<<
>>

СИМВОЛИКА ГЛАЗА В МИФЕ И РИТУАЛЕ

Вопрос о том, в какой степени сохранилась и трансформировалась моти­вировка этих составных элементов погребального обряда, решается при анализе изобразительных материалов разных хронологических этапов развития додинастической культуры.

Анализ источников обнаружива­ет существование представлений, в дописьменный период существовав­ших в форме словесных мифологических повествований, реконструируе­мых с помощью совокупного анализа вещного материала, причастного к ритуалу. Материальные источники указывают на истоки сложения ритуа­ла «отверзания уст и очей», возникшего на ранних этапах развития соляр­ных представлений и формирования образов, отражавших символику гла­за, являвшуюся важнейшей в религиозных и мифологических представле­ниях древнего Египта.

Мифологическое мышление знает одну реальность, оно возводит всю человеческую деятельность к прадействиям, совершенным в правремя, наделяя их смыслом действий мифических предков, воспроизводимых во время ритуалов [Элиаде, 1987, с. 33]. Во многих мифах и сказках традици­онных африканских культур небесные светила предстают в образе челове­ка, животного или их телесных частей, а также в виде найденных или изго­товленных мифическим героем священных предметов, от которых исходит свечение. В повествованиях также звучит мотив их перемещения на небо и превращения в небесные светила.

Сходные идеи, мотивы и образы, связанные с представлениями о солн­це как небесном глазе, отражены в древнеегипетских мифах, магических текстах и ритуальных изображениях, иллюстрирующих представления о небесном глазе космических богов: Оке Хора, Ра или Атума в письмен­ный период. И в качестве древнейших напластований в них сохранился синкретический по природе центральный образ небесной коровы, харак­терный для культуры Нагада I и II. Но в прото/раннединастическое вре­мя этот образ отошел на второй план и уступил место мужскому божест­ву в образе быка, олицетворявшему солярные представления, отраженные в ритуальном окрашивании глаз «малахитовой зеленью».

В исторической перспективе связи между образами, сложившимися в додинастическое время, усложнялись, удлинялись семантические ряды, возникали новые версии солярного мифа.

Между мифом и ритуалом зачастую существовали сложные взаимоот­ношения. Различные по форме, они, тем не менее, могли содержать общие элементы, позволяющие говорить об их параллелизме, основанном на су­ществовании и выявлении смыслового ядра представлений. На заверша­ющей стадии додинастической эпохи возобладали образы, акцентирую­щие внимание на понятиях физической силы и мощи, присущей мужско­му началу. Основными были изображения быка и льва, хищных животных, в том числе фантастических. Наконец, становился все более популярным образ сокола, наиболее ранние воплощения которого представлены на предметах мелкой пластики: туалетных палетках, стержнях, гребнях, об­наруженных в археологических комплексах культуры Нагада II [Petrie, Qui- bell, 1896, табл. LX, 15,18, 20; Brunton, 1937, с. 86, табл. XXXIX, 45а; Brunton, 1948, с. 18, табл. XV, 3].

В прото/раннединастический период сокол изображался на предметах социально престижных: церемониальных палетках, ритуальных булавах, печатях и ряде других артефактов, — как божество верховного правителя. В многофигурных композициях доминирующими становились сцены пре­следования хищниками травоядных животных, охоты и сражений, в кото­рых запечатлевались фрагменты мифа или ритуальные действа.

<< | >>
Источник: Шеркова Т. А.. Рождение Ока Хора: Египет на пути к раннему государ­ству.. 2004

Еще по теме СИМВОЛИКА ГЛАЗА В МИФЕ И РИТУАЛЕ:

  1. 1. Методология
  2. ФРЭЗЕР (1854-1941)
  3. ТЕОРИЯ РИТУАЛА В ТРУДАХ ВИКТОРА ТЭРНЕРА
  4. Близнечество в системе родства и в жизни: некоторые африканские примеры
  5. Путешествие в мир египетских богов
  6. СИМВОЛИКА ГЛАЗА В МИФЕ И РИТУАЛЕ
  7. ИЗОБРАЖЕНИЯ НА ЦЕРЕМОНИАЛЬНЫХ ПАЛЕТКАХ: МИФ И ИСТОРИЯ
  8. ОКО ХОРА — СИМВОЛ ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЯ
  9. ЧАСТЬ IV РЕЛИГИОЗНО-МИФОЛОГИЧЕСКИЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ И РИТУАЛЬНАЯ ПРАКТИКА В ДОДИНАСТИЧЕСКОМ ЕГИПТЕ
  10. 6.3. «Змеиная» составляющая грифона, ритуалы перехода и несколько женских персонажей скифского пантеона