<<
>>

Неспециализированное, или случайное, оружие

Из оружия данного вида наиболее часто оленеводы в ходе боевых действий использовали аркан, который пастух всегда носил при себе, и не только на пастбище.

Аркан. У каждого оленевода был аркан длиной 15—20 м, сплетенный из четырех ремешков, сделанных из моржовой или, за неимением последней, оленьей кожи[31].

Петля аркана затягивалась кольцом из оленьего рога. На конце аркана была петля

для кисти руки, чтобы удобно было держать его. Аркан пастухи всегда носили с собой в свернутом виде на шее или через плечо. Главное назначение аркана было поймать оленя в табуне. Поскольку тренироваться в бросании аркана начинали с детства, то меткость была очень высокая. Так, опытный оленевод мог поймать в табуне оленя за правую заднюю ногу (Леонтьев 1969: 131). Применялся он и на охоте, когда нужно было заарканить животное, например барана, взобравшегося на возвышенность (Богораз 1901: 33; 1991: 23). С этой функцией тесно связано и применение аркана на войне. Сопротивляющегося врага могли заарканить и повалить на землю (Майдель 1925: 24; Антропова 1957: 199). Языка также ловили арканом (Бабошина 1958. № 98: 239). Аркан был символом оленеводов, именно на него рассчитывали чукчи, угрожая переловить немногочисленный отряд Д. И. Пав- луцкого, не использовав для боя даже луки (1731 г.; Зуев 2001: 23—24), то есть это — своеобразное «шапкозакидательство», но арканами (ср.: Куликов 1957: 46).

Копьеметалка. Деревянная копьеметалка в форме тупого угла, длиной около 50 см, с отверстием для указательного пальца в корпусе справа, применялась чукчами на Колыме, а также на Анадыре для охоты на водоплавающих птиц (Богораз 1901: 31; 1991: 80-83; Гиршфельд 1953: 110-113, 112, 117; Мальцева 1968: 72—82; ср.: Гондатти 1897а: 142; Иохельсон 1997: 99). Н. А. Мальцева (1968: 80) определяет дальность полета дротика с дощечки в 20—30 м. Однако, вероятно, это не максимальная длина полета копья.

Так, согласно сообщению штурмана Зайкова (1775), алеуты метали свои отравленные стрелы с помощью копьеметалки саженей на 20, то есть около 40 м (Собрание сочинений... 160; Бриль 1792: 393; ср.: Паллас 1781: 127 (35 м); Чулков 1785. Кн. 2: 538 (35 м)). Данное древнее оружие известно уже в первой половине I тыс. (Мачинский 1941: 87 (костяная); Диков 1979: 190). Еще в XIX в. оно было широко распространено для охоты на птиц и морских животных у русских на Колыме, юкагиров, чукчей, эскимосов, коряков, нивхов Сахалина и алеутов. Однако употребление копьеметалки в боевых целях зафиксировано лишь у алеутов, которые метали стрелы, имеющие каменные и костяные наконечники, смазанные ядом (Сарычев 1952: 213; Соколов 1852: 103; Паллас 1781: 42, 44; Мальцева 1968: 80). Именно последнее обстоятельство делало возможным применять эти охотничьи стрелы в боевых целях.

Копьеметалка с отверстием для указательного пальца (кон. XIX в.).

Копьеметалка с отверстием для указательного пальца (кон. XIX в.).

Воспроизведено по: Богораз 1901: Табл. X, 9

В.              Г. Богораз в своем художественно-этнографическом произведении «Восемь племен» упоминает, что южные чукчи применяли копьеметалку в боевых целях, при этом нося связку дротиков на плече (Тан-Богораз 1979: 54). Действительно, подобное применение нельзя исключить, особенно в каких-то экстраординарных боевых ситуациях. Дротик для копьеметалки был длиной около 2,1—2,4 м, он утолщался к переднему концу, а утончался — к заднему. Это смещение центра тяжести диктовалось необходимостью придания устойчивости в поле. У него, наряду с центральным наконечником, чуть ниже были примотаны еще три зазубренных острия (Богораз 1901: 31; 1991: 80. Рис. 58). Подобный дротик заставляет вспомнить непонятное оружие ительменов, описанное С. П. Крашенинниковым (1949: 382): «...их

8

так называемые костяные троерогие чекуши , которые насаживают они на долгие ратовища, и в военное время употребляют».

Впрочем, Г. В. Стеллер не упоминает это оружие у ительменов (Стеллер 1927: 22). Вероятно, оно все же было редким.

Дротики не были распространенным оружием. Возможно, в некоторых ситуациях в роли метательного снаряда выступало копье, которое в принципе не предназначено для броска. В эскимосских сказаниях упоминается, что копья метаются (Меновщиков 1974. № 63: 180; 1975: 370. § 109-117: 1985. № 127: 307; 1988. № 104: 246). В поединке это делает и чукотский воин (Богораз 1900. № 150: 393; Бабошина 1958. № 56: 142), как в атональном бою-соревновании (Бабошина 1958. № 86: 212).

