<<

2. Второй этап Северной экспедиционной войны НРА (9 ноября 1926 г. —12 апреля 1927 г.)

Поражение, нанесённое Национально-революционной армией войскам У Пэй-фу и Сунь Чуань-фана, заставило милитаристов и их империалистических хозяев консолидировать свои силы. По инициативе английского правительства в Китае в декабре 1926 г.
создаётся объединённая контрреволюционная армия под названием «Армия умиротворения государства» («Аньгоцзюнь») под единым командованием японского агента — милитариста Чжан Цзо-линя. «Армия умиротворения» включала войска генералов Чжан Цзо-линя, У Пэй-фу, Янь Си-шаня, Сунь Чуань-фана и Чжан Цзун- чана. Общая её численность достигала 300 тыс. человек. Она была сформирована и вооружена за счёт империали- стических стран, прежде всего США и Японии. В частности, американское правительство «продало» для этой армии 100 самолётов и другое военное имущество на сумму 10 млн», долларов.

Национально-революционная армия по численности и вооружению значительно уступала «Аньгоцзюню», но по своим боевым и моральным качествам она превосходила объединённую армию милитаристов, и это её преимущество было решающим. Как показал ход дальнейших военных действий, НРА, невзирая на усиление противника, продолжала успешное наступление. В середине ноября 1926 г. части НРА после освобождения провинции Цзянси и части Фуцзяни вступили в провинции Аньхой и Чжэцзян,

В конце ноября НРА освободила г. Аньции — главный город провинции Аньхой.

Успехи Национально-революционной армии в её справедливой войне против милитаристов были бы невозможны без огромной поддержки, оказанной ей народными массами. С другой стороны, как уже выше отмечалось, эти успехи революционизировали массы. Таким образом4 революционная армия не только вела военные действия, но и организовала революционную борьбу широких народных масс. После занятия Уханя и Наньчаиа национально-революционными войсками пролетарское движение ещё более выросло, число членов профсоюзов, объединявшихся Генеральным советом профсоюзов, увеличилось на 200 тыс.

Одновременно росло количество профессиональных организаций. Борьба рабочих за улучшение своего положения становилась более организованной, а следовательно, и более успешной. Для подавления контрреволюционных выступлений создавались рабочие пикеты.

Китайский пролетариат в начале 1927 г. одержал крупную победу над английскими империалистами в Ханькоу и Цзюцзяне. Рабочие Ханькоу, руководимые видным деятелем Компартии Китая т. Лю Шао-ци, в огвет на расстрел английскими войсками демонстрации китайских трудящихся 4 января прорвали баррикады вокруг английской концессии и полностью очистили её от иностранной охраны. 6—7 января вооружённые рабочие захватили английскую концессию в г. Цзюцзяне. Под влиянием пролетариата к революционной деятельности поднимаются широкие слои городской мелкой.бур- жуазии. Так, в конце 1926 г. и начале 1927 г. в забастовочном движении наряду с рабочими участвовали государственные служащие, ремесленники и торговцы.

Крестьянское движение также принимает широкий размах. Так, к концу ноября 1926 г. в провинции Хунань уже существовали крестьянские союзы, насчитывавшие 1 071 тыс. членов.

К началу 1927 г. в этой провинции число крестьян, организованных в союзы, выросло до 2 млн.

В январе 1927 г. в провинции Гуандун крестьянские союзы объединяли уже 1 млн. членов, в Хубэе — 270 тыс., в Цзянси — 150 тыс., в Гуанси — 50 тыс., в Фуцзяни — 25 тыс. членов. В ряде мест крестьянские союзы осуществляли функции власти в деревне. Участились случаи, когда крестьяне отбирали землю у помещиков и контрреволюционных генералов и офицеров и распределяли её между собой.

Но размах революционной борьбы рабочих и крестьян Китая всё более и более пугал национальную буржуазию, в особенности её правое крыло, толкал её на отход от революции.

Её представители развернули яростную кампанию против мнимых «крайностей» революции. Они вопили о «же- стокостях крестьян», о «чрезмерных требованиях рабочих».

Это была линия на решительное ограничение революции. Она нашла поддержку среди оппортунистов, подвизавшихся в то время в Китайской компартии.

Чэнь Ду-сю и другие оппортунисты из боязни «отпугнуть» от революции национальную буржуазию добровольно отказались от борьбы за руководство вооружёнными силами национального правительства. Этим не преминули воспользоваться скрытые враги революции.

Чан Кай-ши и его клика усилили подготовку контрреволюционного переворота.

В Наньчане, куда Чан Кай-ши перевёл свою ставку, начали концентрироваться все элементы, стремившиеся задушить революцию,— компрадоры (например, крупный шанхайский банкир, председатель ЦИК гоминдана Чжан Цзин-цзян), милитаристы-помещики, примкнувшие к НРА 24, и другие.

В это время национальное правительство в целях более оперативного руководства переехало из Кантона з Ухань. Ухань являлся центром революционных сил Китая и был связан удобными коммуникациями со всеми районами страны. Интересы революции требовали и перевода ставки главнокомандующего в Ухань. Однако Чан Кай-ши, несмотря на неоднократные предложения ЦИК гоминдана и уханьокого правительства переехать в Ханькоу, продолжал оставаться в Наньчане вместе со своими правогомин- дановскими приспешниками.

Своё пребывание в Наньчане Чан Кай-ши попытался оправдать «подготовкой последней и решительной опера* ции против милитаристов в районе Шанхая и Нанкина».

К началу 1927 г. в Ухане и Наньчане создались по существу два центра на территории, освобождённой Национально-революционной армией,— демократический и реакционный.

Осуществлению контрреволюционных планов Чан Кай-ши благоприятствовало то обстоятельство, что личный состав НРА в ходе Северного похода неуклонно ухудшался. Лучшие, наиболее преданные революции части понесли большие потери. В армию были включены перешедшие на сторону национального правительства милитаристские войска без предварительной их реорганизации и политического перевоспитания. В этих условиях опасность разложения НРА становилась всё более и более реальной.

Реакционно настроенные генералы и офицеры при поддержке правых гоминдановцев стали создавать искусственные трудности в армии.

Они задерживали солдатам выплату жалованья, снижали им нормы питания до полуголодных пайков. Среди солдат началось недовольство. Реакционеры в армии использовали это недовольство для того, чтобы восстановить солдат против революции. Они объясняли солдатам, что трудности в снабжении армии проистекают якобы от «разрушительных действий» рабочих и крестьян. Вместе с тем в ряде мест они открыто перешли к террору против революционных организаций. Генерал Ли Фу-линь, оставленный для «охраны тыла» в

Гуандуне, занялся, по указанию Чан Кай-ши, репрессиями в отношении коммунистов и левых гоминдановцев, разгромом крестьянских союзов в уездах Чжуншань, Цзян- минь «и др., разгромом рабочих профсоюзов в Кантоне, разоружением рабочих пикетов; он запретил забастовки рабочих. От генерала Ли Фу-линя не отставали и другие реакционно настроенные генералы и офицеры.

Так, в течение декабря 1926 г. и января 1927 г. карательные отряды 16-го и 17-го корпусов в провинции Чжэцзян, 27-го и 37-го корпусов в провинции Аньхой, 33-го корпуса в восточной части провинции Хунань, которыми командовали реакционеры, произвели более 100 налётов на крестьянские союзы и рабочие вооружённые дружины.

