<<
>>

ОКО ХОРА — СИМВОЛ ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЯ

Астральный аспект образа жертвенного быка, отраженный в додинас тических материалах, восходит к еще более древнему пласту представ­лений о небесном глазе, воплощенном в синкретическом по природе о разе небесной коровы, характерном для культуры Нагада I и II.

В прото

раннединастическое время стало более актуально мужское божество в об­разе быка, олицетворявшего солярные представления, отраженные в риту­альном окрашивании глаз «малахитовой зеленью» и жертвоприношении быка. В не дошедших до нас мифах, позднее «перекрытых» идеологизиро­ванными религиозными повествованиями, устанавливались связи между различными культурными и природными объектами, наиболее значимы­ми для жизни общества. Эти реалии материально-чувственного мира, воп­лощавшие религиозно-мифологическую образность, оказывались связую­щими звеньями между мифами с их объяснительными функциями и ри­туалами, способствовавшими установлению миропорядка в обществе и природе.

В этом контексте становится понятным механизм отождествления ру­котворных и природных объектов, служивших вещными формами ри­туалов, связанных с солярными представлениями. Так, семантическим тождеством целого глаза Хора являлась передняя нога жертвенного бы­ка, которая, в свою очередь, тождественна сходному с ней по форме тес­лу mshtjw и очертаниям созвездия Большой Медведицы. За этими вещ­ными формами стояли семантически тождественные понятия: сиять/ освещать — целостность — видеть — жить — посмертное существова­ние, составлявшие элементы мифологических повествований и связанных с ними ритуалов.

Мифологическому мотиву обретения Хором своего глаза соответство­вали представления о загробном существовании, достигаемом через риту­альное окрашивание глаз «малахитовой зеленью». Представленные в пере­чне жертвоприношений священные предметы: передняя нога быка, тесло mshtjw и инкрустированные глаза, — будучи внутренне тождественными, символизировали полный, целый глаз Хора.

В погребальном ритуале они служили знаками мифического действа передачи глаза Хора Осирису (как удвоение ядра мифа), означавшего воскресение умершего (Рут. Utt. 78, § 54; Utt. 79), в религиозно-магических текстах уподоблявшегося восходящему солнцу [Troy, 1994]. Эти представления были рождены в додинастическую эпоху, когда образ Осириса еще не сформировался, а Око Хора как священ­ный предмет воплощалось в иных, семантически тождественных вещных формах, причастных к ритуальному закланию быка, — его ноги и обычаю окрашивания глаз зеленой краской, символика которых основывалась на солярно-астральной природе божества.

Параллелизм мифа и ритуалов обнаруживает важную роль астрально­солярных представлений, олицетворенных в образе быка, восходящих к додинастической эпохе. Это, в свою очередь, позволяет включить в семан­тический ряд окрашенный «малахитовой зеленью» глаз, поскольку моти­вация этого действа, связанная с мифом о глазе Хора, однородна ритуалу жертвоприношения быка и «отверзания уст и очей».

В связи с анализом материалов, причастных к ритуалу «отверзания уст и очей», следует отметить еще одну линию семантической близости внешне различных, но внутренне отождествлявшихся предметов. Амулеты в виде глаза wid.t изготавливали из камня зеленого цвета (ср. эпитет Хора «князь зеленого камня» в текстах пирамид [Troy, 1994, с. 355]) или из материалов, имеющих зеленую или семантически тождественную ей голубую окраску [Baines, 1985, с. 284, 288], чаще всего из фаянса — thnt [Gardiner, 1950. с. 601]. В религиозных текстах, в частности, в заклинании 17 Книги Мертвых, он упоминается наряду с малахитом (который блестит для Уаджет — глаза Ра, повелительницы пожирающего пламени) как причастный к представлени­ям о глазе космического бога. В этом семантически сложном тексте фаянс называется Оком Хора в святилище Tnnt — гробнице Осириса, где воспро­изводится ритуал передачи Хором своего глаза его отцу Осирису. Глубин­ный слой семантического тождества материала — фаянса и могилы Оси­риса — святилища Tnnt (Wb.

V, с. 382), возможно, скрыт в некотором сходс­тве написания этих слов.

Начиная с додинастического времени, в Египте исключительной попу­лярностью пользовались предметы, изготовленные из фаянса, особенно амулеты, чаще всего зеленого или голубого цвета, которые, впрочем, бы­ли близки по значению. Эти цвета соотносились с бирюзой [Gardiner, 1950, с. 568] и малахитом [Gardiner, 1950, с. 595], символизировавшими божест­венное начало [Baines, 1985, с. 284, 285, 288, 289]. Мотивация причастности фаянса к осирическим представлениям, в которых содержатся древнейшие додинастические пласты, раскрывается в Книге Мертвых.

