<<
>>

§ 1. Общая характеристика

Эта глава, как, например, и глава 24 УК РФ, охватывает весьма различные уголовно-правовые запреты, которые законодатель тем не менее счел возможным обозначить одним заголовком — «Преступления против общественного порядка» (Straftaten gegen die offentlichen Ordnung) и выделить в структуре Уголовного кодекса.

Профессор Т.

Ленкнер пишет об этом так: «Глава содержит в себе ряд составов деяния, охраняющих совершенно различные правовые блага, которые лишь частично можно связать с «общественным порядком»1269. «Так, — пишет он, — § 123,142 однозначно охраняют индивидуальные правовые блага; но там, где речь идет о надиндивидуальных ценностях, можно на уровне высшего обобщения подвести все это под понятие «публичный порядок», причем этим содержательно лишь немногое можно сказать, поскольку эти блага частично относятся к общественным интересам, частично специально к государству, а в отдельности выполняют функции в различных составах деяния».

Разумеется, нет смысла перечислять все уголовно-правовые запреты главы. Достаточно сказать, что в нее входят столь разные деликты, как § 129а «Создание террористических сообществ» и § 134 «Повреждение специальных объявлений».

В учебной и иной систематизирующей вопросы уголовного права литературе преступления, входящие в эту главу, поэтому классифицируются различным образом и рассматриваются в различных разделах. Считается, что, защищая не совпадающие между собой правовые блага, они во многих случаях далеко отстоят друг от друга. Нередко авторы учебников уголовного права просто анализируют отдельные запреты, которые кажутся им наиболее существенными, не рассматривая вообще проблематику классификации этих деликтов. Так, например, в учебнике Й. Вессельса и М. Хеттингера в главе «Преступления против государственной власти и общественного порядка» рассматриваются следующие деликты, входящие в главу 7: присвоение служебных пол- номочий (§ 132); злоупотребление титулами, профессиональными наименованиями и эмблемами (§ 132а); и некоторые другие. В то же время столь значимое с позиций немецкого уголовного права, да и обыденной жизни, преступление, как нарушение неприкосновенности жилища, выделяется в отдельный параграф главы, в которой рассматриваются преступления против личной жизненной сферы и охраняемой личной тайны и иных личностных правовых благ. В свою очередь, другими авторами привлекающий понятное внимание деликт — создание вооруженных, преступных и террористических групп — анализируется в иных частях принятой ими системы уголовного права1270.

Так или иначе следует подчеркнуть, что глава 7 содержит в себе весьма важные практически и во многих случаях чувствительные в политическом плане уголовно-правовые запреты.

О внимании к ним свидетельствуют развитие законодательства и тенденции судебной практики. Многие нормы, входящие в главу 7, многократно изменялись в последние годы под влиянием уголовно- политических и иных соображений как реакция на распространение терроризма внутри страны и за ее пределами. При этом, как полагает проф. Т. Ленкнер, обращаясь к § 127, 130, 131а и другим, новейшее развитие конкретизируется обращением к ad hoc законам и не может избежать упрека в коротком дыхании1271.

Впрочем, оценка запретов главы 7 УК Германии — это весьма сложная уголовно-политическая и собственно политическая проблема. По этим запретам высказаны самые различные соображения со стороны политических сил и специалистов, занимающих зачастую противоположные политические позиции. В то же время представляется полезным ознакомление со многими используемыми в данной группе уголовно-правовых норм правовыми конструкциями.

Прежде всего стоит обратить внимание на то, что законодатель ФРГ экономно обходится с уголовным регулированием. В частности, применительно к терроризму в УК Германии есть только одна норма: создание террористических объединений; нет здесь общего понятия экстремизма, хотя целый ряд составов так или иначе запрещают совершение действий, которые теоретически могут подпадать под это определение.

Далее, многие запреты являются относительно более определенными, чем те, которые имеются в иных уголовно-правовых системах, и все-таки обеспечивают собственную практическую применимость.

Наконец, существует обширная судебная практика применения данной группы норм, подтверждающая определенную эффективность уголовно-правовой борьбы с различными посягательствами на общественный порядок.

<< | >>
Источник: Жалинский А. Э.. Современное немецкое уголовное право. — М.: ТК Вел- би, Изд-во Проспект. — 560 с.. 2006

Еще по теме § 1. Общая характеристика:

  1. Общая характеристика
  2. 1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА МОДУЛЯ
  3. Глава 39 ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ОБЯЗАТЕЛЬСТВ ИЗ ДЕЛИКТОВ
  4. ГЛАВА 5 ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА БИБЛИОТЕЧНОГО ДЕЛА
  5. Глава 1. Общая характеристика учебной деятельности
  6. Глава 1. Общая характеристика педагогической деятельности
  7. ГЛАВА 1 ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА КАРАХАНИДСКИХ МОНЕ
  8. Г лава 5 ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА СИСТЕМЫРОССИЙСКОГО ПРАВА
  9. Общая характеристика
  10. 4.1.1 Общая характеристика