<<
>>

ПРИЛОЖЕНИЕ I НЕКОТОРЫЕ АСПEKTbl ВОЕННОГО ДЕЛА ША^ ВОСТОЧНОЙ СИБИРИ В СЕРЕДИНЕ XVII- ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XVIII в.


Подробная характеристика военного дела казаков Восточной Сибири не входила в задачу данной работы. Здесь я остановлюсь только на некоторых сюжетах, связанных с комплектованием, системой снабжения, вооружением и тактикой, оставив за пределами работы все другие, естественно, не менее важные аспекты.
Такой отбор материала диктуется главной темой исследования — военным делом чукчей. Именно русские, как никакой другой противник, оказали на их военное дело значительное влияние. С другой стороны, и военное дело казаков также подвергалось влиянию местных жителей; сказывалось на нем и удаление от центра, и, следовательно, заторможенность военного развития. Сибирь как удаленная восточная окраина сохраняла порядки Московской Руси, по крайней мере, до середины XVIII в. (Богораз 1934: 62).
Состав, организация и комплектование казачьего войска. В XVII в. в Восточной Сибири военной силой были служилые: «по отечеству» — сибирские дворяне (с 1684) и дети боярские (обе категории — по сути военная аристократия — существовали до 1810 г., когда они были присоединены к Якутской казачьей команде) и «по прибору» — казаки, пушкари, стрельцы, солдаты нового строя (две последние категории — в Западной Сибири). Казаки были пешими и конными. Причем конные не обязательно имели лошадей, поскольку содержать их нужно было за свой счет. В целом всадников было немного, всегда не более
сотни, да они и не служили в Северо-Восточной Сибири (Сафронов 1978: 79; Никитин 1988: 139; 1996: 44).
На приграничных территориях были расселены беломестные казаки. Они, живя на своей земле, при надобности поочередно выделяли из своей среды людей для службы. Эти казаки имели пашню, за которую и служили, не получая всего жалованья, но они были освобождены от главных налогов (Васильев 1916. Т. I. Прил.: 26—27; Никитин 1987: 149). Черноместные же казаки, набранные из податных сословий, должны были платить и налоги (до 1751), и подушную подать. Они в первой половине XVIII в. использовались главным образом для обороны границ (Матюнин 1877: 174; Словцов 1886. Кн. 1: 172; Путинцев 1891: 29; Леонтьева 1968: 58-59).
В 1630—1640-х гг., в связи с освоением новых территорий и следовавшей за этим нехваткой служилых, казаки служили «го- довальщиками», то есть несли временную службу в «командировке», ожидая, пока их сменят, что обычно происходило через несколько лет (иногда до 8 и более), а затем они возвращались домой, но уже с 1650-х гг. казаков стали верстать в самой якутской области. На дальние зимовья часто ехали семьей (Гурвич 1966: 120; Леонтьева 1968: 39-40; Сафронов 1978: 59). И в XVIII в. в дальних острогах казаки были «сменяемые погодно» (главным образом казачья старшина) и «жилые», жившие тут постоянно (Гурвич 1966: 117). Если служилым не нравилось место их службы, они могли по взаимному согласию поменяться, получив разрешение начальства (АИИ, ф. 160, № 990, ест. 46, 48).
В XVIII в. приграничные линейные казаки охраняли пограничные линии, а городовые, живя в своих домах, поставляли людей для службы, связанной в основном с полицейскими функциями охраны и конвоирования. Городовых казаков часто забирали на казенные работы: ловить рыбу, сплавлять лес, строить укрепления и административные здания, вываривать соль, разгружать суда (Сергеев 1983: 39; Никитин 1988: 87; 1996: 61-62), лишь в 1770 г.
они были освобождены от дармовых работ в крепостях (Путинцев 1891: 61). Казаки платили налоги: таможенные сборы, торговые пошлины, годовые деньги на выкуп пленных (ДАЙ. 1862. Т. VIII, № 37: 112; Орлова 1951. № 92: 267; № 156: 391; 190: 484—485). Впрочем, за заслуги и вследствие «учиненной прибыли» казаки могли ходатайствовать об освобождении от определенных видов налога (Орлова 1951. № 92: 267) и даже о списании долгов (Орлова 1951. № 156: 391).
Обычный гарнизон острога по казачьему образцу составлял «войско», имеющее свою казну, круг, на котором избирали руководителей, распределяли службы, налагали взыскания, однако все важные вопросы решал все же воевода — тут не было
донской казачьей вольницы (Сафронов 1978: 69; Зуев 1999а: 106). Лишь во время похода, когда казаки были оторваны от власти, самоуправление приобретало особое значение. Вместе с тем, в Сибири казаки сохранили свою военную организацию: высшим подразделением был «приказ» во главе с головой, состоявший из пяти «станиц» (сотен), возглавляемых у пеших казаков атаманами. Станица делилась на пятидесятки, которыми руководил пятидесятник (есаул), а последние отряды состояли из десятков с десятниками во главе. Естественно, на практике численность подразделений была ниже. В сотнях были знаменщики, трубачи, литаврщики и барабанщики (последних по одному-два) (Никитин 1988: 31; 1996: 77). Головы назначались на несколько лет, для прохождения остальных должностей определенного срока не было. По чину службы выше атамана стояли сын боярский и дворянин. Впрочем, на высшие командные должности обычно и назначались дети боярские. В течение XVIII в. в документах перестают упоминаться должности десятника, атамана и сына боярского, а самих служилых стали именовать просто казаками (Сафронов 1978: 49, 69; Никитин 1988: 31, 49). В течение XVIII в. существовала допетровская система военной организации. В 1737 г. ввели новое расписание штата служилого сословия Сибири. Лишь в 1822 г. ввели единообразие чинов и запретили выходить из казачьего сословия (Маныкин-Невструев 1883: 51). В 1701 г. указ Петра I объединил якутских казаков в один полк (936 человек) во главе с казачьим головой, подчиняющимся непосредственно воеводе (Сафронов 1978: 55, 67). С 1763 г. казаки стали именоваться линейными, а в 1808 г. — «Линейным сибирским казачьим войском» (Казин 1992: 272).
В казаки могли верстать с 15 лет, обычно — в 18—25 (Никитин 1988: 61; 1996: 49). Желающий стать казаком подавал прошение, а самого кандидата должны были взять на поруки два казака. Казак не должен быть «зернью, и карты играть», воровать и пьянствовать (Орлова 1951. № 226). Воевода при наличии вакансий утверждал прошение, священники приводили к присяге, следовал указ о внесении новобранца в списки (Васильев 1916. Т. I. Прил.: 1—2). Продвижение по службе осуществлялось согласно челобитной, где были указаны его службы и заслуги. Сибирский приказ и губернатор (с 1710) даровали звание сына боярского, атамана и сотника, тогда как чин пятидесятника и десятника могли давать и воеводы. За проступки понижали в чине. Обычным наказанием было битье батогами, а то и просто руками (Никитин 1988: 101). Ветераны не пользовались никакими привилегиями (Васильев 1916. Т. I. Прил.: 23). Служили пожизненно, в отставку отпускали по челобитной — по старости, увечью или болезни. Отставить от службы могли и за беспробудное
пьянство или за преступления (Никитин 1996: 50). Отставка могла последовать и за «скудость» казака, вследствие чего он не мог исправно исполнять службу (История казачества... 1995: 40). Отставных казаков приписывали к крестьянам и заставляли платить подати (Маныкин-Невструев 1883: 62). Для инвалидов в 1686 г. в Якутске была создана богадельня, которая частично финансировалась казной, а частично — пожертвованиями (Якутия... 1953: 321).
В XVII в. в Сибири из-за постепенного расширения территории государства ощущалась постоянная нехватка наличного состава служилых, недобор в основном покрывался из переселенцев, промышленников, вольнонаемных, пленных, которые после заключения мира не захотели вернуться домой и остались в Сибири, и даже гулящих людей, но к началу XVIII в. верстали уже среди родственников казаков, которые к этому времени обзавелись семьями, то есть, по существу, появилось служилое сословие (Леонтьева 1968: 58—59). Набор в казаки производился среди торгового и промышленного люда, также по рекомендации и поручительству нескольких казаков (Орлова 1951. № 217; 218; 225; 226). В казаки могли записывать и новокрещеных местных жителей (ДАЙ. 1862. Т. VIII, № 40-25: 184; Орлова 1951. № 226). Среди самих казаков было много метисов, так как россияне обычно брали в жены полонянок и, окрестив их, женились (Васильев 1916. Т. I. Прил.: 31; Этнографические материалы... 1978: 28). Чтобы обеспечить комплектование местных войск, Указом 1725 г. было запрещено призывать сибиряков на службу в европейскую часть России (Протокол... 1888: 287).
Царские указы запрещали записывать в казаки гулящих людей (ДАЙ. 1862. Т. VIII, № 17: 53; № 40-25: 184) и, наоборот, призывали верстать детей казаков и стрельцов (ДАЙ. 1862. Т. VIII, № 17: 53; № 37: 112) или же просто родственников казаков (ДАЙ. 1862. Т. VIII, № 40-25: 184). В Восточной Сибири уже с середины XVII в. верстали в казаки в основном детей служилых (Александров, Покровский 1991: 91). Кроме того, в служилые велели не записывать ссыльных (1699), которые появились в Сибири с 1654 г., тягловых и просто пьяниц (1678 г.; ДАЙ. 1862. Т. VIII, № 44-5: 159; ср.: Булычев 1856: 39; Александров, Покровский 1991: 92). Особенно боялись верстать в казаки крестьян после восстания С. Разина (Никитин 1988: 67), а поверстанных в казаки тягловых приказывали выписать (1679 г.; АИ. 1842. Т. V, № 47: 70— 71). Однако при нехватке людей и из-за удаленности от центра эти указы часто не исполнялись (Зуев 2001 а: 96—97).
До эпохи Петра I казаки, оказавшись больными во время службы, могли нанять вместо себя заместителя, обычно родственника или другого казака (АИИ, ф. 160, № 891, ест. 123 (1686); Сафронов 1978: 59; Никитин 1988: 101; 1996: 67). На практике
же оказывалось, что нежелающие идти в поход (особенно в дальний) нанимали вместо себя добровольца. К примеру, вместо себя могли отправить на службу нанятых якутов, представляя их своими родичами (Гурвич 1966: 117). Лишь в 1707 г. казачье звание фактически стало наследственным, и в казаки было указано брать только детей и родственников служилых и промышленных охотников (Маныкин-Невструев 1883: 50—51; Сафронов 1978: 63).
