<<
>>

§ 76. Правописание простого имени: с "пестом" и с "путами"

Звук t в окончании простого имени передается в надписях двояко: то при помощи знака песта то при помощи знака пут              По унаследованному от древности

правописанию окончание [19] простого имени считалось состоящим из двух согласных t и j.

Поскольку пест обозначал первоначально как раз сочетание двух согласных tj, окончание простого имени можно было писать одним этим знаком, однако на деле простое имя всегда или почти всегда содержит после него еще знак для j. Знак для j, именно две черточки, всегда имеется, когда простое имя написано с путами для t, что вполне естественно, так как путы передавали искони один согласный, а не сочетание t и j. Можно ли установить последовательную смену одного правописания другим во времени, или это два правописания, существовавшие одновременно?

На одном из последних памятников с простым именем — пограничной плите К в Ах- йот — оба правописания, действительно, сосуществуют. В отвесных надписях в верху плиты употреблено трижды написание С путами (DAeAe III: ХС b, ср. ЕА V: 25 для двух из них и ЕА V: XXXVIII для одного из этих двух), в лежачих же строках основной надписи дважды применено написание С пестом (строка 17 — EAV: XXX = ТТА: 115. ср. ЕА V: XXXVIII; строка 18 — ЕА V: XXX = XXXVIII, ср. ТТА: 115). Написание с пестом налицо в лежачих строках и на двух других первичных плитах — М (ЕА V: 31 (3)) и X (строка 7 — ЕА V: XXXI). Однако, если верить старинному списку, а не верить ему нет причин, написание с пестом употреблено также в одной из стоячих строк основной надписи на плите К (строка IX — ТТА: 104). Это как будто нарушает правило, принятое на первичных плитах, — помещать написание с путами в стоячих строках, а написание с пестом в — лежачих строках. Но нарушение правила здесь больше кажущееся, чем действительное. Надо думать, что первоначально в прописи вся основная надпись была написана лежачими строками, и что в ней соответственно повсюду было применено написание с помощью песта.

Когда же при нанесении надписи на плиту первые строки (21 из общего числа 121) были переписаны отвесно, в стоячую строку было перенесено правописание, принятое в прописи для основной надписи в целом.

Употребление в лежачих строках написания с пестом вполне закономерно, потому что другое написание — с путами, переведенное [20] в лежачее положение, не давало искомой сжатости и равномерности в заполнении кольца. Напротив, написание с путами как нельзя лучше подходило для стоячего кольца: одинаковые верх и низ кольца, разделенные лежачим знаком — путами, без перегрузки низа кольца. Такая перегрузка, хотя и не слишком тяжелая, создавалась при переводе в отвесное положение написания с пестом; но так как такой нескладности, как при лежачем написании с путами, при этом не получалось, то отвесные написания с пестом, хотя и менее удачные, могли бытовать наряду с написаниями с путами и, действительно, бытовали в надписях.

Написание с путами применено в стоячей строке, помимо верха плиты К, еще на одном памятнике, созданном после переименования царя в "Эх-не-йота" — на обломке плиты из большого дворца новой столицы (TEA: XII 2). Следовательно, можно считать, что правописание с помощью пут было принято для отвесных колец в последние годы существования простого имени. Нельзя ли отсюда сделать вывод, что это правописание более позднее, а правописание с помощью песта более раннее?

Действительно, для большинства изданных написаний простого имени с путами имеются указания — то более, то менее определенные — на начертание этих колец не в первые месяцы, а некоторое время спустя после введения солнечного титла. В гробнице Ра-мосе в Нэ (царь еще "Амен-хотп Нуте-хук-висе", DGKAIV: VI = АВРК XL: 217-218 = TVR: XXXIII = bill = АеКНК: XI) и на камне из Эп-эсове (REA II: III2) написанное с путами простое имя сопутствует изображениям, выполненным уже в подчеркнуто "исказительном" духе. Такой способ изображения распространился далеко не сразу по введении солнечного титла (см. § 103).

