<<
>>

ОСЕДЛЫЕ КУЛЬТУРЫ В ОАЗИСАХ ЛИВИЙСКОЙ ПУСТЫНИ

Неолитические комплексы в Набта Плайе и Бир Кисейбе сложились на ос­нове эволюционного развития эпипалеолитических групп населения, оби­тавших там уже, по крайней мере, в VIII тыс.

до н. э.4, знакомых с изготовле­нием керамики и делавших первые шаги на пути к производящим формам хозяйства. Одно из поселений в Бир Кисейбе выросло на месте более ран­ней стоянки, как полагают исследователи этого памятника, основываясь на радиокарбоновых датах, не позднее, чем через 300 лет [Kobusiewicz, 1984, с. 178]. Для него специально была выровнена площадка размером 70 х 40 м, вдоль длинных сторон которой были возведены плотно стоявшие легкие сооружения, подобные меримдийским, — круглые в плане полуземлян­ки диаметром в 3 м, столбовой конструкции, окруженные хозяйственны­ми ямами, достигающими в поперечнике i м. Культурный слой поселения был заполнен многочисленным археологическим материалом: кремневы­ми орудиями, фрагментами керамики, зернотерками, костями животных и растительными остатками, а также кусочками угля [Kobusiewicz, 1984]. Ке­рамика, близкая образцам из комплексов сахаро-суданского неолита, ха­рактеризуется слабым обжигом, доминированием открытых форм, вклю­чением в тесто песка, украшением венчика закрытых сосудов углубленным орнаментом в виде ряда насечек и овалов, а тулова — «елочным» и волнис­тым орнаментом, по рисунку отличающимся, особенно в поздних слоях, датированных V тыс. до н. э., от образцов из других памятников сахаро-су­данского неолита [Banks, 1984, с. 157]. Кремневые орудия продолжали изго­тавливаться в технике микролитов, однако стали доминировать резцы, ре­тушированные пластины, концевые скребки, сверла, острия. В слоях V тыс. до н. э. появились каменные полированные топоры и кремневые бифасные орудия: наконечники стрел, боковые скребки [Banks, 1984, с. 160; Hays, 1984, с. 217].

Несколько ранне- и средненеолитических поселений раскопаны и иссле­дованы в Набта Плайе.

Одно из них (Е-75-6), стратифицированное, содер­жало два культурных слоя, свидетельствующих о длительном проживании на нем. Планировка верхнего поселения, заселенного в засушливый пери­од, прослежена по четко расположенным в три ряда остаткам жилищ. Эти легкие сооружения представлены двумя типами: удлиненными (до 7 м) и круглыми (d 4 м), стены которых были возведены из тамарисковых веток, соединенных и закрепленных наверху. Подобные сферические крыши пок­рывались шкурами животных [Schild, Krolik, Wendorf, Close, 1996].

Прочие из известных памятников представлены небольшими по разме­рам стоянками, отмеченными скоплениями очагов и хозяйственной утва­ри [Banks, 1984]. Многочисленные кости животных принадлежали как ди­ким животным: газелям, диким кошкам, шакалам, разным птицам, — так и крупному рогатому скоту. Зафиксированы находки доместицированно- го многорядного ячменя [Banks, 1984, с. 152—154]. К VI/V тыс. до н. э. отно­сятся находки костей мелкого рогатого скота — коз и овец, а также куль­тивированного эммера [Banks, 1984, с. 154—156; Kobusiewicz, 1984, с. 180]. Па­мятники Бир Кисейбы и Набта Плайи, датированные VII/VI—V/IV тыс. до н. э., содержат данные, свидетельствующие о смешанном хозяйстве, в кото­ром уже, судя по остеологическому материалу, доминирующую над охотой роль играло разведение крупного и мелкого рогатого скота [Banks, 1984, с. 156—158]. Аналогичная картина прослежена и в некоторых других юж­ных оазисах Египетской Сахары, в частности, в Вади Бахте (Гильф Кебир), где раскопаны кратковременные стоянки, сконцентрированные на берегах древнего эфемерного водоема [Gautier, 1984, с. 51; Banks, 1984* с. 158—159]•

Самые поздние неолитические памятники из южных оазисов Египет­ской Сахары относятся к V/IV тыс. до н. э., когда они были оставлены на­селением из-за наступления засушливого климата, обмелели и высохли водоемы, близ которых концентривовались поселения и сезонные сто­янки. Некоторые из них были обитаемы в течение чрезвычайно длитель­ного времени, как, например, поселение, основанное на берегу озера Эль Гхобал в Бир Кисейбе, где оно существовало на протяжении 2 тысяч лет [Kobusiewicz, 1984, с.