Однако, несмотря на активизацию реакционных сил на территории, контролировавшейся национальным правительством, Чан Кай-ши не считал ещё момент подходящим для совершения государственного переворота. Он продолжал разглагольствовать о верности программе революционного гоминдана, пытаясь тем самым усыпить бдительность масс. План Чан Кай-ши заключался в том, чтобы руками революционных войск захватить район Шанхая и Нанкина, войти там в непосредственный контакт с международным империализмом и после этого ударить революции в спину, используя для этого преданные ему части.

Под непосредственным командованием Чан Кай-ши находилась группировка войск численностью около 120 тыс. солдат и офицеров, располагавшая 60 орудиями и 150 пулемётами. Она развёртывала наступление на Шанхай и Нанікин.

Активное участие в операциях по овладению Шанхаем и Нанкином принимали и войска, находившиеся в распоряжении уханьского правительства, общая численность которых достигала 100 тыс.

бойцов и командиров. Одновременно часть этих войск действовала в провинции Хэнань против войск Чжан Цзо-линя и У Пэй-фу с целью выхода к Лунхайской железной дороге и объединения с силами народных армий Фын Юй-сяна, которые в середине ноября 1926 г. начали наступление на юг из района Ганьсу — Суйюань.

В конце 1926 г. Национально-революционная армия в ходе своего наступления встретилась со значительными трудностями.

В западной части провинции Хубэй сосредоточились 5 пехотных дивизий (5, 7, 8, 18 и 26-я) хубэйоких милитаристов. Сюда же были отведены остатки других войск генерала У'Пэй-фу. В декабре 1926 г. части 8-го корпуса НРА начали наступление против этой группировки войск, но силы корпуса (всего 4 дивизии) были для этого недостаточны. Не менее сложным было военное положение и в провинциях Чжэцзян и Аньхой. После разгрома войск Сунь Чуань-фана в наньчан-цзюцзянской операции в ноябре 1926 г. 3-я и 1-я дивизии чжэцзянских войск Сунь Чуань-фана перешли на сторону НРА, а командование этих соединений объявило о присоединении провинции Чжэцзян к национальному правительству. 1-я дивизия была реорганизована в 19-й, а 3-я дивизия — в 26-й корпус НРА. Чтобы закрепить за собой провинцию Чжэцзян, в конце ноября в качестве подкрепления 19-му и 26-му корпусам командование НРА направило пехотную дивизию 1-го корпуса (5 полков).

Однако Сунь Чуань-фан, которому английские и американские империалисты оказали помощь вооружением, продовольствием и деньгами, создал группировку войск в составе 4 дивизий и 6 декабря 1926 г. начал наступление на 19-й и 26-й корпуса НРА. Так как эти корпуса не были ещё полностью реорганизованы и ощущали нехватку в вооружении, то они в первых же боях потерпели поражение и отошли на юго-запад — к границам провинции Цзянси.

Поскольку внешние враги китайского народа — империалисты — стали терять уверенность в способности милитаристов сокрушить революционное движение, они начали широкую подготовку к открытой вооружённой интервенции в Китае, причём помощь с их стороны милитаристам отнюдь не прекратилась.

Особенно большую активность в этом направлении проявило английское правительство.

В январе 1927 г. правительство Англии приняло решение о посылке английских войск в Китай, а 24 января был опубликован приказ военного министерства Великобритании о создании «корпуса обороны Шанхая» под командованием генерал-майора Дункана К

К 20 января 1927 г. в Шанхае уже было 2 670 английских солдат и офицеров, 8 орудий, 8 бронемашин, 8 самолётов, 40 тяжёлых и лёгких пулемётов 25.

Английские империалисты держали свои войока и в других районах Китая: в районе Пекин — Тяньцзинь было 1 324 солдата и офицера; в Гонконге — 3 067 солдат и офицеров, 30 орудий. Но этим английские колонизаторы не ограничили вооружённую интервенцию в Китае. Позднее они направили новые дополнительные контингента войск в Китай. К этим силам следует добавить английский флот в китайских водах, в составе которого было около 14 тыс. матросов и офицеров.

Не менее быстрыми темпами вели подготовку к вооружённому вмешательству в дела Китая и американские империалисты. В треугольнике Шанхай — Нанкин — Тяньцзинь было размещено более 6 тыс. солдат и офицеров американской армии. В водах Китая находилось около 24 американских военных кораблей. Увеличили также свои вооружённые силы в Китае японские и французские империалисты.

Угроза вооружённой интервенции, однако, не ослабила наступательного духа войск НРА. Командование НРА сосредоточило значительные силы для окончательного разгрома Сунь Чуань-фана и овладения Шанхай-Нанкин- ским районом. В течение января — февраля 1927 г. в район сосредоточения был направлен 14-й корпус из провинции Фуцзянь, а также остальные части 1-го корпуса, которые начали наступление на Шанхай вдоль Шанхай-Нинбо- ской железной дороги. Кроме того, к 21 февраля 1927 г. эта группировка была усилена 2, 6 и 11-м корпусами и 1-й отдельной дивизией, которые вышли в район Уху — Гуандэчжоу с целью наступления на Нанкин.

Обшая численность войск НРА, участвовавших в наступлении, достигала 80 тыс. солдат и офицеров. Войска Сунь Чуань-фана были значительно усилены за счёт армии шаньдунских милитаристов. В район Шанхая был переброшен 8-й шаньдунский корпус (генерала Би Шу- чэна). 6-й шаньдунский корпус занимал район Нанкина. Сюда же были брошены части 7, 10 и 11-го корпусов — всего 60 тыс. солдат и офицеров.

В середине февраля 1927 г. Национально-революционная армия заняла города Ханчжоу и Цзясин (80 км от Шанхая). Шанхайский пролетариат под руководством комитета Компартии и Генерального совета профсоюзов в целях поддержания наступления революционных войск начал всеобщую забастовку, в которой участвовало до 360 тыс. рабочих. 22 февраля к бастовавшим присоединились 800 революционных моряков, и борьба приняла характер вооружённого восстания, где на стороне восставших участвовала артиллерия.

Но милитаристу Сунь Чуань-фану при помощи английских и американских десантных войск 24 февраля удалось подавить вооружённое восстание шанхайского пролетариата и революционных моряков. Поражение восстания определялось рядом причин: восставшие не смогли установить связь с наступающими войсками НРА; слабо велась работа по разложению войск противника, хотя многие солдаты шанхайского гарнизона сочувствовали революционной армии; не было достаточной организованности в проведении восстания; кроме того, .следует учесть и вооружённое содействие, оказанное Сунь Чуань-фану империалистами.

