<<
>>

§ 2. Понятие и теории наказания

Нормативные основы. УК Германии регламентирует наказания в первой главе третьего раздела и относит к наказаниям: лишение свободы (Freiheitsstrafe — § 38, 39), денежный штраф (Geldstrafe — § 40—43), имущественный штраф, который объявлен неконституционным (§ 43а); дополнительные наказания (Nebenstrafe — § 44), а также дополнительные последствия назначенного судом наказания (Nebenfolge —- § 45).
Последние представляют собой автоматически дополняемые к основному наказанию потерю (лишение) способности исполнять определенные должности (Amtsfahigkeit), права голосовать и опубликование приговора по § 165, 200 УК.

Однако в немецкой литературе и на практике все же система наказаний часто рассматривается шире, т. е. в совокупности с основными вариантами решений суда в процессе назначения наказаний (§ 46-60)751.

Понятие и природа наказания. В УК Германии отсутствует понятие наказания, подобное ст. 43 УК РФ. Поэтому оно дается уголовно-правовой доктриной, хотя и довольно редко. Обычно рассматриваются легитимность наказания, его природа, цели, раскрываемые в теориях наказания.

Наказания — в словаре Крайфельдса, т. е. наиболее бесспорным образом, — определяются как грозящие на основе уголовного закона правовые последствия соответствующего деянию противоправного и виновного поведения752. Профессор Г. Штратенверт наказания в тесном смысле (Strafe), т. е. правовые последствия преступления (УК § 38—45Ь), определяет как особую форму государственного принуждения, цель которого в первую очередь состоит в том, чтобы субъекту вчинить внешний упрек (ubel), причинить в большей или меньшей степени ущерб его жизненным ценностям753. Эта позиция проф. Г. Штратенверта лежит в основе последовательного рассмотрения наказания как компенсации за вину (Schuldausgleich); средства предупреждения преступлений; возмещения ущерба жертве754.

Несколько иначе построена характеристика наказания у проф. Б.-Д. Мейера: «Наказание содержит в себе принудительно возложенные на субъекта страдания и как следствие, вытекающее из необходимого предшествующего виновного упрека, публичную социально-этическую негативную оценку виновно совершенного деяния»755. Б.-Д. Мейер подчеркивает при этом, что: а) причинение страданий (невыгод, лишений) может иметь различный характер в зависимости от вида преступления, но всегда определяется нормативно (интересно его замечание, что в некоторых случаях лицо может и не воспринимать наказание как лишение, но это не отменяет данного свойства наказания); б) социально-этическая отрицательная оценка имеет преж- де всего символическое значение, и без нее первый компонент наказания не работает756.

На этой основе подробный анализ наказания как правового института в его связи с иными правовыми последствиями преступления осуществляется в немецкой литературе преимущественно путем раскрытия необходимости и целей наказания, его оснований, в рамках основных теорий наказания, а уже затем системы и видов.

Основные теории наказания в немецкой уголовно-правовой науке. Их, как правило, подразделяют в литературе на три группы: первая — абсолютные; вторая — относительные (релятивные, целевые); третья — комплексные757.

1. Абсолютные теории.

Кратко их смысл состоит в том, что задачей наказания является восстановление справедливости путем осуждения совершенного деяния. Наказание при этом является ответом права на причиненную неправду и тем самым возмездием, но не местью758.

Подчеркивается, что абсолютные теории наказания во многом были определены немецким идеализмом, а прежде всего Кантом и Гегелем. Кант, в частности, писал, что наказания не могут иметь никаких целей, так как это было бы несовместимо с достоинством человека. Такие же взгляды развивал и Гегель.

Профессор Б.-Д. Мейер разъясняет позиции Канта и Гегеля следующим образом. Иммануил Кант (1724—1804) считал, что «...человек никогда не может превращаться в простое средство, на которое направлены намерения другого, и пониматься как объект вещного права, против чего его защищает его прирожденная личность». Наказания, по мнению Канта, должны иметь свое оправдание исключительно в самом деянии. Уголовный закон — это категорический императив; кто нарушает закон, должен быть наказан во благо справедливости. Справедливость же понималась Кантом как право талиона. «Только тогда, — писал Кант, — преступник не может жаловаться, что ему причиняется нечто неправовое, когда он свое вредное деяние сам себе на шею навлечет, и ему... вернется то, что он сделал другим»759. Гегель (1831—1870), как пишет Б.-Д. Мейер, также отрицал возможность легитимации наказания соображениями рационального характера, но формулировал иногда свои идеи в еще бо- лее резкой форме. Б.-Д. Мейер цитирует следующее положение Гегеля: «Нарушение, которое возвращается преступнику, не только является справедливым само по себе, но представляет право преступника»760.

Абсолютные теории наказания, гегелевские идеи в праве подвергаются критике, иногда мягкой, иногда уничтожающей. В литературе можно найти определения Канта и Гегеля как обскурантов в данной сфере, что, на мой взгляд, еще мягкая характеристика, более того — в литературе писали о прощании с Гегелем. Однако соблазн гегельянства и абсолютных теорий наказания велик, и их сторонники встречаются и в современной уголовно-правовой науке. С определенной симпатией к этой теории относится Ф. Крей761, вероятно, ее сторонниками являются М. Кёлер и некоторые другие762.

