<<
>>

§ 1. Основания ответственности за совместное участие в преступлении

Нормативные основы ответственности за совместное участие в преступлении. Они содержатся в § 25—31 третьей главы второго раздела УК; специальные вопросы, соотносимые с участием (Beteiligung) многих лиц в совершении деяния, регламентируются также в Особенной части уголовного законодательства.

В УК Германии нет специальной регламентации общего совместного участия нескольких лиц в преступлении (Beteiligung); это общее понятие для двух групп совместного участия является доктринальным640. Параграф 25 регламентирует соисполнительство (Taterschaft). Параграфы 26, 27 определяют соответственно подстрекательство и пособничество. Параграфы 28—31 регламентируют специальные вопросы соучастия (Teilnahme), о которых ниже. Следует обратить внимание, что в § 29 определяется самостоятельная ответственность совместно совершающих деяние лиц. По нормам Общей части она усилена быть не может, но смягчается для пособника (ч. 2 § 27).

Общая характеристика проблемы. Ситуация участия двух и более лиц в совершении уголовно наказуемого деяния, т. е. того, что в российском уголовном праве называется соучастием в преступлении, в уголовном законе и в немецкой уголовно-правовой доктрине юридико-технически обозначается, что будет еще подчеркиваться ниже, единым термином «Beteiligung» — участие, но распадается на две относительно самостоятельные группы проблем: соисполнительство и собственно соучастие. Это обозначается как дуалистическая система в противоположность монистической641. Решение относящихся к соисполнительству и соучастию вопросов определяет границы уголовной ответственности, дифференцирующие возможности уголов- ного закона, интенсивность и жесткость уголовного наказания. Научный и практический поиск таких решений осложняется многими объективными и субъективными факторами. К первым, обобщенно говоря, можно отнести разнообразие, многогранность регламентируемого поведения. Ко вторым, быть может, в меньшей степени — давление на законодателя и правоприменителя со стороны общества, необходимость поиска адекватных ответов на изменения преступного поведения.

Литература по соучастию (в широком смысле, т. е. участию многих) весьма обширна, и трудно сказать, кто может вообще считать ее обозримой. В частности, одна из наиболее объемных и основательных работ принадлежит перу проф. К. Роксина642. Однако вопросы соучастия детально, хотя и не во всех аспектах, исследовались в работах немецких ученых XIX, XX, XXI вв. — В. Бури, К. Биндинга, Ф. Шаффштайна, Ф. Сакса, X. Шредера, Г. Шпенделя, Б. Шунемана, Ю. Бауманна, П. Крамера, X. Отто, К. Людерсена, К. Тидемана, К. Амелунга, Г. Штра- тенверта. Естественно, они отражаются подробно в комментариях и учебниках. И в этом плане К. Роксину также принадлежит, вероятно, один из наиболее объемных текстов643. Тем не менее считается, что много вопросов, относящихся к участию нескольких лиц в уголовно наказуемом деянии, до сих пор не нашло единообразного решения. Судебная практика в этой сфере, по мнению ряда ученых, не вполне стабильна, следуя за одними теориями и опровергая другие.

Профессор К. Роксин так одной фразой описывает судебную практику за последние 50 лет: «Она колеблется (schwankt) между транслированной еще Имперским судом субъективной теорией и учением о господстве над деянием (Tatherrschaftslehre) и медленно все- таки продвигается к последней различным образом при трех формах соисполнительства и не без движения назад»644.

Сказано афористично, но нестабильность практики подтверждается.

Предмет учения о соисполнительстве и соучастии. Он охватывает общую характеристику совместного совершения деяния (Beteiligung), впрочем, обычно краткую и отсылающую к соисполнительству и соучастию; характеристику исполнителя; понятие, формы и иные вопросы соисполнительства; разграничение соисполнительства и соучастия;

природу соучастия; его отдельные формы, т. е. подстрекательство; пособничество; совместное участие в неоконченном преступлении; уголовно наказуемое необходимое (Notwendige Teilnahme) соучастие, ошибки.

В последнем издании учебника Й. Вессельса и В. Бойльке рассматриваются, в частности, формы соучастия и понятие деятеля (Tater); основные начала соисполнительства; разграничение исполнительства и соучастия, включая характеристику формально-объективной и субъективной теорий; непосредственное и «опосредованное» соисполнительство, эксцесс и ошибки при посредственном (Mittelbare) исполнительстве; подстрекательство и пособничество, включая их акцессорную характеристику; проблемы умысла; необходимое соучастие645. Примерно так же раскрывают проблему У. Вебер и другие авторы646.

Особенности института соисполнительства и соучастия. В немецком уголовном праве, как уже отмечалось, принята дуалистическая система (Dualistisches Beteilungssystem), т. е. выделяются при участии нескольких лиц соисполнительство и соучастие, что отличается от так называемого принципа единого субъекта (Einheitstaterprinzip), т. е. системы, которая принята, например, в австрийском уголовном праве647 и для административных правонарушений в Германии.