Расправа с шанхайскими рабочими и участие в ней английских войск вызвали решительный протест китайского народа. 28 февраля 1927 г. была объявлена всеобщая забастовка рабочих Учана, Ханькоу, Ханьяна и других городов на побережье Янцзы, 15 марта 1927 г. началось общее наступление войск НРА на Шанхай и Нанкин. Наступление велось вдоль железнодорожных и шоссейных магистралей, идущих к этим городам. Одновременно с наступлением на Шанхай и Нанкин происходило сосредоточение войск НРА в районе Лункоу (провинция Аньхой). Здесь сосредоточивались 27, 39, 15 и 33-й корпуса общей численностью около 80 тыс. человек. Эта группировка войск имела задачу овладеть районом Бэнпу — Фыньян (на Тяньцзинь-Пукоу- ской железной дороге). Однако действовала она крайне нерешительно. Многие генералы, особенно те, которые недавно переметнулись на сторону НРА, саботировали выполнение приказов национального правительства. В результате Бэнпу был занят только в начале апреля и то ненадолго. Стоило только войскам шань- дунских милитаристов контратаковать, как превосхо- дящие силы НРА отошли и отдали обратно противнику занятый ими участок Тяньцзинь-Пукоуской железной дороги.

Тем не менее наступление НРА на Шанхай — Нанкин развёртывалось успешно.

Когда 21 марта революционная армия подошла к станции Лунхуа, началось вооружённое восстание шанхайских рабочих, которые в первый же день наступления захватили важнейшие стратегические пункты в городе — телеграф, железнодорожные станции, крупные предприятия. В одном только Шанхае в боях участвовало 21,5 тыс. вооружённых рабочих, ремесленников и кули, а во всеобщей забастовке приняло участие до 800 тыс. человек. Борьбу рабочих против милитаристов поддерживали мелкая буржуазия и мелкобуржуазная интеллигенция. Два полка охраны без единого выстрела присоединились к рабочим отрядам, помогая им захватить важные объекты города. Организаторами восстания были коммунисты Чжоу Энь-лай, а также Ло И-чун, Чжоу Ши-янь (два последних впоследствии погибли от руки контрреволюционеров). Рабочие железнодорожной станции не выпустили из Шанхая ни одного поезда, из шанхайского порта не вышел ни один корабль. Тыл армии Сунь Чуань-фана был полностью парализован. Китайская часть Шанхая была в руках пролетариата. Гарнизон милитаристских войск города был полностью разгромлен: из 12 тыс. солдат и офицеров 8-го шаньдунского корпуса эвакуировалось в Циндао только 2 тыс. человек. Таким образом, Шанхай был освобождён силами рабочих. Эта победа была завоёвана дорогой ценой. В жестоких схватках с врагами было убито более 200 и ранено свыше тысячи рабочих. 22 марта части НРА вступили в Шанхай и были восторженно встречены населением города.

При этом следует отметить, что Чан Кай-ши всячески медлил с организацией решительного штурма Шанхая, хотя войск для этого у него было достаточно. Он ждал подхода верных ему войск 1-го корпуса из провинции Фуцзянь. Расчёты Чан Кай-ши были просты — сначала предоставить шанхайским рабочим вести борьбу против северных милитаристов один на один, а затем напасть на рабочих, пользуясь тем, что они истощены в боях, и установить контрреволюционную власть в Шанхае. Одновременно с наступлением на Шанхай револю- ционные войска развернули наступательные действия на Нанкин. Разгромив войска Чжан Цзун-чана, 24 марта НРА овладела Нанкином, причём город был взят войсками 6-го и 2-го корпусов, подчинявшихся уханьскому правительству.

Освобождение Шанхая и Нанкина было величайшей победой Северного похода. Позиции империализма в Китае были серьёзно поколеблены.

В этих условиях империалистические хищники Англии и США решили открыто выступить против революционных сил. Не успели ещё уйти из Нанкина последние подразделения милитариста генерала Чжан Цзун-чана, как англоамериканская военщина спровоцировала убийство нескольких иностранцев и» в «целях защиты прав и жизни» подданных иностранных государств англо-американская корабельная артиллерия открыла оіч)нь по кварталам города, убив и ранив тысячи мирных жителей. В выпущенном 27 марта воззвании ИККИ 26 ко всем рабочим и работницам, ко всем трудящимся, к трудящейся молодёжи, к угнетённым народам всего мира говорилось: «Соединённые Штаты, заигрывавшие с национальным движением, кокетничавшие с китайской революцией, сняли в один миг розовое покрывало и обнаружили своё военное лидерство в деле массового убийства, разгрома и грабежа китайских городовНаглость империалистов не имела границ. 11 апреля 1927 г. Англия, США, Франция, Япония и Италия предъявили ультиматум Китаю с требованием наказать виновных «в нападении на иностранцев в Нанкине» и принять на себя ответственность за происшедшие там события.

Идя на открытую интервенцию, империалистические державы в то же самое время искали союзников внутри национального движения. Они всячески старались побудить национальную буржуазию порвать с революционным единым фронтом.

Чан Кай-ши был находкой для империалистов. Этот заклятый враг китайского народа вместе со своим окружением готов был предать революцию и вступить в сделку с империалистами и их милитаристской агентурой в Китае. Эту свою готовность он не раз доказывал на деле.

Сразу же после перевода своей ставки в Наньчан Чан Кай-ши вступил в тайные переговоры с американскими империалистами, которые предлагали ему совершить контрреволюционный переворот после занятия Шанхая войсками НРА. При этом американцы обещали ему значительную финансовую помощь Не брезговал Чан Кай-ши и помощью со стороны японских империалистов. В феврале 1927 г. Чан Кай-ши послал своего представителя Дай Цзи-тао в Японию, чтобы получить от японских империалистов заём. С северными милитаристами предатель Чан Кай-ши также установил контакт.

В марте 1927 г. Чан Кай-ши послал Чжан Цзо-линю телеграмму, в которой он предлагал последнему начать военные действия против уханьского правительства. При этом Чан Кай-ши обещал Чжан Цзо-линю финансовую и иную помощь. Вскоре в штаб Чан Кай-ши прибыл представитель Чжан Цзо-линя для уточнения условий совместных действий против революционного Уханя.

Вооружённое выступление империалистов в Нанкине явилось сигналом для Чан Кай-ши. Чан Кай-ши в своей речи на банкете, устроенном промышленниками и банкирами 11 апреля, заявил открыто, что «бесчинства имеют место не только в Нанкине, но и везде, куда вступают рабочие и крестьяне с их требованиями установления коммунистических порядков». Это пришлось по душе империалистам и буржуазии Китая, которая предоставила Чан Кай-ши 30 млн. долларов. Такова была плата палачу революции за кровь и сотни тысяч жизней китайских патриотов. Чан Кай-ши потребовал от Генерального рабочего союза разоружения рабочих пикетов во избежание недоразумений с иностранцами 27.

Кроме того, Чан Кай-ши связался с главарём шанхайских бандитских шаек Чжан Цзяо-линем и другими и предоставил им 600 тыс. долларов на организацию бандитских шаек в долине реки Янцзы.

Империалисты и шанхайские капиталисты не жалели денег на расходы, необходимые Чан Кай-ши для разгрома рабочих и убийств коммунистов 28. Чан Кай-ши организовал так называемую «Рабочую конфедерацию» в интен- дантском управлении Шанхайского округа и противопоставил её Генеральному рабочему союзу. Агенты Рабочей конфедерации распространяли слухи о том, что рабочие пикеты собираются напасть на иностранные концессии, а наёмные банды Чан Кай-ши стали устраивать засады, чтобы разоружить рабочие пикеты и напасть на Генеральный рабочий союз.