Чукчи чаунской тундры охотились на уток и гусей, бросая легкие дротики рукой (Богораз 1901: 31; 1991: 82; ср.: Волков, Руденко 1910: 165). С подобным оружием охотились именно на птиц, поскольку для охоты на крупных животных, а тем более для действия против людей они были слишком легки. Видимо, копьеметалки и дротики были главным образом оружием оседлого населения (Тан-Богораз 1979: 67). И соответственно, они были, скорее, эскимосского происхождения.

Гарпун. В качестве случайного оружия оседлые жители использовали гарпун, предназначенный для морской охоты (Dall: 1870: 381; Меновщиков 1987. № 18: 142—145; о гарпунах см.: Волков, Руденко 1910: 167—172).

Бола чукчей и азиатских эскимосов состояли из 10—12 веревочек из плетеных оленьих, белужьих или китовых жил длиною 70—90 см, нижние концы которых были связаны, а к верхним были прикреплены костяные (из оленьего рога или моржо-

вого клыка) грузила величиной с грецкий орех. Такая бола применялась для охоты на летящих птиц: ее бросали в летящую стаю, и веревки обвивались вокруг шеи и крыльев птицы, после чего она падала на зем- лю[32]. При искусном метании в плотно летящую стаю уэленцы могли запутать сразу 2—3 птицы (Гондатти 1898: VI). Технику метания болы описывает В. В. Леонтьев (1969: 136-137): «Запускается              бола также просто. Перед броском              по шнуркам, как рас

ческой, проводят пальцами, чтобы они не были спутаны.

Затем косточки зажимают в левой ладони, шнурки натягивают, левой рукой бола наводится на цель и резким взмахом Чукотская бола (нач. XIX в.).              u г

Воспроизведено по: Антропова над головой бросается в летящую ут- 1957: 198, рис. 16              ку. Как только бола выпускается из

рук, костяшки в воздухе расходятся, и              весь              снаряд              становится              похожим на              парашют без полотна».

Высота              полета              болы достигала 80—100 м              (Леонтьев 1969: 136). В

историческое время бола использовалась исключительно как оружие для охоты на птиц. Однако одно из чукотских сказаний упоминает и боевое применение этого оружия эскимосами, которые тут ассоциируются с кэле (Богораз 1934: 173). У последних вместо шариков к ремням были прикреплены костяные крючки. Данное оружие бросали в противника, и крючки впивались в тело (Богораз 1900. № 167: 416; 1901: 31).

Способ использования болы при охоте на птиц.

Способ использования болы при охоте на птиц.

Воспроизведено по: Hughes 1984b: 272, fig. 15

Очевидно, бола была оружием эскимосов и оседлых чукчей, а не кочевых, которые для этой цели использовали лук (ср.: Онацевич 1877. № 7: 66; Леонтьев 1969:              131—132;              Леонтьев,              Тураев

1987: 211). Как отмечает А. Е. Норден- шельд (1936: 323), все мужское население поселка приморских жителей носило при себе болы, обкрутив их вокруг головы, чтобы при случае тут же воспользоваться этим оружием. В. В. Леонтьев (1969: 136; 1979: 20) наблюдал еще в 1930—1940-е гг. в береговом поселке Уэлен, что все мужское население, кроме немощных стариков и младенцев, носило на лбу своеобразное «украшение» — 4—5 шариков из моржовой кости величиной с куриное яйцо. Это был вид болы, обвязанной вокруг головы, чтобы тут же метнуть это оружие в низколетящую стаю птиц (Гондатти 1898:

VI).

Очевидно, это было оружие эскимосского происхождения, употреблявшееся еще в первой половине I тыс. (Диков 1979: 190); оно известно и на СевероЗападной Аляске (Jacobsen 1884: 251. Fig.

17), да и само чукотское название болы заимствовано из эскимосского языка (Тан-Богораз 1935: 356; Вдовин 1961: 44).

Топоры. В одной чукотской сказке наряду с костяными ножами в качестве типичного оружия чукчей упоминаются «топорики из оленьего рога» (Богораз 1900. № 146: 389). Речь идет о войне с Якуниным, то есть о событиях первой половины XVIII в. Неясно, что понимал рассказчик или переводчик под данным видом оружия. Возможно, имеется в виду хозяйственное оружие, ведь даже на рубеже XIX—XX вв., даже сделанный из железа, топор был орудием, которым оленные чукчи владели плохо (Бо- гораз 1991: 76). В XVIII в. чукчи использовали каменные топоры гаттэ (Вдовин 1987: 71; ср.: у коряков— это тесло с поперечным лезвием: Линденау 1983: ПО). Эвены также из-за недостатка железа применяли хозяйственные топоры из камня и кости (1646 г.; Белов 1952. № 7: 52). Такие же топоры использовали оседлые коряки для рубки леса (Бриль 1792: 387), а ительмены имели топоры из оленьих и китовых костей (Крашенинников 1949: 380; ср.: Георги 1777: 66). Вместе с тем, топоры употребля

