<<
>>

2. Режим военной диктатуры политика правительства Пибун Сонгкрама

Военные не сразу решились открыто взять власть в свои руки. Еще слишком мало времени прошло с окончания войны и еще слишком хорошо на Западе помнили о сотрудничестве Пибуна со странами «оси».
Поэтому сначала для соблюдения декорума на первый план был выд- винут временный союзник группы переворота — роялистская Демократическая партия. 9 ноября 1947 г. Куанг Апайвонг сформировал правительство, объявил об отмене конституции 1946 г. и о введении новой (четвертой по счету) временной конституции, значительно расширявшей права короля. Главным в этой конституции было юридическое оформление р аз го - на старого парламента. Двухпалатность сохранялась, но сенат теперь назначался королем (фактически •— правительством). 29 января 1948 г. состоялись новые выборы в нижнюю палату парламента. Большинство в ней, как и в сенате, оказалось у Демократической партии. Союз Куанг Апайвонга с Пибуном имеет аналогию в союзе французских роялистов (легитимистов и орлеанистов) с 'Бонапартом в период Второй республики. Пока пролетариат и буржуазная демократия (республиканцы) не были разгромлены, роялисты шли в тесном союзе с племянником Наполеона I. После этого роялисты увидели, что они послужили лишь ступенькой к власти для Бонапарта, но было уже поздно: армия была не в их руках. 6 апреля 1948 г. группа армейских офицеров явилась к Куангу и предложила ему сложить полномочия. Весьма характерно, что, хотя Куанг обладал твердым парламентским большинством, он даже не попытался обратиться за помощью к парламенту. Проконсультировавшись с ведущими генералами и убедившись, что никто из них его не поддерживает, Куанг подал в отставку. Новое правительство, сформированное 8 апреля 1948 г., возглавил Пибун Сонгкрам. Пибун не жалел времени, чтобы убедить западные державы, и прежде всего США, в своей лояльности. И уже в 1948 г. американский посол Стентон благосклонно обещал Таиланду широкую экономическую помощь.
Более сложными на первых порах были отношения с Англией. Английская разведка, не вполне доверяя лично Пибуну, пыталась установить в Таиланде собственный, проанглийский, военный режим. 1 октября 1948 г. был раскрыт крупный заговор штабных офицеров, направленный к этой цели. Но Пибун помирился с Англией, заключив с ней в декабре 1948 г. соглашение о совместных военных действиях против малайских партизан в районе таиландско-малайской границы. Англия первой из западных держав начала поставлять оружие армии Пибуна. Новый режим весьма нуждался в современном оружии. С мая 1948 по январь 1952 г. ему пришлось подавлять восемь заговоров и восстаний. Консолидация диктатуры Пибуна проходила в острой обстановке борьбы соперничающих военных клик и арьергардных боев демократических сил, прибегнувших к оружию. 26 февраля 1949 г. вспыхнуло восстание, которым, по слухам, руководил Приди Паномионг. Главной опорой восстания был флот, где, по традиции, сосредоточивалась более демократически настроенная часть офицерства. Военные корабли подошли по реке к Бангкоку и начали бомбардировку армейских казарм. Повстанцам удалось захватить здание Университета гуманитарных и политических наук. Но восстание было подавлено в результате действий свежеиспеченного генерала Сарит Танарата (в момент ноябрьского переворота он в возрасте 40 лет все еще оставался скромным командиром батальона; после подавления февральского восстания 1949 г. он получил пост командующего 1-й армией, игравшей ключевую роль во всех военных переворотах в Таиланде). За подавлением февральского восстания последовала чистка флота и университета. Тем не менее в июне 1951 г. на флоте вспыхнуло новое восстание, еще более грозное для режима Пибуна. Оно получило название Манхэттенского, так как началось 26 июня 1951 г., во время торже- хэттен» таиландскому правительству. Военные моряки арестовали Пибуна, прибывшего для принятия драги, и забрали его в качестве заложника на одно из своих судов. Это, однако, не смутило соратников Пибуна по военной клике — Сарит Танарата и генерала полиции Пао Сианона.
