<<
>>

ПОСЕЛЕНИЯ И СООРУЖЕНИЯ В МААДИЙСКОЙ КУЛЬТУРЕ

Освоенные общиной территории принадлежали всему коллективу, как и все, что находилось на ней. Она имела достаточно четкое внутреннее чле­нение, о чем сообщают фактические данные из поселения Маади.

Его за­стройка обнаруживает тенденцию к концентрации жилищ в центральной его части вдоль оси восток-запад. Общие хранилища, различающиеся по своему наполнению и расположенные вдоль его северной и южной границ, также вытянуты в этом направлении. Некрополь находился в 180 м к югу от деревни, и если это направление было характерно для устройства не­крополей маадийской культуры в целом, то данный факт позволяет пред­полагать, что расположенный в 2 км к северу от поселения Маади мо­гильник Вади Дигла принадлежал иному населенному пункту, что под­тверждает уже высказанную точку зрения, основанную, однако, на других аргументах6

Поселение Маади, расположенное на узком и длинном кряже гор Мук- катам, вблизи устья Вади эль Тих, занимало площадь юо х 500 м и в пла­не представляло собой узкий прямоугольник, вытянутый по оси восток — запад, центральная часть которого была заселена наиболее густо. Однако следы периодических перестроек затруднили выявление планировки по­селения и установление последовательности строительных горизонтов. Лишь на некоторых участках авторам раскопок удалось идентифициро- вать конструкции, в частности, ветровой заслон, превышавший в длину 4 м. Возле него были обнаружены следы жизни обитателей деревни: участ­ки обгоревшей земли и вкопанный в землю сосуд для хранения [Menghin, Amer, 1932, с. 16, табл. IX]. Ближайшая к ветровому заслону хижина находи­лась на расстоянии четырех метров. За три сезона раскопок, проводивших­ся в 30-е годы в Маади, было найдено несколько ветровых заслонов, соору­женных, как и традиционные хижины, из стволов тамариска и перепле­тенных веток. Возле них, как правило, находились очаги, вместительные сосуды для хранения пищи и воды, зернотерки и другие предметы каждод­невного быта.

Наиболее основательный ветровой заслон, сооруженный из выстроенных в несколько рядов тамарисковых шестов по оси север-юг, на­ходился в северной части поселения [Menghin, Amer, 1936, с. 18].

Хижины, более просторные, чем в Меримде, в поперечнике достигали 4—5 м и в плане представляли собой переходную от овала к прямоуголь­нику форму. Внутри каждой хижины находился очаг и предметы быта, об­наруженные также в непосредственной близости от хижин. В одном слу­чае было найдено большое скопление асфальта или битума, а также скелет особи крупного рогатого скота, что позволило авторам раскопок высказать соображение о принадлежности этого хозяйственного комплекса человеку с особым социальным статусом [Menghin, Amer, 1936, с. 16—17, табл. XXVI].

Несмотря на то, что малая семья, которой принадлежала хижина, обла­дала своим скарбом, некоторым количеством запасов пищи и воды, вдоль северной и южной границ деревни были устроены большие амбары и хра­нилища [Menghin, Amer, 1932, с. 20], предназначенные для всей общины. Основное хранилище находилось в южной части поселения и представ­ляло собой значительное скопление глубоких ям, в том числе и сообщаю­щихся между собой. Дно и стены этих ям были обмазаны глиняным рас­твором, на котором отпечатались следы плетеных изделий, корзин или циновок. В некоторых ямах хранились сосуды, прикрытые фрагментами керамики, служившими крышками. В заполнении ям найдены обугленные зерна эммера и ячменя, кости животных и рыб, кремневые орудия, фраг­менты керамики. Одно из хранилищ содержало несколько сосудов из але­бастра, базальта и известняка, а также 22 халцедоновые бусины. В север­ном хранилище крупные сосуды были поставлены в ямы по самый венчик и прикрыты крышками. Ряды таких сосудов достигали нескольких метров. В них находились зерно эммера и ячменя, кости животных и рыб, кремне­вые орудия [Hayes, 1977, с. 124; Hoffman, 1991, с. 203].

Помимо традиционных овальных полуземлянок столбовой конструк­ции с входом, обращенным на юго-запад, и стенами из плетеного ивня­ка, обмазанного глиной, в Маади обнаружено уникальное для дельты этого времени прямоугольное сооружение. Оно было возведено на подстилаю­щем слое брекчии, в которой были вырезаны две взаимно перпендикуляр­ные канавки шириной по 15—20 см, ориентированные вдоль северного и восточного горизонта.

