<<
>>

§ 6. Субъективный состав противоправного деяния

Место субъективного состава деяния. В немецких обобщающих работах по уголовному праву он рассматривается в рамках первого признака преступления (Tatbestandsmajiigkeit) или — по российской терминологии — в рамках состава деяния-преступления.

Литература, посвященная субъективному составу деяния, прежде всего умыслу, также едва ли обозрима.

В Комментарии Шонке / Шредера к § 15 только относящийся к умыслу список работ напечатан мелким шрифтом, сокращенно на двух с половиной страницах, и он, разумеется, не полон.

Понятие субъективного состава. Г. Якобе дал следующую формулировку: «К субъективному составу деяния относятся те обстоятельства, которые делают соответствующим составу деяния осуществление объективного состава деяния, т. е. умысел и неосторожность, а также иные субъективные элементы неправды, которые закон называет для характеристики неправды или фиксации ее степени»362. Это значит, что основным элементом субъективного состава является умысел либо, если это специально предусмотрено законом, неосторожность.

Наряду с этим, как и по российскому уголовному праву, в субъективный состав деяния входят специальные признаки, например цель присвоения363. Все вопросы, относящиеся к вине как более общему понятию (в смысле российской доктрины), обычно (но не всегда) рассматриваются после противоправности, т. е. обстоятельств, исключаю- щих противоправность деяния (но не виновность!) в разделе «Вина»364. В понимании субъективного состава, которое будет изложено дальше, проявляется специфика господствующего направления немецкой уголовно-правовой доктрины. Развиваемый в немецкой литературе подход лучше всего попытаться осознать как сложившийся в рамках национальной отрасли и применяемый ею для решения наличествующих проблем. При несогласии с этим подходом его можно просто изучать, обращая внимание прежде всего на разработанность значительного ряда вопросов, имеющих одинаковое практическое значение в любой стране, во всяком случае — с континентальной правовой системой.

Главная функция субъективных признаков состава деяния, т. е. субъективного состава деяния, состоит в осуществляемой наряду с объективным составом типизации отдельных деликтов, т. е. в установлении как типа деликта, так и состава — неправды (Unrechttipus) — данного деликта.

Профессор К. Кюль приводит следующие примеры: если А причинил смерть Б, то это еще недостаточное основание для признания убийства — нужны вначале субъективные признаки365, которые обосновывают наличие состава деяния и соответствие деяния законодательному составу. При этом указанные признаки, будучи, как увидим, описаны в составе деяния, еще — по немецкой доктрине — не обосновывают вину. Установить субъективный состав деяния — не значит установить вину субъекта. Это четко сказано в учебнике Р. Маураха и X. Ципфа: «Умышленно (Vorsatzlich) может действовать даже душевнобольной, ...недееспособный юноша: умысел не предполагает никакой оценки по масштабам, конституируемым виной, он свободен от ценностной оценки (Wertfrei)»366. Эта позиция защищается путем полемики с теми, кто делит умысел на две составляющие: естественную и нормативную, и со сторонниками двойной функции умысла. Однако позиция, изложенная в учебнике Р. Маураха и X.

Ципфа, четко иллюстрирует интенцию, существующую в теории уголовного права.

Еще раз о проблеме вины. Для адекватной оценки последующего изложения подчеркнем еще раз то, о чем говорилось выше. Вина остается вне субъективного состава деяния. И, как отмечает проф. Г. Якобе, осознание неправды вначале относится к вине, которая находится вне состава. При этом в литературе обосновывается двойная функция вины и умысла. В учебнике И. Вессельса и В. Бойльке различия между виной как элементом преступления и умыслом в составе деяния пояс- няются так: в составе деяния умысел — это форма поведения, охватывающая его психическое отношение к ходу деяния, т. е. нечто похожее на форму вины в господствующем значении российской доктрины; в структуре преступления умысел — уже форма вины, но не форма поведения, которая вместе с умышленным осуществлением деяния выявляет типичные недостатки правосознания (умышленно негативная позиция в правосознании). Этот подход к субъективному составу распространяется только на умышленное деяние367.

Неосторожность. Неосторожность опять-таки рассматривается особо, а именно в рамках состава неосторожного преступления, которое по немецкой традиции включается в раздел «Особенные формы наказуемого поведения» наряду с бездействием, покушением и пр. Но часто авторы просто вынуждены сопоставлять осознанную неосторожность с умыслом, рассматривая их рядом.

В то же время многие специалисты просто избегают вопроса о субъективном составе неосторожности. Г. Штратенверт пишет прямо: «При неосторожных деликтах нет смысла говорить о субъективном составе»368. Позиция эта не бесспорна, хотя и является распространенной.

Структура субъективного состава. Как бы то ни было, повторяем, что по господствующему мнению субъективный состав включает в себя: а) умысел, входящий в состав умышленного деяния, или неосторожность, входящую в состав неосторожного деяния; б) иные субъективные признаки состава деяния; в) ошибку, соотносимую с составом (Tatbestandirrtum)369.

В литературе подчеркивается, что не являются признаками субъективного состава деяния признаки, относящиеся к личности, оценивающие субъекта деяния, а именно: вменяемость (Schuldfahigkeit), оценка субъекта как зачинщика или тайного подстрекателя, признаки образа мыслей (злоумышленно, жестоко), которые не находят внешнего выражения.

Соотношение субъективного и объективного составов. Это вопрос, специально и детально рассматриваемый в литературе. В принципе считается, что субъективный состав «покрывает» объективный, так как последний должен полностью отражаться в представлениях субъекта. Однако это в действительности имеет место лишь при умышленных преступлениях, и то с исключениями, поскольку, например, цель присвоения при краже не находит выражения в объек- тивном составе деяния, а следовательно, — такова принятая конструкция — может быть отражена и в субъективном составе деяния370. В основном же рассмотрение субъективного состава противоправного деяния, не являясь анализом вины, состоит в весьма детальном анализе умысла (и неосторожности в соответствующих случаях). Специально об умысле и неосторожности будет сказано ниже.

<< | >>
Источник: Жалинский А. Э.. Современное немецкое уголовное право. — М.: ТК Вел- би, Изд-во Проспект. — 560 с.. 2006

Еще по теме § 6. Субъективный состав противоправного деяния:

  1. 83. Обстоятельства, исключающие противоправность деяния и юридическую ответственность
  2. § 2. Состав уголовно наказуемого деяния
  3. § 5. Объективный состав деяния
  4. § 3. Объективный состав деяния. Субъект. Объект. Осуществление
  5. Лекция 25. Структура (состав) населения мира:этнолингвистический и религиозный состав
  6. § 1. Общее учение о противоправности
  7. Глава 3. Противоправность (Rechtswidrigkeit)
  8. 56. Что такое правомерное и противоправное поведение?
  9. § 4. Разрешение / согласие как обстоятельства, устраняющие противоправность
  10. Объективно противоправное леяние