Они бросили против флота авиацию. Судно, на котором .находился Пибун, затонуло, и пожилому фельдмаршалу пришлось спасаться вплавь. Бои восставших моряков против объединенных сил армии и военизированной полиции продолжались три дня. На улицах Бангкока погибло несколько тысяч человек. В конечном счете флог потерпел поражение. Корпус морской пехоты был распущен (в 1954 г. он был восстановлен вновь по американскому образцу при участии американских инструкторов). Начались новые жестокие репрессии. Июньское восстание 1951 г. было последним крупным вооруженным выступлением буржуазно-демократической оппозиции против военной диктатуры. Но трудящиеся и прогрессивная интеллигенция продолжали борьбу применительно к сложившимся условиям. Активную деятельность развернул Всетаиландский комитет защиты мира, созданный в апреле 1951 г. В марте 1952 г. разразилась крупная забастовка в Макасанских железнодорожных мастерских. Весной 1952 г. состоялся II съезд Коммунистической партии Таиланда. Тем не менее режим Пибун Сонгкрама в начале 50-х годов стабилизируется. Если 23 марта 1949 г. этот режим был вынужден пойти на принятие очередной постоянной (пятой по счету) конституции, в целом близкой к временной конституции 1947 г., составленной Куангом и допускавшей существование политических партий, то 29 ноября 1951 г. он уже смог совершить «тихий переворот», упрочивший военную диктатуру. В этот день генерал Пао Сианон зачитал по радио заявление правительства о роспуске парламента, о запрещении политических партий и об отмене конституции 1949 г. Вместо нее вновь восстанавливалась декабрьская конституция 1932 г., что означало возврат к однопалатной Ассамблее, половина депутатов которой назначалась правительством. Уже на следующий день, 30 ноября, невыборная половина Ассамблеи была назначена: 123 депутата, в том числе 64 армейских офицера, 14 морских, 13 офицеров авиации, 11 полицейских офицеров и только 21 гражданский чиновник. Эти депутаты тут же начали заседать как и парламент, .не дожидаясь ©ыооров другой половины Ассамблеи.
Впрочем, и на выборах, состоявшихся 26 февраля 1952 г., подавляющее большинство мест получили сторонники режима Пибуна. 8 марта 1952 г. Ассамблея приняла новую (шестую) конституцию, в основу которой легла конституция 1932 г. По сравнению с конституцией 1932 г. она была значительно расширена (123 статьи вместо 68). В ней фор- мально еще громче декларировалась верховная власть короля. Согласно конституции, «священная и неприкосновенная» особа короля осуществляет «от имени народа» верховную законодательную, исполнительную и судебную власть. Король —- верховный главнокомандующий таиландских вооруженных сил. Он может созывать и распускать Ассамблею, налагать запрет на обсуждение в ней действий правительства. Он же назначает невыборных членов Ассамблеи. Фактически же конституция оставляла короля только как ширму военного режима. Ни один королевский указ не считался законным без -подписи премьер-министра. Даже право вето короля имело ограниченную силу — было действительно лишь два месяца (он им, кстати, никогда не пользовался). В то же время, выступая от имени короля, Совет министров получал возможность осуществлять не только исполнительную, но и законодательную власть в обход парламента. Именем короля правительство могло издавать законы о налогах, вводить осадное положение и даже в известных случаях объявлять войну. Социальная политика правительства Пибуна в 1948 1954 гг., как это и характерно для бонапартистского режима, заключалась, с одной стороны, в демагогическом заигрывании с трудящимися массами, а с другой — в беспощадном подавлении их политической активности. В апреле 1948 г. в противовес прогрессивному Всетаи- ландскому объединению профсоюзов (ВТОП) правительство организовало так называемый Рабочий союз, во главе которого был поставлен армейский офицер. В 1950 г. эта организация вступила в раскольническую Международную федерацию свободных профсоюзов (ВТОП в 1949 г. стало членом Всемирной федерации профсоюзов). В 1951 г. Рабочий союз был преобразован в Таиландский V л К * » национальный конгресс профсоюзов (ТНКП).