За день до кровавой расправы над шанхайским пролетариатом Чан Кай-ши создал особый отряд из 500 мау- зеристов 29 для нападения на помещение Генерального рабочего союза. Генеральный рабочий союз имел к этому времени всего 2 700 пикетчиков, находившихся в четырёх рабочих районах: Чапэй, Усун, Путун и Наньши. Вступившие в город часги 26-го корпуса (генерала Чжоу Фын- ци) занимали район Чапэй. 11 апреля в 4 часа утра солдаты 2-й дивизии 26-го корпуса заняли перекрёстки улиц, ведущих к району Чапэй. Штаб начальника пикетов был ими окружён. На рассвете 12 апреля чанкайшистские наёмные банды произвели внезапный налёт на штаб рабочих пикетов. Солдаты 26-го корпуса, заранее предупреждённые о налёте, наблюдали за этим вероломным напа> дением. Началось разоружение пикетов. К 8 часам утра 12 апреля произошло насильственное разоружение до 2 тыс. пикетчиков (на ул. Баошань — 60; на ул. Тянту- нянь — 400; в районе Наньши — 100; в Усуне — 500 и т. д.). Но этого было мало — генералы Бай Чун-си и Чжоу Фын-ци объявили в городе военное положение и издали воззвание к населению, запрещавшее забастовки и санкционировавшее разоружение рабочих пикетов 30.

Это воззвание вызвало возмущение у всех честных патриотов Шанхая. Рабочие на митингах требовали отмены военного положения, а также прекращения разоружения пикетчиков. На конференциях граждан районов Наньши, Бэйши, Чапэй была составлена петиция с требованиями возвратить оружие, отнятое у пикетчиков; удалить всех предателей и вооружённых бандитов из города; оказать поддержку рабочим союзам; требовать от национального правительства наказания лиц, приказавших разоружить пикеты; оказать поддержку шан- хайокому Генеральному рабочему союзу; запретить деятельность реакционных организаций.

12 апреля утром демонстрация трудящихся Шанхая двинулась к штабу Чан Кай-ши, чтобы вручить ему петицию. В шествии участвовало около 100 тыс. рабочих, ремесленников, мелких торговцев и студентов. Рабочие северной и южной частей города, которые хотели присоединиться к демонстрантам, не были допущены в район Чапэй. Когда демонстрация прошла мимо штаба 2-й дивизии 26-го корпуса на ул. Баошань, из разных переулков появились солдаты этой дивизии и открыли по демонстрации огонь из пулемётов. Было убито более 100 человек, несколько сот человек ранено. В числе убитых был и начальник чапэйских пикетов Гу Шань-чжан. В этот же день группа рабочих, направившаяся из Наныыи к южной железнодорожной станции, была обстреляна находившимися там солдатами, причём было убито более 10 человек.

Начались повальные обыски и аресты. Банды Чан Кай-ши заняли временное муниципальное управление и городской отдел партии гоминдана. Был разогнан шанхайский студенческий союз, закрыта еженедельная газета «Пинминьжибао». Молодчики Чан Кай-ши арестовывали всех, кто только носил значок шанхайского Генерального рабочего союза, а малейшего подозрения в сочувствии коммунистам было достаточно для того, чтобы расстрелять «виновных» без суда. Так свершилась измена делу революции. Палач Чан Кай-ши начал террор против рабочих и крестьян Китая. Империалисты были довольны своим агентом. Газета «Асахи симбун» писала 14 апреля: «Расправа Чан Кай-ши в Шанхае создаёт более спокойную атмосферу и предупреждает антииностранную агитацию».

В стране наступил политический кризис. Национально- революционная армия раскололась на две части: одна часть осталась верной революции, другая же часть, руководимая реакционными генералами, перешла на сторону контрреволюции. 18 апреля в Нанкине было сформировано контрреволюционное правительство во главе с палачом китайской революции Чан Кай-ши.

Все эти события означали, что национальная буржуазия отошла от революции и поплелась в хвосте у помещиков и компрадоров. 3. Третий этап Северной экспедиционной войны НРА (12 апреля —15 июля 1927 г.)

После измены Чан Кай-ши делу революции власть уханьского правительства как революционного центра распространялась на провинции Хунань, Хубэй, Цзянси и часть провинции Хэнань.

Уханьское правительство, руководящее положение в котором ещё в марте 1927 г. заняли левые гоминдановцы, состояло в основном из представителей мелкобуржуазной интеллигенции, мелкой и средней (национальной) буржуазии. В его состав входили также два коммуниста.

Сразу же после контрреволюционного переворота Чан Кай-ши уханьское правительство приняло ряд мер: в середине апреля было издано постановление об отстранении Чан Кай-ши от должности главнокомандующего; на его место был назначен генерал Фын Юй- сян и заместителем — командир 8-го корпуса генерал Тан Шэн-чжи. В приказе об аресте Чан Кай-ши, изданном уханьским правительством 15 апреля 1927 г., говорилось: «Цзян Чжун-чжен (Чан Кай-ши), виновный в избиении масс, подавлении партийных органов, переходе на сторону реакции, преступления которого ясны, настоящим исключается из рядов партии гоминдана и увольняется со всех своих постов согласно резолюции Центрального исполнительного комитета.* Настоящим приказывается, чтобы все офицеры и солдаты нашей армии и революционные организации народа приложили все усилия к его арссту и передаче центральному правительству, чтобы он понёс наказание согласно закону о контрреволюции»

Уханьское правительство продолжало Северный поход. Основным противником революционного Уханя была мук- дено-шаньдунская группировка Чжан Цзо-линя, базировавшаяся на Маньчжурию, провинции Жэхэ, Чахар, Чжили, Шаньдун и северные районы провинций Хэнань, Аньхой, Цзянсу, обшей площадью 1,5 млн. кв. км, с населением свыше 90 млн. человек. Общее количество войск муїкдено-шаньдунской группировки достигало 250 тыс. солдат и офицеров, 450 орудий и 60 самолётов

Группировка войск милитариста Чжан Цзо-линя (см. Схему № 6) составляла основную силу «Армии умиротворения государства» («Аньгоцзюнь»), созданной английскими, американскими и японскими захватчиками.

Группировка войок Янь Си-шаня, также входившая в «Аньгоцзюнь», базировалась на провинцию Шаньси и округ Суйюань и имела 10—12 пехотных дивизий численностью 50—60 тыс. солдат и офицеров.

В провинции Хэнань, непосредственно на фронте, против частей НРА, подчинённых уханьскому правительству, находились многочисленные формирования, отошедшие из Центрального Китая после их поражения в районе Уханя, в том числе войска У Пэй-фу (5 дивизий), местные хэнаньские войска (5 пехотных дивизий, 3 отдельные бригады) — всего около 50 тыс. солдат и офицеров.

В провинции Сычуань и западной части провинции Хубэй находилось до 10 различных враждовавших между собой группировок. Измена революции со стороны Чан Кай-ши способствовала открытому переходу генералов Сычуани на сторону контрреволюции. Войска Ян Сэня (20-й корпус) — 5 дивизий и 4 бригады, около 40 тыс. человек— занимали район Чунцина. Группа войск генерала Лян Ши-хуэя (22-й корпус), около 20 тыс. человек, занимала северный район провинции Сычуань. Группа войск генерала Дэн Си-хоу (28-й корпус), около 30 тыс. человек, занимала район Чэнду. Группа войск Лю Вэнь-гуя (24-й корпус), около 30 тыс. человек, занимала южный район провинции Сычуань.