В XVII в. при нехватке людей промышленные и торговые люди участвовали в походах вместе с казаками. Главным стимулом для движения вперед были поиски соболя, которого быстро истребляли, что толкало к движению на Восток (Вернадский 1915: 353; см.: Сергеев 1983: 17-18; Никитин 1987: 20; Зуев 2001 а). Особой разницы между торговым и промышленным людом не было, и те и другие занимались как торговлей, так и промыслами (Белов 1952: 16). В основном это были люди среднего достатка. Богатые же купцы снаряжали экспедиции, нанимая различных людей, к которым присоединялись «своеужинники» — независимые промышленники и торговцы. Промышленные и торговые люди несли все обязанности казаков, поскольку они жили на одном зимовье, ходили в одни и те же походы. В отличие от казаков, они не получали жалованья и освобождения от податей, но могли требовать от воеводы награды после возвращения из экспедиции. Они могли становиться и «полуказачьем», то есть нести службу лишь за часть добычи (Якутия... 1953: 315), а при необходимости и отсутствии вакансий их зачисляли «в приказ»: служить сверх штата с выплатой жалованья, эта служба считалась временной, до освобождения места служилого (Никитин 1988: 62-63).
Естественно, при такой системе набора, учитывая удаленность от культурных центров и европейского просвещения, нравственное лицо казаков было далеко от идеала. Французский консул И. Б. Б. Лессепс (1788. Ч. III: 71) так характеризовал сибирских служилых XVIII в.: «Воинство состояло из необузданного собрания мещан и крестьян; каково оно было некогда, то есть: шайка диких народов, которые по свойству своему будучи склонны к разбойничествам, не знали других законов, кроме своевольства или собственной выгоды». Чем дальше на Восток, тем ситуация была хуже. Г. В. Стеллер отмечает, что камчатские казаки в начале XVIII в. представляли собой «кучку бродяг, большей частью скрывавшихся от правосудия» (Стеллер 1927: 17—18; ср.: н 1861. № 93: 4).
Общее число служилых людей в Сибири, включая новокрещеных 1662 г., было около 10 000 человек (Словцов 1886. Кн. 1: 180), а к началу XVIII в. - 14 000 (Словцов 1886. Кн. 1: 172). В 1724 г. в Сибирской губернии было расквартировано три гарни
зонных полка и один драгунский, всего 4828 человек (Кирилов 1831: 62, 64). Основные силы составляли казаки. Якутский казачий полк насчитывал примерно 1500 казаков (ок. 1720) и был распылен по восточносибирским острогам (Сгибнев 1869: 1). В ведомстве якутской администрации в 1724 г. находилось 13 дворян, 61 человек детей боярских, 1355 казаков, пушкарей и «воротников» (Кирилов 1831: 91), тогда как Иркутск в этом же году распоряжался 35 детьми боярскими, 23 казачьими головами, 511 пятидесятниками, десятниками и казаками, всего 569 служилых (Кирилов 1831: 85).
Жалованье служилых было невелико, и его едва хватало на существование двух человек (Никитин 1996: 52; 1999: 29). Платили жалованье в 2—3 приема деньгами, зерном и солью, распределял его приказчик, то есть назначенный воеводой или даже выбранный казаками комендант острога (Nul... 1866. № 16: 3).
Оклады варьировались в зависимости от удаленности гарнизона: в дальних острогах жалованье было выше; от рода войска: у всадников жалованье было больше; от семейного положения: у женатых существовали незначительные добавки к продовольственным выдачам; от чина: у офицеров жалованье было намного больше. В среднем оклад казаков в год был 5,00—7,25 руб., 5,0—6,5 четвертей (640—832 кг) ржи, 4 четверти (255 кг) овса (для конных казаков и семейных пеших) и 1,5—2,0 пуда муки (24—32 кг) (Леонтьева 1972: 10; Сафронов 1978: 72-84; Никитин 1988: 103). Служилые в 1640-х гг. в Якутске получали 4,25 руб., а также натуральные выдачи ржи, овса и соли (Оглоблин 1903: 44; Самойлов 1945: 44). Через 40 лет казаки в Якутске получали уже 5,25 руб., четвертей «с осьмушкой» ржи, 4 четверти овса и 1,5 пуда соли (ДАЙ. 1862. Т. VIII, № 44-5: 159).
Существовали и экстраординарные выплаты: при отправлении в дорогу деньги выдавались на прогон, при победах платили наградные (за бой — по 50 коп., раненому — 1 руб., столько же платили за убитого), при переселении давали на подъем, а по праздникам — по две чарки вина (Васильев 1916. Т. I. Прил.: 33; Никитин 1988: 128; 1996: 54). Так, к примеру, вновь поверстанным казакам, посылаемым на новое место службы, приказывалось выдавать оружие, хлеб и на подъем 50 руб. — огромную для 1684 г. сумму (ДАЙ. 1867. Т. X, № 67-6: 240).
В 1724 г. в ведомстве якутской администрации числилось 13 дворян со средним жалованьем около 30 руб., 3849 литров ржи, 3730 литров овса и 170 кг соли на человека в год, 61 человек детей боярских, получавших порядка 10 руб., 1355 казаков, пушкарей и стражей ворот, которым платили в среднем около 5 руб. 30 коп., примерно 883 литра ржи, 204 литра ржи и 24 кг соли (Кирилов 1831: 91) С 1761 г. сибирские казаки стали получать довольствие, как и регулярные войска.

Цены же в ту эпоху были сибирскими. Как указывает в своей челобитной И. Курбатов (1640-е гг.), лошадь, стоившая в европейской части России 2—3 рубля, в Сибири имела цену в 10 раз большую, нарты стоили 1 руб., лыжи — 2 руб., а пуд муки — 2—4 руб. (Оглоблин 1903: 39; Самойлов 1945: 44). На Камчатке в начале XVIII в. пеший казак получал жалованье 5 руб., а также хлебные деньги по якутскому окладу, тогда как для покупки собак, одежды, припасов требовалось более 40 руб. в год (Крашенинников 1949: 508). В 1711 г. оклад пешего казака на Камчатке составлял уже 9 руб. 25 коп. (Крашенинников 1949: 482). В 1747 г. Сенат, вняв просьбам служилых, назначил полуторное жалованье охотским, анадырским и камчатским служилым, что было вызвано дороговизной на этих территориях (Сафронов 1978: 81). В 1750-х гг. служилые в Анадырске вместо униформы носили оленьи парки, «кухлянки с верхней камлеей», местные штаны (Шаш- ков 1864: 73). В 1773 г. солдаты на Камчатке получали 12 руб. 84 коп., компенсацию за нижнюю форменную одежду (2 руб. 11,25 коп.), а также хлебное довольствие в 9 пудов 13 фунтов (149,3 кг), тогда как казак получал меньше денег (10 руб. 50 коп.), но больше муки (10 пудов = 160 кг) (Миллер 1774: 198). Поскольку компенсацию за верхний мундир солдаты не получали, то даже они носили местную одежду, лучше приспособленную для местных климатических условий: кухлянки, парки, торбаса (Миллер 1774: 198—199). Во второй половине XVIII в. казаков отличало от местных жителей лишь наличие сабель и ружей (Лессепс 1801. Ч. I: 15). Униформу сибирские казаки стали носить в 1817 г., когда 50 казаков сделали ее на свои деньги (Маныкин-Невструев 1883: 51), но даже в конце XIX в. казаки Якутского полка и Камчатской команды носили из элементов униформы лишь фуражку и саблю, которая, впрочем, была не у всех (Слюнин 1900 Т. II: 475).
Выплата небольшого жалованья служилого в XVII в. часто задерживалась на несколько лет (знакомая нам картина по недавнему прошлому!). Или же, например, приходило денежное жалованье, а продовольственные выдачи запаздывали (Nul... 1866. № 16: 4). До конца XVII в. жалованье иногда выдавали товарами (АИ. 1842. Т. V, № 31: 46—48; Леонтьева 1972: 10) или часть хлебного жалованья выдавали горячим вином (АИИ, ф. 160, № 967, ест. 6-18; 20-30; 33-60; 62-92; 97-113; 116-148). Если сам казак отсутствовал, то его жалованье могла получать жена (АИИ, ф. 160, № 886, ест. 442—443). Поскольку мужчина должен был содержать многодетную семью, то служилые занимались еще различными промыслами, торговлей, ремеслом, обработкой земли, где позволяли природные условия, что и составляло их главный доход (Вернадский 1915: 346-347; Никитин 1988: 167—191).
В 1623—1625 гг. тобольский воевода Ю. Я. Сулешев ввел правило, согласно которому служилый, получая земельный уча
сток, лишался всего хлебного довольствия или его части, в среднем из расчета 1 десятина пашни вместо 1 четверти ржи (Сергеев 1983: 37; Никитин 1988: 149). Таким образом, на жалованье приходилось 5—10 десятин земли. Если же десятин было больше, то взималась в качестве налога '/10—'/15 доля урожая. В 1706 г. в Сибири всех пашенных казаков сняли с довольствия независимо от количества занимаемой земли (Леонтьева 1972: 11 — 13). Из-за этого в XVIII в. в среднем среди сибирских служилых только 20 % имело земельный участок (Зуев 1999а: 96— 97; ср.: Никитин 1988: 165 (в 1699 г. в Тобольске таковых было 40—50 %)). Преобладали казаки-ремесленники (Леонтьева 1972: 16). Лишь в 1773 г. было велено каждому казаку нарезать по шесть десятин земли (Словцов 1886. Кн. 1: 172). По своему статусу казаки приравнивались к «однодворцам», то есть землевладельцам, не имеющим крепостных (Сергеев 1983: 33).