Членами Рабочего союза, а затем THKXI могли быть только тайские граждане. Таким образом, помимо классового раскола правительство Пибуна стремилось также усилить в рабочей среде национальную рознь. В феврале 1954 г. правительство организовало, на сей раз под патронажем генерала полиции Пао Сианона, еще одно профсоюзное объединение — Ассоциацию свободных рабочих Таиланда, куда допускались и китайцы. Характерно, что даже подконтрольные правительству профсоюзы режим Пибуна стремился держать раздробленными. В деревне правительство Пибуна продолжало поощрять кредитные кооперативы. Число .кооперативов с 7,6 тыс. (с 244 тыс. членов) в 1947 г. увеличилось до 10,4 тыс. (с 410 тыс. членов) в 1956 г. Принимались меры по известному упорядочению аренды. В 1953 г. был издан закон о максимуме арендной платы. В декабре 1954 г. власти провели так называемую аграрную реформу. В сущности это было всего лишь подтверждение старого закона (1936) о земельном максимуме в 50 раев (8 га). Кро ме того, новый закон, как и прежний, не имел обратной силы и не касался уже существующих крупных земельных владений. Тем не менее все это демагогически преподносилось как свидетельство того, что правительство Пибуна — «заступник крестьянства». На самом же деле политика военного режима не имела ничего общего ни с интересами крестьян, ни с интересами трудящихся в целом. Одним из первых шагов военного режима было разоружение крестьянских отрядов самообороны и «наведение порядка» в сельских местностях. Малейшее проявление оппозиции как в деревне, так и в городе жестоко подавлялось. Все прогрессивные газеты были закрыты, подлинные рабочие профсоюзы — загнаны в подполье. 13 ноября 1952 г. в Таиланде вновь был принят «антикоммунистический закон». Сог* ласно этому закону «коммунистическая деятельность», трактуемая самым широким образом, каралась тюремным заключением от 10 лет до пожизненного. Под этот закон мог подпасть любой недовольный режимом. Тюрьмы страны были переполнены как представителями левой оппозиции, так и китайскими буржуа, которых сажали просто с целью вымогательства и отпускали за выкуп.
В промышленности и торговле продолжал развиваться государственно-капиталистический сектор. Вплоть до 1955 г. в стране существовала государственная монополия на торговлю рисом. К 25 государственным промышленным предприятиям, существовавшим до переворота, за лет (1947—1957) прибавилось еще 35, в том числе такие крупные, как джутовая фабрика с тысячью рабочих и бумажная фабрика с 700 рабочих. Число государственных рабочих составляло около 13% всего числа рабочих, занятых в фабричном производстве. Валовая продукция государственного сектора в 1948 г. составляла 23,3 % всей промышленной продукции, а в 1950 г. — 24,2%. В то же время правительство Пибуна не считало государственный капитализм главным направлением развития таиландской экономики. Пибун заявил в 1953 г., выступая в Ассамблее: «Правительство временно осуществляет экономическую деятельность, рассматривая ее О как шаг на пути передачи контроля над экономикой из О рук иностранного капитала в руки таиских граждан». Это высказывание Пибуна становится яснее, если учесть, что под иностранным капиталом режим Пибуна имел в виду местный китайский капитал. Что касается западного капитала, то против него в рассматриваемый период была предпринята только одна, не очень решительная акция. В 1954 г. власти не продлили концессии иностранных (главным образом английских) .компаний на разработку тика. Но уже в 1956 г. была образована Смешанная лесная компания, .в которой 20% капитала принадлежало государству, а 80% —- иностранным фирмам. Произошло, таким образом, лишь некоторое перераспределение доходов. Под передачей же контроля тайским гражданам в первую очередь имелась в виду передача его в руки членов пибуновской клики. Уже в 1948 г. была создана так называемая Организация ветеранов войны, которая получила контроль над рыбными промыслами, торговлей сигаретами и начала сооружать джутовые фабрики. На 50% это строительство финансировалось государством. Кроме то го, правительство предоставило Организации ветеранов множество других экономических льгот. В 1954 г. возникла Национальная корпорация экономического развития (НКЭР), акции которой были распределены меж ду членами «группы переворота». В 1956 г. НКЭР с мощью правительства получила кредиты у американского (10 млн. долл.) и французского (22 млн. долл.) банков. На