В западном Хубэе располагались войска местных генералов-милитаристов (5, 7, 8, 18 и 26-я дивизии), общим числом около 20 тыс. солдат и офицеров.

Группировка войск Сунь Чуань-фана после его поражения в районе Шанхай — Нанкин занимала лишь северную часть провинции Цзянсу, имея в своём составе 8—9 дивизий численностью 20—23 тыс. человек. Сунь Чуань-фан входил в «Аньгоцзюнь», но не имел в нём существенного влияния, поскольку его войска были немногочисленны и обладали чрезвычайно низкой боеспособностью.

Численность объединённых сил милитаристов, которые могли быть использованы в борьбе против НРА уханьского правительства, достигала 500 тыс. солдат и офицеров, оснащённых американским, английским и японским оружием.

Уханьское национальное правительство Китая должно было также учитывать и вооружённые силы нанкинского контрреволюционного правительства Чан Кай-ши, которое считало своей задачей «объединение под флагом Нанкина всей страны» 31 и готовилось к решительным действиям против НРА уханьского правительства 32.

Чан Кай-ши контролировал провинции Цзянсу (Шан- хай-Нанкинский район), Аньхой, Чжэцзян, Фуцзянь, Гуандун и Гуанси. Его войска насчитывали около 120 тыс. солдат и офицеров, 60 орудий и 150 пулемётов. Верной опорой Чан Кай-ши был 1-й корпус генерала Хэ Инь-цина (6 дивизий) численностью в 18—20 тыс. человек. Чан Кай-ши мог также рассчитывать на враждебно относившиеся к уханьскому правительству 7-й корпус генерала Ли Цзун-чженя численностью 15 тыс, человек, 10-й, 16-й корпуса — 35 тыс., 14-й корпус генерала Лай Ши-хуаня — около 5 тыс., чжэцзянокие 17-й и 19-й корпуса — около 10 тыс., аньхуэйокие 27-й и 37-й корпуса — 20 тыс., 5-й временный корпус генерала Е Кай- синя — 6 тыс., 33-й-корпус генерала Бо Ли-вея, сформированный из хубэйских и хунаньских войск,— 4 тыс. человек, которые заявили о своём признании нанкинского правительства. Кантонская группа войск — около 20 тыс. человек — также могла быть использована для борьбы против войск уханьского правительства.

Что же могло противопоставить уханьское правительство своим многочисленным врагам?

Национально-революционная армия уханьского пра-. вительства к этому времени имела в своём составе 4, 11,2,

З, 6-й корпуса, 15-ю отдельную дивизию Хэ Луна, 24-ю дивизию Е Тина 33, всего около 50 тыс. солдат и офицеров.

В состав НРА входила также группа войск под командованием генерала Тан Шэн-чжи: 8, 25 и 36-й корпуса — 31 тыс. человек, 4-й временный корпус, сформированный на базе бывшей 15-й дивизии У Пэй-фу, 5-й временный корпус — на базе бывшей 17-й дивизии У Пэй-фу, 9-й временный корпус и другие, более мелкие части и подразделения.

Общая численность войск Национально-революционной армии Уханя превышала 100 тыс. человек.

Уханьское правительство рассчитывало также на помощь народных армий Фын Юй-сяна. Армии Фын Юй- сяна занимали территорию провинций Шэньси, Ганьсу, западную часть провинции Хэнань, южную часть округа Суйюань. Численность войск Фын Юй-сяна достигала 130 тыс. человек (16 корпусов, из которых закончили формирование только 8, т. е. около 70—80 тыс. человек). Хотя революционные войска по своей численности значительно уступали контрреволюционным армиям, они намного превосходили последние по своим моральным и боевым качествам.

Это обстоятельство, а также наличие непрекращавшихся противоречий между отдельными контрреволюционными кликами, часто переходивших в вооружённую борьбу, обеспечивали успешное продолжение похода НРА против северных милитаристов.

Между тем северные милитаристы во главе с Чжан Цзо-линем, ободрённые контрреволюционным переворотом Чан Кай-ши, решили одним ударом уничтожить революционный центр в Ухане.

В апреле 1927 г. авангардные части Чжан Цзо-линя развернули наступление на юг вдоль Пекин -Ханькоуской железной дороги, в результате которого ими был занят район Суйпин — Чжумадянь (20 км севернее перевала Ушэньгуань). В наступлении участвовали лучшие войска Чжан Цзо-линя: 8, 10, II, 15 и 27-й корпуса (всего 20 пехотных дивизий и кавбригад) общей численностью 60— 70 тыс. солдат и офицеров. Наступление велось под коман- дованием генерала Чжан Сюэ-ляна. Войска были хорошо вооружены, имели достаточное количество артиллерии и. авиацию.

На рубеже Суйпин — Чжумадянь к наступающим войскам Чжан Сюэ-ляна присоединились войска хэнаньских: милитаристов и отдельные части У Пэй-фу, отступившие от Уханя, всего около 25—30 тыс. человек.

У Пэй-фу перенёс свой штаб из Лояна на юг — в Наньян, установил связь с командованием бывших хубэй- ских войск (7, 8, 18 и 26-я пехотные дивизии), а через них и с сычуаньским милитаристом Ян Сэнем. 13 апреля в районе Наньяна произошли бои между хубэйскими войсками и 13-м корпусом НРА генерала Фан Ши-мина. 13-й корпус потерпел поражение, открыв тем самым дорогу противнику в северные районы провинции Хубэй. Кроме того, сычуанский милитарист Ян Сэнь, заключивший союз с У Пэй-фу, начал наступление на Ханькоу, занял к 16 апреля Ичан и Шаши в западном Хубэе и находился в 250 км западнее Ханькоу.

Для НРА создалась весьма напряжённая обстановка, которая усложнялась ещё и тем, что империалисты совместно с Чан Кай-ши объявили блокаду уханьской революционной базы. В этих условиях выступление против северных милитаристов было совершенно необходимой мерой обороны со стороны уханьского правительства. Лучшим выходом из положения было одновременное наступление войск Фын Юй-сяна с запада на Кайфыи и Национально- революционной армии в северном направлении на Кай- фын вдоль Пекин-Ханькоуской железной дороги. 21 апреля это одновременное наступление началось: армия Фын Юй-сяна успешно наступала вдоль Лунхайской железной дороги, а войска НРА — от Ушэньгуаньского перевала на север, вдоль Пекин-Ханькоуской железной дороги. В наступлении НРА участвовала группа войск генерала Чжан Фа-куя, в состав которой входили: 4-й, 11-й корпуса и 15-я отдельная дивизия Хэ Луна, всего 22 тыс. штыков; группа генерала Тан Шэн-чжи (комкор 8) в составе 25-го и 26-го корпусов и дивизий 8-го корпуса, всего 22 тыс. штыков; обе эти группы сосредоточились в районе Чжумадянь — Жунин (80 км северо-восточнее Синьяна). В районе Шанцай группа Чжан Фа-куя начала бои с противником. В результате тяжёлых боёв группа войск Чжан Фа-куя заняла Шанцай и Суйпин. 11» 13 и 17-й корпуса и хэнаньские войска генерала Коу Ин- цзе были разбиты и в беспорядке отступили на север.

Передовые части группы войск Тан Шэн-чжи (36-й корпус), наступавшие вдоль Пекин-Ханькоуской железной дороги, нанесли поражение противнику в районе Чжу- мадяня.