Более частные особенности состоят в следующем:

а) доктринально и для применения уголовного закона весьма существенно разграничены исполнительство (Taterschaft) и соучастие (Teilnahme): при этом весьма подробно разрабатываются признаки соисполнительства и исполнителя как субъекта деяния, обращается особое внимание на специальные виды соисполнительства и пр.;

б) виды соучастников не включают в себя организатора;

в) отсутствует в Общей части уголовного законодательства ряд форм соучастия, предусмотренных ст. 35 УК РФ; но в Особенной части установлена ответственность за создание (Bildung) вооруженных групп (§ 127), образование преступных объединений (§ 129), за создание террористических организаций (§ 129а), уголовные и террористические образования за рубежом (§ 129Ь), и регламентируется ответственность за совершение преступлений бандой (§ 244, 244а, 260, 260а, 250 №2);

г) пособники несут меньшую ответственность, чем исполнитель.

В целом можно сказать, что в институте соучастия (и соисполнительства) в меньшей степени, о чем еще будет сказано, выражены карательное начало, ориентация на усиление наказания, иногда оправдываемая ссылкой на усиление организованности преступной деятельности.

Кажется несомненным, что, несмотря на имеющиеся различия, интерес к немецкой доктрине не может исчерпываться идеей акцессорное™ и многие суждения немецких авторов стоит по меньшей мере ввести в круг аргументов той или иной позиции в рамках российской доктрины.

Основные обсуждающиеся проблемы. Наиболее интенсивно обсуждаются в литературе, как можно полагать, именно вопросы специфические для немецкой доктрины и обусловленные вызовами динамики преступности. К ним, в частности, относятся: сохранение общей концепции соучастия, принятой в немецкой доктрине на европейской сцене; понятие исполнителя, особенно во властной и организованной преступности, в частности фигура (Hintermann) преступника за письменным столом; совместное воздействие соучастников на результат и многое другое.

Иллюстрируя проблему европеизации уголовного права, К. Роксин пишет, что усилиями проф. К. Тидемана сохранена предпочтительность немецкой системы для европейских законов. Она сохранена в международном соглашении о защите финансовых интересов Европейского Сообщества (июль 1995 г.), где регламентируется участие многих в мошенничестве, и в опубликованном в 1997 г. «Corpus Juris» для единого европейского пространства и защиты финансовых интересов ЕС648.

Вместе с тем весьма существенными представляются те проблемы, которые в немецком уголовном праве решаются в рамках Особенной части (см. выше), а в русском уголовном праве регламентированы в ст. 35 УК РФ, а также в ст. 209, 210 УК РФ. Но все же приходится признать, что различия в оценке значения тех или иных аспектов той или иной проблемы в литературе велики.

<< | >>
Источник: Жалинский А. Э.. Современное немецкое уголовное право. — М.: ТК Вел- би, Изд-во Проспект. — 560 с.. 2006

Еще по теме § 1. Основания ответственности за совместное участие в преступлении:

  1. ГЛАВА 7 Гражданское участие в демократии совместной работы
  2. § 2. Понятие и значение гражданской процессуальной ответственности. Предпосылки и основания привлечения к гражданской процессуальной ответственности. Штрафная и компенсационная ответственность
  3. § 7. Способ, средства, время и обстановка совершения преступления как признаки объективной стороны преступления и значение этих обстоятельств для уголовной ответственности
  4. Привнести в участие больше совместной работы: заметки и комментарии — структурированная форма
  5. § 1. Цель и основание участия прокурора в гражданском судопроизводстве
  6. Глава 4. Участие нескольких лиц в преступлении. Соисполнительство и соучастие (Taterschoft und Teilnahme)
  7. 5. Основания юридической ответственности
  8. § 2. Основание уголовной ответственности
  9. ГЛАВА 4. ОСНОВАНИЕ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ
  10. § 8. Основания и принципы юридической ответственности
  11. Вопрос 45. Основания (виды) освобождения от уголовной ответственности
  12. § 1. Основания и цель участия в гражданском судопроизводстве субъектов, защищающих от своего имени права и интересы других лиц
  13. Статья 401. Основания ответственности за нарушение обязательства
  14. § 2. Особенности основания уголовной ответственности несовершеннолетних и форм ее реализации
  15. § 4. Юридические основания и принципы уголовной ответственности за нарушения международного гуманитарного права
  16. К. А. Воскресенский соискатель ПРОБЛЕМЫ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ СПЕЦИАЛЬНЫХ ОСНОВАНИЙ ОСВОБОЖДЕНИЯ ОТ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ, СОДЕРЖАЩИХСЯ В ГЛАВЕ 24 УК РФ
  17. § 3. Характеристика принудительных мер медицинского характера в отношении лиц, освобождаемых от уголовной ответственности или наказания, и основания для их применения
  18. 12.2. Уголовная ответственность за отдельные преступления против личности, в сфере экономики, против общественной безопасности и общественного порядка, против государственной власти