Сбор ясака. У казаков было много обязанностей: в 1737 г. у якутских служилых насчитывалось 47 различных работ, из которых главными были сбор ясака и военные походы (Элерт 1990: 87). Ежегодно зимой казаки ходили за сбором ясака, лишь в 1764 г. его сбор был передан в руки родовых старейшин, которые и сдавали его русским властям в сборных пунктах. Ясак должно было платить все мужское население с 18 до 50 лет, а на Камчатке — даже младенцы (там еще в последней четверти XVIII в. мехами должна была покрываться сумма в 7 руб.) (Лессепс 1801. Ч. I: 133; Огородников 1922: 84). Однако уже в 1727 г. ясак разрешили платить деньгами. До этого при нехватке соболя ясак могли принимать шкурами других пушных зверей, например рысей или лисиц: за одного соболя брали двух лисиц (АИИ, ф. 160, № 787, ест. 61-63; № 793, ест. 117—118; № 1049, ест. 1—6). У ясачных замиренных «иноземцев» брали «складный» ясак согласно описи в книгах, а у не вполне замиренных — «нескладный», показывая при этом заложника и отдариваясь, стремясь получить как можно больше (Бахрушин 1955: 58; Никитин 1987: 129). В качестве отдарков раздавали железные изделия и бисер, а с петровских времен также табак и сухари (ДАИ. 1862. Т. VIII, № 112: 312; Nul... 1866. № 16: 3-4; Белов 1952. № 12: 60; Гурвич 1970: XL). Получив ясак, сборщики делали об этом запись в книге и давали расписку в получении. Постепенно, по мере объясачивания и умиротворения туземцев, нерегулируемый «нескладный» ясак становился нормированным «окладным». В 1620-х гг. «ясачные иноземцы» в соответствии со своим имуществом были разделены на лучших, средних и худых, согласно чему и платили ясак (Огородников 1922: 86). Естественно, под видом добровольных подарков-помин- ков брали намного больше, чем причиталось: часть забирали себе, часть отдавали приказчику, в целом — раза в три больше (Сгиб-
нев 1869а: 117; Стеллер 1927: 18-19; ср.: Федорова 1984: 68). Кроме того, брали продукты на прокорм аманатов, ягоды, юколу и прочие продукты, не предусмотренные законом. Если у местного жителя не было шкурок, то должника били, а в качестве уплаты забирали одежды из ценных мехов или членов семьи неплательщика. Сначала их брали в залог, если же долг не выплачивался, то оставляли у себя навсегда. Ясак требовали за умерших, которые еще числились в ревизских сказках, а с наследников взимали недоборы отцов (АИи, ф. 160, № 788, ест. 45—46; № 813, ест. 119—120; № 1049, ест. 1—6). Из взятых ясырей и пленных у казаков оказывалось определенное количество холопов-рабов. Так, В. Г. Стеллер, говоря о камчатских казаках первой трети XVIII в., указывал: «У каждого казака было от 15 до 20 рабов, у некоторых даже от 50 до 60» (Стеллер 1927: 20). Этих холопов они могли спокойно проигрывать в кабаках в карты, хотя в азарте игры служилые могли проиграть даже своих жен и детей (Берх 1823: 100). Впрочем, пленных могли возвращать родственникам за выкуп, как это делали с якутскими полонянами (Якутия... 1953: 285). Хотя уже в 1697 г. Петр I запретил насильственно закрепощать и местных жителей, но этот указ вследствие удаленности территории не исполнялся (Гурвич 1970: XLVI), поэтому в 1733 г. последовал указ Анны Иоанновны, приказавшей отпустить ясачных рабов на волю (Окунь 1935: 8; 1935а: 47—48, 90).
После сбора ясака казаки и пришедшие с ними торговцы имели право покупать у туземцев меха (Вернадский 1915: 346— 347). Естественно, последние старались купить за самую мизерную цену, да еще обмануть при этом. Однако уже в 1639 г. последовал указ, запрещающий служилым торговать после взимания ясака в ясачных областях, но казаки продолжали вести мелкую торговлю на сумму от 50 коп. до 1 руб. (Александров, Покровский 1991: 105; ср.: Романов 1956: 26; Никитин 1988: 189)'. Покупать рухлядь для казны не возбранялось, о чем делалась соответствующая пометка в документах (Васильев 1916. Т. I. Прил.: . Казна при этом взимала десятину с промышленников как пошлину, а с торговцев как таможенный сбор (Ефимов 1951: 17; Гурвич 1970: XXXVI-XXXVII). С 1690-х гг. стали взимать десятину с торгов и промыслов самих служилых (Леонтьева 1972: 18; Александров, Покровский 1991: 105).
Царская администрация, заботясь о своих налогоплательщиках и о планомерном поступлении доходов в казну, стремилась ограничить произвол, чинимый казаками при взимании ясака. Так, в памятной записке сыну боярскому Г. Пущину читаем
' Васильев 1916. Т. I. Прил.: 25: в 1621 г. Ю. Я. Сулешев запретил торговлю и промыслы.

(1679): «А буде ясачные сборщики и промышленные люди, или кто иных чинов какие люди учнут чинить, не против великого государя указу, иноземцам какие обиды, и тем людям чинить наказание, бить кнутом нещадно, и писать в меншие чины и оклады» (ДАЙ. 1862. Т. VIII, № 3-3: 8; ср.: АИИ, ф. 160, № 788, ест. 2-3; 33-34; № 834, ест. 1-5).
Итак, принятие в русское подданство знаменовалось двумя актами: сдачей дани-ясака и выдачей аманатов-заложников, которых прекратили брать в 1769 г. (Стрелов 1916. № 55: 239—240). С другой стороны, казаки должны были защищать ясачное население от нападений «немирных» народов, как, например, это было в 1655 г., когда казаки защитили ходынцев от коряков (Белов 1952. № 36: 124; ср.: Крашенинников 1949: 609). В целом в в. около трети доходов казны России составляла сибирская торговля (Ефимов 1951: 18; ср.: Окунь 1935: 3).
Поход. Перед походом узнавали о местах, в которые казаки направлялись. Организатор похода просил воеводу выделить суда, пушки и оружие, да и сам докупал недостающее, надеясь потом возместить убытки (КПМГЯ. № 25: 64; Васильев 1916. Т. I. Прил.: 34). Жалованье уходящим на службу также могло быть выплачено вперед (АИИ, ф. 160, № 846, ест. 105—114). В состав отряда входили проводники и толмачи. В летний период казаки в Сибири продвигались по рекам, тогда как конница, если она была, шла по берегу. Зимой двигались по суше. Колымские казаки использовали собачьи нарты, которые могли проходить в день более 100 верст (107 км) (Этнографические материалы... 1978: 27—28; Рябков 1887: 13), камчатские же ездили на упряжке из 5 кастрированных собак, запряженных цугом, по парам (Лес- сепс 1801. Ч. I: 111); анадырцы использовали оленьи упряжки, запряженные двумя или даже одним оленем (Шашков 1864: 74; Сгибнев 1869: 31; Дьячков 1893: 37). Оленей для этого еще в середине XVIII в. просто забирали у ясачных (КПЦ. № 65: 169; Вдовин 1965: 117). При недостатке оленей служилые отправлялись из Анадырска на собачьих нартах, а то и пешком на лыжах (КПЦ. № 66: 172 (1747); АИИ, ф. 36, оп. 1, № 643, л. 583-583 об. (1756)). В поход с целью наказать немирных чукчей за убийство А. Ф. Шестакова капитан Д. И. Павлуцкий вывел из Анадыря 236 казаков, 280 коряков и юкагиров (февраль 1731 г.), воины ехали на оленьих нартах, имея полог для ночлега на 5—6 человек. Легкие пушки также возили на оленях (Шашков 1864: 68). По местному обычаю, в качестве живой провизии гнали большое стадо оленей, взятых у коряков и юкагиров (ср.: Nul... 1866. № 16: 4). Для этого похода у местных жителей было изъято 3756 упряжных животных и 641 ездовой олень, которые, по обычаю, после похода не были возвращены владельцам, а розданы служилым с вычетом за это
2 руб. из жалованья (Сгибнев 1869: 33; ср.: Вдовин 1965: 117—118). За участие в походе воинов из сибирских народов расплачивались товарами или освобождали от ясака на данный год (Протокол... 1888: 288; Вдовин 1973: 250).
Скорость передвижения войска была невелика:              отряд
Д. И. Павлуцкого в 1731 г. двигался по Чукотке, проходя 10 верст (10,6 км) в день (Миллер 1758: 406-407; Ефимов 1948: 225). Согласно чукотскому фольклору, представляющему обобщенный образ Павлуцкого-Якунина, сам майор ехал на нартах с верхом, а остальные шли пешком (Богораз 1900. № 129: 338; Широков 1968: Рис. 8), по-видимому, обычно на лыжах (КПМГЯ.-№ 185: 223; Берг 1949: 305; Васильев 1916. Т. I. Прил.: 23). По свидетельству же Г. Майделя (1925: 23), в 1744 г. майор ехал на нартах, которые тянули четыре оленя, а остальные ратники ехали на санях, запряженных одним животным. Когда же наступило лето, во внутренней части Чукотки, где нельзя было передвигаться на судах, шли пешком, а «ружье и протчее несли на себе, имеющийся же шкарб везли на вьюшных оленях». На оленя навьючивали 1,5— 2,0 пуда груза, то есть 24—32 кг (Сгибнев 1869: 30).
Отметим, что в отряде был один знаменосец, а при больших экспедициях брали три знамени из разных видов шелка: «тавтя- ные», «дорогильные» или «киндяшные» (КПМГЯ. № 39: 90; Якутия... 1953: 317; Степанов 1959: 214; Никитин 1996: 77). В первой трети XVIII в. казаки использовали знамена допетровского типа. Так, в 1718 г. на камчатом стяге Анадырского острога был изображен «образ Спасителя» (Nul... 1866. № 17: 4). Отряд А. Ф. Шестакова в 1730 г. имел знамя с ликом Богородицы (Сгибнев 1869: 16; Зуев 2002: 65; ср.: Стрелов 1916. № 41: 126).
В суровых условиях Восточной Сибири, где поселения располагались очень далеко одно от другого, недостаток провианта и даже голод не были в походных условиях редкостью (Материалы по истории Якутии... 1970. Ч. III, № 3: 1073, 1075). Так, во время похода Д. И. Павлуцкого 1744 г. на Чукотку, несмотря на то что оленей в экспедиции насчитывалось первоначально 5000, участники под конец голодали (КПЦ. № 62: 165; Вдовин 1965: 121 — 122). Поэтому особо отмечали как заслугу то, что от голода в экспедиции никто не умер (КПЦ. № 59: 160).
Придя на место, казаки располагались бивуаком, при размещении на открытой местности устраивали укрепление из саней, ставили строгие караулы. Помня полученные наказы, сначала старались привести туземцев «под руку царя», пользуясь своим часто неожиданным для них появлением и их растерянностью. Через толмачей требовали уплаты ясака, добиваясь расположения местных жителей подарками. При необходимости казаки ставили острог, брали аманатов и приводили их к присяге. По-
еле этого иноземцы считались покоренными. Самих же аманатов, представителей именитых родов, содержали под замком и показывали ясачным при уплате ими дани, они же служили гарантией безопасности сборщиков. Заложники должны были сменяться погодно (Васильев 1916. Т. I. Прил.: 42; Бахрушин 1955: 77). Лишь в 1764 г. аманатство было упразднено. В целом правительство требовало приводить «иноземцев» к покорности лаской (ДАЙ. 1851. Т. IV, № 30: 72; 3-н 1861. № 100: 4; Протокол... 1888: 283, 288; Стрелов 1916. № 41: 131; Нефедова 1967: 27; Никитин 1999: 38). Но если туземцы сопротивлялись, то их просто убивали, а женщин и детей уводили в полон (Сгибнев 1869а: 117). Доставшуюся в таких случаях военную добычу казаки делили: часть отдавали в казну, часть — войску, а оставшееся забирали себе (Вернадский 1915: 351). Мир обычно продолжался недолго, с той и с другой стороны возникали обиды, приводившие к восстаниям (Васильев 1916. Т. I. Прил.: 34-35).