26 и 27 мая войска НРА форсировали реку Шахэ, заняли Янчэн, прорвали оборону войск противника в этом районе и подошли к Сюйчжоу и Фугоу (80—100 км южнее Чжэнчжоу и Кайфына). Противник понёс потери около 20 тыс. убитыми, ранеными и пленными и отошёл к Кайфыну и Чжэнчжоу.

В то же время войска Фын Юй-сяна (1, 3 и 5-й корпуса) к 20 мая достигли Лояна, блокировали засевшие в нём войска шэньсийского милитариста генерала Лю Чэн- хуа и, развивая наступление, подошли к Чжэнчжоу. Южная группировка войск Фын Юй-сяна (8-й и 17-й корпуса) под командованием генерала Дэн Бао-шаня из района Цинцзыгуань (на стыке провинций Шэньси, Хэнань и Ху- бэй) начала наступление на Наньян, где находился штаб У Пэй-фу, к 28 мая заняла Нэйян и нанесла в этом районе крупное поражение войскам У Пэй-фу. 1 июня войска НРА заняли Чжэнчжоу (36-й корпус), а 2 июня группа генерала Чжан Фа-куя заняла Кайфын. Одновременно к Чжэнчжоу подошли войска Фын Юй-сяна. Противник отошёл на левый берег реки Хуанхэ.

Это была большая победа революционных войск. Успехи революционных войск НРА и Фын Юй-сяна создали возможность освобождения всей территории Китая от милитаристов и укрепления власти уханьского правительства. Однако Фын Юй-сян о своей победе в районе Чжэнчжоу телеграфировал Чан Кай-ши, этим самым демонстрируя свой отход от уханьского правительства.

В то время, как НРА успешно вела борьбу с армией Чжан Сюэ-ляна, войска сычуаньского милитариста Ян Сэня 24 мая возобновили наступление вдоль левого берега реки Янцзы на Ханькоу. 14-я дивизия противника овладела Пуци и Наньнином, перерезав железную дорогу Чанша — Учан. Развивая наступление, войска Ян Сэня к 28 мая вышли на линию Тяньмын — Цяньцзян — Цзянли (100—120 км западнее и юго-западнее Ханькоу). Ухань- ское правительство с большим трудом сумело собрать и перебросить на фронт: дивизию 15-го корпуса — на Тяньмын;

4, 5 и 6-ю дивизии 2-го корпуса и одну дивизию 8-го корпуса — на Цяньцзян; отдельную пехотную бригаду из Чандэ — на Учан с задачей ликвидировать угрозу Ханькоу, задержать наступление Ян Сэня.

Самыми активными, самоотверженными бойцами в рядах войск, выступивших против милитариста Ян Сэня, были коммунисты. Там, где они появлялись, обстановка на фронте коренным образом менялась в пользу НРА. В дивизии 8-го корпуса, выдвинувшейся в район Цяньцзян, было до 70 коммунистов, которые 26 мая 1927 г. подняли и объединили более 3 тыс. крестьян окружающих деревень и в ночь на 27 мая нанесли внезапный удар по врагу в обход Цяньцзяна с севера. Этот сильный внезапный удар был настолько ошеломляющим, что противник в беспорядке бежал со своих позиций, оставив 8 орудий, более 40 пулемётов и много другого военного имуще- ства. «Примеру 70-ти» последовали другие части, боровшиеся против милитариста Ян Сэня. Фронт стабилизировался.

Однако опыт боёв против Ян Сэня выявил и ряд недостатков в организации национально-революционных войск. Главным недостатком НРА было наличие в её рядах ненадёжных командных кадров. Реакционные генералы и офицеры, занимавшие ответственные посты в армии, саботировали военные мероприятия правительства и всегда готовы были переметнуться на сторону противника.

Обстановка настоятельно требовала формирования абсолютно надёжных частей из революционных крестьян и рабочих, широкого привлечения коммунистов и левых гоминдановцев к работе в армии, очищения её от контрреволюционных элементов, создания рабочей гвардии и крестьянских отрядов самообороны 34.

Но руководящие круги гоминдана ничего не делали для укрепления армии.

Судьбы революции в Китае зависели от того, завоюет или нет Компартия Китая руководящую роль в отношении вооружённых сил. Таково было мнение Мао Цзэ-дуна и других работников КПК. Однако капитулянт Чэнь Ду-сю, пробравшийся к руководству ЦК

КПК, всячески стремился развалить работу Компартии в армии. Преодолевая сопротивление Чэнь Ду-сю, Мао Цзэ-дун и другие коммунисты Китая, преданные знамени марксизма-ленинизма, приложили максимум усилий для превращения Национально-революционной армии в подлинную армию революции, для вовлечения широких масс китайского народа в вооружённую борьбу против контрреволюции.

Как отмечалось, под руководством Мао Цзэ-дуна в провинции Хунань было создано большое количество боеспособных отрядов крестьянской самообороны. В других провинциях коммунисты также организовывали крестьян для вооружённой борьбы.

Руководителями вооружённых отрядов крестьянской самообороны, возникавших повсеместно, становились коммунисты или сочувствующие им из солдат. Нередко во главе этих отрядов стояли коммунисты-рабочие из ближайших промышленных районов.

Видные деятели Компартии — Чжу Дэ, Чжоу Энь-лай, Е Тин и другие вели работу непосредственно в самой армии. Руководимые ими части или части, находившиеся под их воздействием, представляли самую надёжную опору революции. Военная работа проводилась коммунистами и в городе. Известный китайский коммунист Лю Шао-ци, ближайший соратник Мао Цзэ- дуна, руководил формированием вооружённых отрядов рабочих Уханя.

Между тем борьба против империалистов и их слуг — милитаристов — во всё больших и больших масштабах начала сочетаться с аграрной революцией.

Китайское многомиллионное крестьянство начало на местах борьбу за землю.

Крестьяне конфисковали землю и имущество помещиков, ростовщиков и шэньши и делили их между собой. Решающую роль в этом деле сыграли крестьянские союзы, которые к июню 1927 г. в 16 наиболее экономически развитых провинциях Китая объединяли 9 млн. членов35.

Крестьянские союзы становились по существу исполнительным органом революционной власти в деревне.

Руководителем аграрного движения был рабочий класс Китая в лице Коммунистической партии.

Коммунисты, рабочие промышленных центров Китая во многих местах стояли во главе крестьянских союзов. Они пользовались безграничным доверием бедняцкой и середняцкой массы в деревне.

Под давлением революционного крестьянства ЦИК гоминдана 27 апреля 1927 г. принял решение о поддержке крестьян в их стремлении получить помещичью землю, об укреплении организации крестьян в деревне, а также о разоружении помещичьей милиции.

Но это был лишь демагогический шаг гоминдана. В действительности гоминдановское правительство противодействовало аграрному движению. Чэндусюистское руководство Компартии проводило аналогичную политику в аграрном вопросе.

От этого дело революции терпело колоссальный ущерб.

В мае 1927 г. положение Уханьского района, где находилось национальное правительство, ухудшилось. Буржуазия стала на путь открытого экономического и политического саботажа мероприятий правительства. Усилилась блокада Уханя со стороны имнериалистов и нанкинского правительства. «Даже ласточке нельзя пролететь в район Уханя, чтобы не подвергнуться опасности»,— писала газета «Хунаньжибао» 13 мая 1927 г.