Также на камне из Эп-эсове ASAE XXII: IV простое имя с путами вставлено вместе с изображением царицы впоследствии между двумя изображениями царя, которые сами уже сильно затронуты "исказительными" веяниями. На камне из Апе (еще с I солнечным титлом, СМ. § 34, ASAE XXXV: 42 = ТТА: 150), на камне ИЗ пригорода Нэ (RFM 1927: 50 = RFM 1932: 8) И на одной чаше (царь еще "Амен-хотп Нуте-хук-висе", ВММА XVII: 169 = Е: 123) простое [21] имя с путами бытует со знаками, изображающими солнце и снабженными привесками в виде значков жизни. Подвешивание значков жизни к знакам солнца не наблюдается на памятниках, созданных в ближайшее время по введении солнечного титла, и вполне возможно, что такое обыкновение появилось лишь спустя некоторое время по создании образа солнечного диска с лучами-руками и подвешенным спереди знаком жизни (см. § 100). Заметим вдобавок, что на обоих камнях и на чаше значок жизни подвешен не ко знаку лучистого солнца, а ко знакам солнца без лучей: к солнцу в горной седловине и — на обоих камнях — к солнцу-кружку. Нужно было некоторое время, чтобы знак жизни с изобразительного образа лучезарного диска не только перешел в письмо, но и распространился в нем на солнечные знаки, этот лучезарный диск не изображающие. Только в двух случаях из числа известных мне написаний с путами не видно намеков на более позднее происхождение, как, впрочем, и на более раннее. Это — простое имя на обломке сосуда из Ax-йот (царь еще "Амен-хотп Нуте-хук-висе", TEA: XIII 23) и на одном камне из пригорода Нэ (уцелело всего несколько знаков, RFM 1932: 36).

Очень досадно, что для отвесно написанных простых имен с пестом ни разу не удается обнаружить сколько-нибудь надежных указаний на более раннее происхождение. На куске стены из Эп-эсове (царь еще "Амен-хотп Нуте-хук-висе", ME: XI 3) изображения выполнены уже в новом духе, хотя, если верить старинному изданию, не "исказитвльным" способом (см. § 103). То же можно сказать о камне из Эп-эсове DAeAeT III: 52, но старинное воспроизведение настолько бегло, что судить по нему об облике царицы довольно опасно (ее имя повреждено, но, несомненно, оно простое; ввиду изломанного написания солнечное титло было, вероятно, еще I, см.

§ 34). Не заметно "искажений" и на письменах, изображающих царицу, на камне из Апе ASAE XXXV: 48, однако в таких случаях "искажать" было не обязательно (см. § 103). Об имени с пестом на обломке из пригорода Нэ RFM 1932: 43 вообще нечего сказать, как и о простом имени из Эп-эсове TRSL 1:13. [22]

Но если ни об одной из перечисленных надписей, содержащих простое имя с пестом в отвесном кольце, невозможно утверждать, что она из числа более ранних, то, тем не менее, древнейшее из всех известных мне имен царицы — на жуковике из Кош, — восходящее еще ко времени до введения солнечного титла (§ 72), является переводом в лежачее положение отвесного кольца с пестом. Всего мне известно два примера лежачего, не отвесного написания простого имени от времени, предшествовавшего переименованию царя в "Эх-не- йота": на жуковике из Кош (CESBM I: 302 = ТТА: 148 CXLV) и на жуковике, купленном на месте древнего Апе (ASAE XVI: 178 = ТТА: 149 CXLVIII). Надпись на втором жуковике издана печатным набором и, хотя издатель не оговаривает, что строки на подлиннике тоже лежачие, об этом можно заключить по другим сходным большим жуковикам и по отсутствию прямоугольника вокруг первого из пяти имен фараона. Кольцо царицы написано с пестом, однако здесь ничто не подсказывает, что это кольцо — не лежачий заместитель стоячего кольца с путами, с заменою их пестом, как на пограничных плитах Ax-йот. Иное дело кольцо на первом жуковике. Тут две черточки для j стоят не позади песта, а под хлебцем t между двумя высокими знаками, предшествующими песту. Такое положение двух черточек объяснимо лишь рабским подражанием размещению знаков в стоячем кольце с пестом.