Естественно, с обеих сторон случались эксцессы. Г. В. Стеллер отмечает, что в мае 1711 г. после нападения на Нижнекам- чатск ительменов казаки, разогнав туземцев, взятых в плен засекли, а некоторых, обмазав жиром, бросили на съедение собакам (Стеллер 1927: 18). Последняя казнь явно навеяна представлениями ительменов о том, что быть съеденным собаками — счастье для человека, т. к. он сразу попадает в подземный мир, но так поступали с покойниками (ЭБ: 63; Стеллер 1927: 48, 67; Крашенинников 1949: 443)[60]. В чукотских сказаниях рассказывается об особой жестокости Якунина, то есть майора Д. И. Пав- луцкого: взятых в плен мужчин ставили вниз головой и топором разрубали надвое, женщин рассекали пополам, сидящему мужчине привязывали пенис к шее, затем били по спине, и когда он вскакивал, пенис отрывался (Богораз 1900. № 128: 332; № 129: 333; № 146: 390; 1934: 171)[61]. Чукчи с содроганием вспоминали, как казаки с живых сдирали кожу, живых поджаривали на небольшом огне, а беременным женщинам распарывали животы (Народы России. 1874. № 2: 26). Можно сомневаться, насколько сказания отражают реальность, но, очевидно, жестокость была с обеих сторон. Ведь, согласно тем же преданиям, сами чукчи поджаривали на костре взятого ими в плен Якунина и совали ему в рот с него же срезанное и поджаренное мясо (Богораз 1900. № 128: 33; ср.: № 146: 390). Однако известно, что Д. И. Павлуцкий пал в бою, а не был захвачен в плен. Как отметил Г. Майдель (1894:
517), уже в его время чукчи ничего не знали о сражениях, происходивших в их стране, очевидно, речь идет о чисто исторической информации. В целом в фольклоре восточносибирских народов, особенно чукчей, образ казака стал образом лютого врага без каких-либо положительных черт (Кузьминых 1994: 32—39).
Численность походных отрядов. Численность казачьих отрядов, покоривших Камчатку в самом конце XVII—начале XVIII в., была весьма небольшой: в 1696 г. В. В. Атласов имел 65 русских казаков и промышленников и 60 юкагиров; отряд пятидесятника О. Миронова насчитывал около 70 человек, П. Чирикова — примерно сотню, а В. Щепетного — порядка 120 бойцов (Кирилов 1831: 100—101). В 1715 г. из Якутска на помощь Анадырю, которому угрожали юкагиры и коряки, направился отряд из 120 бойцов (Nul... 1866. № 17: 3). В отряде А. Ф. Шестакова в 1730 г. насчитывалось примерно 150 человек, 19 из которых были русскими (Сгибнев 1869: 14—15). В 1741 г. карательный отряд прапорщика П. Левашова, посланный на штурм укрепления ительменов, состоял из 50 морских солдат и камчатских казаков (Крашенинников 1949: 633—634).
В целом в середине XVII в. несколько десятков служилых побеждали несколько сот туземных воинов (Степанов 1937: 222; см.: Маныкин-Невструев 1883: 8, 16—38). Так, в 1651 г. 54 россиянина сражались у устья реки Охоты против более чем 1000 эвенков разных родов, в 1655 г. на реке Ине 34 казака противостояли более чем полутысяче воинов того же народа (ДАЙ. 1848. Т. III, № 86: 320; № 92: 833; Степанов 1937: 222). В 1707 г. вблизи Петропавловска около 800 ительменов напали на центр походного порядка примерно из 70 казаков во главе с И. Тирати- ным, но были разбиты (Крашенинников 1949: 479). Впрочем, возможно, казаки в своих «сказках» могли несколько преувеличить количество противников и тем самым приумножали значимость своей победы.
Вооружение. Казаки не знали строевой службы и не проходили военного обучения. Лишь в 1752 г. селенгинский комендант Якобий приказал селенгинских и нерчинских казаков обучать по военным уставам (Васильев 1916. Т. II: 76), городовых же казаков не обучали вплоть до 1835 г. (Маныкин-Невструев 1883: 56), хотя на смотры и стрельбы их могли собирать (История казачества... 1995: 44). В XVII в. казаки получали оружие из государевой казны в остроге и после похода туда же сдавали (АИИ, ф. 160, № 850, ест. 9; 25 (1684)), однако в самом конце XVII в. оружие у казаков было свое (АИИ, ф. 160, № 851, ест. 25 (1684); Сафронов 1978: 70). В частности, за пищаль потом вычитали из жалованья (АИИ, ф. 160, № 959, ест. 54-56; 130-131; 172-173 (1690)). Выдавали пушки, пищали, порох, свинец, муку (ДАЙ.

1862. Т. VIII, № 101: 326; Крашенинников 1949: 476; Вернадский 1915: 333; ср.: АИ. 1842. Т. V, № 15: 25-26). Впрочем, артиллерии было очень мало. Верстанные в казаки по указу брали мушкеты и пищали от выбывших со службы (Тобольск, 1679 г.) (ДАИ. 1859. Т. VII, № 74: 350). При опасности нападения кроме казаков оружие из казны получали местные солдаты и крестьяне (АИИ, ф. 160, № 443, ест. 7 (1687); № 844, ест. 7 (1684); ДАЙ. 1859. Т. VII, № 74: 356; 1867. Т. X, № 80-VIII: 364-365).
Часто казаки сами покупали для похода коней, сбрую, оружие, одежду и продовольствие, однако после похода казна должна была возместить расходы (Орлова 1951. № 32: 137; Белов 1952. № 19: 76; № 45: 148; № 72: 207; ср.: Nul... 1866. № 16: 4). Так, сын боярский Иван Ерастов (после 1645 г.) прямо указывает, что для похода «кони, и оружья, и одежу, куяки и сбрую конную покупали» (Орлова 1951. № 32: 137). Для такого полного снаряжения казака требовалось более 100 рублей (Белов 1952. № 45: 148). Поскольку такой суммы у простых служилых не было, то они залезали в долги в надежде после похода покрыть эту сумму выплатами из казны (Белов 1952. № 19). Казацкая старшина выступала в поход на двух конях (Белов 1952. № 19: 76; № 45: 148).
Основным оружием казака была пищаль, а во второй половине XVII в. — более легкий мушкет, из холодного оружия имелась пика или пальма. Холодное оружие, приобретаемое самими воинами, было весьма пестрым: сабли, шпаги (в XVIII в.), топоры, бердыши, саадаки с луком и стрелами; анадырские казаки даже в мирное время всегда носили ножи под верхней не- подпоясанной паркой (АИИ, ф. 36, оп. 1, № 643, л. 583 об.; 585). Униформы также не было — надевали обычно кафтан (зимой — шубу), сапоги и шапку с меховым околышем (Гагемейстер 1854: 75; Якутия... 1953: 317; Никитин 1988: 35; 1996: 75-76).
Характерной особенностью служилых Восточной Сибири в в. было наличие защитного вооружения, вышедшего из употребления в начале этого столетия в Европейской России, а в 1730-х гг., по сообщению И. Г. Гмелина, его уже давно не употребляли и в Южной Сибири (Зиннер 1968: 158). Такая заторможенность развития военного дела связана, естественно, с местными условиями: война велась с народами, которые использовали холодное оружие, огнестрельное же только осваивалось ими в XVIII в. (ительмены, коряки, юкагиры). «Немирным иноземцам» государство запрещало продавать железное оружие. Это была традиционная политика царского правительства, которое, например, еще в 1675 г., с одной стороны, воспретило продавать оружие башкирам, калмыкам, китайцам и монголам, а с другой — наказало закупать в казну панцири (ДАИ. Т. VI, № 126: 375; Т. VII, № 71: 331; Кузнецов 1890. № 10: 24; Васильев 1916. Т. I. Прил.:
. Впрочем, чукчи покупали или захватывали оружие у ясачных туземцев — коряков, эвенов, юкагиров.
Наиболее характерный набор защитного вооружения встречаем в документе от 1646 г., где говорится о том, что для похода из казны Верхоленского Братского острога выдали «куяки с наручи, и шеломы, и пансыри» (ДАЙ. 1848. Т. III, № 4: 26; Вернадский 1915: 333). Тут речь идет об обычном для XVII в. защитном вооружении. Отметим, что наличие наручей у казаков упоминает и чукотский эпос (Богораз 1900. № 146: 389). В Сибири обычно применяли куяки — доспех, в котором отдельные пластины закреплены на подкладке (Винклер 1992: 272. Рис. 356). Вторым самым обычным видом доспеха был распространенный в европейской части России «пансырь» — рубашка из мелких колец, более легкая и удобная, чем кольчуга (Богоявленский 1938: 265; Гордеев 1954: 79—95; Винклер 1992: 271. Рис. 351). И. Г. Гмелин считал характерным для сибирских служилых доспех, состоящий из кольчуги и прикрепленных сверху пластин, — вероятно бехтерец (Зин- нер 1968: 158; см.: Винклер 1992: 271).
В отписке анадырского приказчика якутскому воеводе содержится просьба прислать служилых людей для войны с коряками (1708): «Также людей к такому воинскому делу надобно искусных и одежных куяшников, а без куяков и без лушников в здешней стране однем огненным боем с ними коряками управ- ливатца трудно, для того: огненные бои они вызнали, на боях порядки не руские» (ПСИ. Кн. 2, № 117: 477—478; ср.: КПМГЯ. № 188: 232; № 189: 234). Итак, куяки были нужны для защиты от холодного оружия местного населения. Другая отписка анадырского приказчика поясняет причину нужды в доспехах (1709): в столкновении у острожка служилые и тунгусы (эвенки) были без куяков, и коряки при вылазке переранили их копьями (ПСИ. Кн. 2, № 117: 487; ср.: Степанов 1959: 201). Отметим, что речь идет именно о куяках, т. е. пластинчатых доспехах, а не о простых кольчугах. Видимо, это не случайно. Композитный лук длиной 1,5—1,7 м — основное оружие народов Восточной Сибири — был достаточно упруг, а стрелы у чукчей имели наконечники из кости, моржового клыка, камня, позднее даже из железа (Бого- раз 1991: 90; Антропова 1957: 191). Однако можно полагать, что такие стрелы могли пробить кольчугу. Так, испанцы во время завоевания Флориды (XVI в.) заставили пленного индейца выстрелить из своего лука по кольчуге с расстояния 150 шагов (примерно 105 м). В итоге тростниковая стрела с кремневым наконечником пробила кольчугу на два кольца (Малинова, Малина 1988: 43). Вероятно, именно вследствие того, что по своим защитным свойствам кольчуга уступала куяку, где сила удара распределялась по всей пластине, этому виду доспеха отдавалось
предпочтение (ср.: Медведев 1966: 33; Горелик 1991: 4). Хотя и кольчуга также широко применялась казаками, о чем можно судить по тому же чукотскому фольклору (Богораз 1900. № 130: 334; № 146: 389). Очевидно, это были те же «пансыри», т. е. кольчуги, имеющие мелкие кольца, которые лучше защищают от проникающих ударов стрел и копий, чем простые кольчуги.
