<<
>>

ТЕЛЛЬ ИБРАГИМ АВАД

Другой столь же удаленный от столичных центров Раннего и Древнего царства провинциальный храм, где изначально, еще при первых фараонах, почитался царский культ, находился в Восточной Дельте, в современной местности Телль Ибрагим Авад (см.

ч. И, гл. i). Отсюда происходит также обнаруженная в сакральном сооружении (рис. з6) четвертая по счету кол­лекция вотивных предметов, аналогичных найденным в Абидосе, Иера- конполе и на острове Элефантина. Эти предметы хранились в специально устроенных «ящиках» из сырцового кирпича или простых ямах под фун­даментом последующих построек святилища, главным образом, под цент­ральной платформой святилища, возведенного в период правления фарао­нов IV—V династий.

В общей сложности зафиксировано свыше боо предметов, составляю Щих эти культово-ритуальные «тайники», приуроченные к строительству нового храмового сооружения, возвышавшегося над ними. Это многочис

ленные предметы мелкой пластики, характерные для изобразительного ис­кусства Раннего царства. В их число входят статуэтки из египетского фа­янса, камня и слоновой кости, изображающие священных животных: па­виана (рис. 37), крокодила (рис. 38), бегемота (рис. 39), льва (рис. 40), соко­ла (рис. 41), антропоморфные образы (рис. 42), миниатюрные воплощения культово-ритуальных предметов, например, наосов (рис. 43), древнего свя­тилища pr nw (рис. 44) и многих других (цв. илл. в книге: [Древнеегипет­ский храм в Телль Ибрагим Аваде, 2002]) — все эти объекты представле­ны многими десятками экземпляров. Кроме фигуративных предметов из фаянса обнаружено значительное количество профилированных плиток, снабженных отверстиями для крепежа с оборотной стороны, какими об­лицовывали сакральные сооружения: наосы, часовни и погребальные ка-

меры (рис.

45). Целую коллекцию составляют каменные навершия булав и миниатюрные сосуды (рис. 46).

Следует отметить, что многие из этих предметов связаны с фигурой ца­ря. К их числу относятся как инсигнии царской власти, представленные несколькими десятками грушевидных наверший булав, изготовленных из кальцита и диорита, так и священные предметы, подчеркивающие сак­ральный характер царской власти. Это упоминавшиеся фаянсовые модели древнего святилища Низовья pr nw [van Haarlem, 1998, рис. i—3, табл. 18— 19] и наосов, фигурки священного сокола, символизирующего бога Хора, земным воплощением которого считался фараон, большое количество фа­янсовых плиток. На тыльной стороне некоторых экземпляров прорезаны условные изображения знака srh 1111111. Верхняя половина пространства, где обычно выписывалось хорово имя царя, занято многочисленными кру­жочкам, квадратами или знаками, напоминающими буквы А и М [Шерко- ва> 20026, с. 92, илл. 9].

На фрагменте фаянсовой плакетки начертано еще одно имя царской ти- тулатуры — nbtj — с сохранившимся изображением богини Ком Омбо в

обличии коршуна Нехбет, сидящей на знаке nb [Шеркова, 20026, с. 93> илл. ю].

Несомненно, к царскому культу причастна большая коллекция изделий мелкой пластики из резной кости и слоновой кости, имеющих аналогии среди вотивных предметов из храмов в Абидосе и Иераконполе, относя­щихся ко времени царей Хора Нармера и Хора Скорпиона. Это упоминав­шиеся выше фигурки льва, образ которого служил одним из царских сим­волов; женские статуэтки, изображающие стройных девушек с длинными

Рис. 49. Оттиск печати с изображением ритуального бега царя Дена (по П. Каплони).

волосами, воплощающих жриц, цариц или принцесс, и целый ряд других изделий мелкой пластики.

Следует также упомянуть жезл, древко которо­го оформлено в виде руки, а навершие изображает пару кистей рук, паль­цы которых охватывают венчик сосуда, находящегося между ними [Шер- кова, 20026, с. 94, илл. и].

Доминирование изображений павиана среди фигуративных воплоще­ний в тайниках святилища в Телль Ибрагим Аваде является существен­ным аргументом в пользу идеи о его культовой принадлежности богу Тоту (подробнее см.: [Шеркова, 1999, 20026]). Ее подкрепляют находки фрагмен­тов головы и лапы от достаточно крупной статуэтки павиана, выполнен­ной из обожженной глины (рис. 47), обнаруженные в святилище прото/ раннединастического периода. Целая серия изображений (около 200 ста­туэток) указывает на причастность образа павиана к царскому культу.