Основное и, вероятно, неопровержимое возражение против этой теории состоит в том, что она не определяет, какое же все-таки наказание необходимо, что именно в типовых либо конкретных случаях является справедливым воздаянием за то или иное преступление. Впрочем, В. Гропп сообщает, что Кант и Гегель понимали эту слабость и, отступая от основной идеи, признавали возможность цел сориентированных административных наказаний763. 2.

Релятивные, или целевые, теории. Они восходят к Беккарии, но в современной немецкой литературе описываются по-разному. Обычно выделяют известные нам: теорию генеральной, общей превенции, т. е. негативную теорию устрашения; теорию позитивной генеральной превенции, направленную на интеграцию личности в общество и подтверждение правопорядка; теорию специальной превенции.

Разъяснение этих теорий необходимым не кажется. 3.

Комплексные теории. Они стремятся объединить идеи, содержащиеся в предшествующих им теориях. Профессор Б.-Д. Мейер со ссылкой на К. Роксина выделяет комплексную теорию возмездия и комплексную теорию превенции. По наиболее распространенной превентивной теории наказание должно иметь конституционно-легитимную цель, оправдывающую его использование. Эта цель представляет собой не абстрактную мировоззренческую ориентацию, но состоит в конкретном, внешне воспринимаемом воздействии на общество и поэтому может считаться социальной целью. При этом возможности ее формулирования и достижения ограниченны. По позиции Конституционного Суда ФРГ, основанной на законе, состав деяния и правовые последствия деяния должны соответствовать друг другу. Пропорциональность деяния и наказания определяет масштаб и границы превентивного воздействия764.

Судя по содержанию принимаемых решений, судебная практика ФРГ ориентируется именно на комплексные теории превенции. Это, как можно полагать, подтверждается и собственно практикой назначения наказания.

Система и виды наказаний. В литературе много пишут о том, что можно было бы назвать значением и взаимодополнимостью отдельных видов наказаний. Предполагается, что законодатель создал систему наказаний, которая, хотя и нуждается в совершенствовании, все же позволяет осуществлять дифференциацию ответственности по группам преступлений. Эту цель в последнее время стремились достичь в ходе уголовно-правовой реформы применительно к насильственным преступлениям и преступлениям против собственности.

Профессор Б.-Д. Мейер описывает систему наказаний следующим образом: если рассмотреть ее в сегодняшнем состоянии, то в центре системы находятся оба главных вида наказания, а именно: денежные штрафы, которые имеют принципиальное преимущество в сфере преступности малозначительной и средней тяжести (§ 47 УК), а также наказания, связанные с лишением свободы. Это замечание отражает очевидный факт, но применительно к характеристике системы наказания в целом более интересно следующее суждение: «Ниже денежных штрафов есть еще два вида наказания, чья сфера применения несколько менее остра (т. е. охватывает менее опасные деяния. — А. Ж.): отказ от наказания, при котором суд удовлетворяется только обвинительным приговором и не возлагает на субъекта никаких лишений, и предостережение под условием возможного наказания, при котором суд выносит обвинительный приговор и определяет денежный штраф, но его не исполняет»765. Это замечание так или иначе указывает на определенное единство системы мер уголовно- правового характера, что и следует иметь в виду при ее более подробном изучении.

<< | >>
Источник: Жалинский А. Э.. Современное немецкое уголовное право. — М.: ТК Вел- би, Изд-во Проспект. — 560 с.. 2006

Еще по теме § 2. Понятие и теории наказания:

  1. Глава 9. ПОНЯТИЕ И ЦЕЛИ НАКАЗАНИЯ. ВИДЫ НАКАЗАНИЙ.
  2. Понятие наказания
  3. § 6. Понятие и цепи наказания
  4. III. Понятие наказания и его цели
  5. ГЛАВА 15. ПОНЯТИЕ, ВИДЫ И ЦЕЛИ НАКАЗАНИЯ
  6. § 1. Понятие и виды освобождения от наказания
  7. Вопрос 36. Понятие наказания и его цели
  8. § 1. Понятие и нормативно-правовые основы наказания
  9. § 4. Замена неотбытой части наказания более мягким видом наказания
  10. § 9. Исчисление сроков наказания и зачет наказания
  11. ПОНЯТИЕ УПРАВЛЕНИЯ В ТЕОРИИ ОРГАНИЗАЦИИ.
  12. § 1. Возникновение понятия и теории элит
  13. 2. СОЗДАНИЕ ТЕОРИИ: ПОНЯТИЯ И ГИПОТЕЗЫ В ПОЛИТОЛОГИИ
  14. 3.1. Основные понятия и определения теории моделирования
  15. § 1. Понятие международной политики и основные вехи развития ее теории
  16. § 6. Назначение наказания при вердикте присяжных заседателей о снисхождении. Назначение наказания за неоконченное преступление, совершенное в соучастии и при рецидиве преступлений
  17. 1. Содержание понятия «государство». Теории происхождения государства и права.
  18. Критика теории познания как «теории репрезентации»