180].

Возникает закономерный вопрос о том, куда переместилось население из западных оазисов, уже познакомившееся с производящими формами хозяйства? Рецидив засушливости в начале V тыс. до н. э. сказался на ухуд­шении климатических условий Северной Африки в целом, поэтому вполне естественно, что обитатели оазисов Сахары должны были устремиться в долину Нила. Без сомнения, им были знакомы пути туда, так как необходи­мость добывать сырье для изготовления орудий труда вынуждала их пре­одолевать значительные расстояния через пустыню в различных направ­лениях. Так, например, за кремнем жители Набта Плайи и Бир Кисейбы от­правлялись на север, к эоценовому плато, удаленному более чем на сотню километров. Там же находились и месторождения сланца, гранита, яшмы, использовавшиеся ими для производства орудий и украшений. Путь за агатом вел в долину Нила [Close, 1984, с. 165—167].

Контакты между оазисами Восточной Сахары и долиной Нила осущест­влялись и раньше. Во всяком случае, их существованием объясняется ти­пологическое и технологическое сходство каменных орудий с эпипалеоли- тической стоянки в Эль Кабе и коллекциями из частично одновременных ей памятников в Дуке, Харге, Бейде, Сиве и Набта Плайе [Vermeersch, 1984; Mussi, Caneva, Zarattini, 1984]. Обменно-миграционные пути через Сахару и долину Нила складывались из более коротких промежуточных дистанций на протяжении тысячелетий. Их устойчивость можно проследить на при­мере некоторых артефактов, в частности, бус из амазонита, добывавшегося в Тибести, хорошо известных по материалам додинастических памятников Египта. Важным значением транссахарских путей можно объяснить уси­ление роли таких политических и религиозных центров, как Иераконполь и Эль Каб в Верхнем Египте, возникших на месте додинастических посе­лений IV тыс. до н. э., которые также были расположены недалеко от пу­тей через Аравийскую пустыню к побережью Красного моря. Такие цен­тры, как показывают многие примеры из истории, вырастают на пересе­чении устойчивых длиннодистанционных путей, следующих в различных направлениях розы ветров, и утрачивают свою значимость при наруше­нии или угасании сложившейся системы.

<< | >>
Источник: Шеркова Т. А.. Рождение Ока Хора: Египет на пути к раннему государ­ству.. 2004

Еще по теме ОСЕДЛЫЕ КУЛЬТУРЫ В ОАЗИСАХ ЛИВИЙСКОЙ ПУСТЫНИ:

  1. АБОРИГЕНЫ СЕВЕРНОЙ АФРИКИ
  2. ПУТЬ КОЛЕСНИЦ
  3. ГЛАВА 1 ПРИРОДНАЯ СРЕДА ОБИТАНИЯ РАННЕПЕРВОБЫТНОГО НАСЕЛЕНИЯ
  4. ОАЗИСЫ ЛИВИЙСКОЙ ПУСТЫНИ
  5. ФАЮМСКИЙ ОАЗИС
  6. ИСТОКИ РАЗВИТИЯ НЕОЛИТИЧЕСКИХ КУЛЬТУР ДОЛИНЫ НИЛА
  7. ОСЕДЛЫЕ КУЛЬТУРЫ В ОАЗИСАХ ЛИВИЙСКОЙ ПУСТЫНИ
  8. СПЕЦИФИКА ЖИЗНИ ОСЕДЛОГО НАСЕЛЕНИЯ НА ПРИНИЛЬСКИХ ТЕРРИТОРИЯХ
  9. НАЧАЛО ИРРИГАЦИОННОГО СТРОИТЕЛЬСТВА