<<
>>

§ 3. Толкование уголовного закона

Толкование (Auslegung) уголовного закона — это процесс, вне которого уголовный закон и не возникает, и не действует. Но странным образом и в немецкой уголовно-правовой науке господствующее мнение удовлетворяется хорошо известными у нас традиционными подходами и методиками218.
Обсуждение толкования уголовного закона, основанное на более широкой методологической базе, весьма интересно, но пока, как кажется, не вполне связано с потребностями практики, и, во всяком случае, высказываемые суждения еще не вошли в учебники.

Толкование и понимание уголовного закона. В традиционно распространенном в российской литературе смысле под толкованием уголовного закона немецкая уголовно-правовая доктрина понимает совокупность приемов уяснения смыслов, заложенных в тексте, т. е. его содержания. Причем ряд ученых (например, У. Вебер) оно, т. е. толкование, прямо связывает с применением закона, прежде всего субсум- пцией, т. е. процессом подведения фактического состава под право- вые предписания, сопоставления первого со вторым, т. е., грубо говоря, связывается именно с тем, что именуется квалификацией преступления в российской доктрине.

Понимание уголовного закона — это процесс, который включает в себя общие процессы познания духа и буквы уголовного закона, анализ его легитимности, эффективности, а также дополнительно адаптацию текста закона к возникающим проблемным ситуациям применения уголовно-правовых норм.

Проблема понимания уголовного закона, хотя в данном случае относится к характеристике немецкой (и иной) уголовно-право- вой науки, в принципе выходит за ее пределы, смыкаясь, в частности, с философией права219. Поэтому здесь сделаем лишь краткие замечания.

Прежде всего можно полагать, что традиционные приемы толкования все же недостаточны для решения различных вопросов понимания смысла уголовного закона.

Поэтому все общество (а не только юристы) нуждается в осознании философских начал понимания уголовного закона, в получении суждений, основанных на герменевтике, развитых в различных философских школах, в анализе действительности аргументации, в уяснении соотношения формальной логики и социальной реальности, т. е. методологическом объяснении уголовно-правового дискурса.

Показательным примером такого подхода являются рассуждения проф. Михаэля Павлика (Michael Pawlik) в предисловии к его монографии «Устраняющая противоправность крайняя необходимость»220. Он пишет, что его концепция опирается на убеждение, что уголовно- правовая догматика должна исходить из философских предпосылок, если она хочет подтвердить претензии на научность. Именно из со- временной философии должны быть, считает он, выведены конструкции как крайней необходимости, так и другие обосновывающие уго- ловно-правовую легитимацию. Они должны со своей стороны определять и контролировать толкование отдельных уголовно-правовых норм и институтов.

Он провозглашает переход от философии духа (Geistphilosophie) к философии языка (Sprachphilosophie), редуцирующей претензии классического идеализма, но имеющей практический вес. Вполне возможно, по его мнению, что основанная на автономной (т. е. собственно правовой. — А. Ж.) мысли уголовно-правовая наука оставила за собой большую часть своей карьеры и, как следует из хода рассуждений, должна в значительно большей степени опираться на общественную, в частности философскую, мысль.

В данном случае не выражается согласие или несогласие со взглядами М. Павлика. Это действительно лишь пример попытки философского обоснования уголовного права, опирающийся на давние традиции германской (и не только) правовой науки.

Философский подход отнюдь не нов и проявлялся всегда в немецкой литературе. В качестве еще одного примера — заведомо не главного — книга Ю. Макаревича «Введение в философию уголовного права» — «Einfuhrung in die Philosophie des Strafrechts», изданная в Штутгарте в 1906 г.; а затем репринтно в Амстердаме в 1967 г. Здесь выделяются: четыре главных направления философско-пра- вового анализа; идеал в праве; релятивизм и позитивизм; индивидуальная этика — рефлекс социальных групп и пр. Но Ю. Макаре- вич известен как великолепный догматик, один из авторов польского УК 1932 г., окончивший свою жизнь профессором Львовского университета.

В итоге можно полагать, что исторически, т. е. на разных этапах жизни общества и состояния уголовно-правовой мысли, понимание права зависит от: а) реального соотношения закона, судебной практики и доктрины; б) отношения общества (государства) к научной мысли, т. е. от признания ее ценности, действительности, авторитетности, а также определенного правового знания.

Толкование уголовного закона в узком и широком смыслах. Иногда эти направления определяют как собственно толкование или толкование в узком смысле и толкование как свободное развитие права. Такая позиция, в частности, выражена в уже упоминавшемся швейцарском учебнике уголовного права С. Трехселя и П. Нолля.

