<<
>>

Занятия

Япония является индустриально-аграрной страной, где высокоразвитая тяжелая и легкая промышленность сочетается с развитым высокотоварным сельским хозяйством. Еще сравнительно недавно, всего несколько десятилетий назад, в сельском хозяйстве было занято большинство населения, и с точки зрения быта и повседневного образа жизни большинства населения именно быт крестьян должен был рассматриваться как средоточие характерных национальных черт образа жизни, тогда как влияние индустриального города выглядело как нечто дополнительное, извне привнесенное в национальную среду, представляющее на ее фоне своего рода аномалию.
Именно такова была концепция многих довоенных исследователей японского быта, в частности американского ученого Эмбри13. Однако в наши дни городское население — промышленный пролетариат, «средний класс» (работники умственного труда), «белые воротнички» (служащие различных контор) — не только количественно, но и качественно доминирует в японском обществе. Быт городского населения может считаться национальным эталоном, определяющим образ жизни нации в целом. Но поскольку в быту японского народа очень многое исторически восходит к традициям, корнями уходящим в сельский быт, разбор основных, наиболее распространенных среди японцев занятий мы начнем с сельского хозяйства. Основной отраслью сельского хозяйства в Японии является земледелие. Оно отличается чрезвычайной интенсивностью. Эта интенсификация достигается в результате огромной затраты ручного труда на единицу площади. Японское земледелие требует внесения также большого количества удобрений. Еще недавно самыми распространенными были фекальные удобрения (экскременты, навоз). Обычно различные отбросы сваливаются в неглубокую цементную цистерну, где при добавлении воды вся масса постепенно разлагается. На поля удобрения вывозятся в кадках. Японский крестьянин старается не столько удобрить почву, сколько подкормить растение, поэтому удобрения не разбрасывают по всему полю, а льют их раствор под растение.
В наши дни преобладают химические удобрения, затем идут бобовые жмыхи, рыбные туки. Распространение химических удобрений объясняется не только нехваткой естественных, но и повышенным спросом предприятий общественного питания на овощи, выращенные без применения фекальных удобрений, т. е. более безопасные в смысле возможного заражения. Кроме того, использование химических удобрений нередко экономически выгоднее, чем использование фекальных, требующих больших затрат ручного труда на транспортировку. Правда, в личном хозяйстве крестьянин-единоличник использует на удобрение все пригодные материалы, не считаясь с затратой собственного ручного труда. Однако вывоз удобрений из города в деревню, характерный для старой Японии, уже нерационален. Главной культурой является рис. Сбор урожая старых сортов происходит в основном в октябре — ноябре, после чего поля перепахивают под озимые культуры. В это время в Японии особенно часты тайфуны, которые нередко уничтожают часть урожая. Поэтому все большее распространение получают вновь выведенные ранние, скороспелые сорта риса, которые можно убирать уже в начале сентября. Они менее урожайны, чем осенние сорта, но им все же отдается предпочтение, ибо их урожай можно получить до наступления опасного периода. На значительной части территории возможен сбор двух урожаев разных культур в год. Только в Северной Японии с ее долгими снежными зимами второй осенний сев вспомогательных культур на рисовых полях невозможен; зато на крайнем юге удается в год снимать по два урожая риса. При грядковой системе земледелия сменная культура подсаживается в междурядья, если они не залиты водой, еще до снятия урожая первой культуры, а после уборки старые грядки идут на окучивание молодых растений в междурядьях, в результате чего междурядья вырастают в грядки. Так «•чередуются, например, зерновые с бобовыми. Многие однолетние культуры, в других странах высеваемые непосредственно в поле, в Японии высаживают рассадой. Так, в частности, рисовую рассаду весной выращивают на грядках, а затем, ранним летом, пересаживают на поля, затопленные водой.
Эта операция, называемая «тауэ», очень тяжелая, так как производится она в холодной воде, нередко под дождем (в июне, летняя жара еще не наступает и бывает довольно прохладно). Распространение выращивания рассады объясняется отчасти тем, что на многих рисовых полях в мае еще дозревают озимые посевы (пшеница, ячмень, рапс, бобовые растения). Часто несколько хозяйств кооперируются для выполнения «тауэ». Время начала «тауэ» отмечается различными красочными обрядами и религиозными церемониями. Для рисоводства требуются ирригационные работы: проведение каналов, создание водохранилищ и т. п.; это совершенно не под силу одному мелкому крестьянскому хозяйству. Поэтому крестьяне организуются в кооперативы по совместному использованию воды. Как правило, главенство в таких кооперативах захватывают кулаки, которые используют распределение воды для еще большего закабаления малоимущего крестьянства. В основном Япония обеспечивает себя рисом собственного производства. В первой половине 60-х годов ввоз риса составлял менее 5% его потребления в стране. Однако к концу 60-х годов следует ожидать увеличения ввоза риса, поскольку потребление его растет, а возможности для расширения производства, напротив, суживаются. На равнинные земли, пригодные для выращивания риса, наступают быстро растущие города. Поэтому многие крестьяне переходят от рисосеяния к садоводству и огородничеству как более выгодным занятиям 1. Однако вряд ли привозной рис сможет когда- нибудь вытеснить японский, так как японцы считают, что вкусовые качества отечественного риса гораздо выше привозного, который идет главным образом на техническую переработку. Очевидно, в Японии в дальнейшем сложится такое же соотношение между спросом на отечественный и импортный рис, какое сложилось в Англии между потреблением отечественной и привозной баранины. Определенные районы Японии, вероятно, сохранят рисоводческий уклон, однако рисоводство все более теряет черты ведущей отрасли сельского хозяйства в целом. Следующее место после риса по значению в питании населения занимают овощи и бобовые культуры.
