<<
>>

ОСОБЫЕ НАХОДКИ КУЛЬТУРЫ МААДИ

При доминировании на поселениях дельты легких хижин, окруженных предметами каждодневного использования, самые ранние единичные сыр­цовые постройки служили для общественных целей, значимых для кол­лективов.

Эти более основательные наземные конструкции возводились для храмов и святилищ, сырец использовался и при сооружении подзем­ных построек, в том числе могил и хранилищ или складов для вещей на­иболее ценных или требующих специальных условий хранения.

К числу такого рода объектов, безусловно, относились изделия из ме­ди, известные уже со времени маадийской культуры, но в виде отдельных находок. Однако уже тогда медные орудия использовались при строитель­стве жилищ, о чем позволяют судить материалы из поселения Маади. На некоторых стволах тамариска, достигавших в диаметре 15—20 и даже 30 см, очищенных от веток и коры, обнаружены следы обтесывания, по мнению исследователей, оставленные металлическими орудиями, топорами или теслами, которые, впрочем, не обнаружены в числе предметов из меди, происходящих с этого памятника. Авторы раскопок полагают, что обра­ботка меди производилась непосредственно на этом поселении, опираясь на факт находки фрагмента медной руды [Menghin, Amer, 1932, с. 48; 1936, с. 48,61, табл. LXIII, 1—3].

Относительная близость медных месторождений Синая и Восточной пустыни, в Джебель Атака на красноморском побережье, с которым этот район правобережья Нила имел контакты, по крайней мере, со времени культуры Эль Омари, делает такой вывод вполне возможным. Высказыва­лось даже соображение о том, что основание поселения Маади было свя­зано с освоением медных рудников на Синае [Baumgartel, 1947, с. 42] и что следы пожара на поселении Маади есть следствие каких-то военных столк­новений, направленных на захват южанами этого стратегически исключи­тельно важного центра производства медных изделий, расположенного на пути к синайским рудникам [Menghin, Атег, 1936, с.

17I-

Однако, учитывая то обстоятельство, что предметы из меди представле­ны в Маади единичными находками: гвоздями, рыболовным крючком, дву­мя шильями, фрагментом проволоки, — где бы они ни производились, на поселении Маади или в других местах на плато Хелуан, эти и подобные им изделия происходят из археологических комплексов, материальный облик которых характеризует общество, не достигшее стадии сколько-нибудь глубокой социальной дифференциации. Материалы маадийской культу­ры не дают оснований говорить о сложении имущественной элиты, кон­тролировавшей пути, ведущие к месторождениям меди на Синае и в Вос­точной пустыне, добычу меди, изготовление изделий из нее или, наконец, о существовании достаточно тесных и регулярных обменных отношений с населением Синая, связанным с добычей меди и ее обработкой. Матери­альный облик маадийской культуры не свидетельствует о столь продвину­том обществе, в котором производились медеплавильные работы, обеспе­чивающие возможность строительства монументальных сооружений для местной имущественной и политической элиты, в материальной культуре являющихся одним из наиболее выразительных симптомов социально-по­литических изменений, связанных с процессами государствообразования. На наш взгляд, материалы маадийской культуры указывают только на пер­вые шаги становления ремесла по обработке меди. Лишь с приходом в де­льту культуры Нагада, на поздних фазах ее развития начинается история освоения синайских рудников. Распространение культуры Нагада в Низо­вье обозначило начало достаточно интенсивных и регулярных контактов Египта с Юго-Западной Азией.

В додинастический период районы Северо-Восточной и Восточной Де­льты были заселены достаточно густо. Археологические памятники при­мыкали к течениям Танисского и Пелусийского рукавов Нила, более мел­ким речкам и каналам, природным и рукотворным. В целом картина рас­пространения памятников маадийской культуры, где со временем стали появляться, а затем доминировать артефакты поздних фаз культуры На­гада, свидетельствует о значимости этого крупного региона не только для развития земледельческой и скотоводческой деятельности вследствие бла­гоприятных природно-ландшафтных и климатических условий, но и в свя­зи со стратегической важностью выходов в сторону Синая, Леванта и Ме­сопотамии в контексте контактов с развивавшимися там культурами и контроля над путями, ведущими к синайским рудникам по добыче меди и бирюзы. К такому выводу позволяет прийти совокупность данных памят­ников поздних фаз развития культуры Нагада в Низовье.

<< | >>
Источник: Шеркова Т. А.. Рождение Ока Хора: Египет на пути к раннему государ­ству.. 2004

Еще по теме ОСОБЫЕ НАХОДКИ КУЛЬТУРЫ МААДИ:

  1. ПОГРЕБАЛЬНЫЕ ОБЫЧАИ КУЛЬТУРЫ МААДИ
  2. ОСОБЫЕ НАХОДКИ КУЛЬТУРЫ МААДИ
  3. КОНТАКТЫ ДОДИНАСТИЧЕСКОГО ЕГИПТА