В то время как войска национального правительства, успешно наступавшие на севере, находились всего в 20— 30 км от Чжэнчжоу и Кайфына, а войска Фын Юй-сяна уже находились на подступах к городу Чжэнчжоу с запада — в Чанша, всего в 250 км от Ханькоу, контрреволюция на территории уханьского правительства вновь подняла голову.

16 мая против Уханя восстала 14-я дивизия 15-го корпуса генерала Ся Доу-иня. Восставшая дивизия присоединилась к милитаристским войскам Ян Сэня, на борьбу с которыми она была послана. Чанша оказался фактически отрезанным от Уханя, так как восставшая дивизия Ся Доу-иня заняла г. Иочжоу (около 100 км к югу от Ханькоу) и продолжала наступление на север вдоль железной дороги на Ханькоу. Вслед за этим 21 мая в Чанша совершил переворот полковник Сюй Кэ-сян. Были разогнаны профсоюзы, разоружены и разгромлены рабочие дружины. Начались казни. Выступление контрреволюционного офицерского состава в Чанша было инспирировано иностранными империалистами и Чан

Кай-ши. Нажим внешней и внутренней «контрреволюции, с одной стороны, и рост крестьянского движения, с другой, поколебали верхи мелкой буржуазии и вместе с ней гоминдановцев в Ухане, во главе которых с апреля 1927 г. стоял скрытый враг китайского народа, японский агент Ван Цзин-вэй. Ван Цзин-вэй и его сподвижники в Ухане не только задерживали решение насущных задач революции в интересах трудящихся Китая, но и потворствовали реакционным элементам, помогали мятежным генералам и офицерам расправляться с революционными рабочими и крестьянами.

В ночь с 17 на 18 мая в районе Учана происходило совещание командующих 35, 36, 8 и 15-го корпусов, где обсуждался вопрос о свержении «коммунистического правительства Уханя». После того как командир 35-го корпуса Хэ Цзян сообщил о том, что Ван Цзин- вэй также за «усмирение деревни», участники совещания прекратили обсуждение вопроса о свержении правительства, надеясь на сговор с Ван Цзин-вэем. Ван Цзин-вэй и его помощники (Гу Мынь-юй, Тан Янь-кай, Чжу Пэй-дэ и др.), считая преждевременным открытое выступление против коммунистов, рабочих и крестьян, продолжали революционной фразой обманывать народ и армию. Оппортунист Чэнь Ду-сю, стоявший во главе Центрального Комитета Китайской коммунистической партии, усыплял бдительность Компартии, всячески одобряя политику гоминдановской верхушки правительства в Ухане во главе с махровым японским шпионом Ван Цзин-вэем.

Ван Цзин-вэй, публично проклиная «нанкинского диктатора» (Чан Кай-ішї)> в то же самое время вёл с последним тайные переговоры о переходе на его сторону.

18 мая ночью восставшие контрреволюционные войска подошли на 30—40 км к Учану.

Иностранные империалисты решили усилить панику в Ухане и этим поддержать контрреволюцию. Французские власти огородили свою концессию проволокой, выставили усиленное охранение. Морякам иностранных кораблей, стоявших на реке Янцзы, был запрещён выход на сушу.

Английский дипломат Б. С. Ньютон, находившийся в то время в Ухане, публично выступил против уханьского правительства.

В обстановке, когда назревало предательство Ван Цзин-вэя и его клики, коммунисты, стоявшие во главе воинских частей,— Чжу Дэ, Чжоу Эн-лай, Е Тин и другие прогрессивные представители китайского народа самостоятельно организовали сопротивление контрреволюции.

Особенно важно было, что в этот район прибывал созданный из боеспособных частей 20-й корпус НРА под командованием Хэ Луна.

2-й корпус НРА был выдвинут в качестве заслона против сычуаньокого милитариста Ян Сэня, а войска, возглавляемые Хэ Луном и Е Тином (20-й корпус и 24-я дивизия), были брошены против Ся Доу-иня. Войска Ся Доу-иня были разгромлены и в беспорядке отступили в провинцию Цзянси. В боях против повстанческих частей Ся Доу-иня бойцы-коммунисты НРА ещё раз показали образцы стойкости, мужества и преданности делу революции. Хотя потери в этих боях были значительны (более 1200 человек убитыми и ранеными), но победа была полная.

Вместе с частями НРА в борьбе против мятежных войск участвовали вооружённые крестьянские отряды, подготовленные Мао Цзэ-дуном в провинции Хунань.

Но уханьское правительство вместо решительной борьбы против мятежных генералов вело с ними бесконечные переговоры. Это была, по сути дела, молчаливая поддержка реакции.

В это время террор против революционных рабочих и крестьян начался и в других местах, контролировавшихся уханьским правительством. В частности, участились инциденты между реакционными войсками и вооружёнными рабочими дружинами в Ханькоу. Оппортунистическое руководство во главе с Чэнь Ду-сю приняло в этой обстановке решение «прекратить все «детские» выступления крестьян, не согласованные с нашей программой и тактикой». В то время как обстановка свидетельствовала о назревании открытых классовых боёв между контрреволюцией, поднявшей голову в Ухане, с одной стороны, и рабочими и крестьянами — с другой, Чэнь Ду-сю послал в Чанша директиву «не допускать открытых столкновений между крестьянскими отрядами и реакционными войсками». Комитетам партии в провинциях Шэньси и Хэнань была дана директива о сдерживании крестьянского движения, чтобы не давить на Фын Юй-сяна и не отталкивать его от Уханя. В то время, когда эта директива была послана, Фын Юй-сян уже собирался тайно сговориться с Чан Кай-ши о совместных действиях против революции.

1 июня 1927 г. в Наньчане восстал командир 3-го корпуса НРА генерал Чжу Пэй-дэ. Коммунисты и политработники (около 300 человек) были арестованы и высланы из корпуса. Все рабочие и крестьянские организации и их вооружённые отряды в городе были разогнаны.

Командование 8-го корпуса НРА также приступило к разоружению крестьянских союзов в западной части провинции Хубэй.

Все эти репрессии и террор против революционных рабочих и крестьян производились организованно и поддерживались как нанкинским правительством Чан Кай- ши, так и Ван Цзии-вэем и его кликой.

Вести о событиях, происходивших в Ухане, доходили до фронта на севере (в район Кайфына) и вносили разложение в войска НРА. Реакционный офицерский состав пассивно относился к своим обязанностям по организации боевых операций против северных милитаристов, а многие офицеры даже открыто высказывались за то, чтобы начать борьбу против крестьянского движения.

Не закрепив свою победу над Чжан Цзо-линем, хэ- наньскими и хубэйскими милитаристами, корпуса НРА стали, по указанию уханьского правительства, сосредоточиваться в районе Уханя якобы для наступления «против Чан Кай-ши», а в действительности для подавления рабоче-крестьянского движения.

В то время как верные уханьскому правительству войска одержали победу над войсками Чжан Цзо-линя, заставив их уйти за рубеж реки Хуанхэ, Чан Кай-ши закончил все свои дела по «улаживанию» взаимоотношений с империалистическими государствами.