В 1675 г. в Якутском остроге, по сообщению воеводы А. Бар- нешлева, у русских и «иноземцев» не было панцирей. (ДАЙ. 1859. Т. VII, № 71: 331). Служилые должны были получать куяки, как и другое оружие, из казны, причем в первую очередь — верхушка служилых (КПМГЯ. № 189: 233—234). В том же документе читаем: «Якуты и тунгусы куяки... сами делают, и для твоих государевых служб у якутов в твою великого государя казну служилым людям куяки емлют». Юкагиры также в качестве ясака поставили в 1650 г. «десять куяков якутских да четверы наруш- ны, шапку железную», 287 пластин «куяшных» и две большие пальмы (Белов 1952. № 66: 194). В 1678 г. охотские казаки просили себе на помощь у якутского воеводы 60 конных служилых в куяках, причем и лошадей, и доспехи русские взяли у ясачных якутов (ДАЙ. 1862. Т. VIII, № 44-5: 158). Также воины получали куяки в качестве добычи (ДаЙ. 1859. Т. VII, № 3: 10, 36; КПЦ. № 42: 116). Таким образом, куяки имели местное происхождение (ср.: Антропова 1957: 219). Однако неясно, подвергались ли данные брони переделке в соответствии с русскими традициями или нет. Какие-то различия существовали между более распространенными куяками русских, якутов и эвенков. Так, опись казны в Индигирском остроге за 1650 г. отмечает четыре государевых куяка, «да государев же якутцкой куяк, а в нем 180 полец, да два государевых же панцыря да куяк ламутского дела» (Белов 1952. № 67: 196; ср.: № 57: 172; КПМГЯ. № 39: 90). Якутские доспехи, по-видимому, отличались от эвенкийских, которые имели крылья, защищающие затылок и левую руку (Антропова 1957: 219). Возможно, именно эти щиты упомянуты при перечислении элементов тунгусской паноплии в документе от 1678 г. (ДАЙ. 1862. Т. VIII, № 44-5: 158). Подобное прикрытие затылка и рук имелось у ительменских, корякских, чукотских панцирей, а также у доспехов азиатских и островных эскимосов. Возможно, данное прикрытие не использовали служилые.
Кроме того, в XVIII в. служилые продолжали употреблять шлемы различных типов, использовавшихся в предшествующем столетии. У русских в XVII в. основными видами шлемов были шеломы с округлой, оканчивающейся небольшим острием, тульей, не имеющие забрала, иногда с защитой для ушей; шишак со шпилем, оканчивающимся навершием, и железная шапка — каска с отогнутым нижним краем (Винклер 1992: 278—281; ср.: Стре-
лов 1916. № 41: 132). Вместе с тем, как и на Востоке, употреблялись небольшие округлые шлемы с кольчужной бармицей, закрывающей также лицо, известные на Руси под названием «ми- сюрки». Чукотское предание называет шлем Якунина-Павлуцко- го, имеющий защиту лица с прорезями для глаз, «котлом» (Бо- гораз 1900. № 128: 333; № 146: 390). По-видимому, речь идет о мисюрке, имевшей бармицу и кольчужную защиту для верха лица (Винклер 1992: 278. Рис. 371). В корякском фольклоре так описывается вид шлема: «...шапки носят, как котлы наши» (Жуков 1974: 65). Очевидно, речь идет о «железной шапке», имевшей округлую тулью и потому похожей на перевернутый котел (ср.: Зиннер 1968: 158).
О распространении защитного вооружения среди сибирских служилых известно немного. В уже упоминавшейся отписке якутского воеводы упоминается, что жители Якутска не имели у себя в собственности кольчуг, в то же время служилые обладали куяка- ми: из 250 русских, которые, по словам казаков, готовились к покорению бунтовщиков-якутов, у 100 были куяки (1675 г. ДАЙ. 1859. Т. VII, № 3: 24). Следовательно, 40 % служилых имели доспех. />Основным оружием казаков было ружье (пищаль, мушкет, фузея). В 1653 г. солдат выстреливал в бою 3—4 раза, а в длительном сражении делал 12 выстрелов (Богоявленский 1938: 272). В XVIII в. скорострельность ружей была небольшая, меткость еще меньше. Гладкоствольное ружье делало один выстрел за 1,0— 1,5 минуты на расстояние 150—200 м, тогда как из нарезного оружия стреляли один раз за 4—5 минуты на 200—250 м (это дистанция для кавалерийского штуцера, который имел более короткий ствол и, соответственно, дальность выстрела была меньше, чем у пехотного) (Маковская 1992: 81). Как видим, нарезное оружие было дальнобойнее, но заряжалось дольше, им были вооружены в начале XVIII в. преимущественно верхи служилых. Так, в 1702 г. среди кузнецких служилых имели винтовки 50 % детей боярских и 33 % казаков, тогда как у тюменских пеших стрельцов лишь 7 % было вооружено винтовальными пищалями (Маковская 1992: 67). В Восточной Сибири, на дальней окраине Российской империи, использовались устаревшие образцы огнестрельного оружия. Они уступали лукам как в меткости, так и в скорострельности. Опытный лучник мог выпустить 10—12 стрел за минуту. Хотя сами чукчи и не были особо искусными стрелками из лука, но, тем не менее, они умели стрелять. С другой стороны, лучники-«иноземцы», в отличие от русских, не соблюдали в бою линейного порядка, а действовали разреженной линией стрелков, в которую сложно было попасть из ружья. Это давало дополнительное преимущество чукчам. Поэтому без по
мощи лучников было трудно вести борьбу со стрелками. Лучников, способных на равных тягаться с чукчами, русские обычно набирали среди ясачных народов, выступавших союзниками казаков: юкагиров, коряков, эвенов, эвенков, знавших местный способ боя. Да и сами казаки не пренебрегали этим традиционным оружием. Так, еще в последней трети XVII в. конные казаки использовали не только карабины, но и луки со стрелами (ДАЙ. 1859. Т. VII, № 3: 11). Карабин же, дальность стрельбы которого была 100—120 м, уступал луку и в прицельности, и в скорострельности (ср.: Никитин 1987: 57), кроме того, его неудобно было использовать при стрельбе с лошади и перезаряжать. Поэтому сохранение у служилых, в частности всадников, лука и стрел объяснялось не только традицией, но и реальной боевой обстановкой (см.: Медведев 1966: 34). Некоторое представление о колчанном наборе казаков мы можем составить на основании находок на острове Фаддея, где были обнаружены стрелы, в первую очередь охотничьи, русских арктических мореплавателей XVII в. Они имели разнотипные железные, костяные или деревянные наконечники. Древки были тростниковые, камышовые, березовые, яблоневые, кедровые или кипарисовые с оперением из орлиных, лебединых или кречетовых перьев. Из лука стреляли, прикрывая запястья левой руки медным овальным щитком (Руденко, Станкевич 1951: 97—102).
Для ближнего боя конные казаки были вооружены копьями (ДАЙ. 1859. Т. VII, № 3: 11). Копье же упоминается в фольклоре и в письменных источниках в качестве оружия пеших россиян в первой половине XVIII в. (Богораз 1900. № 130: 334; Крашенинников 1949: 483). Пешие служилые умели фехтовать копьем (см.: Иванов 1954: Рис. 28, фиг. 29; Широков 1968: Рис. 7).
Таким образом, вооружение казаков Восточной Сибири лишний раз показывает, как местные условия влияли на его развитие. Ведь одним из основных факторов, влияющих на развитие тактики и вооружения, является способ ведения боя противником. В данном случае противник был вооружен преимущественно холодным оружием, против которого можно было эффективно использовать доспех. Ручное огнестрельное оружие было еще не столь эффективно, как позднее, и подчас уступало по своим боевым качествам луку, что способствовало дальнейшему использованию последнего служилыми. Так, в 1752 г. у селенгинских и нерчинских казаков обычным оружием были, наряду с палашом и шпагой, лук и 30 стрел (Васильев 1916. Т. II: 76). Еще в 1837 г. реестр казаков, посланных на Анюйскую ярмарку, упоминает вооруженных как пищалями, так и луками (Богораз 1934: 52; ср.: Берх 1823: 100). Впрочем, нельзя исключить, что луком были воо
ружены новокрещеные из сибирских народов, которые в первой половине этого столетия из-за дороговизны ружей и припасов к
4
ним активно использовали лук и стрелы .
Сибирские казаки сохранили в XVIII в. старые русские традиции вооружения, которые у них не были прерваны петровскими преобразованиями. Для сравнения отметим, что в XVIII в. традиционное защитное вооружение из стали в сочетании с луком и стрелами еще достаточно широко применялось не только в Китае, Индии, Центральной Азии, Ближнем и Среднем Востоке, Африке, но и, например, у польских гусар.
Тактика полевого боя. Именно с государевыми людьми чукчи чаще сражались в открытом фронтальном столкновении. Подобная тактика диктовалась самим противником. В первой половине—середине XVIII в. русские проводили длительные карательные акции, направленные на покорение «немирных» чукчей. У служилых не было конницы — природные условия не позволяли ее использовать. Карательный отряд обычно состоял из нескольких десятков казаков и солдат, вооруженных огнестрельным оружием, и нескольких сотен туземных союзников (юкагиров, коряков, эвенов), в основном с холодным оружием. Эти отряды вели наступательные действия, громя чукотские стойбища, убивая мужчин, угоняя оленей, уводя в плен женщин и детей, налагая ясак на покорившихся, — типичная картина колониальной войны. Д. И. Павлуцкий во время эпидемии оспы в Анадырске отпустил инфицированного пленного чукчу домой, чтобы он перенес эпидемию к своим, что и произошло: умерли и множество его сородичей (АИИ, ф. 36, оп. 1, № 643, л. 585). Как это напоминает зараженные одеяла американцев, подбрасываемые индейцам! В общем, в определенной мере это была стратегия выжженной земли. Если в войне против инков или даже ацтеков испанцам достаточно было захватить правителя, чтобы повернуть ход операции в своих интересах, то с обществом, живущим патриархальными семьями, где не было даже развитой родовой организации, такой прием не удавался. Чукчи, даже давая аманатов, отказывались платить дань-ясак, поскольку заложники не были всем им родственниками (ДАЙ. 1857. Т. 6, № 136: 407; КПЦ. № 57: 156-157).