На одном и том же камне из Апе можно наблюдать, как в одном отвесном кольце две черточки стоят позади песта, в другом выдаются за него своей верхней частью, а в третьем уже вовсе уходят от песта в верхний пояс знаков в соседство хлебца t (ASAE XXXV: 48). Позже в сложном имени "Нефр-нефре-йот Нефр-эт" вторая его часть, равная простому имени, писалась всегда или почти всегда с пестом (единственное возможное исключение — с путами — TEA: XIII 33), и в стоячем кольце со сложным именем две черточки обыкновенно бывали вынесены вверх из-за песта и помещены под хлебец t между двумя предшествующими песту высокими знаками — точ-в-точь как в лежачем переводе простого имени [23] на жуковике.

В сложном имени тоже можно наблюдать это вынесение вверх в постепенном становлении, именно на двух плитах из большого дворца в Ах-йот, принадлежащих к числу самых древних памятников со сложным именем. Если судить по уцелевшим частям, эти плиты были однородны в отношении состава и расположения изображений и надписей и были одинаково отмечены резко "искаэительным" способом изображения. Титло солнца, сохранившееся на одной из них — III (СМ: № 10 = КОз: IX = НЭС XVII: VIII = SA III: 315 = STEA: 19 = СА III: LXIX 5 = KEAZ: XI = GE: LIV = CuAE: XXIII а = СИДЕ: XXIV = ИДЕ: 132; см. § 36), то же солнечное титло стояло, надо думать, и на другой плите (TEA: XII 3). И само своеобразие в написании стоячих колец со сложным именем роднит обе плиты. На второй из них в одном из колец две черточки несколько выдаются вверх за пест, в другом же — наполовину вышли за него в пространство между вышележащими знаками. На первой плите в одном кольце черточки почти совсем вышли вверх за пест, а в другом и вовсе поднялись под хлебец между двумя высокими верхними знаками (СМ: № 10 = SA III: 315 = STEA: 19 = СА III: LXIX 5 = KEAZ: XI = GE: LIV = CuAE: XXIII а = СИДЕ: XXIV = ИДЕ: 132).

Примечательно и другое. На семь или восемь лежачих колец со сложным именем, с черточками позади песта (пограничная плита Ах-йот Q, строка 5, ср. также строку 6 — ЕА V: XLII = XXVII; гробница Айа — ЕА VI: XXXII, DAeAe III: CV = DAeAeT III: 143; гробница Пи-нхаса ЕА II: V, DAeAe III: XCI /; строительный обломок из Ах-йот — AelSMB II: 222, каменный сосуд St II: 46 = 43, ср. St I: 98), приходится всего два таких, где черточки вынесены вперед под хлебец (гробница Туту — ЕА VI: XIV; плита HTES VIII: XXIV), да одно, где они стоят рядом с ним (обломок сосуда из Ах-йот — TEA: XIII 30). Перенос черточек под хлебец был, по существу, чужд лежачему кольцу и, наоборот, свойствен стоячему. Это отмечено еще тем, что как раз гробницы Айа и Пи-нхаса, откуда происходит большинство лежачих колец с черточками на конце, когда пишут отвесно сложное имя, неизменно выносят черточки вверх под хлебец (гробница Айа — ЕА VI: I, [24] XXIV три раза, XXV три раза, XXVI два раза, XXVII,

XXIX четыре раза, XXXI три раза, XXXII два раза, DAeAe III: CV, MSECAE I: 41 четыре раза; гробница Пи-нхаса — ЕА II: V, VI, IX, X три раза, XII два раза, XXI два раза; ер.

также стоячее кольцо слева в верху плиты Q — ЕА V: XLII, на которой в лежачем кольце черточки стоят на конце, см. выше).

Значит можно считать достоверным, что кольцо царицы на жуковике из Кош — переведенное в лежачее положение стоячее кольцо с пестом. Тем самым для стоячих колец с простым именем древнейшим известным правописанием оказывается правописание с пестом, позднейшим же — правописание с путами. И вообще большинство из изданных стоячих колец с путами не похоже на особенно ранние. Все это говорит в пользу того, что из стоячих колец те, что с пестом, — более древние, а те, что с путами, — более поздние. Однако утверждать это, за недостаточностью изданных данных, было бы пока что преждевременно. 

<< | >>
Источник: Перепелкин Ю.Я.. Переворот Амен-хотпа IV. Часть 1. Книги I и II. 1967

Еще по теме § 76. Правописание простого имени: с "пестом" и с "путами":

  1. § 76. Правописание простого имени: с "пестом" и с "путами"
  2. § 79. Правописание сложного имени