Из овощей наибольшее распространение имеют клубнеплоды и корнеплоды — батат, картофель, репа, редька (один из важнейших предметов питания японского крестьянина). В меньших масштабах возделываются ямс, таро, конняку и другие специфически японские растения. Из бобовых ведущее место занимает соя, затем горох, арахис, фасоль. Возделываются также листовые овощи (кочанная капуста, салатная капуста и др.). Богарные зерновые — просо, пшеница, ячмень — дают хорошие урожаи, но суходольное земледелие играет в Японии второстепенную роль. Потребность в зерне суходольных злаков в Японии растет. Хотя печеный хлеб потребляется в небольших количествах, он все же является необходимым предметом питания. Много муки идет на производство очень распространенных в народном питании лапши и вермишели, на мучные добавки к различным полуфабрикатам и прочие цели. Однако производство зерна все время сокращается, ибо по цене японское зерно не может конкурировать с привозным американским. Лишь возделывание ячменя продолжает оставаться перспективным и широко распространено в местах высокого разви^ тия пивоварения — в Тохоку и особенно на Хоккайдо. Динамика отношения импортного зерна к общему объему потребления зерна в стране видна из следующих данных14 (в %): 1556 г. 1961 г. UtS г. 1863 г. Рис 5,5 1,0 1,3 1,7 Пшеница ....... 62,5 59,0 61,1 71,6 В 1964 г. объем производства основных зерновых и овощных культур составил (тыс. г): рис— 12 584, пшеница — 1244, ячмень — 812, соя — 240, огурцы—743, кочанная капуста — 1086, китайская салатная капуста «хакусай» — 1206, редька — 2807, огородный корневой чертополох «гобо» — 297, лотос (корневища)—95, бамбук (ростки)—61. Из плодовых растений распространены апельсины и другие цитрусовые, яблоки, хурма, груши, виноград, сливы, персики. Несмотря на мягкий климат, ранние фрукты, особенно столовые сорта винограда, выращиваются в оранжереях. Крайний север Хонсю и отчасти юг Хоккайдо производят основную массу яблок, север и центр Хонсю — косточковые плоды, сливы и персики.
На юге и в некоторых центральных районах Хонсю, на Сикоку и Кюсю преобладают цитрусовые. Персики особенно распространены в префектурах Токио, Ка- нагава, Окаяма, груши — в Сидзуока, Окаяма, Ниигата, Акита. Префектуры Яманаси, Ибараки, Нагано славятся своим виноградом. В Нагано выращивается также значительная часть урожая абрикосов, миндаля и грецких орехов. Вишня ранее рассматривалась в Японии не как плодовая, а как декоративная культура: плоды японской вишни «сакура» несъедобны. Парковые насаждения вишни и по сей день привлекают в пору весеннего цветения толпы желающих полюбоваться цветами. Однако в префектурах Ямагата и Фукусима появились и плодовые сады вишен европейских сортов. Япон ская хурма (каки) выращивается практически везде, но специальные плантации хурмы редки. В 1964 г. сбор основных плодовых культур составил (тыс. г): мандарины —1209, летние апельсины—200, хурма—464, яблоки—1090, груши — 318, персики—202, виноград—207. Плодоводство в ряде мест значительно выгоднее рисоводства. Но в отличие от риса, урожай которого может быть реализован через несколько месяцев после посева, фруктовый сад начинает давать доход только через несколько лет после закладки. Поэтому крестьяне-бедняки, едва сводящие концы с концами, не могут перейти от рисосеяния к более выгодному плодоводству, так как в первые годы они вообще останутся без доходов. Только богатые крестьяне, получающие постоянный значительный доход и имеющие экономические резервы, могут позволить себе заняться плодоводством. В этом можно видеть одно из частных проявлений общего процесса, идущего сейчас в японской деревне, где крепкие средние фермерские капиталистические хозяйства становятся основной силой. Правительство со своей стороны способствует этому процессу. Так, в 1961 г. в законодательном порядке было отменено ограничение площади земельных владений 15. Это мероприятие фактически было второй аграрной реформой послевоенного времени. Оно имеет целью создание крупных капиталистических хозяйств фермерского типа за счет разорения мелких собственников.