Судя по сохранившейся длине стен, соответствен­но равных 2,9 м и 2,5 м, сооружение было достаточно большим. Третья ка­навка, выкопанная в слое брекчии на расстоянии 50 см к северу от север­ной стены, была соединена также под прямым углом с северным концом фундамента восточной стены. Поскольку уровень залегания этой послед­ней стены был выше двух других оснований стен, осталось неясным, ка­кое отношение она имела к сооружению. Высказывалось соображение, что это и был фундамент внешней, северной стены, тогда как более южная ка­навка маркировала перегородку внутри дома [Menghin, Amer, 1932, с. 17 сл., табл. IVD, XI, XII, рис. 1]. Реконструкция данной постройки была затрудне­на тем обстоятельством, что на ее месте несколько позднее была сооруже­на овальная хижина, от которой сохранились следы столбовой конструк­ции. Собственно говоря, функциональное назначение этой прямоугольной конструкции так и осталось невыясненным из-за отсутствия каких бы то ни было находок внутри нее. Было ли это сакральное сооружение, служи­ло ли оно хранилищем или загоном для скота, — вопрос остается откры­тым. Столь же затруднительно определить назначение другой необычной конструкции из поселения Маади.

Внутреннее пространство этого лишенного наземной части сооруже­ния было расчленено несколькими глинобитными перегородками, образу­ющими маленькие камеры с углубленным в грунт более чем на 2 м полом, к которому вели ступеньки. Не исключено, что эта конструкция служила хранилищем, хотя, кроме нескольких очагов и участков обожженной зем­ли, в нем ничего не было найдено. Аналогичные подземные сооружения известны в Леванте, в том числе в Шикмиме, в слоях, датированных доста­точно широко, между 4500 и 3700 гг. до н. э. [Levy, 1992], и рассматриваются в качестве прототипов постройки из поселения в Маади [Hayes, 1977, с. 123; Hoffman, 1991, с. 201—203]. В контексте существования в Низовье иност­ранных колоний высказывалось предположение о том, что оно использо­валось выходцами из Ханаана, которые (судя по большому количеству им­портной керамики) проживали в Маади, как и в Буто [Faltings, с.

367, 371, 374]> где также вводились новые строительные традиции.

Уже в нижних слоях (I—II), связанных с региональным вариантом ма- адийской культуры, была обнаружена верхнеегипетская керамика, относя­щаяся к периоду Нагада НЬ—с. [Kohler, 1992, с. 22] или даже, согласно бо­лее поздним данным, керамика Нагада lid [Kohler, 1996, с. 215]. Однако на этом этапе существования поселения сооружались исключительно при­митивные легкие жилища столбовой конструкции. Следующий, назван­ный переходным, слой Illb—f/h характеризовался уменьшением процента керамики буто-маадийской культуры и, напротив, увеличением количест­ва верхнеегипетской, представленной формами, присущими периоду На- гада Ildi—Id2. В более поздней публикации упоминается переходный слой Буто Ша, соотносимый с этапом культуры Нага да IId2 [Kohler, 1996, с. 215]. Отмечалось, что в слое Буто ШЬ почти нет типичной для дельты керамики, ее вытесняла синхронная этой фазе Буто керамика культуры Нагада Ш2— III [Faltings, 1998, с. 366]. Эти данные позволяют констатировать факт не­прерывного существования Буто на протяжении додинастического пери­ода и при переходе к раннединастическому времени (Нагада Ша) [Kohler, 1996, с. 215].

Сырцовая архитектура прослежена, начиная с верхнего уровня фазы Буто III, переходного слоя, в котором обнаружена керамика, присущая пе­риоду Нагада Ша. Вместе с тем в том же строительном горизонте, но на другом участке поселения, были найдены остатки легких хижин и местная керамика [von der Way, 1992, с. 3—4, рис. 2; Kohler, 1996, с. 215—216]. По су­ществу с этого времени есть основания говорить о существовании важно­го административного и религиозного центра, окруженного сельской пе­риферией.

<< | >>
Источник: Шеркова Т. А.. Рождение Ока Хора: Египет на пути к раннему государ­ству.. 2004

Еще по теме ПОСЕЛЕНИЯ И СООРУЖЕНИЯ В МААДИЙСКОЙ КУЛЬТУРЕ:

  1. МААДИЙСКАЯ КУЛЬТУРА
  2. ПОСЕЛЕНИЯ И СООРУЖЕНИЯ В МААДИЙСКОЙ КУЛЬТУРЕ
  3. ОСОБЫЕ НАХОДКИ КУЛЬТУРЫ МААДИ
  4. ЧАСТЬ II. РАЗВИТИЕ СОЦИАЛЬНОЙ СИСТЕМЫ КУЛЬТУРНЫХ ОБЩНОСТЕЙ ЕГИПТА В V—IV ТЫС. ДО Н. Э.