Мифологическое ядро воплотилось в терминологии, связанной с обра­зом Ока Хора. Так, в письменности фиксируется семантическое тождест­во полного, целого, здорового глаз Хора — wdl.t (Wb. 1.401) и его цветовой характеристики — он зелен: ir.t Hr wid.t (Wb. I. 264), хотя слова, обознача­ющие эти качества (wdl.t и wid.t) в написании различаются. Слова с корне­вой основой wld так или иначе внутренне связаны с мифом о глазе Хора и реалиями ритуальных действий: богиня Нижнего Египта кобра Уаджет (Wb. I. 268) — божественное Око (Урей), священные предметы зеленого цвета, в том числе зеленая краска, материя для одежды (wddw) (Wb. 1.267 268), в частности, предназначенная для царя во время церемонии праздни­ка сед [Kees, 1943, с. 429], зеленый камень, свежесть, удача, хорошая судьба, возрождение (wld) [Gardiner, 1951, с. 560]15

Выявляя значение окрашивания глаз зеленой краской в контексте это­го семантического ряда, можно сделать вывод о том, что, обводя веки «ма­лахитовой зеленью», египтяне воспроизводили мифические прадействия по восстановлению полного, целого глаза Хора. Они вкладывали в эти дей- твия магический смысл защиты глаза очерчиванием круга, сообщающего людям силы противостоять сглазу, болезням, слепоте, равнозначной смер­ти, а также обновление жизненных сил, благополучие, а в погребальном обряде — возрождение после смерти.

Через конкретное значение зеленого цвета, связанное с идеями обнов­ления, очищения и возрождения, осуществлялся переход к общему значе­нию жизнеспособности общества в его единстве с космическими божест­вами — подателями благ в обмен на жертвоприношения. Ключевой фигу­рой являлся вождь и царь как земное воплощение небесного бога Хора, объединивший земли Египта.

Миф об Оке Хора воспроизводился во вре­мя церемоний, связанных с фигурой царя, в первую очередь на празднике сед, посвященном ритуальному обновлению физической и военной мощи царя, гарантирующей сохранение целостности Египта.

Рассмотренные выше ритуалы жертвоприношения быка, «отверзания уст и очей» и окрашивания глаз «малахитовой зеленью» в письменный пе­риод становятся неотъемлемыми частями праздника сед. К такому выводу пришел Э. Апхилл, реконструируя последовательность ритуальных действ, приуроченных к царскому юбилею, на основании рельефов из солнечно­го храме Ниусерра в Абу Гурабе, Осоркона в Бубастисе и ряда других ис­точников [Uphill, 1965, с. 377 сл.]. Более того, с этими действами был свя­зан кульминационный этап церемонии, и проводились они (в том числе) в гробничных архитектурных комплексах (например, Джосером, царем III династии, в Саккаре), что, безусловно, указывает на заупокойный аспект праздника. Таким образом, несмотря на изменения, которые происходили в осмыслении и проведении праздника сед, он, будучи по природе переход­ным обрядом по обновлению, возрождению сил царя, в политическом пла­не направленном на легитимизацию его власти, идеологически закреплял­ся в религиозных церемониях, содержал в качестве ядра древнейшие риту­алы, связанные с погребальным обрядом.

После ритуального оживления царя, с которым и были связаны жер­твоприношение быка, «отверзание уст и очей» и ритуальное окрашива­ние глаз, царь, прошедший инициацию, считался настоящим повелителем Египтом. Параллельно этому в погребальном обряде умерший царь воз­рождался для новой жизни среди богов. За всеми этими ритуалами стоял миф об Оке Хора. Ритуальный бег, совершавшийся царем после прохож­дения заупокойных церемоний, был не только демонстрацией возрожден­ных физических сил. Этот ритуал, повторенный четыре раза, символизи­ровал обход царем своих владений по четырем странам света, что означа­ло устойчивость геополитических границ Египта.

Миф об Оке Хора сложился в протодинастическое время и отражал идеоло1 ию верховной власти в формировавшемся государстве.

