<<
>>

Социально-экономическая политика сёгуната в XVIII

в.

Конец XVII — начало XVIII в. были отмечены ухудшением общей экономической ситуации в стране. Разрыв между уровнем жизни дворянства и простого народа чрезвычайно возрос. Сёгунский двор устраивал пышные торжества и многочисленные праздники, покровительствовал различным искусствам.

Даймё подражали жизни при дворе, тратили огромные средства и постепенно вес чаще оказывались в зависимости от ростовщиков и купцов. Несмо тря на значительное развитие товарного хозяйству, в деревне ухуд шается положение крестьянства вследствие увеличения феодалами нормы налогов (ранее «четыре доли — государю и шесть — на роду», теперь «пять долей — государю, пять — народу»). Разоре ние крестьянского хозяйства привело к сокращению населения. В 1726 г. население Японии составляло 26,5 млн. человек, в 1804 г. — 25,5 млн. человек. Широкое распространение в неуро жайные годы получило детоубийство. Ухудшению жизни крестья нина, усилению феодального гнета в этот период содействовало практиковавшееся феодалом взимание налогов на несколько лет вперед, а также передача на откуп купцу феодальных поборои с деревни.

Прямым следствием усиления эксплуатации было бегство крестьян из деревни. К концу XVIII столетия число бежавших достигло 1 млн. 400 тыс. человек. С 1712 г. по указам сёгунат;! стали проводиться постоянные проверки городского населения і целью возвращения беглых крестьян на прежнее место житель ство. Усилению контроля содействовали и общие переписи населе ния, регулярно проводившиеся с 1726 г., а также указы, запре щавшие крестьянам собираться и создавать какие-либо объеди нения. Тяжелое положение трудового населения усугублялось . шхийными бедствиями, обрушившимися на Японию в этот период (землетрясения, наводнения, тайфуны, и т.д.). В 1732 г. іішчительная часть урожая в Центральной Японии и на о-ве Кюсю погибла из-за наводнений и нашествия саранчи; от голода умерло около 1 млн.

человек. В 80-х годах начался массовый страшный голод по всей стране. Он был следствием не только стихийных бедствий, но прежде всего беспощадной эксплуатации чиновников бакуфу и даймё, забиравших у крестьянской семьи почти весь урожай риса.

Доведенные до крайности крестьяне восставали. Новой чертой крестьянских выступлений, особенно характерной для второй половины XVIII в., была их массовость и необычный размах, нередко охват нескольких провинций, когда правительст- исиные войска или военные соединения князей не могли справиться с восставшими^ Так, голодающие крестьяне провинции Д:жа подняли восстание в 1747 г., быстро захватившее значительную территорию, а в 1749 г. в связи с голодом и неурожаем начались волнения в княжестве Айдзу. Одно из крупнейших восстаний с числом участников 200 тыс. человек произошло в 1754 г. в районе Курумэ на о-ве Кюсю, где дополнительным налогом было обложено все население княжества в возрасте от К до 80 лет. Крестьянское восстание в 1764—1765 гг. в районе Конто (провинции Кодзукэ, Симодзукэ, Мусаси) вылилось в грандиозный поход на Эдо, в котором участвовало 200 тыс. человек. Поводом к выступлению стало введение дополнительных налогов, которые в итоге развернувшихся событий правительство вынуждено было отменить. Но сотни участников восстания погибли в тюрьмах.

80-е годы XVIII в. были временем большого количества и городских восстаний, проходивших одновременно с крестьянскими бунтами и выступлениями. В мае 1787 г. восстаниями в городах была охвачена вся страна, начавшись в Осака они перебросились в города центральной и южной части Хонсю, остро- пов Кюсю и Сикоку. Самым крупным было выступление городской (>едноты в столице в мае 1787 г., вызванное спекуляцией торговцев рисом. Движение захватило соседние с Токио города, народ громил рисовые склады и дома богачей. Восстание подавили поиска бакуфу и хотя чиновникам сёгуната и даймё иногда приводилось содействовать снижению цен, голод продолжает свирепствовать в последние десятилетия XVIII в.

В городе и деревне население вынуждено было питаться травой, использовать размельченную кору деревьев, корни растений. В северной части Японии ежедневно умирало от одной до двух тысяч человек.

