<<
>>

ТЕЛЛЬ ИБРАГИМ АВАД И ДРУГИЕ ПАМЯТНИКИ НИЗОВЬЯ

Сходная картина прослежена на соседнем памятнике — Телль Ибраим Аваде (схема 3). На этом телле, возвышающемся не более чем на 2,5 м над уровнем современной дневной поверхности, сохранились следы непре­рывного обитания.

Его центральная часть, занятая садом, не раскапыва­лась. На этом памятнике изучены археологические объекты от додинасти- ческого времени и периода первых династий (в основном западная часть телля, участок Б) до времени Среднего царства (восточная часть телля, участок A) [van den Brink, 1992, с. 45, табл. i, рис. 1]. Самый нижний слой (фаза 7), демонстрирующий нижнеегипетскую керамическую традицию, представлен поселением с остатками круглых легких хижин. Этот слой был перекрыт строительным горизонтом с сооружениями, возведенными из сырцового кирпича, относящимися к поздним этапам культуры Нагада (Нагада Ша—Ь, фаза 6; 0 династия). Были выявлены остатки прямоуголь­ного сооружения, вытянутого с северо-востока на юго-запад на 15,5 м. На хозяйственные функции этого сооружения указывают зольные пятна, уг­лубленные в землю очаги и кухонная посуда. Кроме того, в слое найден круглый в плане очаг, сложенный из кирпичей, и несколько круглых кир­пичных сооружений, служивших хранилищами для пищевых ресурсов [van den Brink, 1992, с. 52—53, табл. 14—16]. Основными датирующими мате­риалами явились граффити на фрагментах крупных сосудов с изображе­нием знаков srh с именами царей Хора Ка и Хора Нармера [van den Brink, 1992, рис. 8].

Следующий хронологический период на участке А представлен погре­бениями, относящимися ко времени первой династии (фаза 5а — конец 1 династии и 5b — первая половина I династии), нарушившими располо-

женные под ними участки поселения предшествующего периода [van den Brink, 1992, с. 50—51]. Судя по размерам и богатству погребального инвен­таря, раскопанные могилы, ориентированные с северо-востока на юго-за­пад, принадлежали представителям местной социальной элиты.

Артефак­ты из погребений представлены главным образом большим количеством сосудов, керамических и каменных, изготовленных из кальцита и шифера, которые находились как в центральной погребальной камере, так и в пери­ферийных отсеках для хранения погребального инвентаря. Стены могиль­ных ям и перегородки сооружены из кирпича, а следы тростниковых ци­новок и деревянных шестов указывают на использование каких-то конс­трукций в убранстве могил [van den Brink, 1992> с. 51]- Самая большая из них, № 1, достигала в длину 8 м и в ширину 4,5 м. Толстые стены могильной ямы сложены из нескольких рядов положенных плашмя кирпичей, окай­млявших погребальную камеру и помещения для хранения сопровождав­ших погребение сосудов.

Умерший молодой мужчина лежал в скорченной позе, на левом боку, головой на северо-восток. Скелет был покрыт слоем чистого песка [van Haarlem, 1996а, с. 8—9, рис. 1], и этот факт, безусловно, связан с религиозно­мифологическими представлениями о первобытном холме, отраженными в ритуале, приуроченном к погребальному обряду. Можно предположить, что найденные в западной части телля погребения принадлежали священ­нослужителям храма, расположенного в восточной части памятника.

Храм, возведенный из сырцового кирпича, существовал в Телль Иб­рагим Аваде на протяжении, по меньшей мере, полутора тысяч лет, воз­можно, до Среднего царства, претерпевая этапы обновлений, реконструк­ций, перестроек и периоды запустения. Современные сельскохозяйствен­ные работы в центральной части телля разрушили значительную часть принадлежавшей храмовому комплексу площади, но сохранилось его яд­ро — святилище. Впрочем, обнаруженные на разных участках остатки мас­сивных внешних стен из сырцового кирпича позволили реконструиро­вать размеры (27 х 54 м) и планировку верхнего строительного горизон­та храмового комплекса [Eigner, 1992], существовавшего при XII династии (1976—1794/1793 гг. до н. э.) [Egypt, 1998, с. 530].