Однако бо­лее ранние представления о небесном глазе, связанные с синкретическим образом древней богини с чертами птицы, коровы, женщины и змеи, не ут­ратили значения, но претерпели трансформацию. С одной стороны, эта бо­гиня стала причастна к мужскому солярному богу Хору в качестве матери и покровительницы его земного воплощения — царя Хора имярек. Образ древней солярной богини стал отражать представления о добыче, награде, даре в борьбе Хора и Сетха, воплотившись в корону Верхнего Египта, Урей и глаз Хора — семантически тождественные образы, символизировавшие власть Хора. Небесное Око принадлежит Хору, Ра, Атуму в разных мифах, является их атрибутом, защитой, даже воплощением и сущностью. Вмес­те с тем это божество сохранило свою самостоятельность, обладая актив­ным началом. В различных мифологических повествованиях уход боги­ни, — Сехмет, Тефнут, Урея, Маат, — означает наступление хаоса. В какой бы версии не излагался миф, Око — всегда богиня в семантически тождес­твенных образах, прообраз которых существовал в додинастическое вре­мя; синкретический образ, вобравший черты коровы, птицы и женщины, позднее — огнедышащего льва, ядовитой змеи и глаза, связанных с пред­ставлениями о солнце и небесной влаге.

Додинастическая культура породила систему образов, которые отрази­лись в различных вариантах мифа об Оке космических богов Хора, Ра и Атума письменного периода. Свойственные древнеегипетской изобрази­тельности и стоящим за ней представлениям приемы отождествления об­разов, замещения частью целого или наоборот; удвоения, — все это также восходит к додинастическому времени и отражает представления о целос­тном, замкнутом космосе. Так, богиня Уаджет является частью богов Хо­ра и Ра, и в этом качестве ей присущи защитные функции, но вместе с тем она — сущность солнечного бога — полный, целый глаз Хора, условие его существования. В этом образе переплелись и наслоились разновременные представления: глаз уджат — это и диск солнца, из которого смотрит бог, и змея, охраняющая солнце (чело бога, корону царя), наконец, это сам сол­нечный бог.

Глаз уджат — это жертвоприношение, дар Хора Осирису, га­рантировавшее воскресение мертвого бога и царя, рождение нового солн­ца (в акте возвращения целого глаза Хору). Между тремя элементами жер­твоприношения устанавливается тождество, поскольку они равнозначны по сути. Тождество Хора и Осириса обозначено получением каждого из них глаза уджат в качестве жертвоприношения, как залога возрождения, гармонии, миропорядка, целостности космоса при совершении ритуалов, в частности, при окрашивании глаз «малахитовой зеленью».

Изображения глаза уджат (например, в виде амулетов) не известны ра­нее III династии, тем не менее, этот образ уже существовал в додинасти­ческое время. Он обозначался непосредственно на ликах статуй и статуэ­ток предков, богов и людей при оконтуривании глаз зеленой краской. Не­редко художники и резчики изображали глаза таким образом, что они приобретали сходство со стилизованной фигуркой архаического «призе- мистого» сокола с длинным хвостом, расширявшимся к его концу. Окра-

шенные яркой зеленой краской глаза, удлиненные почти до висков, излу­чали сияние, производили впечатление живых, становились средоточием всего лица. Ключевые позиции представлений об Оке космического бо­жества и обрядовая значимость Ока Хора, ставшего символом жертвопри­ношения, обусловили высокий уровень развития искусства изготовления инкрустированных глаз для статуарных изображений. Религиозно-ми­фологические представления сказались в такой сугубо практической де­ятельности, как способ исчисления мер веса зерна в хекатах, символизиро­ванных частями, из которых состоял целый, полный глаз Хора.

<< | >>
Источник: Шеркова Т. А.. Рождение Ока Хора: Египет на пути к раннему государ­ству.. 2004

Еще по теме ОКО ХОРА — СИМВОЛ ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЯ:

  1. Органическая связь таинств
  2. Литературно пнсьменные религиозные памятники
  3. КОСМОС ИСЛАМА
  4. Оккультная символика разделения пантеона на группы тэнгриев
  5. ПОЭТИКА
  6. ПОСЛЕДНЕЕ ПРОЩАНИЕ В РИМЕ
  7. ПРАЗДНИКИ И ЗРЕЛИЩА В ГРЕЦИИ
  8. ПРАЗДНИКИ И ЗРЕЛИЩА В РИМЕ
  9. Человеческие жертвоприношения плавильным печам
  10. Ludi saeculares
  11. Глава 7а Дж.-К. Дэвис РЕЛИГИЯ И ГОСУДАРСТВО
  12. Священное животное
  13. Священный брак Хатхор и Хора