Поскольку охранение у россиян было организовано хорошо, то основной способ нападения чукчей на непримиримого врага — внезапное нападение на не ожидающего атаки противника — в основном не срабатывал. Засады были более эффективны, но не всегда успешны. Поскольку карательные экспеди- \

цйи были продолжительны, то чукчи имели достаточно времени договориться о совместных действиях, поэтому они могли собрать огромные для них по численности войска, ведь самые большие отряды чукчи собирали именно для борьбы с русскими. Однако при фронтальных столкновениях сказывалось превосходство огнестрельного оружия, ведь «по их названию русская галанка или солдатская фузея преимущественно пробивает все их куяки или панцири усовы, и рыбьи кости не помогают» (АИИ, ф. 36, оп. 1, № 643, л. 585; ср.: Вдовин 1965: 37). Согласно челобитной служилых Верхоленского острога (1646), их худые пищали не пробивали бурятских куяков, но «нарочитые [отличные] пищали» делали это (КПМГЯ. № 188: 232). Служилые для эффективности стрельбы строились в линию. В первом сражении с чукчами 7 июня 1731 г. капитан Д. И. Павлуцкий, согласно казачьей «сказке» 1772 г., построил «команду в парад так обыкновенно, как и в России на сражениях бывает», отвергнув совет казачьего сотника поставить служилых на расстоянии 1,5 сажени (примерно 3 м) друг от друга, чтобы не дать возможности более многочисленному врагу окружить их (Зуев 2001: 24). Такой «рассыпной» строй, по мнению А. П. Васильева (1916. Т. I. Прил.: 34), был типичен для сибирских казаков. На флангах обычно располагались сибирские союзники. Наступающей стороной обычно были чукчи. Цель огненного боя состояла в том, чтобы нанести наибольший урон противнику и не допустить последнего к рукопашной схватке, в которой чукчи могли использовать свое численное превосходство. В ближнем бою чукчи — индивидуальные воины, благодаря тренировкам весьма искусные в фехтовании копьем, превосходили не только казаков с их сабельным и копейным боем и солдат со штыковым боем, но и своих соседей оленных коряков. Опорой боевого порядка россиянам служил обоз, составленный из нарт, где при неблагоприятном исходе можно было укрыться и обороняться от чукчей, которые не умели вести осаду (см.: КПЦ. № 65: 170). В XVII в. при необходимости принять полевой бой около обоза или у судов обычно оставалась большая часть отряда, служа резервом, тогда как примерно треть служилых шла в сражение (Васильев 1916. Т. I. Прил.: 34).
Теперь обратимся к описанию конкретных сражений, которые покажут нам тактику противников. Для нас представляет интерес описание боя в 1702 г., когда в бой против 130 россиян и их союзников, юкагиров и коряков, вступили более 3000 олен- ных и оседлых чукчей. Сражение шло с утра до вечера, и многие из чукчей были «побиты», россияне же потеряли ранеными 70 служилых и юкагиров (ПСИ. Кн. 2, № 122: 525—526). В. С. Бого- раз (1934: 44) справедливо отмечает, что количество чукотских воинов преувеличено, впрочем, такое преувеличение сил про
тивника — явление, характерное для всех времен и народов. Отметим, что о своих потерях информант, казак Т. Даурцов, скромно умалчивает, отмечая лишь раненых, а о враге говорит в общих чертах: они потеряли многих. Однако, вероятно, такие потери соответствуют действительности. Бой длился весь день. Как отмечает К. фон Клаузевиц (1941: 431—432), «рукопашный бой фактически не имеет никакой длительности». Вспомним, что различные документы второй половины XVII—XVIII в. в один голос утверждают: «...а у чюхоч лучной бой...» (ДАЙ. Т. 6, № 136: 407 (1676); ср.: ПСИ. Кн. 2, № 122: 524-525, bis (1710); КПЦ. № 57: 157 (1711); также см.: Вдовин 1965: 37—38). Следовательно, сами противники чукчей считали, что основным видом боя у чукчей является бой с помощью лука, перестрелка. Поэтому, очевидно, чукчи не стремились завязать рукопашную схватку с противниками. Кроме того, нельзя не учитывать и того, что чукчи боялись русских, их огненного боя и железных доспехов (Бо- гораз 1900. № 130: 334). От этого страха, поразившего чукчей, и от особенностей ведения ими боя возникло и само название русских: «огненные [огнивные] враги» (Мерк 1978: 100; Литке 1948: 221; Богораз 1919: 55; ср.: Стеллер 1927: 14 (ительмены); Линденау 1983: 103 (коряки)) или «люди, одетые в железо» (Богораз 1900. № 130: 334; № 146: 389—390). Следовательно, в бою россияне, скорее всего, имели раненных стрелами, тогда как чукчи были убиты из ружей. Вечером же «отошли те чукчи и стояли вблизи». Россияне, очевидно, отсиживались в лагере, из-за численного превосходства врага боясь произвести вылазку или выйти на бой. Пять дней стояли чукчи у русского стана, ничего не предпринимая, а затем пошли в набег на Анадырь.
В источниках мы можем найти два полевых сражения чукчей с российскими отрядами, которые достаточно подробно описаны, чтобы составить некоторое представление о тактике той и другой стороны в бою в первой половине XVIII в. — это сражение на реке Егаче (1730) и на реке Орловой (1747). Оба этих боя закончились гибелью предводителей экспедиционных отрядов — казачьего головы А. Ф. Шестакова и драгунского майора Д. И. Пав- луцкого, и поэтому данные сражения хорошо отражены в официальных документах.
На основании материалов из сибирских архивов А. С. Сгиб- нев (1869:              15—17)              составил описание последнего боя отряда
А. Ф. Шестакова с чукчами на реке Ергаче, между реками Парень и Пенжиной, 14 марта (по старому стилю) 1730 г. Поскольку это не прямой первоисточник, то автор местами мог вносить свое понимание событий, однако все описание с военной точки зрения не вызывает сомнений и согласуется с другими свидетельствами (ср.: Майдель 1894: 544; Слюнин 1900. Т. I: 40—41;

Вдовин 1965: 117). Отряд якутского казачьего головы А. Ф. Шестакова был послан правительством Екатерины 1 для «призывания» в подданство «немирных» чукчей и коряков (1727—1730 гг.; КПЦ. № 60: 160; Зуев 2002: 56—63). Отряд дошел из Якутска в Охотск по суше, но, выйдя оттуда по морю, потерпел кораблекрушение и далее шел по суше из Тауйского острога в Анадырск, по пути заставляя оседлых коряков платить ясак. Если же последние отказывались давать дань, то целые семьи сжигались в их жилищах. Узнав об угрозе нападения чукчей, А. Ф. Шестаков оставил казну в укреплении из санок у реки Тылка, а сам примерно со 150 бойцами, из которых 21 были русскими, отправился вперед[62] и у реки Ергачи наткнулся на чукчей. Последние направлялись в очередной набег на коряков, но встретили русских. Численность чукчей неясна, но их было значительно больше[63]. Хотя начальники хотели напасть на чукчей ночью, но голова заснул, а будить его, опасаясь крутого нрава, не осмелились. Поэтому бой произошел на следующий день у сопки недалеко от реки. «Сойдясь на близкое расстояние, та и другая сторона начали готовиться к бою. Русские и инородцы надели куяки и шишаки, а чукчи свои костяные куяки. Шестаков построил на правой руке тунгусов пеших, оленных и тауйских, на левой коряк оленных и тауйских, а в центре поставил русских и якутов. Сам же, с переводчиком Тайбутом, поместился позади своего отряда, в острожке из санок, который устроен был во время переодевания и размещения людей.
Сражение началось без всяких предварительных переговоров. Русские сделали залп из ружей, на который чукчи отвечали градом стрел; раненые повалились с обеих сторон. Не давая времени вторично зарядить ружья, чукчи кинулись массой на русских и смяли их. Левое крыло не выдержало натиска, и коряки, ища спасения в бегстве, попали в засаду. Бросившиеся из нее чукчи легко разметали коряк и пошли на острожек. Правое крыло билось также недолго, хотя и было и одето, и вооружено лучше других. Заметив гибель левого крыла, тунгусы бросились в беспорядке в бегство, не думая подать помощь русским. При окончательном бегстве союзных инородцев, остались одни казаки. Шестаков, видя гибель товарищей, не вытерпел — выскочил из острожка выручать своих и побил много неприятелей; но стрела,
пущенная меткою рукою, поразила его в самое горло и заставила спасаться. Выдернув стрелу, Шестаков бросился на первые попавшиеся санки, но, к несчастью, они были чукотские, и олень завез его в середину неприятелей, где четверо чукоч кинулись на Шестакова и закололи его копьями. Переводчик, свидетель смерти головы, успел убежать и, догнав союзников, которым чукчи не препятствовали отступать, объявил им, что большого не стало».
Схема сражения на р. Ергаче 14 марта 1730 г. между отрядом А. Ф. Шестакова и чукчами.
Схема сражения на р. Ергаче 14 марта 1730 г. между отрядом А. Ф. Шестакова и чукчами.
Выполнена А. В. Сильновым


По данному описанию мы можем выявить характерные черты тактики обеих сторон. Подойдя друг к другу на обозримое расстояние, войска стали снаряжаться для боя. Судя по тексту, защитное вооружение было распространено как среди русских, так и среди местных народностей. Во время этого одевания русские, по своему обычаю, поставили «вагенбург». Это традиция еще XVII в.,
согласно которой русские войска создавали лагерь из обозных телег, тогда как в условиях Сибири этот вагенбург трансформировался в укрепление из подручных обозных саней. Далее стали строиться. В центре армии А. Ф. Шестаков, по традиции, поставил наиболее надежные части: казаков и якутов, опиравшихся тылом на «вагенбург». На левом фланге находились более многочисленные коряки, вооружение которых вряд ли существенно отличалось от снаряжения их противников (см.: Иохельсон 1997: 99—102). Правое крыло часто сильнее левого, поскольку людям, обычно правшам, там сражаться сподручнее. Вряд ли речь идет о вооружении эвенов огнестрельным оружием, поскольку существовал запрет на его продажу сибирским народам (Миддендорф 1869. Отд. 5: 596; ср.: ДАЙ. 1859. Т. VII, № 71: 331). Ведь еще в 1770 г. А. Бриль (1792: 378) отмечал, что оленные эвены и эвенки боятся брать в руки огнестрельное оружие (Калачов 1871: 43). Вероятно, речь идет о защитном вооружении: куяках, шлемах, наручах, которые часто упоминаются в документах (ДАЙ. 1848. Т. III, № 87: 324; № 92: 833; 1859. Т. VII, № 71: 331; 1862. Т. VIII, № 44-5: 158; Белов 1952. № 67: 196; о конструкции доспехов см.: Антропова 1957: 219). Также в описании отмечается добротная одежда эвенков, вероятно, имеется в виду красивый распашной кафтан (Слюнин 1900. Т. I: 368—369). А. Ф. Шестаков со знаменем находился в «острожке» из саней, откуда он с помощью переводчика руководил войсками. Совершенно ясно, что линия отряда не была очень длинной, раз из одного места в центре можно было руководить всеми.