В ходе раскопок святилища храма выявлено семь строительных гори­зонтов, что соответствует разработанной Э.

ван ден Бринком хроноли- ческой шкале применительно к совокупности археологических объектов в Телль Ибрагим Аваде [van den Brink, 1992, с. 45, табл. 1; Eigner, 2002, с. 112— 113]. Верхний строительный горизонт храма отнесен к фазе ia. Конечная да­та функционирования самого позднего этапа существования храма оста­ется проблематичной [van den Brink, 1992, с. 46—47].

На фазе ib, относящейся к I Переходному периоду, центральное положе­ние в святилище занимал сооруженный из известняка и покоившийся на

IOO

слое чистого песка наос, что в сакральной постройке актуализирует миф о первобытном холме. Наос был разрушен еще в древности, и его много­численные фрагменты покрывали все пространство святилища. Такие эле­менты архитектуры святилища, как алтари, возведенные из сырцового кирпича и, возможно, облицованные известняковыми плитами, сохрани­лись лишь на этой фазе [Eigner, 1992; van Haarlem, 1995; van Haarlem, 19966]. В фундаменте одного из них находилось небольшое скопление вотивных предметов, представленных миниатюрными керамическими сосудами, от­носящимися к концу Древнего царства и переотложенными из более ран­него строительного горизонта (фаза 2).

На протяжении Древнего царства святилище несколько раз обновля­лось, реставрировались его стены, однако общий план его не претерпел су­щественных изменений. Согласно реконструкции Д. Айгнера [Eigner, 2002, илл. 9], в период IV—VI династий (фазы 2с—Ь) святилище представляло собой возведенную из сырцового кирпича размерами 27 х 13 и 30 х 15 см прямоугольную постройку 2,62 х 7, 85 м, вытянутую по оси север-юг, раз­деленную внутренними поперечными стенами на три части (рис. 36). В се­верной трети святилища находился дворик с проходом, расположенным на восточной стене, куда вел узкий обходной коридор, окружавший ядро святилища. Центральную позицию занимала ступенчатая, сложенная из кирпича, платформа, окаймленная с восточной и южной стороны Г-образ- ной стеной. Планировка святилища сочетала два элемента, соответствую­щие иероглифическим знакам: 0 hwt, означающий храм, и га h [Eigner, 2002, с.

128], в определении А. Гардинера, — тростниковый шалаш. С помо­щью этого иероглифа выписывались также слова «комната», «помещение» [Gardiner, 1950, с. 493. О/4, 6]. Реконструкция святилища Древнего царства была сделана Д. Айгнором [Eigner, 2002, с. 125, илл. 9].

Перед платформой, вдоль западной стены были установлены в ряд, в на­клонном положении 14 высоких цилиндрических керамических жертвен­ных подстав [Eigner, 2002, илл. 2]. Это ритуальное скопление подстав, на которых устанавливали жертвенные столики hlw.t или сосуды, было час­тично перекрыто стеной западной части обходного коридора, реставри­рованной на фазе 2b. Иначе говоря, это скопление предметов утвари свя­тилища было сформировано при восстановительных работах в период правления фараонов V—VI династий. К этому же времени относится фор­мирование скоплений в упомянутом коридоре керамических и миниатюр­ных каменных сосудов, в том числе и относящихся к более раннему време­ни. В центральном помещении было найдено еще одно скопление с костя­ми жертвенных животных [Eigner, 2002, с. 122, илл. 7].

В свою очередь, в святилище фазы 2С, относящейся ко времени IV или предположительно V династии, находились скопления вотивных пред­ки

метов, представленных керамическими формами. Непосредственно под этим зданием находились остатки архитектуры постройки начала Древне­го царства (фаза з). Некоторые скопления вотивных предметов располага­лись непосредственно под скоплениями следующего строительного гори­зонта, что характерно для их локализации в святилище. Так, скопление № 8 находилось практически под скоплением № 4 — под фундаментом после­дующего сооружения фазы 2С. Однако основная масса находок была сдела­на под платформой, где на уровне фундамента святилища фазы 3 были об­наружены три камеры (скопление ю, 12,13), расположенные в ряд. Они со­держали многочисленные предметы мелкой пластики, изготовленные из фаянса, камня и слоновой кости, относящиеся ко времени правления пер­вых царей. Впрочем, незначительная часть таких изделий попала и в более поздние слои (например, в скоплении № и, относящемся к постройке фа­зы га, расположенном над скоплениями под платформой).