За исключением сравнительно небольшого числа чисто плодоводческих и пригородно-овощеводческих высокоспециализированных хозяйств большинство крестьян обеспечивают себя своим рисом и овощами. Это относится как к районам, где рис не является основной культурой, так и к районам рисовой монокультуры. Так, на равнине Тонами среди сплошных рисовых полей прячутся крошечные огородные делянки, рассчитанные только на собственное потребление. Такие же продукты, как лапша, некоторые специфические маринады и соленья, крестьяне в основном покупают. Крестьянки-домохозяйки неоднократно говорили автору, что если раньше, особенно в довоенное время, они сами готовили соевые продукты, соус «сёю» и пасту «мисо», то теперь им уже некогда этим заниматься (производственные работы поглощают все больше времени в ущерб домашним) и эти продукты приходится покупать. Технические культуры не играют особенно большой роли. Среди них заметное место занимают чай, табак, масличные Молотьба (преф. Нара, уезд Симоити, июнь 1960 г.) культуры (лешкудряш, клещевина). На крестьянских участках выращиваются саженцы хвойных деревьев, сбываемые лесопромышленникам для лесовосстановительных работ, цветы на срезку, трава игуса, идущая на обшивку соломенных матов — татами, и другие своеобразные культуры. В Японии почти не выращиваются волокнистые культуры, и весь хлопок, а также шерсть, в которых нуждается японская текстильная промышленность, ввозятся. Исстари японский крестьянин для обработки земли, уборки урожая и других сельскохозяйственных процессов пользовался ручными сельскохозяйственными орудиями. Далеко не каждый мог содержать тягловое животное — корову или вола, да и карликовый размер самих земельных участков приводил к тому, что практически в Японии преобладали мотыж- ные методы возделывания земли. Разумеется, эти методы носили вторичный характер и несопоставимы с настоящим мотыжным земледелием, которое не знает плуга. Каждый японский крестьянин знал плуг и пользовался им, когда имел возможность. В конце 50-х — начале 60-х годов многие трудовые процессы были механизированы. Так, наряду с мотыгой и плугом, влекомых коровой или волом, чаще всего на поле можно увидеть небольшую моторную фрезу или садово-огородный трактор («коунки») с подвесным культиватором, управляемый идущим сзади человеком. Необходимым орудием в современном сельском хозяйстве Японии стали моторные и ручные опрыскиватели и опылители. Они имеются практически в каждом хозяйстве, ибо только применение ядохимикатов позволяет получать достаточно высокий для ведения рентабельного хозяйства урожай. Во многих хозяйствах имеются молотилки, веялки. Кое-где есть и механизмы для первичной обработки сельскохозяйственных продуктов: крупорушки, чаесушильные установки и т. д. Однако наиболее трудоем- Водочерпальное колесо (лреф. Нара, долина ёсино) кий процесс посадки риса — «тауэ» остается целиком ручным. Нехватку рабочих рук в период «тауэ» бедная часть крестьянства восполняет за счет старых традиций поселковой взаимопомощи (оказывающих помощь угощают и раздают им рисовые лепешки «моти», а получившая помощь семья на следующий день в свою очередь помогает соседу). Кулацкие же хозяйства прибегают к найму дополнительных рабочих. Уборка урожая в значительной степени производится вручную и в ряде случаев требует найма сезонных рабочих. При поливном рисосеянии для перекачки воды и залива поля используется насос. Он позволяет регулировать орошение и орошать возвышенные места из расположенных ниже водоемов. Однако даже это полезное и не столь дорогое орудие в крестьянском хозяйстве встречается не всегда. Оно и по сей день в беднейших хозяйствах заменяется водяным ко лесом, приводимым в движение ногами человека. Там, где позволяет сила течения, используются нории — колеса с черпаками, вращаемые водой. Еще в 1960 г. автор наблюдал эти архаичные механизмы в действии в районе Сэндая и в горных районах префектуры Нара (уезд Ямато- Симоити). Оснащенность хозяйств механизмами крайне неравномерна. В богатых хозяйствах сосредоточено большое количество сложных механизмов. Беднейшие хозяйства их почти не имеют и вынуждены арендовать их у богатых владельцев по высокой цене. По свидетельству одного крестьянина из префектуры Вакаяма, функционера влиятельной общественной организации, садово-огородный трактор имеют около 70% хозяйств. Сопоставление с другими данными, в частности полученными от служащих соответствующих муниципальных отделов префектур Тояма, Нагано, Гифу, Аити, подтверждает такую оценку. При этом следует иметь в виду, что в горных и северных районах уровень механизации ниже, чем в равнинных районах Центральной Японии. Характерная черта японского сельского хозяйства — крайне малое количество скота. Основным рабочим скотом являются коровы. Местная корова дает так мало молока, что его едва хватает для вскармливания теленка. В то же время эта корова отличается силой и выносливостью, она нетребовательна к пище и помещению. Лошади как рабочий скот применяются в некоторых хозяйствах, главным образом на Хоккайдо. В 1966 г. в Центральной Японии имели рабочий скот около 30% хозяйств (по данным опроса). В тех деревнях, где автор имел возможность сам определить приблизительную численность окота, этот процент составлял 20—25. Это относится к префектурам Нара, Токио, Канагава, где сельское хозяйство носит специализированный пригородный характер. В последние годы у части кулацких хозяйств в центральной части и на севере Японии стало распространяться товарное молочное животноводство с разведением европейских и американских