О построении чукчей ничего не сообщается, но, по-видимому, воспользовавшись ночью, они сделали засаду за левым флангом войска противника или же, воспользовавшись большей протяженностью по фронту, просто зашли в тыл корякам.
Сражение началось сразу, без взаимной ругани и поединков, для чего, очевидно, противники сблизились. Бой начался традиционно: перестрелкой, от которой обычно было много раненых, но мало убитых. Чукчи, не дав русским перезарядить ружья и выстрелить повторно, пошли в атаку, решив использовать свое численное превосходство и мастерство индивидуальных воинов. Вероятно, по всей линии фронта стали переходить врукопашную. У чукчей это обычно фехтование на копьях. Первыми дрогнули коряки. Хотя в целом неясно, была ли рукопашная между чукчами и коряками или коряки сразу пустились в бегство. Увидев отходящих коряков, чукчи выскочили из засады и с двух сторон окончательно разгромили противника, после чего направились к «вагенбургу», против А. Ф. Шестакова. Правый фланг также сопротивлялся недолго, увидев, что левый бежит. Бой шел в центре, где сражались русские и якуты, на помощь
выскочил и голова, которого, по-видимому, окружили враги. Сопротивляющихся, видимо, чукчи брали в кольцо. В ходе рукопашной стрела попала А. Ф. Шестакову в шею. Он, выдернув стрелу, хотел спастись бегством и влез на первые попавшиеся оленьи нарты, однако силы его, по-видимому, иссякали, и он не мог управлять оленьими нартами (а возможно, не очень-то и умел), которые привезли его к хозяину. Причем в тексте говорится только об одном направляющем правом олене, тогда как в ездовой чукотской нарте было два оленя, вряд ли речь шла о грузовой нарте, запряженной одним животным, их чукчи обычно оставляли в лагере, а не рядом со строем воинов, подъезжавших к месту боя именно на ездовых санях. Хозяин нарты вместе с тремя другими воинами заколол Шестакова. Чукчи не преследовали разбитых врагов. Всего был убит 31 человек: сам А. Ф. Шестаков, дворянин Б. Жертин, 9 казаков, столько же якутов и 11 прочих[64]; чукчи захватили в острожке знамя, 12 фузей, 3 винтовки, 12 ручных фанат, 12 железных куяков (Сгибнев 1869: 16)[65]. Уже в следующем году во время своего первого похода против чукчей Д. И. Павлуцкий отбил часть этой добычи.
На примере данного сражения мы можем рассмотреть некоторые особенности тактики обеих сторон. Россияне строились в обычный линейный порядок: сами располагались в середине, а союзники — на флангах. При этом расчет делался на силу ружейного огня и отражение атаки неприятеля. Ведь из-за значительного численного перевеса противника тактика отряда А. Ф. Шестакова должна была быть оборонительной. Чукчи также использовали приемы боя, которые вырабатывались у них в борьбе с русскими: во-первых, окружить противника, в данном случае путем засады; во-вторых, не дать врагу использовать свое преимущество (если такое было) от огнестрельного оружия и скорее перейти к рукопашному бою, где можно использовать свое как численное, так и физическое превосходство (ср.: Две записки... 1873: 362; Окунь 1935а: 78); и, наконец, в-третьих, не преследовать врага, избегая тем самым лишних потерь.
Другим достаточно хорошо известным сражением русских с чукчами является бой на реке Орловой 14 марта (по старому стилю) 1747 г. Сражение освещено в источниках с разных сторон. Официальные рапорты о смерти майора, естественно, показывают бой с российской стороны, представляя факты в выгодном для нее свете (КПЦ. № 65—66). Несколько дополняет сухие отчеты информация работавших с документами сибирских архи-

BOB А. С. Сгибнева (1869а: 59), П. А. Словцова (1886. Кн. 1: 253— 254) и Г. Л. Майделя (1894: 560). Подробности о гибели майора можно найти даже в преданиях колымчан, марковцев и анадырцев (Майдель 1925: 23—24; Олыксандрович 1884. № 11: 295; Дьячков 1893: 37—39). И наконец, чукотскую точку зрения на эти события мы можем видеть в ряде сказаний о Якунине, по-разному трактовавших гибель майора (Богораз 1900. № 127—129; 146). Неясно, почему тут Павлуцкий именуется Якуниным, ведь имя его было Дмитрий Иванович. В. Г. Богораз предполагает, что у майора была кличка Яков, откуда и произошло прозвище Якуня (Тан-Богораз 1930: 64).
Итак, 12 марта ясачные коряки, которых должны были защищать как своих подданных русские власти, пожаловались коменданту Анадырской крепости майору Д. И. Павлуцкому на чукчей, которые в этот день угнали у них и у казаков семь табунов оленей и захватили в плен восемь человек (КПЦ.
№ 65-1: 169). Д. И. Павлуц- кий бросился в погоню, не дожидаясь подхода подкреплений. Он «собрался с лех- кими людьми с солдатами и служилыми всего» 97 человек, в том числе четверо казачьих детей, один колымский служилый, двое посадских. Они отправились вперед на собачьих нартах и оленях. Также в походе приняли участие 35 оленных коряков, которые, соответственно, и ехали на оленьих нартах. Позади на лыжах шли 202 солдата и казака под командованием сотника А. Кот- ковского, неся на себе оружие и везя нарты. Для охраны Анадырска осталось всего человека.
Утром 14 марта авангардный отряд майора догнал чукчей. Последние, в
количестве около 500 чело- Схема сражения на р. Орловой 14 марта 1747 г. расположились на в°з- между отрядом Д. И. Павлуцкого и чукчами.
вышенности. Майор собрал              Выполнена              А.              В.              Сильновым
совет. Один из сотников предложил стать табором, огородившись нартами, и ждать остальную команду, тогда как сотник Кривошапкин посоветовал напасть на чукчей немедленно, пока они сконцентрированы в одном месте и не разбрелись по окрестностям (Словцов 1886. Кн. 1: 253—254). Д. И. Павлуцкий, последовав второму совету, отдал приказ начать бой. В показании ясачных коряков от 17 марта 1747 г. так описываются последующие события: «И как они, неприятели, рассмотрели, что малолюдно, едва через великую возможность дали выпалить из ружей один раз и то не всем, бросились вдруг на копья и не дали никакой неправы, стали побивать наше войско и много ружей отбили» (КПЦ. № 65-2: 169). Рапорт А. Котковского в иркутскую канцелярию от 3 апреля 1747 г. описывает ситуацию с русской точки зрения: «...а больше и ружей заправить было некогда, понеже пошли неприятели чюкчи на копьях, так же и они [казаки] насупротив их, неприятелей чюкоч, пошли на копьях же и бились с ними не малое время... они, неприятели, у служилых и служилые у них друг у друга отнимали из рук копья, а протчие служилые, у которых отбиты были ружья, оборонялись и ножами» (КПЦ. № 66: 173—174). Сам майор храбро сражался. Согласно преданиям анадырцев, он дрался, держа саблю в правой руке, а ствол от ружья — в левой (Майдель 1925: 24). Часть «чукчей, обойдя сопку, явилась с тыла» (Словцов 1886. Кн. 1: 254). Чтобы не подвергнуться окружению, коряки и русские стали быстро отступать, а некоторые — на оленях спасаться бегством. Далее, по свидетельству коряков: «...достальные служилые, также и мы, стали отбиватца отходным боем и тогда с нашей стороны много ранено служилых и до смерти побито, также и коряк много ж убито, затем что по вступлении с неприятелями в баталию отбито у служилых ружей, а у коряк луков, и отбивались тем отходным боем с оставшимися с нами служилыми до своего осадного коряцкого острогу, который был из наших возовых санок, с великим трудом» (КПЦ. № 65-3: 170). Только при отходе было ранено 13 служилых и 15 коряков. Чукчи преследовали отступавших до «вагенбурга» из санок, но, увидев спешащее на помощь русским подкрепление (около 50 человек), отступили. Сам майор также отступал с немногими оставшимися с ним. «Чукча, попавший в плен чуванцев, следующим образом описывал кончину майора. После побега изменников чукчи долго не могли убить Павлуцкого, потому что он носил панцирь. Чукчи долгое время стреляли в него из луков и кололи копьями, а все-таки не могли его ранить; наконец, обступив его, как волки оленя, запутали ремнями, уронив на землю, и нашли место заколоть, под самым подбородком» (Дьячков 1893: 39). Г. Майдель (1925: 24) приводит еще некоторые подробности, которые также рассказали чук
чи чуванцам, а те анадырцам. Майор трижды нападал на врагов, однако чукчи не могли его ранить, поскольку он был в кольчуге и шлеме. Затем его свалили арканами и стали душить, «тут он сам открыл железный нагрудник и ударом копья кончилось дело».
Об              этом же рассказывает и предание колымчан, согласно которому, майор расстегнул ворот кольчуги (Олыксандрович 1884. №11: 295). Согласно чукотским сказаниям, майор сначала был ранен стрелой в глаз, а затем добит (Богораз 1900. № 127: 332) или же, после данного ранения, его взяли в плен и замучили в отместку за страдания, причиненные чукчам (Богораз 1900. № 128: 333; № 129: 334; № 146: 390; pro: Тан-Богораз 1930: 64). В данном случае это просто фольклорный сюжет, основанный на обычае подобного бесчеловечного обращения с пленным военачальником. Существовало и предание о том, что чукчи, отрезав майору голову, берегли ее как реликвию (Сгибнев 1869: 34; 1869a. № 5: 59), а жители Нижнеколымска верили, что чукчи разрезали тело майора на куски, засушили их и хранили как память (Олыксан- дрович 1884. № 11: 295). Совершенно верно образное замечание И. Шкловского (1892: 99) о характере преданий о Д. И. Павлуц- ком: «Этот капитан — самый популярный герой на крайнем северо-востоке Сибири. Он местный Роланд».