Так, на ярлыке из слоновой кости, найденном в гробнице царя пер­вой династии Семерхета в Абидосе, павиан изображен сидящим на сту- ле [Emery, 1961, рис. 49.112] (рис. 48)- Хотя идентифицировать этот образ, изображенный в контексте архаического письма, не представляется воз

Рис. 50. Сцена ритуального бега царя Джосера. Саккара (по А. Спенсеру).

Рис. 51. Изображения двух царей в хеб-седном одеянии. Саккара (по В. Эмери).

можным, его причастность к царю несомненна. Можно высказать пред­положение о том, что данное изображение близко к сценам празднова­ния царского юбилея. На оттиске печати, сделанном на кожаном мешоч­ке из погребения в Саккаре, представлен ритуальный бег царя Хора Дена [Emery, 1938, с. 68, рис. 26/21; Kaplony, 1963, табл. 59/211] (рис. 49). Компози­ция построена по принципу симметрии. В ее левой части царь в короне Нижнего Египта бежит за быком. В правой половине Ден в уборе Верхне­го Египта направляется к сидящему павиану, протягивающему царю чашу.

Аналогичное изображение павиана представлено в сцене ритуального бе­га, совершаемого царем Джосером (рис. 50). Он сидит на корточках, про­стерши передние лапы к открытой чаше, стоящей перед ним на высокой подставе. Высказывалось соображение о том, что содержание и стилис­тическое оформление этой сцены указывает на прототипы первых динас­тий, в частности, на изображение, представленное на деревянном ярлыке из гробницы Хора Дена в Саккаре [Spencer, 1993, с. 99, рис. 76]. Очевидно, к этому же периоду относится крупный фрагмент известняковой плиты, использованной при сооружении гробницы 3507 в Саккаре, датированной временем III династии [Emery, 1954, с. 78—80; Emery, 1958, табл. 98]. Здесь павиан восседает на троне богини Маат (рис. 51), и его изображение ок­ружено четырьмя фигурками птиц, из которых по причине сколов могут быть идентифицированы только две. Это сова и сокол; третья птица, воз­можно, коршун. Вверху предположительно был изображен сокол. Перед павианом стоят две фигуры царя в коротких плащах облачении празд­ника сед — и коронах Нижнего Египта. У каждой фигуры в левой руке на­ходится жезл w$Sy а в правой — жезл hts.

Приведенных примеров достаточно, чтобы убедиться в том, что в об­лике павиана представлено божество, причастное к царскому культу, что

нашло отражение в сценах царского юбилея, в которых павиану отведена важная роль. Во всех этих ритуальных сценах павиан выступает в аспектах Тота — бога-жреца, распорядителя очистительных ритуалов, бога-патрона царя, наделяющего его тайными знаниями.

<< | >>
Источник: Шеркова Т. А.. Рождение Ока Хора: Египет на пути к раннему государ­ству.. 2004

Еще по теме ТЕЛЛЬ ИБРАГИМ АВАД:

  1. ТЕЛЛЬ ИБРАГИМ АВАД И ДРУГИЕ ПАМЯТНИКИ НИЗОВЬЯ
  2. МИНШАТ АБУ ОМАР
  3. КОНТАКТЫ ДОДИНАСТИЧЕСКОГО ЕГИПТА
  4. ЭЛЕФАНТИНА
  5. ТЕЛЛЬ ИБРАГИМ АВАД
  6. ЕГИПЕТ КАК ЦЕЛОСТНЫЙ КОСМОС
  7. ПРОБЛЕМА «О» ДИНАСТИИ
  8. ОБРАЗЫ КОСМОСА В РИТУАЛЬНОЙ ПРАКТИКЕ
  9. ИНТЕРПРЕТАЦИЯ ИЗОБРАЗИТЕЛЬНЫХ МОТИВОВ НА КЕРАМИКЕ ТИПА D
  10. ЗАКЛЮЧЕНИЕ СТИЛЬ КУЛЬТУРЫ ДОДИНАСТИЧЕСКОГО ЕГИПТА