Представители токугавского сёгуната путем всевозможных ідминистративньїх мероприятий (реформ, законодательных установлений) пытались приостановить разложение феодальных порядков. Но финансовый кризис бакуфу, расстройство основы экономики — натурального хозяйства, происходившее в результате развития товарно-денежных отношений, ослабление пози- ций самурайства и активное развитие торгово-ростовщического капитала — все эти явления наблюдались еще при пятом сёгуне из дома Токугава — Цунаёси, находившемся у власти в 1680— 1709 гг. Политика восьмого сёгуна Токугава Ёсимунэ, правившего страной с 1716 по 1751 г., имела ту же ориентацию на восстановление былого экономического и политического положения дворянства. Но осуществление этого было невозможным вследствие значительно углубившихся кризисных явлений в феодальном обществе Японии.

Мероприятия Ёсимунэ получили название реформ годов Кё- хо (1716—1735). «Рисовый сёгун» (так его прозвали в народе) был известен возросшим сбором риса по стране, что объяснялось расширением посевной площади риса в результате освоения новых земель и усовершенствования ирригационной системы. Однако в действительности речь шла прежде всего об увеличении поступлений в казну сёгуната не столько за счет роста общего производства риса, сколько за счет установления новой нормы поступлений основного налога нэнгу.

Таким образом, увеличение объема товарного риса было прямым следствием ухудшения положения крестьянина. К тому же для упорядочения бюджета бакуфу Ёсимунэ обложил временным общегосударственным налогом даймё, что в конечном счете привело также к утяжелению налогового гнета труженика деревни. Борьба сёгуна против взяточничества, всевозможных злоупотреблений чиновничества дала весьма слабый результат. Огромное сопротивление встретили его выступления против роскоши в жизни высших слоев самурайства и представителей торгово-ростовщических кругов.

По распоряжению Ёсимунэ были сохранены ограничения, существовавшие на торговлю Японии с западными странами — строго определялся объем экспорта меди (2400—2700 т), полностью запрещался вывоз золота, почти прекращался вывоз серебра, сокращалось количество китайских и голландских кораблей, которым разрешалось прибывать в порт Нагасаки (гсКлланд- ских — не более двух), в целях пресечения контрабанды устанавливался более жесткий контроль над всей торговлей.

К 1742 г.

относится составление законодательного кодекса токугавской династии, который фактически суммировал административные мероприятия годов Кёхо. Кодекс из 100 статей имел в виду прежде всего интересы феодального класса, но не мог не отразить важнейшие изменения социально-экономической ситуации в стране — активное развитие товарно-денежных отношений и укрепление позиций торгового капитала. Во многих статьях уделено внимание земельным отношениям, закладу земли, денежным долгам, процентам по ним и т. д.

В отличие от «Завещания Иэясу», которое по-существу являлось инструкцией его будущим преемникам власти и определяло скорее систему взаимоотношений различных сдоев дворянства, кодекс 100 статей Ёсимунэ был первым законодательным документом Токугава. Общее, что объединяло два документа — исключительно подробно и тщательно разработанный раздел о мерах наказания различных преступлений. Прежде всего имелись в виду преступления простолюдинов против самурайства, наказание женщин, провинившихся перед мужем. Кодекс имел приложение с наглядным изображением наказаний (сожжение, повешение, заключение в тюрьму, татуирование, избиение палками и пр.).

Хотя реформы годов Кёхо по-существу не дали реальных ре- чультатов, в конце XVIII в. вновь были предприняты попытки укрепления феодального режима и противодействия росту экономической мощи торгово-ростовщического капитала, буржуазны х элементов общества. Регент при малолетнем сегуне и фактический правитель страны в 1786—1793 гг. Мацу дайра Садано- бу под флагом борьбы за экономию начал наступление на расточительство и роскошь в среде самурайства и богатых горожан и крестьян. Он сократил средства, шедшие на обеспечение императорского двора. С целью укрепления пошатнувшегося экономического положения самурайства он освободил вассалов сёгуна ог уплаты по долговым обязательствам, превышающим шестилетнюю давность. Однако недовольство и противодействие тор- і'ово-ростовщического капитала, объединившегося с дворянской оппозицией, режиму экономии, привело к полному краху политики Мацудайра Саданобу [реформ годов Кансэй (1787—1793)].

<< | >>
Источник: Кузнецов Ю. Д., Навлицкая Г. Б., Сырицын И. М.. История Японии: Учеб. для студ. вузов, обучающихся по спец. «История» — М.: Высш. шк.,. — 432 с.. 1988

Еще по теме Социально-экономическая политика сёгуната в XVIII:

  1. Феодализм периода Муромати
  2. Города. Городские сословия
  3. Строительство крепостных сооружений
  4. Социально-экономическая политика сёгуната в XVIII
  5. СЫНОВЬЯ РОДНЫЕ И ПРИЕМНЫЕ
  6. ЗАКЛЮЧЕНИЕ