эти кредиты был куплен и построен ряд джутовых, сахарных и бумажных фабрик. В результате НКЭР уже в первые годы существования сосредоточила в своих руках производство 20% требуемых стране джутовых мешков, 50% сахара и монополизировала сбыт бумаги. Чем выше был пост, занимаемый тем или иным лицом в иерархии военного режима, тем больше были его шансы на бесплатное проникновение в акционеры государственных, а также и частных компаний (владельцы ко то - рых искали сильных покровителей). Так, генеральный директор полиции генерал Пао Сианон к 1952 г. состоял в директорских советах не менее чем 25 компаний. Столько же контролировал действовавший с ним в тесном деловом альянсе его тесть фельдмаршал Пин Чунхаван со своими пятью сыновьями. Сарит Танарат, сын небогатого армейского офицера, весьма скромно живший до ноября 1947 г., в 1952—1957 гг. стал директором не менее 20 корпораций и председателем Комитета национальной лотереи. Отсюда повело начало его фантастическое состояние, которое после его смерти в 1963 г. было оценено в 200 млн. долл. (одних только земельных участков в доходнейших местах ему принадлежало 1600 га). Помимо участия в промышленных и торговых прибылях сторонники военного режима округляли свои состоя- о ния за счет щедрых дотации со стороны государства - специальных прибавок к жалованью высшим чиновникам и особых сумм, выплачиваемых депутатам, голосующим за правительство. Наряду с легальными средствами грабежа казны для военно-бюрократического аппарата было открыто еще множество нелегальных, но неофициально признанных путей обогащения: от элементарного взяточничества до участия в опиумной контрабанде. По данным обследования ООН, в середине 50-х годов 75% мирового производства контрабандного опиума было сосредоточено в Юньнани и он распространялся по всему миру через Бангкок при активном участии таиландской полиции. Более того, контрабандная торговля опиумом фактически стала монополией ведомства Пао Сианона. Так военный режим ускоренными темпами создавал класс тайских национальных капиталистов. Первоисточником этого своеобразного первоначального накопления было прежде всего присвоение бюрократией большой части прибавочного продукта, создаваемого основной массой трудящихся — крестьянством. По подсчетам советского экономиста В. И. Искольдского, в 1953 г. государство только путем экспортного налогообложения лишило непосредственных производителей 16% всей стоимости товарного риса. В то же время методами докапиталистической эксплуатации (аренда и ростовщичество) у крестьян изымалось около 11% всей стоимости товарной массы риса и еще 16% присваивалось торговым капиталом в виде прибыли через механизм рыночного обращения. Высокая норма эксплуатации крестьянства явилась одной из причин замедления развития сельского хозяйства. Если в 1948 г. послевоенный прирост площадей под рисом еще был выше роста населения (за год население увеличилось на 3%, а посевные площади — на 8,2%), то затем картина меняется. С 1948 по 1957 г. население выросло на 24,3%, посевные же площади практически остались прежними, а в отдельные годы даже уменьшались. В 1948 г. было засеяно 5126 тыс. га и собрано 6837 тыс. т риса, а в 1957 г. засеяно 4287 тыс. га и собрано 5800 тыс. т риса. В отдельные годы периода достигались более высокие цифры, но в среднем роста не было. Диверсификация же сельского хозяйства в сущности еще не начиналась. Особенно ухудшилось состояние таиландской экономики в 1954 г., когда страну поразил жестокий неурожай. Рисом было засеяно 5560 тыс. га, а урожай удалось собрать только с 4524 тыс. га, и он составил всего 3711 тыс. т, т. е. был самый низкий после войны. Из этого количества 1 млн. т экспортировали. Оставшегося риса явно не хватало для более чем 20-миллионного населения. Правительству пришлось законсервировать целый ряд экономически важных строек. Падение платежеспособности населения повело к падению спроса на внутреннем рынке. К концу 1954 г., по сообщениям таи л андских газет, % текстильных предприятий страны прекратили работу. Быстро стала расти безработица. Американская экономическая помощь, так же как и присоединение Таиланда в октябре 1954 г. к Плану Коломбо мало облегчили положение.
<< | >>
Источник: Э. О. БЕРЗИН. ИСТОРИЯ ТАИЛАНДА. 1973

Еще по теме 2. Режим военной диктатуры политика правительства Пибун Сонгкрама:

  1. 2. Режим военной диктатуры политика правительства Пибун Сонгкрама