Предположение

0 том, что эти вотивные предметы переместились из более ранних строи­тельных горизонтов [Шеркова, 1999, с. 229, прим. 1], подтвердилось в ходе дальнейших археологических раскопок.

Непосредственно под святилищем фазы 2С находились остатки стен со­оружения, функционировавшего в конце II династии — начале Древнего царства (фаза 3). От еще более ранней постройки его отделял жилой слой с обгоревшей почвой и многочисленной кухонной керамикой. В этот пе­риод (фаза 4), соответствующий концу первой — началу второй династии [Eigner, 2002, с. 125—126], святилище пришло в упадок. Очевидно, оно не функционировало также и в период между правлением Хора Джера и Хо­ра Дена. Во всяком случае, погребение со скорченным скелетом молодого мужчины и керамикой, датированной этим промежутком времени, было совершено непосредственно в стенах святилища (фаза 5b), отнесенного к

1 династии [Eigner, 2002, с. 125—126].

Однако можно сказать, что святилище все же существовало в течение какого-то промежутка времени и при I династии, ибо размеры кирпича, применявшегося при его строительстве, совпадавшие с размером кирпича, использовавшегося при возведении построек Древнего царства (26/28 х 13/ 14 см), в свою очередь, отличались от более крупных кирпичей (33/37 х 16/ 17 см), из которых были сложены сакральные сооружения, датированные временем нулевой династии (фаза 6а и 6b) [Eigner, 2002, с. 127]. Эти наибо­лее ранние постройки по размерам соответствовали святилищам Древне­го царства, но в отличие от них были ориентированы по оси восток-за­пад. Именно из этих слоев началось перемещение изделий из мелкой плас­тики, попавших затем в тайники под фундаментами последующих зданий святилища, ибо отдельные экземпляры все же сохранились в первоначаль­ных постройках. Здесь также были найдены миниатюрные керамические сосуды шарообразной и мешковидной формы, небольшой фрагмент сосу­да типа W, чернильница из обожженной глины с тремя резервуарами. Ана­логичный предмет, но выполненный из камня, датируется архаическим временем (хранится в Каирском музее, инв. № 18377). Можно упомянуть подставу, покрытую множеством мелких треугольных отверстий, имею­щую аналогию среди раннединастических находок в Абидосе.

Самая ранняя фаза святилища датируется концом позднего медного ве­ка [Eigner, 2002, с. 127], о чем свидетельствует находка фрагмента темно-се­рой керамики, покрытой штампованным орнаментом в виде частых круг­лых углублений с процарапанным изображением шакала, исполненным в достаточно условной манере, характерной для этого периода. Очевид­но, начиная с самых ранних этапов, святилище или храм в Телль Ибрагим Аваде играло важную роль не только в Восточной Дельте Нила, в регио­не, примыкающем к Пелусийскому руслу Нила, где проходили пути, свя­зывавшие дельту Нила с Синаем и Передним Востоком, но и в масштабах Египта в целом.

<< | >>
Источник: Шеркова Т. А.. Рождение Ока Хора: Египет на пути к раннему государ­ству.. 2004

Еще по теме ТЕЛЛЬ ИБРАГИМ АВАД И ДРУГИЕ ПАМЯТНИКИ НИЗОВЬЯ:

  1. ТЕЛЛЬ ИБРАГИМ АВАД И ДРУГИЕ ПАМЯТНИКИ НИЗОВЬЯ
  2. КОНТАКТЫ ДОДИНАСТИЧЕСКОГО ЕГИПТА
  3. ПРОБЛЕМА «О» ДИНАСТИИ
  4. ЗАКЛЮЧЕНИЕ СТИЛЬ КУЛЬТУРЫ ДОДИНАСТИЧЕСКОГО ЕГИПТА