лись и в военном деле народов региона. Как оружие топор, дубина и камни фигурируют в сказке эскимосов (Рубцова 1954. № 45: 481. § 63; Меновщиков 1988. № 159: 367). Оседлые коряки сражались костяным топором, которым действовали после того, как копье было использовано (Меновщиков 1974. № 148: 468— 469; ср.: Кибрик, Кодзасов, Муравьева 2000. № 18: 79. § И (оседлые коряки)). В документе от 1646 г. упоминаются боевые «то- порки» дауров (Белов 1952. № 7: 51; Степанов 1959: 200). На вооружении юкагиров в XVII в. также имелись каменные топоры (Гурвич 1966: 15). В одной чукотской сказке жена оседлого чукчи, участвующая в походе, била врага топором по голове (Богораз 1900. № ПО: 287). Но это, скорее, исключение, нежели правило — топор не чукотское оружие в XVII—XIX вв.

Ведь в другой чукотской сказке, описывавшей гибель Якунина, прямо говорится о том, что чукчи не имеют топоров в качестве оружия (Богораз 1900. № 128: 333).

Палицы. Согласно информации сына коменданта Гижиги, видевшего бой чукчей с коряками в 1770-х гг. под стенами крепости, противники в рукопашной сражались «палицами и копьями» (Мамышев 1809: 24). В. Г. Богораз также полагает, что южные чукчи использовали в бою палицы (Тан-Богораз 1979: 53). Дубина была охотничьим оружием оседлых этносов, предназначенным для добывания и оглушения зверя. Ительмены использовали деревянную или костяную дубинку (Стеллер 1927: 22; Георги 1777: 64; ср.: Тюшов 1906: 272), была она и у оседлых коряков (Георги 1777: 78; Bogoras 1917. № 2: 29; Тан-Богораз 1979: 53). Естественно, палицу спорадически могли применять и в ходе боевых действий, но для оленных чукчей это орудие не характерно. Палица использовалась оседлыми жителями при отсутствии под руками другого оружия.

Молоток. Женщины в качестве случайного оружия использовали каменный молоток на короткой деревянной рукоятке, основное предназначение которого состояло в дроблении костей (Норденшельд 1936: 328—329; Богораз 1991: 119. Рис. 105Ь). Такой молоток был характерен для оленных чукчей. Эскимосы же оглушали зверя специальным молотом весом 2—3 кг (тукшугун) (Бабошина 1958. № 68: 168; Меновщиков 1959: 64; 1974. № 17: 99; № 30: 135).

Кистени. В. Г. Богораз, в соответствии со своими данными, писал, что у южных чукчей были воины, главным оружием которых были «каменные кистени на крепком ремне» (Тан-Богораз 1979: 53—54). Последнее оружие сложно атрибутировать, однако в описи оружия, захваченного чукчами у юкагиров в 1754 г., кистени упоминаются (Гурвич 1966: 71). В эвенкийском фольклоре также упоминается подобное оружие, называемое «молотами на цепочке» (Василевич 1966: 254, 351, примеч. 8; 1972: 150).

Камни. В сказке «Эрмэчын» упоминаются в качестве оружия камни, которые герой бросает во врагов, людей-писцов, бегущих по льду (Козлов 1956: 24). Очевидно, камень как оружие мог применяться спорадически, когда нужно было сражаться, а под рукой не было оружия дальнего боя. Хотя оружие ближнего боя (нож, копье) чукчи обычно носили при себе, но при неожиданном нападении врага, когда нужно было отбиться от превосходящих сил противника, камни также шли в ход. Вместе с тем применение в сказке камней именно против врагов-оборотней могло носить и ритуальный характер.

Посох. Нельзя исключить и того, что пастухи-оленеводы могли использовать в качестве случайного оружия бумерангообразный посох (танвычгын) длиной 82—83 см, с помощью которого останавливали выбившегося из стада оленя и который иногда метали в птицу на расстояние 20—30 м (Гурвич 1953: 47— 48; 1979: 97—98; ср.: Аргентов 1857: 101). Кроме того, И. С. Гур- вич (1979: 98) предполагает, что существовали и бумерангообразные метательные палицы, воспоминание о которых сохранилось в искривленных дощечках, метаемых при обряде приближения оленей во время ритуала забоя животных.

<< | >>
Источник: Нефёдкин А. К.. Военное дело чукчей. Середина XVII - начало XX в. 2003

Еще по теме Неспециализированное, или случайное, оружие:

  1. Теория литературной эволюции
  2. Неспециализированное, или случайное, оружие
  3. Психотропные вещества
  4. Глава 7 РАННИЙ КАПИТАЛИЗМ
  5. Маркирование базовых признаков концепта «Контакт» структурной схемой «кто/что трогает кого/что чем», её лексическое наполнение
  6. 2. Возникновение предчеловеческого стада