пород скота. По данным обследований и опроса автора, молочное животноводство ведут комплексные хозяйства, имеющие обычно четыре-шесть коров. Доход от животноводства составляет в этих хозяйствах значительно менее половины общего дохода. Мелкого рогатого скота (коз и овец) в Японии очень мало. Во многих крестьянских хозяйствах разводят свиней, а также домашнюю птицу. В некоторых из них птицеводство является основным направлением. Есть хозяйства, имеющие большие — на сотни кур — клеточные стеллажные курятники. В ряде случаев, когда одному хозяйству не под силу об служивать такой курятник, он содержится при поселковом кооперативном объединении. Свиноводство, напротив, чаще носит подсобный характер — в хозяйстве выращивается одна свинья. Ограниченное развитие свиноводства в известной мере связано с санитарными ограничениями: запрещено держать свинью, если ближе ста метров находятся чужие жилые постройки. По данным опроса, проводившегося автором в западных пригородах Токио в 1960 г., с увеличением плотности застройки, с проникновением в сельские местности построек и предприятий городского типа и особенно широкого загородного жилого строительства, свиноводство как подсобное занятие все более сокращается. До второй мировой войны особо важное значение имело шелководство. Япония была крупнейшим в мире экспортером шелка-сырца. Почти весь шелк экспортировался в США. В годы войны значительная часть тутовых деревьев была вырублена и земля занята продовольственными культурами. Это разорило массу крестьян-шелководов. Практически шелководство, некогда игравшее такую большую роль в японской деревне, после войны почти сошло на нет, не выдерживая конкуренции с синтетическим шелком. Амбары со стеллажами для червей использовались по другому назначению или были заброшены, вместо тутовых деревьев на межах высаживались фруктовые. Однако в 60-е годы наметился новый подъем шелководства в связи с возобновлением мирового спроса на ткани из натурального шелка. Шелк в основном опять вывозился, но уже в виде тканей. Шелководство, издавна бывшее важным подсобным занятием японских крестьян, в связи с этим снова занимает довольно существенное место в сельском хозяйстве. Как правило, шелковичные деревья высаживаются на межах, однако иногда под них отводятся специальные участки земли, так называемые кува-батакэ (шелковичные поля). Деревья имеют вид сравнительно небольших кустов, с мощным комлем короткого ствола, так как все молодые побеги у основания обрезаются и скармливаются червям. В тех хозяйствах, где этот промысел сохранился, культурой шелковицы и разведением гусениц шелкопряда занимаются женщины и дети, но размотку коконов крестьяне в отличие от довоенного времени редко производят сами, а сдают их на шелкоразмоточные предприятия, которые скупают коконы по оптовым ценам. В японской деревне издавна существовало множество разнообразных мелких промыслов, основанных на семейном и отчасти наемном труде крестьян, таких, как производство изделий из бамбука, соломы (корзины, шляпы), производство деревянной обуви (гэта), циновок, керамики и т. д. В наши дни подобные промыслы индустриального характера переместились из деревень в мелкие города, где ими занимаются семьи, уже не связанные с сельским хозяйством. Это вызвано растущей специализацией ремесленного производства, интенсивным внедрением мелких механизмов, разделением труда по операциям. Промыслы, сохранившиеся в деревне, связаны с животноводством и растениеводством — это разведение саженцев лесных и декоративных пород, разведение декоративных рыбок на продажу и т. п. Однако отдельные растениеводческие промыслы, которые носят не грядковый, а стеллажный характер, в значительной мере переместились в эти мелкие города. К ним относятся выращивание горшечных декоративных растений, искусственное разведение древесных съедобных грибов в штабелях поленьев и некоторые другие промыслы. В некоторых небольших районах тем не менее удержались и получили дальнейшее развитие сельские ремесла, в частности художественное шелкоткачество. В этих районах станок имеется в каждом доме и ремесло из подсобного промысла превращается в главное занятие, а земледелие приобретает чисто вспомогательный характер. Таким образом, даже в этом случае сохраняет свою силу процесс дифференциации промышленного производства от сельского хозяйства, а деревни в таких мелких ремесленных районах имеют тенденцию перерастать в те же самые мелкие города. До второй мировой войны в сельском хозяйстве Японии основными фигурами были помещик, нередко живший в городе, вдали от своих владений, и крестьянин-арендатор. Это положение изменилось в результате аграрной реформы 1946—1949 гг., которая подорвала основы помещичьего землевладения; выиграли от нее прежде всего крупные арендаторы, скупившие большие участки земли, большие, разумеется, по японским масштабам, где нередко 3 га поливной земли — уже крупное владение 16. Исключение составляет остров Хоккайдо, где имеются действительно крупные фермы — капиталистические хозяйства. Прослойка кулачества после реформы сильно увеличилась и элементы капитализма стали преобладающими в сельском хозяйстве страны. Однако малоземелье по-прежнему осталось проблемой японского крестьянства. Широкое развитие получил труд батраков. Особенно боль шие выгоды приносит использование наемного труда в высокоспециализированных хозяйствах, где рисоводство заменено плодоводством и овощеводством. Для крестьян северо-западного побережья батрачество в плодоводческих районах юго-восточного побережья стало формой отхожего промысла (декасеги). На северо-западном побережье зима с обильными снегопадами — мертвый сезон для сельскохозяйственных работ, тогда как на юго-восточном побережье как раз на эти месяцы приходится основной период плодоношения цитрусовых и связанная с этим острая нехватка рабочих рук для сбора урожая. Более слабые хозяйства, которые не могут позволить себе использовать наемный труд, вынуждены разводить разные овощи и плодовые деревья, чтобы уборка урожая и другие трудоемкие работы могли быть распределены более равномерно в течение года. Есть еще одна причина, по которой японские крестьяне, несмотря на небольшие размеры земельных участков, стремятся вести многоотраслевое хозяйство: таким путем они пытаются застраховать себя от возможного неурожая или низких цен на какие-либо виды продукции. Как правило, если многоотраслевое хозяйство терпит ущерб от неблагоприятной ситуации на рынке для какого-нибудь из видов его продукции, то этот ущерб компенсируется особо высоким урожаем или особо благоприятными условиями сбыта какого-то другого вида продукции, в то время как остальные виды остаются на среднем уровне. Примером такого многоотраслевого хозяйства может служить обследованное автором хозяйство одного зажиточного крестьянина в деревне Т. близ Нара. Это богатое хозяйство — оно имеет двухколесный ручной трактор, около 3 га земли и восемь коров. Семья крестьянина состоит, кроме него самого, из его отца, удалившегося по старости от дел и уступившего положение главы семьи сыну (японский обычай «инкё»), матери, сына, жены сына и внучки-школьницы. Работают в поле, таким образом, трое — хозяин, его сын и сноха, а мать занимается домашним хозяйством. Кроме того, есть две батрачки. Это высокотоварное хозяйство: в семье каждый потребляет только по стакану молока в день, молочных продуктов не производится, а почти весь надой реализуется через кооператив. Большая часть кормов — жмыхи, комбикорм, рыбная мука — закупается, в самом хозяйстве заготовляются только солома, ботва, выполотые сорняки. Возделываются рис, огородные культуры, кукуруза; имеется плодовый сад, дающий товарную продукцию, и чайная плантация, продукция которой перерабатывается на собственной чаесушильной установке, занимающей один из амбаров большой усадьбы. В Японии на протяжении многих десятилетий наблюдались аграрное перенаселение и скрытая безработица, которые в деревне проявляются в своеобразной форме «проблемы вторых и третьих сыновей». «Вторые и третьи сыновья» — это буквальный перевод японского термина «дзисаннан», обозначающего всех сыновей в семье, кроме старшего. Сюда могут относиться и четвертый и пятый сыновья. Старший сын называется «тёнан». Для того чтобы не раздробить совсем свое карликовое хозяйство, японский крестьянин передает его старшему сыну. Все остальные дети в семье становятся «лишними». Они переходят на положение батраков, нанимаются на окрестные предприятия, работают поденно и т. д. Майорат после войны формально отменен, но карликовые наделы практически дробить невозможно. Поэтому младшие^ сыновья, как и прежде, попадают в категорию избыточного населения в деревне. В горных деревнях они зарабатывают на жизнь промыслами, например разведением золотых рыбок на экспорт; чаще же такие лица уходят в города, где, не имея жилища, вливаются в ряды низкооплачиваемого пролетариата, живущего в фабричных общежитиях п. Некоторые хозяйства, правда, воспользовались законом об отмене майората и разделили землю между несколькими наследниками, но такая практика не получила большого распространения. В последние годы уход «дзисаннанов» в город обусловливается не только «выталкивающими» факторами, но и «притягивающими». Это надежда получить образование и сменить физическую работу поденного рабочего на умственную работу конторского служащего. Это стремление к городской жизни с ее разнообразиехМ и развлечениями. Это надежды на более высокий уровень жизни, на нормированный рабочий день и другие блага, которыми пользуются промышленные рабочие по сравнению с крестьянином. Если «выталкивающие» факторы действовали только на «дзисаннанов», то «притягивающие» распространяются и на «тёнаяов». Однако сложившаяся практика майората ведет к тому, что старший сын с ранних лет начинает участвовать в сельскохозяйственном труде, поскольку ему надлежит унаследовать от отца хозяйство. В это время его младшие братья продолжают свое образование, готовясь к хотя и менее надежной, но зато более привлекательной городской карьере. Такое положение вызывает недовольство «тёнанов», которые также желают получать образование, что ведет к конфликту между отцом и сыном. Ранее эти конфликты сдерживались суровой системой семейной дисциплины, беспрекословным почитанием и подчинением главе семьи, господством патронимической идеологии, которая на первое место ставила нерушимое продолжение семейных традиций, сохранение и развитие семейного хозяйства. Великая переоценка ценностей, происходившая в Японии после поражения в войне, если и не разрушила целиком эти традиции, то в значительной мере их расшатала. В результате в наши дни можно видеть, как многие «тёнаны» при жизни отца, несмотря на его запрет, выходят из своего хозяйства и уходят в город в надежде работать и учиться. В деревнях, удаленных от промышленных центров (в горных деревнях, в деревнях северо-восточного района То- хоку и примыкающего к Японскому морю района Саниндо), издавна широко практиковалось отходничество. Однако в наши дни традиционное отходничество на лесные промыслы, на углежжение, на рыбные промыслы все более теряет свое