После создания антинародного правительства в Нанкине деятельность его главы — предателя Чан Кай-ши — началась с того, что он официально восстановил и оформил все старые права империалистических государств в Китае. Было восстановлено безраздельное господство англичан в Шанхае. В Нанкине полными хозяевами являлась разнузданная свора американских «советников». Японский империализм широко внедрялся в Маньчжурии и Внутренней Монголии. Нанкинское антинародное правительство отказалось от всякой борьбы за отмену неравноправных договоров. Шла разнузданная торговля богатствами Китая. Пользуясь обесценением серебра, финансовой разрухой и полной капитуляцией гоминдановской клики, международный капитал продолжал в громадных размерах выкачивать ценности из Китая. Вновь были возвращены империалистам права бесконтрольности во внешней торговле с Китаем, гоминдановцы позорно капитулировали в вопросе о таможенной автономии.

Успехи войск уханьокого правительства не давали покоя Чан Кай-ши. Беспокойство вызывали у Чан Кай-ши и действия генералов Чжан Цзун-чана и Сунь Чуань-фана, пытавшихся расширить сферы своего влияния в междуречье Хуанхэ и Янцзы за счёт территории нанкинского правительства. В целях поддержания своего престижа Чан Кай-ши решил начать борьбу против северных милитаристов. 11 мая 1927 г. армия нанкинского правительства перешла в наступление вдоль Тяньцзинь-Пукоуской железной дороги.

Главные цели майского наступления войск Чан Кай- ши были сформулированы так: «лишить основных железнодорожных коммуникаций армию Уханя, овладеть городом Сюйчжоу на стыке Лунхайской и Тяньцзинь-Пукоуской железной дороги и стабилизировать положение в междуречье Хуанхэ и Янцзы».

Наступление велось тремя колоннами. Правофланговая колонна в составе четырёх дивизий 14-го и 17-го корпусов (командующий генерал Хэ Ин-цинь) наступала вдоль Великого канала на Суцянь; центральная в составе трёх дивизий 1-го корпуса, вновь сформированных 15-го и 16-го корпусов (командующий генерал Бай Чун-си)—вдоль Тяньцзинь-Пукоуской железной дороги на Сюйчжоу; левофланговая в составе 5-й, 7-й дивизий, вновь сформированных 10, 27 и 33-го корпусов (командующий генерал Ли Цзун-жень) содействовала центральной группе войск по захвату Бэнпу и далее наступала на Сюйчжоу; в резерве находились 19, 26 и 37-й корпуса.

К концу мая группа войск генерала Хэ Ин-циня заняла Янчжоу, Тяньчан (на левом берегу реки Янцзы); войска генерала Сунь Чуань-фана, занимавшие Янчжоу, отошли на север. Группа войск генерала Бай Чун-си заняла Чучжоу — Люхэ и Лойянь (левый берег реки Янцзы, северо-западнее Нанкина). Шаньдунские войска (1, 4, 5, 6, 7-й корпуса), всего около 45 тыс. солдат и офицеров, в это время занимали район Бэнпу — Фынян (провинция Аньхуэй). В районе Сюйчжоу оборонялись 3-й и 10-й корпуса, около 10 тыс. солдат и офицеров. В качестве резерва севернее Сюйчжоу в районе станции Линчен, было сосредоточено 8 тыс. солдат и офицеров и в районе Цзинань — Циндао — 15—20 тыс.

Перед выступлением Чан Кай-ши в поход на север японские дипломаты и особенно японская печать заявили 0

признании «правомерности» стремления нанкинского правительства силою оружия объединить Китай. При этом Япония стремилась вначале столкнуть лбами Чан Кай-ши с Сунь Чуань-фаном и Чжан Цзун-чаном, а затем, после того как обе стороны ослабнут в борьбе, продиктовать им свои условия. Когда центральная группа иан- кинских войск подходила к Сюйчжоу, японские войска высадились в Циндао и «напомнили» Чан Кай-ши об интересах японских империалистов в Шаньдунской провинции. Нанкинское правительство послушно отступило. 1

июня был отдан приказ войскам всех трёх направлений об отходе к Нанкину и Шанхаю. Чан Кай-ши показал своей капитуляцией, что он и впредь готов пойти на удовлетворение любых требований японских и иных империалистов, что он стал марионеткой в руках международного империализма.

Усилили свою интервенцию в Китае и другие империалистические державы, в особенности США.

В июне 1927 г. в Тяньцзине высадился полк американской морской пехоты, усиленный внушительным количеством артиллерии и танков. На аэродроме в Тяньцзине стали базироваться две эскадрильи американских бомбардировщиков. В печати США открыто обсуждался вопрос об интервенции в Китай крупными силами в соответствии с «жёлтым планом» американского генерального штаба К

Каково же было в это время положение в Ухане? Некоторые «левые гоминдановцы» в уханьском правительстве стали открыто выражать недовольство растущим движением крестьян, возросшим авторитетом коммунистов в деревне, требуя принятия решительных мер, пресечения революционных выступлений рабочих и крестьян. В июне 1927 г. уханьокое правительство заявило о том, что оно «не позволит ни демонстраций, ни митингов», что оно намерено разоружить рабочие пикеты и крестьянокие дружины. Это заявление уханьокого правительства вызвало возмущение пролетариата Учана, Ханькоу и Ханьяна. 14 июня пролетариат этих городов организовал демонстрацию протеста против политики правительства. Ван Цзин-вэй и его клика решили использовать факт антиправительственного выступления рабочих для дискредитации Компартии, заявив, что выступления рабочих и крестьян против правительства являются «делом рук» коммунистов.

19 июня 1927 г. в Сюйчжоу была оформлена ранее состоявшаяся сделка между генералом Фын Юй-сяном и Чан Кай-ши, на основе которой армия Фын Юй-сяна входила в состав вооружённых сил нанкинского правительства. Результатом сделки Фын Юй-сяна было также обращение «договорившихся сторон» к Ван Цзин-вэю с предложением о капитуляции перед реакционным нанкин- ским правительством.

В течение месяца, с 14 июня по 15 июля, не прекращались провокации клики Ван Цзин-вэя против рабочих Уханя, Чанша, Наньчана, Цзюцзяна и других городов, а также против крестьян в провинциях Хунань, Хубэй и Цзянси.

Наконец, 15 июля 1927 г. клика Ван Цзин-вэя открыто разорвала единый фронт и выступила против Компартии и революционных рабочих и крестьян. На территории, подконтрольной ухаиьскому правительству, начался кровавый контрреволюционный террор ванцзинвэевцев.

Таким образом, верхи мелкобуржуазной интеллигенции также изменили революции. Только Коммунистическая партия Китая осталась верной народу и продолжала борьбу против империалистического и феодального гнёта.

<< |
Источник: Б. Г. САПОЖНИКОВ. ПЕРВАЯ ГРАЖДАНСКАЯ РЕВОЛЮЦИОННАЯ ВОЙНА В КИТАЕ 1924- 1927гг.. 1954

Еще по теме 2. Второй этап Северной экспедиционной войны НРА (9 ноября 1926 г. —12 апреля 1927 г.):

  1. 2. Второй этап Северной экспедиционной войны НРА (9 ноября 1926 г. —12 апреля 1927 г.)
  2. ГЛАВА I ГОЛ 1917-й. Интервенция. Приморье. Приамурье. Забайкалье