погребения (по данным, приведенным Э. Баумгартель, — 137 [Baumgartel, 1947, с. 26]). На могильнике Т обнаружены 57 могил (по дан­ным Э. Баумгартель — 103 [Baumgartel, 1947, с. 26]), из которых Ф. Питри ис­следовал 38 и датировал только 21 [Davis, 1983, с. 17], а некрополь G состоял из 6 могил. Небольшие некрополи располагались изолированно, в удале­нии от «южного города» и большого некрополя, в глубине пустыни.

Могилы в этих некрополях (Т, В и G) не теснились, как большинство погребений на крупных кладбищах, а располагались на определенной дис­танции одна от другой. По сравнению с большим, в этих малых некропо- ях ыло значительно больше богатых погребений. Даже в тех случаях, когда могилы оказывались нарушенными еще в древности, в них все же со- ранились отдельные предметы. К их числу принадлежали бусы из золота, апис лазурита и других ценных материалов, указывающих на высокое со­циально-имущественное положение умерших, для которых эти украшения предназначались. Как свидетельствуют многочисленные данные традици­онных африканских культур, бусы входили в набор предметов, отличаю­щих высокий социальный статус, которым были наделены члены правя­щего аристократического рода.

Идея о принадлежности малых некрополей социальной элите, впервые сформулированная Ф. Питри [Petrie, Quibell, 1896, с. ю], стала доминирую­щей, хотя и не единственной в современной египтологии. Так, в развитие точки зрения Ф. Питри, М. А. Хоффман писал, что некрополь Г, содержав­ший богатые погребения, был предназначен для социально-имуществен­ной элиты, обладавшей реальной властью в Нагаде в период, предшество­вавший созданию династий египетских царей [Hoffman, 1991, с. 118]. Ана­логичную точку зрения высказывал Дж. Кастиллос. Впрочем, он писал не только о небольших некрополях Нагады, но также и о крупных, располо­женных в различных частях Египта (в Нагаде, Наг-эд-Дер, Бадари, Матма- ре, Тархане), где большие, тщательно оформленные, богатые погребения концентрировались в одном или нескольких секторах некрополей. Такие погребения относились к концу амратской фазы культуры Нагада, и по­добная ситуация интерпретируется автором как отражение существенных изменений в экономике и религиозных представлениях общества, ставше­го более сложным, социально стратифицированным [Castillos, 1983, с. 7— ю, табл. 8а, в; XII, XIII, XV, XVI].

Несколько иначе смотрит на проблему У. Дэвис, внесшая существенные уточнения и коррективы при изучении материалов полевых дневников Ф. Питри относительно некрополя Т в Нагаде. Так, если до сих пор счита­лось, что некрополь Т был основан в позднедодинастический период, то обнаруженные У. Дэвис данные позволили говорить о том, что в этом не­крополе хоронили уже на переходной, амратско-герзейской фазе культуры Нагада (о. д. 41—43). Более поздние погребения были датированы ею пери­одами Нагада Ilc/d (о. д. 52—59) и Нагада III (о. д. 63—65 и 71—80) [Davis, 1983, с. 17,22—24].

Весьма существенным является высказывание У. Дэвис о том, что на каждой фазе существования некрополя выделяются особенно богатые пог­ребения. Вместе с тем У. Дэвис полагает, что некрополь Т вовсе не предна­значался для верхних слоев общества, поскольку богатые находками пог­ребения встречаются и в большом некрополе.

По мнению автора, в малом некрополе Т хоронили то же население, что и на кладбище близ «южно­го города», тем не менее, каким-то специальным статусом похороненные в некрополе Т все же обладали. Только семантический анализ и сопоставле­ния с материалами из Иераконполя, считает автор, где также обнаружены небольшие некрополи, могут осветить вопрос о степени социальной диф­ференциации додинастического общества. [Davis, 1983, с. 26—27].