значение. Основной формой отходничества становится уход на дорожные работы, на строительные работы в крупные города. Во многих деревнях этим занимаются все взрослые мужчины, в том числе и главы семей. В зимние месяцы в деревнях' остаются только женщины с детьми и глубокие старики. Понятно, что такая практика порождает целый ряд проблем и трудностей. Один из японских авторов отмечает, что в 1963—1964 гг. примерно 300 тыс. крестьян, большинство которых составляли мужья и отцы семейств, провели более месяца в работе вдали от дома, «что не может не действовать дезорганизующе на семейную жизнь» 17. Положение жителей равнинных районов несколько лучше. При большой густоте населенных пунктов в этих районах избыточное население деревень находит, хотя и не всегда, работу в ближайших городах. Здесь почти в каждой крестьянской семье один из ее членов является промышленным рабочим. Эти люди ежедневно ездят в город (до ближайшей станции пригородной электрической дороги на велосипеде, а затем, сдав велосипед, поездом). Понятно, что это способствует урбанизации быта, привычек, психологии и у той части населения деревни, которая продолжает заниматься сельским хозяйством. Однако аграрная перенаселенность Японии, о которой так часто приходится слышать от японских и других буржуазных экономистов, довольно относительна. Действительно, в ряде районов перенаселенность существует и даже принимает катастрофический характер, но на о-ве Хоккайдо часами Дорожные работы (преф. Гифу, сентябрь 1966 г.) можно ехать по заросшим кустарником равнинам и не встретить признаков жилья. Эти земли — районы вулканических почв и торфяники — отнюдь не бесплодны: при радикальных мелиоративных мероприятиях, внесении удобрений, дренировании они могут давать высокие урожаи. Тем не менее эти земли не используются, так как для мелиорации требуются капиталовложения, для которых у крестьянина не хватает средств. Даже ссудой, даваемой на десятилетний срок, он не может воспользоваться, ибо капиталовложения здесь не могут быстро окупиться. Таким образом, аграрная перенаселенность Японии существует прежде всего в силу господства капиталистических отношений. Кроме того, в результате начавшегося в недавние годы процесса оттока из деревни «тёна- нов» — явления, раньше совершенно неизвестного, японская деревня стоит перед вполне реальной угрозой смены в недалеком будущем аграрной перенаселенности аграрной депопуляцией. Исключительно важную роль в экономике играют рыболовный и морской промыслы. Моря, омывающие Японию, богаты разнообразной морской фауной. Свыше 400 видов рыбы либо идет в пищу, либо имеет другое товарное значе- нне. По улову рыбы Японии принадлежит первое место в мире. Продукция морского промысла занимает видное место в общем экспорте страны. В Японии различаются три основных вида рыболовства: речное, прибрежное и глубоководное. Речное рыболовство крайне раздроблено, оно ведется крестьянами или рыбаками-одиночками. Некоторые приемы и способы речного рыболовства, особенно старые, утратили свое промысловое значение и приобрели характер спорта или зрелищного аттракциона. Из них наибольшей популярностью пользуется «укай» — ночная факельная ловля рыбы при помощи привязанных на длинном шнурке дрессированных бакланов. Вид бакланов, суетящихся в воде в отблесках пламени, очень живописен. «Укай» некогда был распространен почти по всей Японии, но сейчас сохраняется лишь в нескольких пунктах для привлечения туристов. Особенно известен осенний «укай» на р. Нагара близ г. Гифу. Как и ряд других редких старых обычаев, «укай» привлекает большое число зрителей. Многочисленные компании выезжают на увеселительных лодках-павильонах на середину реки, чтобы полюбоваться этим зрелищем. Прибрежное рыболовство ведется круглый год, в основном рыбаками береговых поселков. Часто глава крестьянской семьи занимается рыболовством, а его жена и дети обрабатывают землю. Техника прибрежного рыболовства чрезвычайно разнообразна (насчитывается свыше ста всевозможных приемов лова). Наиболее распространенными орудиями лова являются различные сети, мережи, верши. Чтобы предохранить рыбу от порчи, ее вялят и солят, кроме того, часть рыбы идет на удобрение (изготовление туков); из печени трески вырабатывается жир. В прибрежном рыболовстве распространено мелкое предпринимательство. Владельцы лодок и сетей эксплуатируют своих более бедных односельчан путем организации артелей, в которых улов делится в соответствии с паями, включая паи за предоставление лодки, сети, мотора. Глубоководное рыболовство и китобойный промысел ведутся крупными компаниями или предпринимателями с помощью современного, хорошо оснащенного флота. Довольно важное место в морском промысле занимает сбор съедобных водорослей, который производится примитивными орудиями — баграми с маленьких лодок. Одним из наиболее своеобразных и хорошо известных морских промыслов является добыча жемчуга. В Японии имеются специальные морские заповедники, в которых искусственно стимулируют рост жемчуга в жемчужницах. Это достигается следующим путем: вылавливают моллюска-жемчужницу и вводят в раковину кусочек инородной ткани, после чего жемчужницу опять опускают в море; спустя два-три года при благоприятных условиях в ней образуется жемчужина. Искусственное разведение жемчуга — результат научных работ новейшего времени, патент на которые принадлежит компании Кикимото. Этот промысел связан с эксплуатацией очень тяжелого труда девушек-нырялыциц «ама». Несмотря на недавнее происхождение, труд «ама» стал местной этнографической особенностью района полуострова