Когда авангард основного отряда русских, шедших к майору, встретил беглецов, они решили, что майор уже убит, поэтому не стали спешить[66]. На поле боя пришли на следующий день и обнаружили там тело майора без шлема и панциря. Последние были взяты чукчами в качестве трофеев. Всего чукчи захватили одного служилого, знамя, пушку, барабан, 40 ружей, 51 копье, множество оленей. В бою было убито 32 служилых, 11 коряков и 8 начальных людей, в том числе и сам майор (КПЦ. № 66: 173; Вдовин 1965: 123). В 1870 г. чукотский старшина подарил колымскому исправнику барону Г. Майделю (1894: 264) кольчугу Д. И. Павлуцкого, которая досталась ему от деда (Нейман 1871. Т. I: 18).
Итак, майор допустил три тактические ошибки. Во-первых, он не подождал основной части своего отряда и вступил в бой лишь с авангардом; во-вторых, для боя была избрана неблагоприятная позиция: враг находился наверху, а он — внизу; в-третьих, отряд был оторван от «вагенбурга», который мог бы прикрыть его тыл. Возможно, все это объяснялось самоуверенностью и излишней поспешностью.

Оставив позади себя в тылу «вагенбурпgt; из корякских нарт, майор двинулся вперед на сближение с неприятелем. Какова была диспозиция, неясно. Вероятно, русские успели развернуться в линию. Казаки были вооружены ружьями и копьями, причем, судя по сообщению А. Котковского, некоторые служилые имели еще и ножи. Коряки имели свое обычное оружие, в частности луки. Чукчи действовали весьма умело. Они воспользовались своим почти пятикратным численным превосходством и выгодным тактическим расположением на возвышенности. Дав возможность русским выстрелить только раз, чукчи кинулись с возвышенности врукопашную, увеличив силу своего натиска быстрым спуском с холма. В ближнем бою они могли эффективно воспользоваться как своим численным превосходством, так и своим фехтовальным мастерством. Так, К. Мерк (1978: 141) замечает о поведении чукчей: «Эти мужчины храбры, когда им противостоит масса, меньше боятся смерти, чем трусости». Бой стал представлять собой фехтование на копьях. Вероятно, русские казаки также умели достаточно искусно сражаться именно копьями. Ведь предметы чукотского искусства представляют нам, как чукчи сражаются с русскими на копьях. Копье держали двумя руками: правая рука, сжимавшая древко у заднего конца, была поднята и согнута в локте, она направляла удар, левая рука держала древко у середины, корректируя удар. Стойка бойца при этом была левосторонней (Иванов 1954: Рис. 28, фиг. 29; Широков 1968: Рис. 7; 9). В бою старались вырвать, выбить или сломать противнику копье, чтобы оставить его без оружия. Причем умели фехтовать на копьях как сами казаки, так и солдаты, ведь, по сообщению В. Шатилова (1751), россияне не использовали шпаги и штыки при штурмах, оставляя это оружие в лагере (КПЦ. № 42: 117—118). Вероятно, и в полевом бое ситуация была схожей.
Дальнейший ход боя можно восстановить следующим образом. Русские, теснимые неприятелем, стали, отбиваясь, отступать к «вагенбургу» из саней коряков. Вероятно, строй был потерян, возникла сумятица, а затем и бегство, и именно в это время служилые понесли наибольшие потери. Причем, судя по потерям, отбивались особенно яростно казаки, тогда как коряки сражались менее доблестно. Впрочем, часть россиян, имея под рукой упряжки, просто бежала на них с поля боя. Отступающих спасло от уничтожения то, что они успели подойти к полевому укреплению, и то, что чукчи, испугавшись нового подкрепления, отступили. Местоположение «нартебурга» и расстояние от него до строя отряда майора неясно. Вряд ли коряки спешились для боя за несколько километров до встречи с противником: обычно с саней сходили непосредственно перед боем. Хотя, с другой стороны, речь могла идти о нартах с обозом («возовые сани»), ко
торые могли быть оставлены в тылу на более дальнем расстоянии. П. А. Словцов (1886. Кн. 1: 254), базируясь на архивных данных, сообщает, что казаки отступали вместе с майором пять миль (около 7,5 км), но все во время этого отхода были убиты. Данное свидетельство выпадает из общей канвы происходящего: майор с арьергардом отбивался, а основная масса его войск бежала к острожку или вообще прочь. Возможно, имеются в виду убегавшие, которые, проследовав данное расстояние, встретили основные силы, коим и поведали о гибели майора. Вряд ли это была часть отряда, которая сражалась вместе с майором в арьергарде отступающих и не смогла войти в укрепление из саней коряков. Майор был фактически брошен на поле боя остальными силами, часть которых убежала, а часть скрылась в острожке из нарт.
Поражение россиян было полным. Все это произошло между реками Анадырь и Майн, в месте, которое в середине XIX в. называлось Майорской сопкой (Сгибнев 1869а: 59) и Майорским озером (Дьячков 1893: 38). Еще в начале XX в. на сопке стоял крест в память об этом событии, а вокруг этого места периодически находили кости (Колтун 1904: 35).
Таким образом, данное сражение представляет нам характерный образец военного искусства как чукчей, так и россиян. В марте, когда заканчивался сезон зимних набегов, большой отряд чукчей совершал обычный разбойничий налет на стада оленей и тут же уходил назад, чтобы русские не успели поднять войска. Однако Д. И. Павлуцкий сразу пошел в погоню и через день настиг врагов. Произошел бой. Яснее всего видна тактика чукчей, поскольку документы концентрируют внимание на способе действия врага. Чукчи, для обеспечения себе стратегического превосходства, встали на возвышенности, по-видимому, еще не зная о численности русских. В первый момент тактика чукчей была оборонительной: им необходимо было выдержать первый залп русских, но затем они перешли в наступление, чтобы разбить врага в рукопашной схватке. Одновременно часть чукчей заходила в тыл, стремясь окружить противника, — это другой характерный элемент чукотской тактики, будь то большой бой или борьба нескольких воинов. Наконец, в этом сражении чукчи преследовали разбитого врага, стремясь закрепить свою победу.
Говоря в целом о военном деле казаков Восточной Сибири, следует указать, что стратегия была наступательной, ведь русские осваивали новые территории, облагали ясаком разные народы, однако тактика их была оборонительной, поскольку их отряды были небольшие, а противников — многочисленные, и им легче было обороняться, неся при этом небольшие потери, чем наступать, теряя многих бойцов (Васильев 1916. Т. I. Прил.: 39; Никитин 1996: 78). В поле казаки становились табором, и
держали оборону от превосходящих сил противника (ДАИ. 1862. Т. VIII, № 44-18: 175; Крашенинников 1949: 481). Для сражения выходили и развертывались в линию: основу боевого порядка по центру составляли казаки, а союзники из местных народностей, если они были, вставали на флангах. Цель такого построения состояла в том, чтобы огнем ружей опрокинуть противника, а если он все же вступит в рукопашную схватку, то своей достаточной сплоченностью отразить натиск недисциплинированного ополчения, которое обычно после первой неудачи обращалось в бегство. Поскольку казаки не использовали щитов, то им было необходимо защитное вооружение. Часто это были пластинчатые доспехи — куяки или кольчатые брони — «пансыри», которые, видимо, неплохо защищали от холодного оружия местного населения.
Если Западная Сибирь была покорена к началу XVII в., Якутия — в первой половине этого столетия (Иванов 1999: 148— 151); эвенки, эвены и юкагиры активно сопротивлялись колонизаторам еще во второй половине XVII в., коряки и ительмены, покоренные в 1697—1711 гг., восставали, соответственно, в 1731— 1732 и в 1745—1756 гг., то последние, кто активно сопротивлялся в Сибири русским, были чукчи, война с ними продолжалась до 1778 г. Действуя по принципу «разделяй и властвуй», русские власти обязывали ясачных «иноземцев» участвовать в походах, часто это были представители этноса, враждебного тому, против которого устраивалась экспедиция (ср.: Стеллер 1927: 18). Воины из местных племен хорошо знали военные обычаи противника и могли оказать неоценимые услуги в борьбе. В целом российский вариант колонизации был гуманнее североамериканского, когда индейцев просто уничтожали, и приближался к испанскому, когда образовывалась значительная масса метисного населения при сохранении индейских анклавов в труднодоступных районах. Такие районы были особенно велики в Сибири, которая из-за суровых климатических условий имела весьма небольшую плотность населения.

<< | >>
Источник: Нефёдкин А. К.. Военное дело чукчей. Середина XVII - начало XX в. 2003

Еще по теме ПРИЛОЖЕНИЕ I НЕКОТОРЫЕ АСПEKTbl ВОЕННОГО ДЕЛА ША^ ВОСТОЧНОЙ СИБИРИ В СЕРЕДИНЕ XVII- ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XVIII в.:

  1. Украинские земли в конце XVII — в первой половине XVIII в.
  2. Козацько-гетьманська держава (середина XVII — кінець XVIII ст.)
  3. СЕВЕРНЫЙ КАВКАЗ В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ — СЕРЕДИНЕ VI в.
  4.    МОЗАИКА КОНЦА XVI И ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XVII ВЕКОВ
  5. 12.3 Украинская культура XIV – первой половины XVII вв.
  6. Глава 27. ЗАПАДНОУКРАИНСКИЕ ЗЕМЛИ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XVII—XVIII в.
  7. ЗЕМЕЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ В БАШКОРТОСТАНЕ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XVI - ПЕРВОЙ ТРЕТИ XVIII В.
  8. 20. Развитие права во второй половине XVII-XVIII вв.
  9. Глава 25. ЗАПОРОЖСКАЯ СЕЧЬ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XVII—XVIII в.
  10. Глава 18. ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА РОССИИ В КОНЦЕ XVII — ПЕРВОЙ ЧЕТВЕРТИ XVIII в.
  11. КОРОГОДИНА Мария Владимировна. КОРМЧИЕ КНИГИ XIV - ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XVII вв. КАК ИСТОРИЧЕСКИЙ ИСТОЧНИК, 2015
  12. Суспільно-політичний лад і право в українських землях другої половини XVII — 70-х рр. XVIII ст. у складі Речі Посполитої
  13. Украинские земли в составе Российской империи в конце XVIII — в первой половине XIX в.
  14. Испанское искусство конца XVIII — первой половины XIX века. Франсиско Гойя
  15. § 2. Землевладение башкирских общин и аграрная политика царского правительства во второй половине XVI - первой трети XVIII в.
  16. ИСТОРИЯ УКРАИНЫ (вторая половина XVI — первая половина XVIII в.)
  17. Глава 12. УКРАИНА В СОСТАВЕ РЕЧИ ПОСПОЛИТОЙ (вторая половина XVI — первая половина XVII в.)
  18. Национально-культурное движение в Украине (вторая половина XVI — первая половина XVII в.)
  19. Украинские земли под властью Речи Посполитой (вторая половина XVI — первая половина XVII в.)