К числу наиболее ранних принадлежали погребения Г4, Т14 (о. д. 51—55) и Ts (о. д. 52—59) [Davis, 1983, с. 25]. Стенки достаточно большой (3,9 х 2,7 м) прямоугольной могилы 75 были облицованы сырцовым кирпичом. Одна­ко размеры могильной ямы непосредственно не связаны с коллективным характером погребения, поскольку в могиле, где, как сообщает У Дэвис, от­сутствуют следы ее нарушения, тем не менее, находились неполные кос­тяки. По наличию пяти черепов установлено количество и половая при­надлежность погребенных: один из них принадлежал мужскому, четы­ре — женским скелетам. Расположение и характер находок указывает на ритуальный тип погребения. Так, один череп был расположен на кирпи­че, под другим обнаружен небольшой набор жертвенных предметов, вклю­чавший каменные бусы и кусочки малахита. В могиле находились сосуды (в том числе типов W и R) и палетки с парными птичьими головами, да­тирующие погребение периодом Нагада Пс/d [Davis, 1983, с. 23], что в абсо­лютных датировках соответствует интервалу между 3300—3100 гг. до н. э. [Hoffman, 1991, с. пб].

К этому времени относятся изобразительные памятники, фиксирующие существование ритуала, во время которого приносились в жертву повер­женные враги посредством отделения головы (например, на верхнем ре­гистре реверса церемониальной палетки Нармера (см. Приложение, № 20). Вместе с тем ритуальное отделение головы зафиксировано во многих пог­ребениях, начиная с ранних фаз культуры Нагада, с большим количеством артефактов, в том числе престижного характера, принадлежавших соци­ально значимым представителям общества [Petrie, Quibell, 1896, с.

9; Petrie, Wainwright, Mackay, 1912, с. 8; Petrie, 1901a, c. 31—34]6 Этот же обычай про­слежен на материалах небольшого некрополя Т, в частности, в погребении Т5, где было совершено ритуальное расчленение останков в нем захоро­ненных индивидуумов. Наличие в погребениях не только предметов, не­посредственно связанных с погребальными ритуалами (представленными вещными материалами: керамикой и палетками), но и украшений: резной слоновой кости, бусин из золота и полудрагоценных камней, — указыва­ет на то, что этот малый некрополь принадлежал представителям социаль­но-имущественной элиты. Фетишизация частей тела умершего, в первую очередь головы члена общины, наделенного высоким социальным стату­сом, очевидно, была связана с культом предков. Их останки воспринима­лись как священные предметы. Таким образом, перед нами пример двойс­твенного смысла обезглавливания. С одной стороны, мы имеем факты от­деления головы поверженных противников, с другой — представителей социальной элиты. Подобное внешнее сходство противоположных по со­держанию обычаев отражает сложность и неоднозначность проблемы жертвоприношений [Токарев, 1983] (подробнее см. ч. IV, гл. 2).

<< | >>
Источник: Шеркова Т. А.. Рождение Ока Хора: Египет на пути к раннему государ­ству.. 2004

Еще по теме НЕКРОПОЛИ НАГАДЫ:

  1. НИЛ И РАННИЕ АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ КУЛЬТУРЫ
  2. ПАМЯТНИКИ БАДАРИЙСКОЙ КУЛЬТУРЫ
  3. ЧАСТЬ II РАЗВИТИЕ СОЦИАЛЬНОЙ СИСТЕМЫ КУЛЬТУРНЫХ ОБЩНОСТЕЙ ЕГИПТА В V—IV ТЫС. ДО Н. Э.
  4. МААДИЙСКАЯ КУЛЬТУРА
  5. ИНТЕРПРЕТАЦИЯ ПОГРЕБАЛЬНОГО ИНВЕНТАРЯ ПРИ РЕШЕНИИ ВОПРОСА О СОЦИАЛЬНОМ УСТРОЙСТВЕ БАДАРИЙСКОГО ОБЩЕСТВА
  6. ПАМЯТНИКИ КУЛЬТУРЫ НАГАДА В СРЕДНЕМ ЕГИПТЕ
  7. ПАМЯТНИКИ КУЛЬТУРЫ НАГАДА В ВЕРХНЕМ ЕГИПТЕ
  8. НАГАДА
  9. БАЛЛАС
  10. НЕКРОПОЛИ НАГАДЫ
  11. ЭЛЬ АМРА
  12. МАХАСНА
  13. ДРУГИЕ ПАМЯТНИКИ ВЕРХНЕГО ЕГИПТА
  14. АРМАНТ
  15. ИЕРАКОНПОЛЬ
  16. «ДОДИНАСТИЧЕСКИЙ ГОРОД» В ИЕРАКОНПОЛЕ
  17. ПРОБЛЕМА «О» ДИНАСТИИ
  18. НОМОВЫЕ БОЖЕСТВА И ФОРМИРОВАНИЕ ЦАРСКОЙ ТИТУЛАТУРЫ