Толкование у них — это способ, прием применения закона, при котором судья лишь следует тому, что законодателем заложено в правовой норме. Свободное развитие для них — это такое {freieRechtsfindung) понимание уголовного закона, при котором судья действует творчески, порождая право (rechtsschopferisch tatig wird)221. Очевидно, творчески, поисково судья не может развивать право вне широкого социального дискурса, что и предполагает использование им толкования в широком смысле.

Немецкая доктрина различает далее толкование внутри закона (.Rechtsfindung intra legem), что весьма близко к толкованию в узком смысле, и толкованиеpraeter legem, т. е. за пределами уголовного закона, но все же не ограничивая его пределы на основе конституционных норм, принципов и начал уголовного права. По ст. 1 УК Швейцарии толкование возможно только в пользу субъекта; в немецком уголовном праве такое понимание является хотя и господствующим, но лишь доктринальным222.

В итоге толкование за пределами уголовного закона (praeter legem) рассматривается как заполнение пробелов закона, которое может осуществляться в пользу субъекта по смыслу закона и по смыслу права nach der ratio legis und der ratio juris223. Насколько это охватывает все возможные ситуации толкования в широком смысле или свободного развития права, сказать трудно. Это вечная проблема, которая не может исчезнуть из поля зрения юристов.

Приемы толкования уголовно-правового закона в узком смысле. Профессор У. Вебер, например, следуя господствующему мнению, выделяет следующие виды: телеологические — с ориентацией на усиление охраняемого правового блага; исторические, иногда к этому добавляют и генетические — история права; систематические — место закона и место в законе; филолого-грамматические — значение слов. Во всех случаях толкование должно быть verfassungskonformer — конституционным, а в последнее время пишут: «Gemeinschaflsrechtskonformei», т. е. соответствовать законодательству Европейского союза, но, вероятно, и иным признанным Германией принципам и нормам международного права224.

Смена подходов к проблеме толкования. Это известное, но любопытное явление, которое соотносится и с ныне ведущимися спорами о пределах усмотрения суда либо иного правоприменителя, о соотношении признаков деяния, указанных в законе и в доктрине, и пр. В немецкой уголовно-правовой литературе процесс смены подходов, или парадигм, описывается довольно часто. На него указывает, в частности, проф. К. Роксин. «Во времена Монтескье и Беккариа, затем Фридриха II, который принципиально предполагал, что судьи должны ре- ализовывать прусское общее право земли как безличностные автоматы, — пишет он, — проблемы толкования не осознавались. Ныне понятно, что едва ли не каждое слово в законе многозначно»225.

При расхождении во мнениях все же основное направление и результаты толкования определяются на основе ст. 103II Основного Закона, по которой деяние должно быть определенно описано в законе. Следовательно, осуществляется судейское толкование в границах, определенных законодателем226. Не дозволено ни в коем случае применение аналогии закона или права.

<< | >>
Источник: Жалинский А. Э.. Современное немецкое уголовное право. — М.: ТК Вел- би, Изд-во Проспект. — 560 с.. 2006

Еще по теме § 3. Толкование уголовного закона:

  1. § 6. Толкование уголовного закона
  2. Вопрос 5. Уголовный закон как единственный источник уголовного права
  3. § 2. Действие уголовного закона в пространстве (Geltungsbereich, Anwendungsbereich). Международное уголовное право189
  4. 17.3. Толкование закона и подзаконных актов
  5. 9.2. Уголовный закон
  6. ГЛАВА 2. УГОЛОВНЫЙ ЗАКОН
  7. § 1. Понятие уголовного закона
  8. Действие уголовного закона в пространстве
  9. Раздел И. УГОЛОВНЫЙ ЗАКОН (STRAFGESETZ)
  10. ГЛАВА 14. ПРИМЕНЕНИЕ УГОЛОВНОГО ЗАКОНА
  11. 2.3. Принцип законности в уголовном процессе
  12. § 2. Строение уголовного закона
  13. ОБЩАЯ ЧАСТЬ Раздел I. УГОЛОВНЫЙ ЗАКОН
  14. § 1. Уголовный закон и его действие
  15. § 3 . Юридическая техника и уголовный закон
  16. § 3. Действие уголовного закона во времени
  17. § 4. Действие уголовного закона в пространстве
  18. § 4. Конкуренция норм уголовного закона
  19. § 9. Освобождение от наказания в силу изменения уголовного закона