Сима и имеет такую же широкую известность, как и архаические промыслы. Быт и судьба «ама», овеянные до некоторой степени ореолом романтики, стали одним из литературных сюжетов. Более прозаичен, но не менее важен промысел двустворчатых и брюхоногих съедобных моллюсков, а также искусственное разведение съедобных устриц на вертикальных плавучих рамах-садках. Широко развит и промысел съедобных головоногих моллюсков: ночной промысел кальмара с судов и промысел осьминогов с помощью «такоцубо» («тако» — осьминог, «цубо» — горшок). Глиняные горшки, по форме и размерам похожие на большую дыню, с прикрепленными на веревке буйками опускают на дно. Осьминоги, любящие убежища-расселины, охотно заползают в эти горшки; через некоторое время промысловик объезжает буйки, проверяет горшки и извлекает из них осьминогов. При таком разнообразии видов морского промысла и громадной по сравнению с площадью страны протяженностью береговой линии не удивительно, что море в Японии кормит миллионы людей. От него целиком зависят жители рыбацких поселков, рабочие-китобои, краболовы и в значительной степени крестьяне прибрежных деревень. Еще несколько десятилетий назад перечисленные занятия занимали ведущее место в общем балансе занятий самодеятельного населения. Хотя довоенная Япония обладала достаточно мощной и высокоразвитой промышленностью, тем не менее крестьяне составляли 80% населения18. Соотношение это резко изменилось в послевоенные годы Быстрое развитие капиталистических отношений в деревне после аграрной реформы, рационализация и интенсификация сельского труда, ликвидация пережитков натурального хозяйства лишили значительную часть крестьянства возможности даже самого скудного существования за счет сельского хозяйства. Отток сельского населения в города при нял колоссальные масштабы. Он составил в 1961 г. 762 тыс. человек, в 1963 г.—520 тыс., а в последующие годы, по некоторым оценкам, приближается к миллиону в год19. Эти цифры значительно превышают естественный прирост сельского населения. Таким образом, сельское население сокращается не только относительно, но и абсолютно. Кроме того, среди сельского населения растет процент лиц, не занятых в сельском хозяйстве, а либо проживающих в деревне, но ездящих на работу в город, либо работающих в сфере торговли, обслуживания, мелкого промышленного производства (в различных мастерских). В результате наиболее характерными фигурами для населения современной Японии являются промышленный рабочий и мелкий служащий. Рост этих категорий населения связан с невиданно быстрым для капиталистической страны темпом роста производства (в 1961 г. 119,9%, в 1965 г.— 175,7% по основным отраслям промышленного производства; 1960 г. принят за 100%) 20. Основную массу японского рабочего класса составляют рабочие обрабатывающей промышленности, таких ее ведущих отраслей, как металлообработка, химическая и нефтехимическая промышленность, производство точной аппаратуры и радиоэлектроника, различные виды легкой промышленности, прежде всего текстильной 21. Необходимо отметить очень большую разнородность рабочего класса Японии. Это, с одной стороны, кадровый потомст венный пролетариат, авангард рабочего движения в индустриальных центрах, и с другой — громадные массы вчерашних крестьян. Это рабочие высшей квалификации, тончайшие знатоки и мастера своей профессии, и неквалифицированные подсобные рабочие, труд которых вследствие его дешевизны используется в Японии очень широко, несмотря на высокую техническую оснащенность промышленности. Наконец, это рабочие крупных современных предприятий, организованные в профсоюзы, пользующиеся нормированным рабочим днем, твердым минимумом заработной платы и другими экономическими завоеваниями, и неорганизованные рабочие мелких и мельчайших предприятий, чей рабочий день не нормирован, которые не имеют ни отпуска, ни минимума заработной платы, ни каких-либо иных социально-экономических и страховых гарантий. В некоторых отраслях промышленности, в частности в -текстильной и радиоэлектронике, особую роль играет эксплуатация низкооплачиваемого женского труда, в особенности труда девушек-подростков. Правда, в последнее время с повышением спроса на рабочую силу положение рабочих на мелких предприятиях несколько улучшилось, так как нехватка рабочей силы в них ющущается острее всего в связи с вполне понятным стремлением рабочих устраиваться на крупные предприятия 22. Заработная плата рабочего в Японии колеблется от 15 тыс. до 60 тыс. иен в месяц при среднем уровне 30—40 тыс. иен 23. Этот уровень, по данным японского экономиста Утихара, достигнут лишь недавно (в 1955 г. средняя заработная плата составляла не более 23 тыс. иен) 24. Однако рост цен приводит к тому, что жизненный уровень сильно отстает от роста номинальной заработной платы. Рядовой инженерно-технический персонал в Японии по своему положению и материальному обеспечению близок к квалифицированным рабочим. Но по образу жизни эта часть технической интеллигенции в связи с различием в характере труда, а также в известной степени социального происхожде- вия и перспектив имеет некоторые общие черты с более высокими категориями технической интеллигенции — высокоопла- «гаваемьши инженерами. Эта последняя в свою очередь по образу жизни, вкусам и привычкам тяготеет к промышленной буржуазии. Тем не менее есть много общего в положении большинства городского и части сельского населения Японии, ос новной частью доходов которого служит заработная плата. Эта категория обозначается в Японии заимствованным английским словом «сарариман» («салари-мэн») — «люди зарплаты»25. К ней относится помимо рабочих и инженерно-технических работников много других категорий и профессий; государственные служащие, учителя, клерки компаний,, обслуживающий персонал и др. Вместе взятые ^люди зарплаты» являются основной и определяющей группой самодеятельного населения Японии В зависимости от уровня заработной платы, образования, происхождения и других факторов их образ жизни либо близок к образу жизни промышленного пролетариата, либо тяготеет к образу жизни мелкой и средней буржуазии. Однако более высокий культурный уровень, широта и прогрессивность взглядов и вкусов, меньшая степень сохранения в быту архаичных и косных черт семейных отношений отличают их от буржуазии. В целом японский «средний» класс, в значительной степени состоящий из интеллигенции, представляет собой прогрессивную силу общества. «Белые воротнички» («ховайто-кара», от английского «уайт колларз», т. е. конторские, банковские, государственные служащие и другие представители получающей зарплату интеллигенции) составляют в наши дни один из наиболее важных и характерных слоев японского общества. Важен этот слой еще и тем, что молодые люди, тянущиеся к образованию, к городскому образу жизни, стремятся также к переходу от физического труда к умственному и карьера «белого воротничка» представляет в значительной мере их жизненные идеалы и цели. С ростом автоматизации промышленности, с увеличением роли в ней управленческо-мэнеджерских функций, особенно в японских условиях, характеризующихся необычайно высокой зависимостью от сбыта и снабжения, ввоза и вывоза, эта категория быстро растет и имеет перспективы дальнейшего расширения. «Образ взаимных человеческих отношений,— пишет японский автор,— который установили в промышленности японские „белые воротнички1*, этот основной компонент нового японского „среднего класса", их образ жизни, использование досуга и общие взгляды на жизнь несомненно продолжают составлять крупнейший фактор, влияющий на все аспекты японского общества»26. Помимо небольшой кучки крупной и крупнейшей буржуазии— промышленных, и финансовых магнатов, олицетворя- ющих японский монополистический капитал, в стране суще ствует обширная* группа мелкой и средней буржуазии. Эта прослойка численно относительно стабильна. Сюда относится ?промышленная буржуазия (владельцы средних и мелких промышленных предприятий) и очень многочисленная торговая и торгово-предпринимательская буржуазия. Это хозяева магазинов, ресторанов, гостиниц и тому подобных предприятий, владельцы мелких торговых фирм. Мелкие фирмы занимаются не только внутренними, но и экспортно-импортными торговыми операциями. Наконец, очень велико число мелких и мельчайших лавочников. При весьма значительной разнице в уровне доходов в отношении быта есть много общих для всей буржуазии черт, за исключением, может быть, только крупнейшей буржуазии. Это приверженность к патерналистическим традициям в семейных отношениях, сохранение в быту многих традиционных и даже архаичных черт. Если в быту интеллигенции сочетание традиционных и западных черт в основном выступает в виде синтеза, то для быта буржуазии характерно расслоение между внешним, выставленным напоказ «западным» лоском и сравнительно мало затронутым новыми влияниями укладом внутрисемейной жизни. Бытование всяческих суеверий, талисманов, амулетов, активное участие в деятельности местных храмов также характерно в первую очередь для мелкой и части средней буржуазии. Помимо лиц, занятых в сельском хозяйстве и промышленности, весьма высок процент работающих по найму в сфере обслуживания, причем в этой категории особенно много женщин. В целом самодеятельное население Японии по роду занятий распределяется следующим образом (тыс. человек) 23: 1956 Г. IS60 г. Инженеры и техники 1 910 ( 4,9%) 2 134 ( 4,9%) Управленчзский аппарат . . . . 841(2,1%) 1017(2,3%) Служащие учреждений .... 3416(8,7%) 4556(10,4%) Работники торговли 4 182 (Ш,6%) 4 613 (10,6%) Лица, занятые в сельском хозяйстве, леснэм промысле и рыбной ловле 15 874(40,4%) 14 352(32,6%) Рабочие горнодобывающей промышленности и каменолэмен 349 ( 0,9%) 368 ( 0,8%) Работники транспорта .... 856 ( 2,2%) 1 424 ( 3,3,%) Рабочие обрабатывающей промышленности, включая ремесленников и подсобных рабочих 9 451 (24,1%) 12 483(28,6%) .Работники сферы обслуживания 2383 ( 6,1 %) 2 827 ( 6,5%) Всего ... 39 262(100%) 43776(100%)
<< | >>
Источник: Арутюнов С.А.. Современный быт японцев (). 1968

Еще по теме Занятия:

  1. § 2.5.4. ФАКУЛЬТАТИВНЫЕ ЗАНЯТИЯ ПО ХИМИИ
  2. 8.3. Сюжетный/повествовательный анализ медиатекстов на занятиях в студенческой аудитории
  3. 8.7. Автобиографический (личностный) анализ на медиаобразовательных занятиях в студенческой аудитории
  4. 8.8. Иконографический анализ медиатекстов на медиаобразовательных занятиях в студенческой аудитории
  5. 8.9. Семиотический анализ медиатекстов на медиаобразовательных занятиях в студенческой аудитории
  6. 8.11. Идеологический и философский анализ процессов функционирования медиа в социуме и медиатекстов на медиаобразовательных занятиях в студенческой аудитории
  7. Цикл творческих занятий, направленных на развитие у студентов умения эстетического анализа медиатекстов в процессе коллективных обсуждений, дискуссий.
  8. Факультативные занятия
  9. Физическое воспитание в процессе учебных занятий
  10. РАЗВИТИЕ КРЕАТИВНЫХ СПОСОБНОСТЕЙ У СТУДЕНТОВ НА ЗАНЯТИЯХ ПО ФИЛОСОФИИ Павлова А.Т.
  11. Занятие 14.У МЕТОДИКА ГРУППОВОЙ ПСИХОТЕРАПИИ ПРИ АЛКОГОЛИЗМЕ
  12. Методические рекомендации к практическим занятиям